Прочитайте онлайн Кодекс Люцифера | Часть 22

Читать книгу Кодекс Люцифера
2216+3722
  • Автор:
  • Перевёл: А. Перминова
  • Язык: ru

22

На обратном пути к Буке мысли Павла беспокойно метались в мозгу, пока его подсознание не взяло на себя командование и не предприняло необходимые шаги, в результате которых он начал искать пятна крови на рясе и руках и оттирать их землей. Не важно, все ли ему удалось таким образом скрыть, ведь на рясу пролилось достаточно много его собственной крови из поврежденной руки, так что и другие пятна можно было выдать за его кровь. Пока он занимался одеждой, мозг услужливо показывал ему картины более молодой и красивой Катьки, несущей ноябрьской ночью ребенка, который давно уже должен был умереть, и перемежал их изо6ражениями окровавленного лица слуги, получившего побои в качестве несколько запоздалого и непредвиденного наказания за предательство и теперь слабо сопротивлявшегося, пытаясь разжать чужие руки, сомкнувшиеся вокруг его горла. Инструкция аббата Мартина была совершенно однозначной: ре6енок представлял собой угрозу тайне, которую все они охраняли в пещерах под монастырем; и люди, знавшие об этой тайне и потому способные разгласить ее, тоже были слишком опасны.

«Но ведь они так долго молчали!» – возразил тогда Павел.

«Ты должен сделать все, чтобы они молчали и дальше», – ответил ему аббат Мартин.

Павел ощутил отчаянное подрагивание мышц шеи своей жертвы, когда он сдавил ее, точно так же как ощущал недавно каждый удар дубового сука по человеческому телу, отдававшийся в нем, будто он бил по нему кулаком. Он плакал и не замечал этого, шептал молитвы и не слышал их.

Неожиданно он оказался прямо перед Букой. Великан окинул его взглядом. Он все еще крепко сжимал в руках юношу.

– Поставь его на землю, пускай сам идет, – приказал Павел.

Бука подчинился. Но колени парня подогнулись, и он так расслабленно опустился на землю, что Павел сразу же понял: юноша мертв. Он перевел взгляд с широко открытых глаз юноши на Буку. Тот задрожал.

– М-м-м… – произнес великан, и руки его произвели такое движение, будто ломали палку. – М-м-м… я… я… н-н-н… н-н-н… не могу… м-м-м…

«Разумеется, не можешь», – подумал Павел. Юноша сопротивлялся, и Павел приказал Буке зажать ему рот. Парень рвался из рук великана и брыкался. Бука надавил посильнее, чтобы не дать ему вырваться. Сила Буки была огромна; для него паренек оказался не более чем истощенным воробушком.

– Нет, – мягко согласился Павел. – Ты ничего не можешь сделать.

Что-то глубоко внутри него кричало, и бушевало, и проклинало его. Он постарался не слышать этих воплей. Бука дрожал все сильнее. Ведь все это время_ он нес труп, чтобы Катька не сомневалась: у них есть средство давления на нее ради спасения которого она была готова раскрыть тайну хранимую целых двадцать лет.

Бука рухнул на землю рядом с убитым им парнем. Его тело сотрясли рыдания. Павел стоял возле него и ничего не мог поделать. Если бы в этот момент пришли крестьяне из деревни и захотели убить его, он бы не стал защищаться. Он подумал об аббате Мартине и о сундуке и неожиданно услышал какой-то звук, идущий из глубин его тела, – песню чистой злой энергии, которую до этого момента слышал только аббат. Она была рядом. Ее действительно было слышно. Она открывалась тем, кто становился ее слугой – ее, лежащей во вложенных друг в друга сундуках, ожидающей своего часа. Этот зов слышали только те, чьи души были прокляты навечно.