Прочитайте онлайн Короли алмазов | Глава седьмая

Читать книгу Короли алмазов
4318+5133
  • Автор:
  • Перевёл: Н. В. Тимофеева
  • Язык: ru

Глава седьмая

— Проклятье!

Мэтью раздраженно бросил газету на стол и направился к двери.

— Осада кончилась, — с горечью пробормотал он, — но наши проблемы вернулись, чтобы преследовать нас.

Лора украдкой взглянула на ту страницу, которую он читал. Мэтью набросился на кейптаунские газеты после стольких месяцев их отсутствия с такой жадностью, что там должно было быть что-то по-настоящему серьезное, если он так расстроился. Ее взгляд упал на короткую заметку о том, что губернатор Капской провинции принимал в Кейптауне княгиню Раминскую. Княгиня не сдается, подумала Лора, и может быть, Мэтью теперь иначе отнесется к ней. За месяцы, проведенные в Кимберли, он, несомненно, истосковался по красивому лицу и соблазнительному телу.

У нее испортилось настроение. Теперь, когда английская армия покинула Кимберли, чтобы продолжать кампанию, и восторг освобождения прошел, она почувствовала, что ей гораздо труднее возвращаться к нормальной жизни, чем она предполагала. Она машинально продолжала складывать корзинку для пикника. Французский белый хлеб! Лора бережно взяла его в руки и дала себе слово никогда безразлично не относиться к нему. Она взглянула на свои часы, которые теперь ходили как прежде, и увидела, что пора выходить.

— Ну вот! Мы готовы.

Она улыбнулась Миранде, которая наблюдала за приготовлениями, широко открыв глаза от удивления.

— Мы действительно едем на пикник, Лора? Только ты, я и папа?

— Это специально для тебя, потому что ты была такой хорошей девочкой. Папе удалось достать повозку и пони, чтобы вывезти нас за город.

Мэтью вернулся, надев один из своих лондонских сюртуков. Он надел его неохотно, потому что в последний раз он был на нем во время бурной сцены с Катариной, когда он обвинил ее в подделке чеков, и ему казалось, что от сюртука еще пахнет ее духами. Но небо хмурилось, а из того ограниченного гардероба, который у него остался, этот сюртук лучше всего мог защитить от непогоды.

— Похоже, что будет дождь. Вы уверены, что хотите поехать на пикник именно сегодня?

— О да! Миранда очень расстроится, если мы не поедем, а прохладная погода лучше для пони.

Когда они садились в повозку, Лора заметила винтовку под переднем сиденье.

— Для чего вам винтовка? — испуганно воскликнула она. — Я помню, вы говорили, что прогулка вполне безопасна.

— Для нас безопасна, но не для кролика или оленя, которые могут стать нашим обедом.

Лора улыбнулась.

— Значит, все буры действительно ушли.

— Вчера гарнизон еще обследовал окрестности города и заключение именно такое. Возможно, одиночки еще прячутся кое-где, хотя непонятно, для чего это.

Дани лежал на животе в укрытии на скалистом склоне холма и следил за дорогой.

Когда прибыла английская кавалерия, он со своими товарищами покинул лагерь, зная, что они не смогут противостоять такому сильному противнику. Через день после освобождения Кимберли бурам удалось вывезти «Длинного Тома» и установив его в горах, обстрелять лагерь английских кавалеристов. Но Дани отказался следовать со своими товарищами на новую позицию в Пардеберг. Сначала он должен был уладить свой личные дела в Кимберли.

Он лежал в своем укрытии уже несколько дней. Отличное знание местности позволило ему избежать английских патрулей. Он наблюдал за восстановительными работами в городе и окрестности, ремонт железнодорожного полотна уже заканчивался, и скоро поезда должны были пойти в Кимберли. Без сомнения Мэтью уедет одним из первых. Дани начал нервничать — должен же он когда-нибудь выйти из города! Он посмотрел вдаль, мысленно приказывая Мэтью появиться.

Мэтью предоставил пони идти шагом, и он не спеша трусил по дороге. Лора искоса глядела на сосредоточенный профиль Мэтью. Его фетровая шляпа была надвинута на самые глаза, которые ярко выделялись на загорелом лице. Он выглядел простым и домашним, готовым с поводьями в руке проехать через всю эту суровую землю.

Но пройдет несколько дней, и он снова станет «Алмазным Брайтом» и будет с комфортом ездить в своем великолепном экипаже или «даймлере». Он будет занят своими делами, а вместо пикников на природе его ждут изысканные обеды в величественной столовой его дома на Парк-Лейн, а ее — одинокие трапезы наверху. Она всего лишь гувернантка и не должна забывать об этом. Она пыталась объяснить Николасу, как все изменится, когда они вернутся домой, а теперь сама должна признать эту неприятную правду.

И она должна сказать Мэтью о Миранде. Очевидно, он ничего не замечает. Но он так любит свою дочь! Как она решится сообщить ему такую новость?

— Мне кажется, мы заехали уже достаточно далеко, и можем остановиться здесь, на склоне этого холма.

Мэтью свернул с дороги, и они еще с полмили ехали по неровной почве. Лучи солнца слабо пробивались сквозь облака, и единственным звуком, нарушавшим тишину, было тарахтение повозки. Все вокруг них, каждый камень и каждая травинка казались необычно яркими и живыми. Лора внимательно смотрела на окружающий пейзаж. Она чувствовала, что это, вероятно, ее последний беззаботный день, и она хотела запомнить каждую мелочь. Как спокойно было здесь после волнений и опасностей осады! Потом она взглянула на Мэтью. По крайней мере, он остался цел и невредим. Теперь ему ничто не угрожает — она так благодарна за это судьбе.

Дани с надеждой наблюдал за приближающейся повозкой. Потом он увидел высокую фигуру мужчины в шляпе и узнал маленькую девочку, которую видел рядом с Мэтью в ратуше Кимберли. Он довольно усмехнулся. Война может не иметь успеха, она даже может быть проиграна, но Господь дает ему, Дани, возможность отомстить.

Он взял винтовку и, скрываясь за валунами, начал пробираться по склону холма на более выгодную позицию как раз над тем местом, где остановилась повозка.

Лора стряхнула крошки и протянула Миранде одно из больших красных яблок, завезенных недавно, после снятия блокады, из южных районов. Миранда с удовольствием откусила от него сочный кусок и пошла искать цветы и кроликов.

— У вас есть какие-нибудь вести от Филипа? — нерешительно спросила Лора.

Мэтью покачал головой.

— Может быть, его письма задержались в Кейптауне, — предположила Лора.

— А может быть, — сухо заметил Мэтью, — он вообще их не писал.

— Эдвард сказал мне, что Филип провел последние каникулы в Десборо. Я очень надеюсь, что мы будем дома к Пасхе. — Лора вздохнула, вспомнив такой же разговор с Николасом о возвращении в Англию к Рождеству.

— Мы сможем покинуть Кимберли через несколько дней. Железнодорожная линия почти готова. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я воспользуюсь своим влиянием, чтобы зарезервировать места на первом пароходе, который покидает Кейптаун?

— Нет, не буду, — серьезно сказала Лора, хотя была уверена, что он подшучивает над ней. — Но я думала, что вы захотите задержаться в Кейптауне.

— Зачем мне это делать?

— Я думала… княгиня… — Лора запнулась.

— Вот уж кого я не хотел бы видеть, так это ее! Обыкновенная дешевая авантюристка. Нет, не такая уж дешевая, это может подтвердить мой банковский счет! Княгиня, — презрительно фыркнул он, — эта женщина насквозь фальшива.

— Как ее жемчуг, — задумчиво сказала Лора.

— Что?

— Я наступила на одну жемчужину, и она рассыпалась… — она замолчала, испугавшись того, что сказала.

Мэтью лежал на одеяле, а она сидела рядом; он сразу же приподнялся на локте и взглянул ей в лицо.

— Ты наступила на одну, — медленно повторил он. — Только однажды ты могла наступить на жемчужину из ожерелья Катарины. Ты была там! Мой Бог, Лора Воэн, ты была там!

Лора густо покраснела и отвела взгляд.

— Я не намеренно оказалась там, честное слово, не намеренно, — прошептала она.

Он сел рядом с ней, так что его лицо оказалось совсем близко, и Лора приготовилась к тому, что сейчас на нее обрушится буря его гнева.

— Ты была там, и какую сцену ты наблюдала. — Он начал смеяться. — Какой это был шок для нежных чувств молодой леди! — Он наклонился к ней, смех замер на его губах, глаза потемнели. — Но нет, ты сделана из более прочного материала, Лора! Мне однажды на мгновение довелось почувствовать, на что ты способна.

Его губы были совсем близко, и Лора готова была отдаться их непреодолимой притягательности, как вдруг ее как ударило и она оглянулась.

— Где Миранда? — воскликнула она.

Миранда не нашла кролика, но она увидела бабочку. Это была очень красивая бабочка с оранжево-черным рисунком на крылышках, летящая вверх по склону холма. Продолжая жевать яблоко, Миранда пошла за ней.

Дани проследил за ней, потом перевел взгляд на Мэтью. Темноволосая женщина мешала ему прицелиться, и он ждал, когда Мэтью встанет. Маленькая девочка поднималась по пологому склону холма, направляясь прямо к нему и давая дополнительный шанс. У Мэтью не будет выхода: Дани за ее жизнь отнимет жизнь Мэтью. Дани знал, что он должен убить Мэтью именно сейчас — пока его поступок может быть расценен как боевая операция, а не как убийство. Это был его единственный шанс.

— Вон она! — Мэтью указал на маленькую фигурку в голубом платье на склоне холма.

Лора вскочила на ноги.

— Она не должна бродить там одна. Она может упасть.

Мэтью поднялся и встал рядом с Лорой.

— Миранда! Вернись! Проклятье, на этих холмах столько ям и глубоких трещин. Она может сломать себе шею. Миранда!

— Она не слышит вас, — дрогнувшим голосом произнесла Лора.

— Что ты имеешь в виду?

Лора глубоко вздохнула.

— Она глухая.

Мэтью стоял лицом к склону холма, но обернулся к ней с озадаченным и испуганным выражением на лице. Когда он открыл рот, чтобы заговорить, прогремел выстрел. Все дальнейшее показалось Лоре происходящим в замедленном темпе, когда она увидела, как он, прижав руку к груди, упал на бок и ударился головой о колесо повозки.

И в этот момент раздался крик Миранды.

Лора беспомощно замерла на месте, разрываемая на части необходимостью выбора между ними. Потом, бросив последний отчаянный взгляд на неподвижное тело Мэтью, она побежала вверх по склону холма. Миранды нигде не было видно, но звать ее не имело смысла. Вдруг из-за скалы появился мужчина с винтовкой в руке.

— Где она? — закричала Лора. — Что вы с ней сделали?

Мужчина указал на скалистую вершину холма. Его взгляд возбужденно загорелся, когда он посмотрел на ее высокую грудь. Лора побежала вперед, но резко остановилась, поняв, что холм обрывается вниз крутым неровным склоном. Почва под ногами была зыбкой, размытой недавними дождями и, судя по следам колес, вспаханной пушками буров, обстреливавшими отсюда Кимберли.

Миранда цеплялась за узкий каменистый выступ в пятидесяти фугах ниже по склону. Она смотрела на Лору большими испуганными глазами, но, слава Богу, она была жива и невредима.

Прямо под выступом, на котором удерживалась она, был глубокий обрыв в долину.

— Я старался предостеречь ее, но она не послушала, — сказал мужчина. Он неровно дышал, и Лора почувствовала, как он положил ей руку на талию.

— Она глухая, — во второй раз произнесла Лора. Мужчине стало не по себе, он отвел взгляд и отпустил девушку.

Лора приблизилась к краю, и сразу же мелкие камни и земля посыпались вниз. Она лихорадочно соображала, что делать: сможет ли она добраться до Миранды и спасти ее? Она обернулась к стоявшему рядом мужчине.

— Вы должны мне помочь, — с мольбой в голосе произнесла она. — Прошу вас, помогите мне! Она всего лишь ребенок — вы не можете позволить ей погибнуть.

Дани взглянул на маленькую фигуру на скале, потом осмотрел поверхность холма. Он положил винтовку на землю.

— Я не смогу добраться до нее сверху. Большая опасность сорваться, к тому же камни посыпятся прямо на нее.

— Там вы поможете мне?

— Я спущусь сюда. — Дани указал на откос слева от них, который имел более пологий склон. — Потом я попытаюсь по скале подняться на выступ. Отсюда кажется, что там достаточно уступов, чтобы поставить ногу. Вы должны сказать девочке, чтобы она не двигалась.

— Я не могу. Она не услышит меня.

— Да, конечно. Я забыл. — Он нахмурился. — Как же я объясню ей, что нужно делать, когда я доберусь до нее?

— Она не полностью глухая, она услышит, если вы громко крикните ей прямо в ухо. Или если вы будете говорить, глядя ей в лицо. Она следит за движением губ и она очень сообразительна. Если вы четко сможете ей показать, что она должна делать, она быстро поймет.

Дани кивнул, снял шляпу, нагрудный патронташ, куртку и сложил их рядом с винтовкой. Он был невысокого роста, но его тело было крепко сбитым, а руки сильными.

— Все осложнится, если она ушиблась, — сказал он.

Потом от ушел, и его черная голова исчезла из вида за скалой. Лора осталась там, где Миранда могла ее видеть, надеясь, что ее присутствие успокоит девочку. Она старалась силой своей воли помочь ребенку крепче держаться за скалу и отгоняла от себя мысли о Мэтью.

Вскоре мужчина появился в тридцати футах ниже и начал по диагонали пересекать поверхность скалы, продвигаясь к уступам. Из-под его ног в пропасть то и дело срывались камни и комья земли. От его фигуры невозможно было оторвать взгляд, и Лора с ужасом представила себя на его месте, понимая, что она сама не смогла бы помочь Миранде.

Мужчина поднимался быстро и бодро, но, напомнила себе Лора, это была самая легкая часть пути. Миранда повернула голову и следила за его приближением, всем телом прижавшись к скале и вцепившись в нее руками. Выступ был слишком узким и покатым, чтобы мужчина мог встать на него и взять девочку на руки, и Лора с замиранием сердца думала, как же он будет снимать ее оттуда.

Наконец он добрался туда и, перещувшиеь через край выступа, громко крикнул.

— Ты не ушиблась? — донеслись до Лоры его слова.

Миранда покачала головой, и Лора облегченно вздохнула.

Мужчина сел на самый край и наклонился назад, закинув обе руки за голову. Лора затаила дыхание. Сможет ли Миранда отпустить свою опору и дотянуться до его рук?

Девочка медлила, а Дани ждал, в неустойчивом положении повиснув над пропастью. Наконец Миранда осторожно подвинулась к нему и протянула одну руку. Дани крепко схватил ее, и тогда Миранда окончательно отпустила свою опору и протянула ему вторую руку. Дани медленно приподнял девочку на несколько дюймов, чтобы она смогла обхватить его руками за шею. Миранда инстинктивно крепко сжала руки у него под подбородком.

— Молодец! — пробормотал Дани.

Он нашел себе опору для рук, подтянулся и принял нормальное положение. Дани покачнулся, потому что вес Миранды тянул его назад, но его сила и решимость взяли верх, и он начал осторожно карабкаться наверх.

Миранда висела у него за спиной, как обезьянка.

Лора думала о том, сколько силы должно быть в руках этого человека, чтобы удерживать их обоих и не дать им рухнуть вниз. А много ли сил осталось в маленьких ручках Миранды, таких худеньких и слабых после невзгод осады?

Наконец Дани добрался до более пологого участка склона и смог принять более безопасное положение. Когда он со своей ношей оказался почти на самой вершине холма, Лора бросилась к ним и помогла выбраться на ровное место.

И тут, только тут, Миранда начала плакать.

Успокоив девочку и убедившись, что она не ушибалась, Лора попыталась взять ее на руки, но почувствовала, что у нее самой так дрожат ноги, что она не в состоянии нести ребенка.

— Я возьму его, — грубовато предложил Дани, подхватил Миранду и пошел с ней вниз по склону холма.

Они обогнули кусты, и Лора ощутила, что у нее из груди готов вырваться крик. Мэтью по-прежнему неподвижно лежал на траве там, где она оставила его.

— Почему вы убили его?

— У нас старые счеты, — ответил Дани. — Он отнес Миранду к повозке и посадил ее на заднее сиденье. Лора наклонилась к Мэтью и вскрикнула от удивления и радости, когда он внезапно открыл глаза и сел.

— Вы живы!

— Конечно, жив, — раздраженно пробормотал Мэтью. Его взгляд упал на Дани. — Мне следовало это предвидеть! Признаюсь, я совершенно забыл о тебе.

Взгляд Дани излучал ненависть. Машинально он потянулся за винтовкой, но вспомнил, что оставил ее на вершине холма. Он шагнул к Мэтью, но Лора быстро схватила винтовку, лежавшую на переднем сиденье повозки и нацелила ее на Дани.

— Я всегда буду благодарна вам за спасение Миранды, но если вы сделаете хоть один шаг в сторону Мэтью, я убью вас.

Лора не имела ни малейшего представления, как надо стрелять из винтовки, но Дани этого не знал. Он привык к бурским женщинам, которые с малолетства держали в руках оружие и часто стреляли не хуже мужчин.

— Тебе всегда удается ускользнуть, — с горечью сказал он Мэтью, — но могу поклясться, что я попал тебе в грудь.

Мэтью пошарил у себя в нагрудном кармане и достал толстый тяжелый медальон с застрявшей в нем пулей.

— Кажется, я должен извиниться перед Катариной, — недоуменно пробормотал он, — и поблагодарить ее. Этот глупый талисман оставался здесь, забытый, с тех пор как она сунула мне его в карман много месяцев назад. Жаль разочаровывать тебя, Дани, но единственный вред, который ты мне причинил, это шишка у меня на голове, которую я получил, когда упал.

— Виллем часто говорил мне, что я обязан тебе жизнью, — сказал Дани. — Теперь мы в каком-то смысле квиты. Я снял твою дочь со скалы, как когда-то ты вытащил меня из ямы. Но между нами по-прежнему стоит смерть Алиды и то, что вы, англичане, сделали с моей страной.

— Это не только твоя страна, — возразил Мэтью. — Если она должна принадлежать какому-то конкретному народу, то это должны быть африканцы.

— Даже если я не смогу убить тебя, я все равно буду бороться с тобой. Если для этого не хватит наших жизней, тогда вражда перейдет на следующее поколение. — Дани посмотрел на Миранду. — Мы, буры, терпеливый народ. Пройдут годы, но Стейны победят Брайтов, и буры выгонят англичан с этой земли. Мы даже, в конце-концов, возьмем в свои руки управление твоими любимыми алмазными рудниками.

Он повернулся, чтобы уйти, но его взгляд упал на Лору.

— Кто ты?

— Всего лишь гувернантка девочки.

— Держись от него подальше. — Дани кивнул в сторону Мэтью. — Он погубит тебя, как губит каждого, кто встречается на его пути.

Дани пошел вверх по склону холма и скрылся из виду.

— Вы думаете, он вернется? — с беспокойством спросила Лора. — У него там винтовка.

— Я тоже подумал об этом, но нет, не думаю, чтобы он вернулся. — Продолжая держать медальон в руке, Мэтью, пошатываясь, встал на ноги. — Катарина и ее пророчество! Черт возьми, это всего лишь глупое суеверие. Я от рождения везучий, вот и все.

— Я думала, вы погибли.

— Тебе было жаль меня?

— Да, конечно.

— Ну, хоть что-то хорошее из всех событий дня. — У него подкосились ноги, и он поспешно опустился на траву. — Голова идет кругом! Я что-то очень медленно соображаю. Что сказал Дани о Миранде и скале?

Лора рассказала ему обо всем.

Мэтью поежился и замолчал.

— Он прав, — наконец произнес он. — Старые долги заплачены, и мы начинаем новый раунд на более равных условиях. Но подожди… ты говорила мне что-то перед тем, как Дани выстрелил в меня.

— Я сказала, что Миранда — глухая.

— Ты должно быть ошиблась. Она слышит меня! И она говорит совершенно нормальным голосом.

— Это случилось недавно. А говорить она научилась, когда у нее был нормальный слух. Она и сейчас слышит, если вы громко кричите, и мне кажется, она следит за движением ваших губ.

— Откуда она узнала, как это делается?

— Она делает это неосознанно, я даже думаю, что она не понимает того, что у нее нарушен слух. Я только знаю наверняка, что когда мы были в убежище, она была очень испугана — испугана потому, что там было темно, и она не могла видеть наши губы, а значит и «слышать», что мы говорим. Она, должно быть, чувствовала себя изолированной и одинокой.

— Не может быть, — сказал Мэтью, его глаза с мольбой смотрели на Лору. — Только не Миранда! Она такая совершенная! И я возлагал на нее такие надежды!

— Я не вижу причины, по которой все должно измениться, — постаралась помочь ему Лора. — Как только мы вернемся в Лондон, мы покажем ее врачам. Может быть, у нее только временная потеря слуха, хотя особенно рассчитывать на это не стоит.

— Но почему? Как это случилось?

Лора открыла было рот, чтобы сказать, что это последствия скарлатины, но в последний момент она вспомнила, как зол был Мэтью на Филипа за то, что тот заразил свою сестренку. Если Мэтью узнает, что Филип стал косвенной причиной глухоты Миранды, последствия могут быть ужасными для всех.

— Я думаю, это вызвано взрывом, — на ходу придумала Лора. — Помните особенно сильный взрыв в ту ночь, когда погиб Николас? Миранда тогда зажала уши руками и заплакала так громко, как никогда раньше не делала.

— Да, помню. — Мэтью изменился в лице. — Значит, Миранда пострадала от этого обстрела так же, как и Ники. — Боль пронзила сердце Мэтью, и он закрыл глаза.

Лора не могла знать, что спасая Филипа, она переложила бремя вины на плечи Мэтью.

— Упоминание Ники напомнило мне, что его подарок все еще лежит у меня в сейфе. Разве тебя не беспокоит судьба твоей броши? Я удивился, что ты так легко отдала мне ее на хранение.

— Она много для меня значит, потому что это подарок Николаса, но в последние недели она стала ценна лишь как память. Ведь, к сожалению, бриллианты нельзя было съесть.

Мэтью засмеялся, но тут же стал серьезным. Он взял ее лицо в свои ладони и пристально посмотрел ей в глаза.

— Лора, — нежно сказал он, — ты выйдешь за меня замуж?

Его взгляд завораживал, но она боролась с волной восторга и счастья, готовой поглотить ее, и пыталась быть благоразумной. Она начала говорить, что это невозможно, что то, что было прекрасным в Кимберли, сможет превратиться в ад на Парк-Лейн…

Но он прижал палец к ее губам.

— Ты должна выйти за меня, — сказал он, и его голос был глухим и настойчивым. — Я люблю тебя. И я не приму отказа.

Потом он поцеловал ее, горячо и страстно, а когда отпустил ее, Лора знала, что готова выдержать что угодно, только не жизнь без него.

— Выходи за меня здесь, в Кимберли, — прошептал Мэтью ей на ухо.

Лора кивнула, и он достал из кармана маленький кожаный мешочек.

— У меня пока нет обручального кольца для тебя, но я могу подарить тебе это.

Он медленно достал чудесную подвеску грушевидной формы на тоненькой золотой цепочке. Свет африканского солнца отразился в камне ослепительным радужным сиянием, и когда Мэтью надел бриллиант Лоре на шею, она подумала, что его красота — как яркий символ многогранного будущего, ожидающего их впереди.

Онлайн библиотека litra.info