Прочитайте онлайн Колдовство по найму | ГЛАВА 7 БЕГОТНЯ ПО СЛЕДУ

Читать книгу Колдовство по найму
4316+1812
  • Автор:

ГЛАВА 7

БЕГОТНЯ ПО СЛЕДУ

Хорошо, что у него ручка с кожаной оплеткой, — пробормотал Богдан, приподнимаясь. — А то б мне совсем хана! Умели делать в старину! — он благодарно погладил почерневший клинок, но тут же отдернул руку. Кинжал дымился.

Бесчувственная Танька рухнула рядом с компьютером. Пальцы у нее на руке распухли и налились красным. Еще не до конца пришедшая в себя Ирка задумчиво посмотрела на свою исцарапанную руку, обломки пластика, остатки компьютерной мышки…

Громко топая, мимо пробежал Богдан. Ирка проводила парня изумленным взглядом, потому что несся он прямиком к Таньке! Подхватив бесчувственную девчонку под мышки, он выволок ее из пентаграммы, прислонил к стене и похлопал по щекам.

— Тань, Танечка, ну ты чего, а? — жалобно бормотал он.

Подхватившись, рванул к холодильнику в углу вытащил здоровенную бутылку минералки, отвернул крышку, обдав шипучей струей себя и все вокруг. Принялся тыкать горлышком бутылки Таньке в губы. Вода плюхала через край, заливая Танькину майку. Девчонка вдруг отчаянно раскашлялась и оттолкнула бутылку прочь. Та, глухо хлюпнув, ляпнулась рядом. Булькающими толчками вода полилась через горлышко, подмачивая Танькины джинсы. Одним прыжком девчонка вскочила.

Что ты меня поливаешь, придурок, я тебе не цветочек! — заорала она.

Это точно! — тут же энергично подтвердил Богдан. Страдальческого выражения на его лице как не бывало. — Цветочки они легкие, изящные, не то что некоторые! Я пока тебя допер, думал, руки оборвутся! Зад наела, наверное, на целый центнер!

Да ты… Да я… Да я всего сорок килограммов вешу! — вскричала Танька.

Ирка лениво подумала, что подруга заливает. Сорок кило весит сама Ирка, а Танька все-таки потолще будет. Тут ноги у Ирки подломились, и она бессильно рухнула на четвереньки.

Стоять на четырех конечностях оказалось необычайно удобно. Мир приобрел нормальную, привычную устойчивость, исчезли головокружение, звон в ушах и муть перед глазами. От слабости не осталось и следа, наоборот, мышцы налились силой. Ирка и не подозревала, что может чувствовать себя такой сильной и здоровой. Она ощущала каждую жилочку в своем теле, и все это вместе дарило ощущение мощи. Мир вокруг стал отчетливым и… опять бесцветным.

Именно этот момент выбрал Серега, чтобы открыть рот.

— Имущество компании портите?! — завопил он, указывая на раскуроченную стену и смолкший компьютер. — Пол обрисовали, воду разлили! Вот сейчас генерального вызову! Заодно расскажешь ему, кто тебе разрешил кинжал со стенки снять!

Богдан неловко переступил с ноги на ногу и покраснел:

Я бы обратно повесил, честное слово! Перед уходом повесил бы! Я ж с территории ничего не выносил! Это только пока мы тут… Полюбоваться.

Службе безопасности расскажешь! — злорадно объявил Серега. — Во народ! Если б двуручник поднять смог, небось тоже б уволок!

Богдан покраснел еще сильнее — похоже, противный младший программист попал в точку. А Ирка обозлилась. Будут тут всякие шантажисты паршивые на ее друга наезжать!

Она задрала голову, разглядывая Серегу снизу вверх. И парень вдруг испуганно осекся и попятился. А Ирка неторопливо двинулась к нему. Как была, на четвереньках. Подняться на ноги желания не возникало, неожиданно оказалось, что так она движется быстрее, прямо стелется над полом. Только вот странное поцокивание слегка смущало — Ирка никак не могла понять, откуда оно исходит.

— Так в чем ты хотел, чтоб я призналась, да еще при свидетелях? — поинтересовалась она, останавливаясь напротив Сереги. (Цоканье стихло. Странно.) — Что я тебя подрала? Изувечила? Зачем же признаваться! Я сейчас доказательства оставлю. Наглядные.

Согнув локти, Ирка почти припала к полу. Ее верхняя губа зловеще приподнялась… Из горла вырвался глухой рык. И в такт этому рыку заорал Серега. Пронзительный вопль вырвался у него из груди, парень развернулся и длинными заячьими скачками помчался вдоль коридора.

Ирка разочарованно чихнула: сама виновата, надо было не разговаривать, по вечной людской привычке, а сразу хватать мерзавца за уши или горло да лупить оземь, чтоб лапы у него врозь и дух вон! А теперь что ж — удрал. Догнать, конечно, не фокус, но закладываться за такой паршивой дичью — только портить репутацию охотницы.

Ирка гордо развернулась и даже хотела в знак своего крайнего презрения поскрести вслед беглецу задней лапой… как вдруг увидела уставившиеся на нее две пары совершенно безумных глаз.

Одинаково вжавшись в стену, Богдан и Танька крепко держались за руки. И глядели на Ирку.

— Вы чего? — рыкнула на них Ирка.

Богдан лишь молча сглотнул.

А Танька дрожащим голосом поинтересовалась:

Ирка-а… Ты какой зубной пастой пользуешься?

Какой еще пастой? — опешила Ирка… и тут поймала свое отражение в темном экране компьютера. Лицо как лицо, все вроде обычно… Только вот зубы… На темном фоне ее отражения из-под приподнятой верхней губы ярко сверкала пара крепких, острых клыков!

Девчонка с размаху уселась на собственные пятки.

— Овампириваюсь, что ли? — она запустила палец за щеку и принялась ощупывать зубы.

Зубы были как зубы, ничего странного. Ирка наклонилась низко-низко, почти водя носом по темному монитору, и до предела растянула губы. Клыков не было. То есть обычные, слабенькие человеческие клычки никуда не делись, а вот те, жутковатые, исчезли без следа. Да и были ли они?

Ирка задумчиво склонила голову набок. И тут же напрочь позабыла о клыках, о перепуганном Сереге, обо всем!

— Танька! Богдан! Посмотрите! Тут на клавиатуре что-то есть, — тихо позвала она.

Все еще с опаской поглядывая на подругу, Танька подошла и уставилась на клавиатуру.

Кнопки, пыли немножко… — принялась перечислять ведьмочка.

Ну как же ты не видишь! — перебила Ирка.

Для нее клавиатура походила на многослойное желе. Сверху тоненький-тоненький, такой знакомый слойчик — сама Ирка, ее безуспешная попытка с помощью колдовства допросить компьютер. Ниже был второй, такой же тонкий и тоже знакомый слой. Ирка безошибочно знала, что принадлежит он Сереге. Младший программист наверняка трогал компьютер начальства. А дальше — густой, как кисель, лежал основной слой.

Сама не понимая почему, Ирка была совершенно убеждена, что это след исчезнувшего компаньона. И этот след был везде! Будто стеклом, он покрывал стол, похожий на толстую подушку, лежал на кресле, прятался по углам кабинета, струился вдоль подоконника, тянулся по стенам и исчезал под дверью. Он был сильным, мощным и свежим. Ирка завертелась от возбуждения, слабо поскуливая и почему-то ввергая Таньку и Богдана в полный ступор.

Компаньон! Он здесь, здесь и там! Он тут всюду был! И ушел за дверь! — отрывисто бросила Ирка.

Ничего не вижу! — глядя на подругу расширенными глазами, пробормотала Танька.

И тут до Ирки дошло, что столь явственный след она тоже не видит. И не слышит. Она воспринимает его как-то по-другому, хотя совершенно не могла понять, как именно. Но это и не важно. Главное, что след все-таки есть, а значит, за ним можно идти.

Ребята, не знаю, как я это чувствую, но наш беглый компаньон оставил за собой очень четкий след. Надо поглядеть, куда он тянется, вдруг поймем хоть что-то, — наскоро пояснила Ирка и заторопилась к двери. — Ну что стали, пошли скорей! — прикрикнула она на замешкавшихся друзей.

Ты что, и в коридор так выйдешь? — со смущенным смешком спросила Танька.

Ирка опустила голову, оценивая свой прикид, потом заглянула сама себе через плечо.

А что, я плохо одета? — недовольно поинтересовалась она. — Так сказала бы сразу, когда из дома выходили!

Ты нормально одета, — проникновенно сообщила Танька. — Только вот понимаешь… Ты на четвереньках ходишь.

Ирка еще раз внимательно оглядела саму себя, покраснела и быстро вскочила на ноги.

— Да, конечно… Что это я… Как-то так… — неловко забормотала она.

Стоять на двух ногах было неудобно, сразу навалились усталость и слабость. Да и след тянулся внизу, у самого пола, и чтобы ощутить его, приходилось все время наклоняться.

Стараясь не оглядываться на притихших друзей, Ирка выбралась в коридор. На пороге кабинета след беглого компаньона походил уже не на желе, а на перепутавшуюся кучу макарон. Сплетаясь в густую сеть, линии следа тянулись то из коридора в кабинет, то из кабинета в коридор, и было их бесконечно много.

Ирка присела рядом на карточки и задумалась. Наконец поняла: некоторые из линий были старше, они словно выцвели, размылись. Следы, оставленные позже, казались насыщенней. Ирка выбрала среди них самую густую линию — она тянулась как раз из кабинета в коридор. Под Танькиным настороженным взглядом, преодолев желание снова встать на четвереньки, Ирка двинулась вслед за линией.

Троица опять кружила по корпорации. След плутал по коридорам, иногда прерывался, но тут же находился вновь. Низко пригнувшись, Ирка мчалась по следу, друзья торопились за ней. Встретившиеся им сотрудники компании провожали новых курьеров изумленными взглядами.

Ребята снова выбежали в холл. След пересекал его насквозь, нырял под турникет и скрывался за ним. Не глядя по сторонам, Ирка рванула туда.

— Девочка, туда нельзя без пропуска! — в очередной раз заорал охранник. — Да что это за дети навязались на мою голову!

Турникет лязгнул, чуть не отхватив Ирке нос. Не вдаваясь в долгие объяснения, девчонка выхватила из кармана универсальный ключ, на бегу чиркнула им по прорези. Турникет открылся. Не отрываясь от следа, Ирка побежала к застекленному выходу.

Вас не пущу! — разорялся позади охранник. Танька что-то ему отвечала, но он продолжал орать. — Куда сматываетесь? Стырили чего? И подружку свою верните! Эй, ты, немедленно назад, я твоих подельщиков поймал!

Мы не воры, не смейте нас обвинять! А еще оружием интересуется! — послышался возмущенный вопль Богдана.

Ирка понимала, что надо бы вернуться, но след манил за собой, звал, сулил… добычу. То есть разгадку, конечно. Ничего, сейчас она быстренько во всем разберется и обратно! Пригнувшись, чтобы не потерять след, Ирка припустила быстрей.

— Сто-ой! — закричал охранник.

След тянулся сквозь застекленный вход. Ирка вдруг почуяла, что там, прямо за прозрачными дверями ее поджидает кто-то нужный, важный, знакомый. В том, кто находился за дверью, было что-то бесконечно родное.

Изо всей силы она толкнула створку… и въехала головой в чей-то твердый, как доска, живот. Пуговица милицейского мундира оцарапала Ирке лоб. Человек глухо хекнул и крепко ухватил Ирку под локти. Приподнял, так что ее глаза оказались как раз на уровне действительно очень знакомого лица.

— Куда разогналась, сестренка? — глухо проворчал милицейский майор и усмехнулся своей волчьей усмешкой. — Думаешь, Ментовский Вовкулака способен такой четкий след прогавить? Я его унюхал, как только здешний генеральный меня нанял. А толку-то?