Прочитайте онлайн Двойник | Часть 11

Читать книгу Двойник
3216+1740
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Комов

11

Следующее утро, в пятницу, я провел в своем офисе, уточняя по телефону кредитные способности полудюдижины возможных заемщиков. Эту работу я делал для розничной кредитной компании в Джексон-Парк. Она была пока единственной, за которую я мог получить хоть какие-то деньги. Но мысль о части наградных за поимку Диллинджера все это время не покидала меня.

Наступил полдень, и я уже подумывал о хорошем сандвиче, как вдруг ко мне вошел большой мужчина с лицом круглым, как луна, лет тридцати пяти, в сером костюме, такого же цвета шляпе и галстуке. Его лицо было тоже серым. И, казалось, что горячее солнце, прокоптившее за все эти дни жителей Чикаго, его не коснулось.

– Мистер Геллер? – спросил он, снимая шляпу.

– Да, – привстав, ответил я.

– Я Сэм Коули из подразделения расследований. Он прошел вперед и с хмурым выражением лица протянул руку.

Я поднялся из-за стола, чтобы пожать ее, потом жестом предложил сесть.

– Не возражаете, если я сниму пиджак? – спросил он. Очевидно, жара все же донимала его.

Я не стал возражать, так как сам был без пиджака, и этот момент соблюдения протокола показался мне излишним, но искренним. Со скользким Зарковичем все было иначе, он использовал хорошие манеры и обаяние как инструмент в своей работе. Коули был крупный плотно сбитый мужчина, который чувствовал себя немного неловко в общении с людьми. Или, по крайней мере, со мной.

– Я знаю, что вы разговаривали вчера с шефом Пурвином, – сказал он, бросив пиджак на спинку стула. На его рубашке под мышками растекались круги пота.

– Да, разговаривал с шефом Пурвином, – подтвердил я.

– Он проинформировал меня, что вы, возможно, видели Диллинджера.

– Это верно.

Он повертел в руках свою шляпу, держа пальцы на полях, словно крутил баранку автомобиля.

– Нам важна любая информация, какую вы можете предоставить.

– Я... передумал.

– Как это?

Я старался тщательно подбирать слова.

– Чувствую, что поспешил. Я много думал об этом сходстве, о том, может ли быть человек, которого я видел, Диллинджером.

Коули едва заметно покачал головой.

– Да, бывали ложные опознания. Я понимаю ваши колебания.

– Шеф Пурвин произвел на меня впечатление слишком резвого розыскника во всем, что касается Диллинджера. Боюсь, он выстрелит в тетушку Джемину, если вы вдруг покажете на нее пальцем и скажете: «Это Джон».

Мне показалось, что на губах Коули появилось подобие улыбки, но он тут же подавил ее и сказал:

– Шеф Пурвин не единственный в этом расследовании.

– Знаю, читал в газетах, что ваш босс Гувер поручил вам руководство этим делом. Коули поерзал на своем стуле:

– Этого... этого не могло быть в газетах.

– Я умею читать между строк. Ваш босс, мне кажется, умеет ладить с общественным мнением. Он не мог убрать Пурвина после Маленькой Богемии, иначе подорвал бы авторитет подразделения, поэтому вынужден был послать за вами.

Коули сделал широкий успокаивающий жест и сказал:

– Будь что будет – могу заверить, что любая информация, которую вы предоставите в наш офис – мне, не останется без внимания и не будет использована опрометчиво.

Он тоже тщательно подбирал слова. Я откинулся в кресле, разглядывая его. На первый взгляд этот человек мне понравился – большой, застенчивый медведь, который внушал доверие. Кроме того, он произвел впечатление человека вполне компетентного. Но я опасался, что его компетентность может быть сведена на нет некомпетентностью Пурвина.

– Я соблюдаю интересы моего клиента, – сказал я, – не думаю, что его нужно впутывать в это дело.

Лицо Коули стало жестким, и он ткнул в меня пальцем толщиной с сигару за двадцать пять центов.

– Если вы помогаете и содействуете скрывающемуся преступнику, мистер Геллер, не нужно укрываться условностями своей профессии. Вы не адвокат, а частный детектив. Вы отправитесь в тюрьму.

– Инспектор Коули, – ответил я, изобразив на лице как мне казалось, миролюбивую улыбку, – я не укрываю преступника. Мой клиент не Джон Диллинджер. А всего лишь разъездной коммивояжер и законопослушный гражданин, чья девушка тайно встречается с другим мужчиной.

Коули задумчиво кивнул головой.

– С мужчиной, который может оказаться Диллинджером.

На этот раз уже я указал на него пальцем.

– Вот это выражение мне представляется более точным. С мужчиной, который может оказаться Диллинджером. И, говоря откровенно, если бы я держал по этому поводу пари, то совсем не уверен, что спорил бы против.

Коули демонстративно поднял и опустил мощные плечи.

– Почему бы не прояснить это, выведя нас на этого человека? Мы поговорим с ним, выясним, кто он, проясним все это раз и навсегда.

Я покачал головой и продолжал:

– Последнюю неделю девушка моего клиента проводит с этим человеком дни и ночи. Если я приведу вас к нему, где уверенность в том, что ваш ретивый сослуживец не поприветствует очередью из автомата этого «мужчину, который может быть Диллинджером». У меня нет также уверенности и в том, что нервный Пурвин не распространит это приветствие и на девушку моего клиента.

Коули постарался не обратить внимания на вспышку моего сарказма и просто сказал:

– Может быть, лучшим способом воспрепятствовать этому будет ваше собственное участие в деле?

– Каким же образом?

– Вы продолжаете следить за этим человеком?

– Нет.

– Почему?

– Я выяснил, что требовалось моему клиенту, и выполнил обязательство перед ним. И, кроме того, может быть, вы действительно нашли кого-то в своей конторе, полной мальчиков из колледжа, кто уже смог добиться успеха, выследив меня.Хотя искренне сомневаюсь в этом.

Коули спокойно посмотрел на меня, затем усмехнулся:

– Я тоже сомневаюсь в этом.

Мимо прогрохотал поезд Эль, и мы сидели молча, выжидая, когда затихнет его шум.

Потом Коули сказал:

– У нас были контакты с теми, кто также имел ниточку к Диллинджеру.

– Это интересно.

– С теми, кто видел его на Норт-Сайд.

– Да?

– Да. Они из полиции, но не нашего штата.

– Правда?

– Это полицейские из Восточного Чикаго, штат Индиана.

– Вы шутите.

– Сержант Мартин Заркович и его капитан, человек по фамилии... запамятовал.

– О'Нейли, – помог я.

Коули, притворно удивившись, спросил:

– Вы знаете его?

– Знаю Зарковича. Не думаю, что когда-нибудь встречал О'Нейли, но слышал о нем.

– Что вы думаете о... хм... полиции Восточного Чикаго?

– В целом или в частности?

– И так, и так.

– В общем коррумпирована. В частности – Заркович.

Он улыбнулся и сказал:

– Теперь вы понимаете, почему мы можем использовать подтверждающий источник. В самом деле, если я смогу руководить этим всецело через вас, то буду чувствовать себя спокойнее. И шеф Пурвин тоже.

Это удивило меня.

– В самом деле? Что же создает мне такую надежную репутацию? – спросил я.

– Сравнение с Зарковичем, – невозмутимо сказал Коули.

Это заставило меня улыбнуться.

– Вам придется иметь дело с Зарковичем. Он коп. Почему бы в этом случае не подключить к делу Стеги?

Коули ответил не сразу.

– Слишком мало любви между нашим учреждением и полицией Чикаго. Точнее, мало взаимного уважения и стремления к сотрудничеству.

– Как я понимаю, именно это предопределяет ваше обязательное участие в деле.

– Я не так долго, только с апреля, нахожусь здесь мистер Геллер. Вы знаете это. Но мне потребовалось немного времени, чтобы понять, что чикагскую полицию не очень-то уважают.

– Значит, вы сотрудничаете с полицией Восточного Чикаго. Послушайте, в Чикаго все же естьнесколько хороших полицейских, в том числе Стеги. Я знаю. Но наверняка вы слышали, что он не очень высокого мнения обо мне. Несмотря на это, считаю, что с ним можно иметь дело, поверьте мне.

Коули встал, желая размяться. Он подошел к одному из окон и, глядя на Эль, произнес:

– Я слышал, вы честный человек, мистер Геллер.

– Более или менее, – сказал я.

Он улыбнулся, по-прежнему не глядя на меня.

– Это высокая оценка в Чикаго. У нас, хм... есть общий друг, вы знаете.

– Знаю. Элиот Несс.

– Значит, – продолжал Коули, – если я скажу вам кое-что не для записи, вы сохраните это в тайне.

– Я не репортер.

– А если репортер спросит вас, – он внимательно взглянул на меня, – или даже судья?

Я кивнул. Он вернулся к стулу, на котором сидел, сказал:

– Заркович и О'Нейли выставили несколько условий. Одно из них заключается в том, чтобы Стеги и чикагская полиция не были вовлечены в... захват Диллинджера.

– Почему вы сделали паузу перед словом «захват»? Он поколебался:

– Это связано с другим их условием.

– Понимаю. Вы согласились с ними?

– Пока еще нет. Вот почему мы хотим привлечь вас, мистер Геллер. Почему бы вам не помочь федеральным властям избежать контактов с запятнавшей себя полицией Восточного Чикаго? Почему бы вам не рассказать о том, что известно, и тем самым избавить нас от сотрудничества с типами вроде Зарковича и О'Нейли?

Я промолчал.

– Ладно, – сказал Коули, давая понять, что завершает разговор, – подумайте об этом. Но думайте быстрее. Потому что в любой момент может кое-что произойти.

– И провалиться?

Он медленно кивнул. Надел свой пиджак, шляпу.

– Ваша помощь будет оценена. Так что до завтра?

– Я все обдумаю.

– Почему бы вам не связаться с вашим клиентом, если обеспокоены тем, что его подружка может быть вовлечена в эту историю?

– У меня нет способов связаться с ним. Он сейчас в отъезде, сказал, сам отыщет меня. Но еще не объявлялся.

Коули пожал плечами.

– Но вы детектив. Как он нашел вас? По рекомендации адвоката, Луи Пикета.

– Скажите, инспектор. Вы, конечно, больше знаете о деле Диллинджера, чем я. Кто был адвокатом Диллинджера перед его побегом в прошлом году?

– Это было не в прошлом году, а в феврале, – сказал Коули. – И я удивляюсь, мистер Геллер. Вы говорите, что читаете газеты, а уж они-то порезвились, узнав, что Диллинджер нанял такого златоуста.

Я уже догадался, что он ответит на мой вопрос.

– Адвокатом Диллинджера был Луи Пикет, конечно, – сказал Коули и, кивнув мне, вышел.