Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 8

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1470
  • Автор:
  • Язык: ru

8

— Если хочешь, то можешь вообще идти голышом, — захихикала Элен, когда Элиот поделился с ней нашими подозрениями. — Вообще-то я имела в виду, что вам не понадобится ничего из твоей одежды, мы все вам дадим!

Мы на пляже Ла-Хойа. Готовы бросить вызов волнам. В гидрокостюмах. Мне немного страшновато.

— Элен, ты уверена? — спросила я, перебирая темное обмундирование из резины.

— Да-да! Надевай! Я подобрала всем по размеру. Они должны подойти!

Зои уже надела костюм, с трудом застегнув его на своей аппетитной груди. Выглядела она словно модель доя съемки в «Плейбое», причем фотки будут предназначаться для фетишистов, обожающих одежду из резины и латекса. Саша — очаровательная Женщина-Кошка. Элиза отказалась к нам присоединиться, а Элиот веселится сам над собой:

— Я выгляжу как палочка лакрицы в шербете.

На самом деле он смотрится божественно. Как настоящий серфингист с его взъерошенными волосами и худощавым телосложением. Даже поза соответствующая. Помнится, он говорил, что в детстве ездил в курортный городок Ньюкуэй на море, еще до того как стал бледнеть и чахнуть над своими компьютерами.

Элен подтолкнула меня, и я быстро натянула свой костюм. Он был довольно плотный, обтягивающий, но при этом эластичный. Как странно. Часть меня протестовала и хотела сорвать его с себя. Но когда я уже успокоилась и пришла в себя после попыток натянуть его, то привыкла к ощущению второй довольно грубой кожи. Я протянула руку Элиоту:

— Привет. Человек-лакрица! Я — Лара! Женщина-покрышка!

Элизу это не развеселило:

— Не понимаю, почему нельзя было просто остаться у бассейна в отеле?

— Самое лучшее средство перебороть нарушение суточного режима — это серфинг! — настаивала Элен. — После этого вы обретете второе дыхание — обещаю!

— Она права! — согласился Элиот. — На самом деле мне хотелось бы броситься навстречу этим волнам в шортах, почувствовать воду на своей коже.

— Ты замерзнешь! — предупредила его Элиза.

— Да все будет в порядке, — отстаивал свое мнение Элиот. — Закаляйся, если хочешь быть здоров!

Я испытала прилив возбуждения, когда увидела, как Элиот стягивает с себя гидрокостюм, наверное, это результат медленного воздействия запаха его одеколона.

— Какого цвета гидромайку ты хочешь? — Элен толкнула меня локтем, вываливая из пакета кучу эластичных футболок на песок. — Вообще-то их надевают под гидрокостюм, но если вы наденете их на, то я смогу держать вас в поле зрения.

Зои схватила розовую, Саша — зеленую, Элиот— синюю, Элен выбрала себе желтую, а мне досталась красная. Красный цвет — сигнал тревоги! Красный цвет — дороги нет!

— Элен, я не знаю, получится ли у меня, — заныла я, увидев, как один серфингист потерял равновесие и свалился прямо в пенный гребень волны. И я так ясно представила, какое ужасное ощущение давления и шума в ушах он испытывает сейчас, вырываясь на поверхность, чтобы глотнуть воздуха.

— Можешь остаться со мной, — предложила Элиза. — Я не пойду.

Внезапно я переродилась. Я перевоплотилась в звезду «Спасателей Малибу» Ясмин Влит, преодолевающую волны. Ну, уйду под воду на пару минут, но что это по сравнению со смертью из-за Элизиного общества?

— Ладно, — Элен привлекла наше внимание. — До того как мы пойдем в воду, нужно обучиться кое- каким базовым навыкам. Я бы могла и сама вам все рассказать, но вместо этого хочу познакомить вас с женщиной, которая в свое время обучала меня и благодаря которой моя жизнь перешла на новый уровень! Изабель Тиханья — она совладелица…

— Клуба «Калифорния»? — перебила ее Зои.

— Вообще-то нет, она организовала первую школу серфинга для девушек — «Богини серфинга».

— О, Элен, — Элиот смеясь потянул ее за локоть. — Все эти годы я хотел признаться тебе…

— Ну и что, что ты мужчина. Они принимают и мальчиков. Эта программа называется «Мальчики в сторонке», — заверила его Элен, а потом в шутку похлопала по груди. — Кроме того, ты такой очаровашка, так что все, что нам остается, — это засунуть пару моллюсков в твой костюм!

— Отстань! — засмеялся он, отмахиваясь от нее.

— Изабель застряла на автостоянке, так что пойду, помогу ей со снаряжением. Вернусь через минуту!

— Элен! — позвала я ее. — Что?

— А мы можем уже рассказать друг другу наши желания?

Элен широко улыбнулась:

— Я ждала, когда же вы меня об этом спросите. Конечно можно, вы ведь уже согласились на условия клуба. Давайте открывайте свои секреты!

Мы собрались вместе.

Зои первой выпалила свое желание:

— Я хочу поменяться местами с голливудской актрисой!

Да, сюрприза не произошло. Не уверена, как клуб «Калифорния» справится с задачей, никого не похищая, но желание хорошее, есть где развернуться. Что ж, флаг вам в руки!

Зои легонько стукнула Сашу, словно играла в салочки.

— Я хочу найти такое место в Калифорнии, где не важно, как ты выглядишь! Это звучит очень самодовольно? — съежилась Саша.

— Нет, что ты, — заверили мы ее, не завидуя ее желанию.

Она ведь может оказаться и где-нибудь в Долине Смерти рядом с грудой черепов, или все может закончиться тем, что ее пошлют в долину реки Нала давить виноград. Гм-м, ароматное вино… Может, выбор и не так уж плох.

— Элиот! — поторопила я.

— Отвезите меня в парк аттракционов!

Опять же как я и предполагала.

— Я действительно не понимаю, как они растянут это на неделю, — нахмурился он. — Все закончится счетами за лечение остеопороза или, возможно, меня прикончат за преследование мышки Минни.

Я никогда не была так счастлива услышать имя мультяшной героини в обычном контексте.

— Ты прямо так и написал? — Элизу интересовали детали.

— Более или менее. Я указал, что это должен быть самый большой парк аттракционов, разумеется, я подразумевал Диснейленд, но я буду доволен, если меня свозят в Мэджик Маунтин или Юниверсал.

— А ты что загадала? — спросила Зои у Элизы.

— Я не хочу говорить об этом.

— Не глупи, нам-то ты можешь сказать!

— Слушайте, это просто ужасно, что мне придется в этом участвовать, так что давайте хотя бы заранее не разбирать мое желание по косточкам.

Звучит интригующе. И неприятно. Это очень хорошо.

— Лара?

— Не помню, что я дословно там написала, — соврала я. — Просто загадала потусоваться как следует с моими друзьями.

— Ах ты, дурашка! — Зои заключила меня в объятия. — Только зря потратила желание!

— По существу, мы с Зои не загадали ничего сверхъестественного, она немножечко побудет звездой экрана, а я поеду кататься на американских горках, — подытожил Элиот. — Саша… Как знать? Но уж точно ее не отправят в Лос-Анджелес! А что касается Лары… Не знаю, как можно выполнить ее желание, ведь мы все будем в разных местах!

— Это точно. — Саша выглядела обеспокоенной.

— А Элиза…

— Заткнись! — отрезала она.

— Возможно, ты…

— Эй, ребята!

Мы обернулись и увидели окликнувшую нас тренера Элен по серфингу. Это была девушка с роскошной фигурой, загорелая до шоколадного цвета. На ней была красная юбка и ковбойская соломенная шляпа, из-за которой солнце на ее кожу падало словно через сито. Она улыбнулась:

— Очень рада всех вас видеть!

Затем воткнула свою доску в песок и пожала нам руки.

— Готовы ли вы покорить эти волны?

— Постараемся, — нерешительно сказала я.

— Никто не ждет, что вы через пару часов превратитесь в Кейт Скеррит, просто хотим, чтобы вы хорошо провели время, — подбодрила нас Изабель. — У нашей школы «Богини серфинга» есть девиз: «Самый лучший серфингист — это тот, кто получает от процесса наибольшее удовольствие!».

— Правда здорово? — подмигнула Элен.

Видно было, что ей не терпится, чтобы мы попробовали на себе то, что для нее уже стало повседневным наслаждением.

Я хотела попробовать ради нее, но подозревала: что одной девушке хорошо — для другой закончится соплями до пояса и воспалившимися от морской воды глазами.

Изабель обучала нас азам серфинга. Интересно, уж не задумано ли все это для того, чтобы мы не ломали голову. Во что же мы ввязались с этим клубом «Калифорния»? Оказалось, что изучить надо намного больше, чем я ожидала. Перед тем как зайти в воду, надо обезопасить себя от медуз, для этого нужно поелозить ногами по песку, тогда не поскользнешься на этих тварях и они тебя не обожгут. Нельзя дергать за шнур, который соединяет твою ногу с доской. Если потеряли доску, то нужно кричать, чтобы предупредить других серфингистов, но не обязаны ловить чужую доску. Никаких междусобойчиков (нельзя садиться в кружок и болтать). Нужно все время смотреть на горизонт, чтобы знать, какая волна движется на тебя. А еще я узнала, что волны — это результат шторма, происходящего далеко в открытом море, и что американцы тянут гласную «у» в слове «буй».

Но мы все еще не заходили в воду. Еще нужно было выучиться необходимому умению «подпрыгивать», когда из позы лежа на животе ты рывком принимаешь классическую позу серфингиста с согнутыми коленями. Не так просто, как кажется.

Я легко запомнила анатомию доски. То, на чем вы стоите, называется «декой», боковины называются «райлсы». Ну, а что такое «нос» и «хвост», думаю, и так понятно. Но мне никак не удавалось сделать это чертово подпрыгивание. Изабель пыталась объяснить — я должна понимать, морально подготовиться, — что это половина успеха, но у меня предательски дрожали колени.

Хотя все это происходило на суше, Элиза все равно не захотела к нам присоединиться, вместо этого она предпочла комментировать, что мы делаем не так:

— Лара! Ты слишком наклонилась вперед! Лара, что это у тебя на бедрах? Батюшки, да это же целлюлит!

Ну и все в таком духе.

Изабель сказала, что моя проблема состоит в том, что я «гуфи», чур, не путать с неуклюжим мультяшным персонажем, просто так называют людей, которые катаются на доске правой ногой вперед. И вот, наконец, пришло время искупнуться.

— Мне хотелось бы, чтобы вы и в сорок пять были ягодки опять, так что давайте-ка намажемся солнцезащитным кремом, — посоветовала Изабель.

Она щедро нанесла крем на лицо, так что стала похожа на Каспера, маленькое привидение из мультика. — Не забывайте про ладошки и ступни!

— Вперед!

— А мне что делать? — заныла Элиза.

— Разбей на берегу лагерь и следи, чтобы никто не посягнул на нашу одежду. — Элен совершенно не собиралась утешать и веселить ее. Вместо этого побежала к воде, положила доску и иногда стала окунаться в волну, с которой ей не удавалось справиться.

Я все еще не могла смириться с мыслью, что она может так здорово с чем-то управляться. Даже не помню, чтобы она когда-либо пыталась. Это заставило меня задуматься, какие скрытые таланты мы могли бы проявить, если бы каждую неделю использовали возможность пробовать что-то новое.

Мы с девчонками были по пояс в воде, и тут к Саше пристал первый поклонник из числа серфингистов. Мы различили только два слова — «потрясная» и «горячая», но посоветовали ему поискать девчонок где-нибудь в другом месте, поскольку мы не «понимать, что он говорить». Когда мы зашли поглубже, я все ждала, когда же вынырнет Нептун и пригласит нашу красотку на свидание.

Как минимум час мы бултыхались на досках в безудержном веселье, прежде чем у нас стало хоть чуточку получаться стоять прямо. Изабель и Элен были нашей группой поддержки, подбадривая нас, чтобы мы не бросали начатое. Только у Элиота по- настоящему хорошо получалось. Я наблюдала, как он ловил волну, затем чуть-чуть отклонялся и врезался в прозрачную арку. Через секунду он оказывался на поверхности, вид у него был слегка растерянный, он тряс головой, чтобы настроить на нужный лад свой вестибулярный аппарат, и снова карабкался на доску. И вот он справлялся с задачей и ликовал. Пожалуй, я давненько не видела его таким энергичным, и он, несомненно, был очень сексуален.

— Он молодец, правда? — ко мне приблизилась Элен.

— Поразительно, — улыбнулась я, не в силах отвести от него взгляд.

— Все еще? — просто спросила Элен.

Я посмотрела на нее:

— Навсегда.

Она тяжело вздохнула и перевернулась на спину, теперь доска служила ей чем-то вроде надувного пляжного матраса.

— Не понимаю, почему он никак не разглядит, что ты уготована ему судьбой?

— Я?!

— Ты, — повторила Элен. — Я думала, он вот- вот это осознает, но тут на горизонте появилась Элиза.

— «Вот-вот осознает»? Что ты имеешь в виду? — Я подплыла к ней поближе.

— Просто у меня было такое чувство. Перед тем как я уехала в Штаты, вы были не разлей вода, близки как никогда.

— Да, — я почувствовала, как моим сердцем стремительно завладела грусть. — А потом она… — Договорить я не смогла. — Кстати, ты самая первая узнала о помолвке. — Я не могла не сказать этого.

— Не делай поспешных выводов, просто у них была причина сказать мне, я просто не могу ее раскрыть.

Я снова почувствовала себя блуждающей впотьмах. Все знают что-то, чего не знаю я?

— Это ужасно, что у него от меня есть секреты, — призналась я.

— Ну, будем надеяться, что во время этой поездки у вас будет возможность поговорить и все вновь станет как раньше.

— Думаешь, это возможно?

— Все возможно, — уверенно произнесла Элен.

Пару минут я молчала.

— А что ты о ней думаешь? — рискнула спросить я, стараясь придать своему голосу как можно более легкомысленный тон, хотя Элен всегда видела меня насквозь.

Элен перевернулась на бок.

— Хочешь, чтобы я сказала какую-нибудь гадость?

— Если, можешь! — пошутила я.

— Я не стану говорить ничего плохого, — поправила меня Элен. — Я пообещала в клубе «Калифорния», что буду воздерживаться от отрицательных эмоций и высказываний.

— Ой. Ну ладно. — Я уставилась на свою доску. Было такое чувство, будто меня отчитали.

— Но если бы мне нужно было сказать о ней что-то плохое…

— Ну?

— То это было бы действительно просто, — поддразнила меня она.

Я улыбнулась ей в ответ. Это все, что мне нужно знать.

Я старалась повторять движения за Элен, но меня все время не оставляло ощущение, будто я лежу на сверхпрочном водяном матрасе. Каждый раз, когда волна обливала меня, я дергалась так, будто сейчас опрокинусь в воду, а Элен удерживалась на гребне.

— Ты такая умиротворенная, — сказала я, отряхиваясь от брызг.

— Это заняло у меня какое-то время, но Рубен был просто чудо. Он когда-то работал спасателем, так что в его объятиях я так уверенно себя чувствую.

— Спасателем? Он тебя научил чему-нибудь из арсенала спасателей?

Элен на секунду задумалась.

— Ну… Если собираешься кого-то спасать, то надо отчетливо осознавать, что ты свою жизнь подвергаешь большой опасности. Утопающий будет в панике хвататься за тебя и утаскивать на дно, так что надо действовать решительно и заставить его выполнять твои инструкции, а не то он утопит обоих.

— А что значит «решительно действовать»?

— Брызгать утопающему в лицо водой или отогнуть пальцы рук назад до болевого шока, если он все еще тянет тебя на дно.

— Господи!

— Это грань между жизнью и смертью, — твердо сказала Элен. — Я думаю, самое лучшее, если кто-то хватает тебя, — с усилием сбросить его руки, а затем нырнуть. Утопающий, естественно, не будет нырять, потому что для него цель — выбраться на поверхность.

— И все это только для того, чтобы они правильно себя вели, так чтобы можно было их спасти… — покачала я головой.

Элен объясняла мне всякие методы спасения утопающих, а я в это время наблюдала, как солнце медленно прячется за единственное облачко на всем небосводе. По моей коже бегали иголочки, словно я сижу голышом в плохую погоду, а мускулы болели от напряжения. В тени оказалось прохладно, но мне не хотелось выходить из воды, хотелось, наоборот, продлить как можно дольше момент предвкушения уютного полотенца вокруг моего тела.

— Ты хоть в чем-то себе отказываешь, ведь у тебя теперь новая жизнь!

— Каждый день, — подтвердила Элен.

— Правда?

— Да, иногда даже два раза в день.

— Все дело в клубе «Калифорния»?

— Ну, многое, конечно, было и до них. — Элен обрызгала меня водой.

— Я так и знала! — Я в ответ обдала ее фонтаном брызг. — Но это и впрямь работает, эта программа, ну или как там это называется?

— Да, если ты поверишь.

Я задумалась на секунду.

— Как ты считаешь, мне стоило загадать другое желание?

Она не ответила.

— Элен?

Я посмотрела на нее и увидела, что она уставилась на парня в шортах цвета хаки, который медленным шагом двигался вдоль автостоянки. На его ноге была какая-то непонятная штука. Я пригляделась — да это же тату, — по всей длине икры тянулась татуировка в виде зазубренных узоров полинезийского племени маори. Только я хотела сказать, что такая картинка не принесет ее владельцу ничего хорошего, но заметила радостное выражение лица Элен.

— Это Рубен? — спросила я.

— Вернусь через десять минут, — ответила она, перевернулась на живот и быстро поплыла к берегу.

— А я, кстати, запомнила, что «держи десять» в переводе с языка серферов значит «стой так, чтобы все десять пальцев ног удерживались на доске»! — крикнула я ей во след, чувствуя странную легкость во всем теле.

Может, мое желание и так себе, зато Элен не нравится Элиза. Жизнь прекрасна!

Я раскачивалась, лежа на своей доске. Мимо меня пронесся папочка с трехлетним сынишкой на плечах. Я вновь принялась разглядывать Элен и татуированного парня — они были так поглощены друг другом. На нем были солнечные очки, а на голове — капюшон, так что лица особенно не рассмотришь, но, определенно, он был очень симпатичный. Интересно, это ее бойфренд или нет? Посмотрим, поцелуются ли они.

— Ой! — Доска Зои столкнулась с моей, удар был весьма ощутимым.

— Кажется, у меня волосы запутались, теперь буду с дредами, — волновалась Зои. Причем весьма справедливо волновалась. — Мы с Сашей хотим выйти на берег. Ты идешь?

— А где Элиот?

— Где-то там, — показала Зои на юг, куда унесло его течение. — Может, тебе плыть туда и побыть с ним?

— Хорошо, — улыбнулась я.

Перспектива была весьма соблазнительной. Я и он плаваем вдвоем при свете заходящего солнца. Это было бы классно — мы могли бы дрессировать морских коньков, нырять в поисках затонувших сокровищ, а вместо летающих дисков фризби мы бросали бы друг другу морских звезд.

Я взглянула на Элизу. Она все так же, сгорбившись, сидела на берегу, явно не в настроении. Элен была рядом, а вот ее друга нигде не было видно. Может, это и вовсе не ее бойфренд, а то она бы нас с ним познакомила.

У меня засосало под ложечкой, и я двинулась по направлению к Элиоту. Я подумала, что ему, наверное, холодновато там сидеть и смотреть вдаль, туда, где темно-зеленые воды смыкаются с небом, пересеченным оранжевыми лучами. И вдруг он выпрямился, и вся его поза выражала тревогу. Ой, я испугалась, что на горизонте показалась царица всех волн, но нет, насколько хватало глаз, море было абсолютно спокойно. Но все же у меня по спине пробежал холодок. Я не люблю так далеко заплывать.

Я еще раз оглянулась и взглянула на берег. Отсюда казалось, что девчонки там лопают что-то вкусненькое. Мне захотелось вернуться на берег, где безопасно и вкусно кормят, но желание побыть с Элиотом пересилило. Я уже почти доплыла до него, осталось каких-то двадцать метров.

Опустив голову, я продолжала грести, и вдруг сквозь плеск воды и мое собственное сопение я услышала голос, зовущий меня по имени:

— Лара! Лара! ЛАРА!

Крики становились громче и исступленнее. Я быстро села. Куда делся Элиот? Его доска плавала рядом, но его самого не было видно. Сердце ухнуло куда-то вниз, под ребра. Вдруг я увидела, что он пытается выбраться на поверхность, его лицо то показывалось над водой, то исчезало.

— Помогите! — кричал он.

На какую-то долю секунды его глаза, в которых читалась паника, встретились с моими, а затем его снова накрыла волна. Выглядело это так, будто его тянут на дно.

Оттуда, где он только что был, вынырнул пожилой мужчина, обезумевший от страха. Он судорожно молотил руками по воде. На секунду мне показалось, что этот человек напал на Элиота, но, когда они поменялись местами, я поняла, что Элиот всего лишь пытается спасти этого старого чудака, а тот использует его, чтобы удержаться на поверхности. Именно об этом меня предупреждала Элен. Я повернулась всем корпусом к берегу и стала звать на помощь, махать руками, но все мои вопли возвращались со встречным ветром. И даже если бы они меня слыша ли, они были слишком далеко и не смогли бы ничего быстро предпринять. Еще раз взглянув на Элиота, я нырнула, и мои слезы перемешались с соленой водой. Я должна достать их, оттолкнуть руки этого старикана, а потом сломать ему большой палец! Все правильно? Господи! А что, если я промахнусь и заеду кому-нибудь по горлу или стукну по голове доской, которая тащится сзади?

Первый раз в жизни я спросила себя: «Что на моем месте сделала бы Памела Андерсон?» Вмешавшись в эту драку, я ухватилась за кого-то или что- то, чтобы поднять это на поверхность. Выдохнула. Что это, черт возьми, такое? Блин, да это задница нашего дедули! Я стала бессвязно бормотать, когда увидела лицо Элиота!

— Быстро давай сюда доску! — на одном дыхании выпалил он.

Я дернула ее за веревку, привязанную к лодыжке.

— Хватайтесь за доску! — крикнул он старику, выворачиваясь из его цепких рук.

Старик схватился за доску так, будто он висел, держась за оконный карниз. Он все еще не понимал, на этом он свете или уже нет.

— Ложитесь на нее! — приказала я ему, изо всех сил выталкивая его дряхлые ноги на поверхность доски, чтобы он мог расположиться на ней во весь рост.

Я тяжело дышала. Глаза жгло просто неимоверно. Но я пыталась отыскать взглядом Элиота, а его нигде не было. Но ужас не успел охватить меня, так как с другой стороны доски показалось его лицо.

— Ты в порядке?

— Да, а ты? — весело ответил он, яростно тряся башкой, что означала крайнюю степень отрицания.

Я решила подыграть ему и пожала плечами:

— Лучше не бывает!

— Отлично! Запрыгивай! — Элиот жестом попросил меня плавно сесть на «хвост» доски.

Он крепко держал доску спереди. Я заняла указанное место и сказала:

— Если бы у нас были весла, то получилось бы как в фильме «Гавайи пять-ноль».

— Ага, и еще как в фильме «Одной ногой в могиле», — проворчал Элиот, а затем вежливо поинтересовался. — Вы в порядке, сэр?

Старик моргнул три раза, что означало «да».

— Ладно. Теперь твоя очередь — запрыгивай. — сказала я, похлопывая по доске.

— Не могу.

— Да ничего страшного, уверена, доска и троих выдержит!

— Нет, я честное слово не могу.

Я выгнула брови, не понимая, в чем, собственно, дело.

— В неравной борьбе моему сопернику удалось отвоевать у меня плавки, — шепнул мне Элиот.

Мои брови поползли наверх, а взгляд сместился вниз.

— Не смотри! — воскликнул Элиот, неистово вспенивая воду вокруг себя.

— А я и не смотрю! — соврала я.

Не могу поверить, я только что была на волосок от смерти, а на моем лице уже гуляет глуповатая улыбочка.