Прочитайте онлайн Двойник | Часть 25

Читать книгу Двойник
3216+1735
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Комов

25

Через месяц я стал серьезно задумываться по поводу выбранной профессии. Мое имя мелькало в газетах, в «Ньюс» сообщался и адрес моего агентства, но даже после такой рекламы клиентов не прибавилось. Мне не грозила смерть от руки «Детского личика» Нельсона или Гомера Ван Метера. За все мои тревоги и старания я получил всего несколько сотен долларов. И почти удостоверился, что занимаюсь не той работой.

– Насколько я хорош? спросил я у Салли, когда мы лежали в мягкой постели на ее шелковых простынях. В темноте Салли ласково прижалась ко мне.

– Ты очень хорош, – ответила она улыбаясь.

– Не меняй тему разговора.

– Геллер, не будь таким мрачным.

– Тебе неприятен этот разговор?

Салли пожала плечами.

– Вовсе нет.

Актрисой она была никудышной, у нее лучше получалось с танцами, и я сказал ей об этом.

– Пошел к черту. Геллер. – Голос был грустный, но приятный.

– Я находился в самом центре событий, – заметил я. – А толку?

– Почему бы тебе не воспользоваться своим положением? – предложила Салли и ближе придвинулась ко мне.

– Я ушел из полицейских, потому что надоело, что мной постоянно пользуются. Я стал заниматься своим бизнесом, так как в этом городе люди слишком легко убивают друг друга... ну и гори все огнем. Я хочу, чтоб меня оставили в покое.

Она отодвинулась и села на краешек кровати, повернувшись ко мне спиной.

– Какой я к черту детектив, если не смог предотвратить убийство, зная о его подготовке!

Салли закурила.

– Мне наплевать на Джимми Лоуренса, кто бы он ни был, черт его побери! Я никогда не встречался с этим сучьим сыном! Что мне до того, что вся Индиана и Фрэнк Нитти хотели видеть его мертвым! Не желаю играть в эти игры!

Она вздохнула и сделала затяжку.

– Элен, с тобой... все в порядке? – Я прикоснулся к ее плечу, она отодвинулась, я отнял руку.

– Я слишком много рассуждаю об этом, правда?

Не поворачиваясь, ко мне, Салли сказала:

– Нат, прошел уже месяц.

– Я знаю и не хотел бы начинать все сначала.

– Мне показалось, тебе стало легче, – грустно заметила Салли. – Уже прошла неделя с тех пор, как ты в последний раз причитал по этому поводу.

Мне это не понравилось.

– Черт побери, дело не в причитаниях. Это сжирает меня. Извини!

Салли улыбнулась, наклонив голову, и выпустила дым из ноздрей, как это делала Марлен Дитрих.

– Что случилось с сильным и молчаливым парнем? Мне казалось, что настоящие детективы никогда ни о чем не жалеют и не каются.

Я улыбнулся и снова коснулся ее плеча. Но этот раз она не отодвинулась.

Я обнял, поцеловал ее и сразу понял, как хорошо быть живым.

Потом я поцеловал ее в шейку и прошептал на ухо:

– Прости, прости. Не стану больше говорить об этом. Я приду в себя...

Салли посмотрела на меня и улыбнулась.

– Понимаю, что ты волнуешься из-за того, что произошло. Наверное, именно за это я люблю тебя...

За все время, проведенное вместе, это было первое слово «люблю», произнесенное ею. Когда я услышал эти слова, мне показалось, что меня стукнули по голове. Это был неожиданный и приятный удар.

Салли взлохматила мои волосы и грустно улыбнулась.

– Мне жаль, когда ты так мучаешься.

– Я тоже люблю тебя, Элен.

– Я знаю. Бросай эту работу.

– Что?

– Через несколько месяцев мне придется уехать отсюда со своим шоу. Мы начинаем путешествие в ноябре

– Пожалуйста, Элен. Не стоит начинать еще раз...

– Я выслушала твое пение, теперь ты послушай меня.

– Элен...

– Мне нужен сильный, умный человек, который бы помогал мне справляться с акулами в моем бизнесе.

– Твоем бизнесе.

– В шоу-бизнесе. Я хочу, чтобы ты стал моим личным менеджером.

– Я ничего не умею делать в шоу-бизнесе.

– Ты разбираешься в людях.

– Я разбираюсь в жуликах.

Опять улыбочка.

– Прекрасно.

– Мы уже не раз говорили об этом...

– Нат, мы станем работать вместе и жить вместе.

– Ты хочешь сказать, мы поженимся?

– Да.

– Как насчет детей?

Она пожала плечами.

– Все возможно.

– Тебе нужен кто-то другой.

– Мне хотелось, чтобы ты воспринимал меня серьезно и думал о моем предложении.

– Ты так говоришь, как будто делаешь мне деловое предложение. А до этого – была любовь.

– Пойми меня правильно. Ты занимаешься бизнесом, который приносит тебе очень мало денег, но много сердечной боли. Я предлагаю тебе заняться делом, которое даст тебе много денег и успокоит сердце.

– Элен, дело Диллинджера было...

– Редкая удача. В твоем бизнесе подобные дела бывают не каждый день. Да, знаю. Слышала, как ты повторял это тысячу раз. Также слышала твои истории о том, как Лингл убивал, Фрэнк Нитти стрелял и Сермэк расстреливал. Нат, брось все это и поехали со мной.

– Чтобы и быть твоей любовью?

Салли рассмеялась.

– Заговорил стихами, Геллер, ты – сплошной сюрприз. Разве я не права?

– Мой отец работал в книжном магазине, и я там немного нахватался.

– У моего отца была ферма. И я там тоже кое-чего нахваталась, поэтому мне хочется традиционных ценностей, как, например, жить с любимым и любящим человеком.

– Книжный магазин и ферма. Каждый из нас считает, что прекрасно знает, как зарабатывать себе на жизнь. А семья – это другое дело.

Она погладила мое лицо тыльной стороной прохладной руки.

– Нам нужно объединиться.

– Согласен, – ответил я и снова поцеловал ее. На следующий день, в пятницу, я сидел за столом в своем жалком маленьком офисе и размышлял по поводу совместной жизни с Салли Рэнд, о шоу-бизнесе, и о том, как бы нормальный парень обрадовался представившейся ему возможности. Почему, черт меня побери, я не могу отказаться от работы детектива? Мне нужно было заниматься текущими делами, а не мечтать, уставившись на новую мебель в офисе. Мне нужно сделать много телефонных звонков и проверить счета. Но я не мог ничего делать, по-прежнему сидел, смотрел в никуда и размышлял о будущем. Останусь ли я в этом офисе через год? Через пять лет? Десять лет? Будут ли у меня когда-нибудь секретарша и свои агенты? А как насчет жены и детишек? Или мне суждено прожить, зарабатывая жалкие деньги и утешая себя тем, что завтра будет лучше? И при этом никогда не зарабатывать столько, чтобы можно было завести семью и устроить для себя нормальную жизнь и приличный дом.

Я потратил часть из пяти сотен долларов, полученных за дело Диллинджера, чтобы немного улучшить внешний вид моего офиса. Я избавился от залатанного дивана из коричневой кожи, и вместо него у меня появился современный диван, его основа была сделана из хромированных трубок, на которых лежали подушки из искусственной кожи – темно-бордовые по краям и бежевые в середине. Я подобрал такое же кресло с бордовым сиденьем и бежевой спинкой. Внешне оно напоминало электрический стул. С одной стороны моего нового дивана стояла стальная плевательница, покрытая сверху черным пластиком, а с другой – тоже стальной небольшой кофейный столик с черным пластиковым верхом. Продавщица из магазина «Сиерс» сказала, что это модные вещи завтрашнего дня.

Мебель мне помогала выбирать Салли. Ей хотелось, чтобы мой офис был похож на офис. Когда мы находились в демонстрационном зале магазина, мне казалось, что она была права. Такая броская мебель должна производить впечатление. Но сейчас, сидя у себя, я думал иначе. Мебель не сочеталась ни с кроватью Мерфи, ни со старым поцарапанным столом или потрескавшимися стенами.

Чтобы быть более практичным, я поставил в офисе охладитель для воды.

Охладитель для воды сейчас жужжал у стены, рядом с умывальником. Не надо было далеко ходить с бутылкой, чтобы наполнять ее водой. Хорошо, когда все рядом. Охладитель я купил не новый, в маленьком магазинчике, где была распродажа подобных вещей несколько недель назад. Жара в городе немного спала, но погода все еще оставалась жаркой, и маленькие бумажные стаканчики с холодной водой делали жизнь немного приятнее.

Я как раз наполнял стаканчик водой из жужжащего охладителя, когда в дверь постучали.

– Открыто, – сказал я и принялся пить воду. Дверь медленно отворилась, худой мужчина лет сорока осторожно поставил внутрь одну ногу и заглянул в комнату, как бы желая убедиться, что здесь все в порядке.

– Мистер Геллер?

– Да. Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Сэр, мне можно войти?

– Конечно.

Я указал ему наполовину опустошенным стаканчиком на хромированный трон с бордовыми и бежевыми подушками. Я поставил его для клиентов напротив своего кресла.

Мужчина вошел в комнату. Он был примерно моего роста, с изможденным, морщинистым и обветренным лицом, с глазами странного голубого цвета, каким иногда в летние дни бывает небо.

Он держал соломенную шляпу в руках и вежливо улыбался, так, что можно было сказать, что и не улыбался вовсе. Я сел на свое место за столом в кресле завтрашнего дня.

Пришедший был явно из вчерашнего дня. Он слегка горбился, но не от силы земного притяжения, а от груза собственной трагедии. И этот груз пригибал его к земле. Его одежда плохо сидела на нем, хотя темно-коричневый костюм был не из дешевых, но он не был сшит на заказ. Подобно моей мебели он мог быть куплен по каталогу «Сиерс», да и то по заказу по почте. Его блестящие коричневые туфли и светло-коричневый галстук-бабочка явно были из гардероба воскресной одежды на выход. Мужчине не было удобно в этой одежде. Мне показалось, что ему вообще неуютно в жизни.

Он с подозрением оглядел модное кресло, но все-таки опустился на сиденье – у него просто другого выбора не было. Я понял, что он не испытывал удовольствия от сидения на модной мебели. Человек снова улыбнулся – на лице появилось еще больше морщин. Потом погладил рукой черное покрытие подлокотников поверх хромированных трубок и сказал:

– Нечто подобное я видел в прошлом году на выставке «Столетие прогресса». Я попытался улыбнуться.

– Никто не надеялся, что нам будет легко в. будущем.

Он наклонил набок голову, как гончая собака, пытающаяся понять нечто абстрактное.

– Простите, сэр, боюсь, что я вас не понимаю.

– Не обращайте внимания, и не называйте меня «сэр». Если хотите, можете говорить «мистер». Если не хотите, то и не надо. Мне все равно.

Я попытался улыбнуться еще раз.

– Лишь бы вы платили.

Снова лицо его сморщилось в некоем подобии улыбки, но он никак не мог привыкнуть к моей манере выражаться. Юмор для него был так же необычен, как кресло, в котором он сидел.

– Итак, – сказал я, доставая желтый блокнот и ручку из ящика стола, – скажите ваше имя и причину визита ко мне.

– Я – фермер или был таковым.

Я хотел узнать, что ему от меня нужно. Мужчина был молод, чтобы бросить работу. Несмотря на морщинистое лицо, волосы оставались густыми и черными, и только за ушами чуть-чуть проглядывала седина. Может, у него не было денег, чтобы заплатить мне?

– Вас лишили права пользоваться вашим имуществом?

– Нет, – обиженно ответил он мне. Потом подумал и спокойно добавил:

– Нет. Я знаю многих, кто получил подобные уведомления. Но сейчас стало лучше.

– Вы хотите сказать, что стало проще зарабатывать деньги?

Он положил шляпу на краешек стола.

– Да нет, просто люди помогают друг другу. Например, совсем недавно, когда банки продавали фермы, то те, у кого были деньги, ходили на торги, выкупали за гроши плуги, лошадей, тракторы, а потом отдавали купленное настоящему владельцу. Мы всем объявили, что если кто-то станет повышать ставки, то ему придется худо. На аукционе нас было несколько сотен человек, и поэтому...

– Но у вас до сих пор имеется ферма?

– Нет, я ее продал. Потерял на этом, но продал.

– Простите меня, мистер...

– Петерсен, – сказал он, вставая и протягивая мне руку через стол. – Джошуа Петерсен. Я подал ему руку.

– Рад с вами познакомиться, мистер Петерсен. Он снова сел в кресло.

– Сейчас я живу в городе в Де Кальб. Чтобы повидать вас, мистер Геллер, сегодня утром мне пришлось ехать на поезде.

Наверное, поездка на поезде была большим событием в его жизни.

– Меня вам кто-то рекомендовал? Он отрицательно покачал головой.

– Просто увидел ваше имя в газете, когда убили Диллинджера.

Значит, реклама сыграла свою роль. Я сказал ему:

– Почему вы пришли ко мне, мистер Петерсен? Он смутился.

– Понимаете, мистер Геллер, в Де Кальб нет хороших детективов. Мне же нужен человек, который сможет разобраться в моих делах.

Петерсен откашлялся и постарался мне все объяснить.

– Я приехал сюда, чтобы получить помощь от детектива из большого города.

Я не знал, плакать мне или смеяться. В блокноте я нарисовал несколько кружков и спросил:

– Почему вам понадобилась помощь детектива? Он наклонился ко мне. На его осунувшемся лице была запечатлена настоящая трагедия.

Когда он продолжил, кое-что прояснилось.

– У меня пропала дочь.

– Понимаю.

– Ей будет... уже девятнадцать.

– И давно она пропала?

Он кивнул головой и продолжал кивать, пока рассказывал.

– Я знаю только одно, что она в плохой компании.

– В плохой компании?

Он посмотрел на меня своими голубыми глазами, пустыми, бесплодными, как незасеянное поле.

– Лучше я вам все расскажу.

И он поведал мне историю дочери. В семнадцать лет Луиза вышла замуж за фермера, который был моложе отца всего на несколько лет. Когда девочка была совсем маленькой, отец овдовел. Он – религиозный человек и дал Луизе строгое воспитание.

– Вы хотите сказать, что вы ее били? – спросил я. Опустив голову, он кивнул. Его глаза наполнились слезами.

– Я знаю, и признаю добровольно, что делал именно так.

– Мистер Петерсен, мы не в суде и не в церкви. Вам не следует здесь винить себя. Я не собираюсь ни судить, ни осуждать вас. Но, чтобы я смог вам помочь, вы должны рассказать все подробно.

Он все кивал головой.

– Не нужно меня наказывать, об этом позаботится Бог.

Я вздохнул.

– Наверное, это так. Пожалуйста, продолжайте. Мужчина продолжал подавленным голосом. Его рассказ звучал монотонно, чувствовалось, что он повторял его уже не раз.

– Мое жестокое отношение к Луизе оттолкнуло ее от меня, – сказал он. – И она попала в руки мужчины, который оказался еще хуже меня – более жестокий и ревнивый.

– Мистер Петерсен, я вас не понимаю. Вы говорите о ее муже?

Он быстро глянул на меня.

– Да, о ее муже.

– Он тоже фермер?

– Да. Она без его разрешения уехала в город и творила там Бог знает что. Мужчины. Выпивка.

Он прикрыл лицо загорелой рукой и заплакал. У меня никогда в офисе не плакал ни один клиент, даже когда я отдавал им список расходов. Мне стало не по себе. Я понимал, что этого человека раздавила судьба его дочери.

Наверное, он, верующий человек, очень переживал о своей распущенной дочери.

Я налил ему стаканчик холодной воды. Потом сказал:

– Муж бил вашу дочь, и она удрала от него.

– Да, она убежала, – сказал он, вытащив из кармана платок и вытерев глаза.

Я подал ему воду, он с жадностью ее выпил, и потом не знал, что делать с пустым стаканчиком. Забрав у него стаканчик, я выбросил его в мусорную корзинку позади стола и уселся на свое место.

– Она вернулась домой после того, как ушла от мужа? – спросил я.

Мужчина покачал головой.

– Она даже не помышляла об этом. Она сравнивала меня с Сетом. Ей наверное, казалось, что я такой же ужасный, как он.

– Сет – это ее муж? Быстрый резкий кивок.

– Его это не интересует. Я слышал, что он после этого имел дело с разными женщинами.

– Понимаю.

– Но я хочу, чтобы она меня простила и вернулась. Я буду хорошо к ней относиться. Ей понравится жить в городе...

– Я уверен в этом. Вы сказали, что она связалась с «плохой компанией». Насколько плохой? Он побледнел.

– Вы когда-нибудь слышали о человеке по имени Кэнди Уолкер?

– Господи!

Петерсен тяжело вздохнул.

– Значит, вы слышали о нем.

Конечно, я о нем слышал, хотя никогда не видел. Кэнди Уолкер был достаточно известный хулиган, шофер и гангстер из Норд-Сайда. Красавчик лет тридцати, любимец женщин. Раньше он водил трейлеры с пивом для Багса Моргана, а примерно год назад еще прислуживал Фрэнку Нитти. После «сухого закона» стал водить машины для Баркеров, тех самых, которые грабили банки.

За последние полгода, если я не ошибался, он несколько раз возил и Диллинджера.

Я заметил:

– Думаю, вы знаете, кто такой Кэнди Уолкер?

– Он работает шофером у грабителей банков. Он их возит, они – грабят.

Петерсен достал из кармана пиджака сложенную газетную вырезку.

– Дочь убежала в Чикаго примерно год назад, и ее там видели. Она с ним живет.

– Откуда вам это известно?

– Сет сначала подал на розыск, но потом оставил это дело. А я заходил в офис к шерифу, и там мне сказали, что полиции Чикаго известно, что Луиза живет в Чикаго с этим парнем Кэнди Уолкером.

– Я сомневаюсь, что Уолкер все еще в Чикаго...

– Да, наверное, это так, мне и в офисе у шерифа говорили об этом. Конечно, Мелвин Пурвин сделал жизнь гангстеров в городе невозможной. Уолкер постоянно переезжает с места на место. Грабит. Пусть Господь Бог приговорит его к вечной жизни в аду.

– Думаю, так и случится, – сказал я и взял у него вырезку.

Это была вторая страница «Дейли ньюс» от 2 июля 1934 года с описанием ограбления «Мерчантс нейшнл бэнк» в Саут-Бенд, штат Индиана.

"30 июня в субботу в 11.30 пять человек (позже их опознали как Джона Диллинджера, Гомера Ван Метера, «Детское личико» Нельсона, «Красавчика» Чарлза Флойда и Кэнди Кларенса Уолкера) остановили свою машину у входа в банк. Уолкер оставался за рулем, а Нельсон с автоматом под плащом занял позицию позади машины. Ван Метер с ружьем стоял немного в стороне, перед входом в обувной магазин. В банке Диллинджер и Флойд потребовали наполнить мешки Деньгами. Когда кассиры замешкались, Флойд выстрелил из автомата в потолок, чтобы поторопить их. Полицейский регулировщик на улице услышал шум и побежал к банку. Ван Метер выстрелил в него и убил полицейского. Из обувного магазина выскочил его владелец и выстрелил в Нельсона, но того спас пуленепробиваемый жилет. Он развернулся и открыл бешеный огонь, ранив несколько прохожих, включая заложников, которых налетчики прихватили с собой. Они вынуждены были ехать на подножке автомобиля, пока Кэнди Уолкер выезжал из города с добычей в двадцать пять тысяч долларов. На западе Саут-Бенд заложников освободили. Группа грабителей разделилась пополам и разместилась по разным машинам.

Насколько нам известно, это было последнее ограбление с участием Диллинджера".

Некоторые указанные в заметке детали сделали вырезку ценным документом. «Понтиак» с номерами штата Индианы остановился на заправочной станции у Авроры, штат Иллинойс, в тот же день. В машине находились двое мужчин и две женщины. Мужчины напоминали Кэнди Уолкера и Гомера Ван Метера. Фотороботы этих мужчин были опубликованы в газете, и там же фигурировали портреты неизвестных уличных девок, любовниц гангстеров, бывших с ними.

Петерсен указал мне на портрет одной из девиц. Из другого кармана пиджака он достал снимок, на котором была изображена хорошенькая девочка-подросток с коротко стриженными светлыми волосами на фоне фермерского дома. Петерсен обнимал девушку и улыбался. Девушка тоже улыбалась, но на лице ее можно было прочитать, как она была несчастлива. Но это все равно были хорошие времена, по крайней мере, для него.

Девушка на фотографии очень напоминала фоторобот одной из женщин, бывших с Кэнди Уолкером и Гомером Ван Метером.

– Мистер Петерсен, ваша дочь похожа на одну из тех, что изображены в газете. Но много молодых, хорошеньких женщин выглядят именно так...

– Я не ошибаюсь, это Луиза, – твердо сказал он. – Сейчас я вам покажу еще кое-что.

У этого человека в каждом кармане что-то лежало. Теперь из правого кармана пиджака он достал еще одну вырезку и подал ее мне.

– Это напечатано в сегодняшней утренней газете, – сказал он. – Прочитав ее, я сел на поезд и приехал к вам. Понимаю, что долго не решался, слишком долго.

Я уже видел эту статью в «Трибюн», но сейчас я воспринимал ее по-другому.

Полиция Сент-Пола вчера всадила примерно пятьдесят пуль в Гомера Ван Метера. Петерсен задрожал и сел.

– Я читал газеты, – сказал он. – В заголовках полно крови. Клайд Берроу и Бонни Паркер... Джон Диллинджер... Теперь Ван Метер... Люди вне закона. Их ждет один конец, не так ли? Они умрут под градом пуль...

Я пожал плечами.

– Наверное.

– Мистер Геллер, я волнуюсь за свою дочь.

– Понимаю вас.

Он наклонился вперед и стал очень серьезен.

– Верните ее мне.

– Что?

– Верните ее домой.

Он показал на вырезку с сообщением о смерти Ван Метера.

– Чтобы она не погибла подобным образом. Я смотрел на этого изможденного человека со Среднего Запада, вцепившегося в черные ручки моего идиотского чертова кресла.

– Мистер Петерсен, вы понимаете, о чем меня просите?.. Ну... дело это сложное... Может, вашу просьбу и невозможно выполнить.

Он молчал и как бы в ожидании чуда ждал, что я ему еще скажу. Ждал моего однозначного ответа.

Если его дочь поймают и ей повезет, то она попадет в тюрьму. Но она запросто может погибнуть «от града пуль», как выразился Петерсен. Но пока это была лишь безликая подружка гангстера (существовал только один полицейский портрет), и ее имя не фигурировало в газетах. Оставалась маленькая надежда, что еще не поздно и что ее можно спасти, выдернуть из огня, пока он не разгорелся с сумасшедшей силой...

– Хорошо, мистер Петерсен, – сказал я. – Попытаюсь кое-что разнюхать. Уолкер долго жил в Чикаго, и через его старые контакты я постараюсь выведать, с ним ли находится сейчас ваша дочь. Если так, то, может, я ей смогу передать, что отец ждет ее с распростертыми объятьями.

Он отрицательно покачал головой.

– Этого недостаточно. Вы должны не только ее найти, но и привезти ко мне. Хочет она этого или нет, мистер Геллер.

– Как же я могу вам обещать привезти ее назад? Вдруг она не захочет этого? Будьте благоразумны, мистер Петерсен. Ведь это будет расцениваться как похищение...

– Возвращение дочери к отцу не может рассматриваться как похищение.

Он был прав.

Уверенный в своей правоте, Петерсен медленно поднялся. Достал из кармана брюк толстую пачку денег и отсчитал пятьсот долларов в двадцатидолларовых купюрах.

Я был поражен. Наверное, такую сумму «подсказало» мое модерновое кресло.

Я взял тяжелую пачку денег.

– Мистер Петерсен, почему пятьсот долларов?

Он строго ответил мне:

– Потому что вам придется рисковать жизнью. Вы будете общаться с волками.

Он был прав – опасно расхаживать и расспрашивать о женщине, живущей с парнем, которого разыскивает полиция и который считается врагом общества. Но пять сотен долларов – это пять сотен долларов!

– Мистер Петерсен, что вы ожидаете получить от меня за пять сотен долларов?

– Мистер Геллер, я хочу, чтобы вы искали Луизу.

– Сколько времени?

– На сколько хватит пять сотен долларов.

– Если десять баксов в день, то это долгий срок.

– Если вы найдете ее, то можете оставить себе остальные деньги. Если все потратите, позвоните мне...

Он достал из левого кармана брюк клочок бумаги, на котором были написаны его адрес и телефон, и отдал его мне.

– ...Наверное, я вас тогда попрошу продолжать поиски.

Петерсен взял шляпу со стола.

– Да, – добавил он, надевая шляпу, – я вам дам еще тысячу, если вы привезете ко мне Луизу.

Я был поражен подобным заявлением. Меня просто пригвоздило к креслу то количество денег, которое выкладывал этот бывший фермер.

– Мистер Петерсен, простите меня за любопытство, не собираюсь что-то у вас выпытывать, но как вы можете себе такое позволить, да еще в наши трудные времена?

Его вымученная улыбка на этот раз показалась мне усталой и мудрой.

– У меня плохое здоровье, мистер Геллер. Больные легкие. Я заболел туберкулезом во время войны. Получаю пенсию, на которую могу существовать, поэтому продал ферму и собрал эти деньги, чтобы найти мою девочку. У меня есть маленький домик в Де Кальб. Мы могли бы там жить вместе на мою пенсию, а она начала бы новую жизнь. Мне бы хотелось, чтоб она нашла работу и хорошего человека, который бы заботился о ней, когда умрет ее отец. А это, наверное, случится скоро, по воле Божьей.

Он протянул мне руку, я встал и пожал ее.

– Когда вы ее найдете, расскажите о моих надеждах, – попросил он. – Может, она вернется домой по своей воле.

Я кивнул головой.

– Но найдите ее.

Он с такой силой хлопнул по столу, произнося слово «найдите», что моя лампа на столе подпрыгнула. Потом, смутившись, спокойно добавил:

– Пожалуйста, отыщите ее и верните домой. Он вышел, а я остался один в офисе со своей модной мебелью и его старомодными деньгами.