Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 4

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1463
  • Автор:
  • Язык: ru

4

— У вас есть фотик? — спросила Элен, когда Элиот затолкал последнюю сумку в багажник ее серебристого микроавтобуса.

— Ага, — Элиот постучал по сумке у себя на поясе.

— Тогда садись вперед, если хочешь, сможешь сделать превосходные фотографии, когда мы поедем по знаменитому мосту Коронадо.

Одним движением Элиот запрыгнул на первое сиденье и энергично занялся настройкой объектива для панорамной съемки.

— Еще кто-нибудь должен сесть вперед! — Элен придерживала дверцу.

— Ты, Лара, садись, а то тебе не повезло в самолете, — сказала Саша.

— Ну… — Я замялась, заметив, что Элиза (Элси!) уже развернулась, чтобы сделать шаг.

— Да ладно, иди, давай. — Зои встала на ее пути и затолкала меня на переднее сиденье рядом с Элиотом.

В зеркало заднего вида я видела, что Элиза устроилась на сиденье за водителем. В ее глазах была паника — только сейчас она поняла, что находится в разных плоскостях с Элиотом — как по горизонтали, так и по вертикали. Да и по диагонали-то не особо достанешь — мешает коробка передач! Она хотела сесть на место Саши, которая разместилась посередине, но было уже поздно. Зои плюхнулась рядом с Сашей у окна, так что Саша и Элиза оказались прижатыми друг к другу.

— Пора ехать! — воскликнула Зои. — Не могу поверить, что все мы здесь!

— Да, — улыбнулся Элиот. — Мы уже сто лет не собирались вместе. Когда это было в последний раз? Когда мы провожали Элен?

— Нет, Саша тогда была на съемках в Кейптауне, — напомнила Элен. — Еще раньше.

Элиот опросил сидящих сзади девушек.

— Что? — раздраженно спросила Элен. — Я отсюда не слышу, что вы там говорите.

Пока Саша вспоминала, когда же мы собирались вместе в последний раз, я зажмурилась: «Ты только что сидела одиннадцать часов с Элиотом и теперь завидуешь мне из-за каких-то пятнадцати минут!» Видели бы вы ее, когда она там сидела, а на нее никто не обращал внимания. На самом деле, чтобы хоть что-то слышать, ей просто надо было наклониться вперед. Остальные ведь как-то справлялись. Разве можно сердиться на наши вспоминания былых деньков? Мы ведь не видели Элен больше года!

— Может, когда мы ездили в родео-бар в Уотфорд? — засмеялась Зои. — Может, нам удастся здесь повторить это, но уже по-настоящему? Мы ведь на Диком Западе!

— Ты шутишь? У меня копчик до сих пор болит! — Элиот поерзал на сиденье.

— А ты был хорош! — засмеялась Элен. — Ковбой Рэнди!

— О нет! — поежилась я.

Мы так его звали несколько недель. Но он и, правда, ловко справился: его длинные ноги обхватили быка, в то время как все остальные молотили ими по его бокам, радостно вцепившись в рога.

Элиот взглянул на указательный палец левой руки, слегка искривленный с того самого дня — слишком сильно ухватил механического быка за рога, — и вздохнул:

— Да, отличное было лето.

«Самое лучшее, — подумала я про себя. — Сколько прекрасных восходов мы тогда встретили все вместе».

— Я никогда его не забуду… — начал Элиот, но он не успел закончить свою мысль.

Элиза вдруг наклонилась вперед, но не дотронулась до Элиота — вместо этого пихнула Элен.

— Сзади не работает кондиционер, — пожаловалась она. — Думаю, ты включила только передний.

— Вот отсюда должен идти свежий воздух… — Элен протянула руку назад и проверила вентиляционное отверстие.

— Мне нормально, — пожав плечами, сказала Саша как всегда безразличным тоном.

— А мне нечем дышать, — прохрипела Элиза, слегка переигрывая в своих попытках привлечь внимание.

— Сейчас я приоткрою окно, — предложила Зои.

Внезапно налетел шквал ветра, будто мы находимся в аэродинамической трубе. Посреди рева я услышала крики. Изогнувшись, увидела, что у микроавтобуса открыта дверца, так что Зои от полотна дороги отделяет только ремень безопасности.

— Держитесь! — предупредила Элен.

Автомобиль выехал на обочину. Тормоза взвизгнули, и машина остановилась.

— Что случилось? — Элиот приподнялся на сиденье.

— Я просто пыталась открыть окно, — заныла Зои.

— Ты повернула дверную ручку! — выпалила Саша.

Пока мы успокаивались, Элен сходила и закрыла дверцу машины. В этот раз она тихонько постучала по стеклу и показала Зои, где находится кнопка блокировки двери. Зои нажала ее дрожащими пальцами.

— Ты в порядке? — спросил Элиот.

Он отстегнул свой ремень безопасности, повернулся и похлопал Зои по коленке в знак утешения. Зои кивнула. Она все еще была в шоке.

— Пристегнись-ка, а то мы вот-вот тронемся, — набросилась на него Элиза, когда Элен включила зажигание.

— Интересно, что это был за шипящий звук? — вздрогнула я. — Представь, ты могла вывалиться!

— Это было бы ужасно! Умереть, так и не став знаменитой! — разволновалась Зои.

— Ты бы прославилась тем, как погибла! — сказала Саша.

— Я думаю, об этом кино уже сняли, — заметил Элиот.

— Да? Какое? — нахмурилась я.

— «Унесенные ветром»!

Мы все рассмеялись. Все, кроме Элизы. Кажется, что ничто ее так не расстраивает, как радостное состояние Элиота. Знаете, если в течение этой недели я не измельчу ее в блендере, это будет просто чудо.

Мы полетели дальше по автостраде. С обеих сторон дороги качалась на ветру трава, она мне почему-то напомнила реденькую поросль на голове лысеющих мужчин. Внезапно однообразность неярких красок была нарушена. На съезде с основной трассы прямо по краю бетонного покрытия возникли ярко-фиолетовые пятна. Впечатление было неизгладимое. То, что я сначала приняла за мазки краски, оказалось густо посаженными цветами.

— Лантана ползучая, — Элен заметила мои интерес. — Растет…

— Посмотрите на эти американские горки! — прервал ее Элиот, который не мог сдержать волнения. — Извините, что перебил, но вы только посмотрите!

— Ух, ты! — вытаращила я глаза на ярко-синее изогнутое полотно на громадных бетонных подпорках, напоминающих римские цифры.

— Хотите заехать туда? — весело спросила Элен.

— Прямо сейчас? — не веря своим ушам, спросила я.

— Кажется, это по дороге… — с надеждой сказал Элиот.

— Не «кажется», а так и есть, — улыбнулась Элен.

Она съехала с автострады и поехала по изогнутой дороге, пока мы не оказались наверху этих американских горок.

— О господи! — выдохнула я, когда мы взмыли вверх.

— Добро пожаловать на Коронадо-бридж! — объявила Элен.

Через несколько секунд мы оказались на огромной высоте, проехали по висячему мосту над морем, оставив позади небоскребы бизнес-центра Сан-Диего, а впереди раскинулось песчаное побережье острова.

Это напоминало прогулку по туго натянутому канату, только двигались мы на автомобиле. Заграждения по бокам казались недостаточно высокими, так что в животе появилось ощущение, как при прыжке с высоты головой вниз.

— Слева от нас Мексика! — Элен махнула рукой в направлении вершин, окутанных туманом, и мы проследили за движением ее руки.

Саша выпучила глаза, а Зои запела:

— Текила-ла-ла-ла!

Остальные тоже присоединились к ней. Казалось, если пошире раскрыть рот, то сердце выпрыгнет от восторга, поэтому вокальные упражнения пришлось прекратить. Вцепившись в приборную панель, я осмелилась посмотреть вниз на хорошенькие яхточки, пересекающие залив, — белые треугольнички на синем фоне, словно накрахмаленные платочки в кармане блейзера.

Мы испытали явное облегчение, когда стали спускаться вниз. Наш микроавтобус догнал остальные машины у будки, где с нас взяли плату за проезд, а потом свернул на прелестную улочку с деревянными домиками кремового цвета. Я опустила стекло и высунулась наружу, мне хотелось разглядеть каждую деталь — старые пальмы с шероховатой омертвевшей серой корой, рыжую кошечку, растянувшуюся на тротуаре так, что хотелось почесать ей пушистый животик, аккуратно подстриженные газончики с множеством розовых цветов.

— Ты здесь живешь?! — спросила Элиза.

В ее голосе зазвучала зависть, которую невозможно было скрыть.

— Нет, до моего дома от моря ехать двадцать минут, я живу в местечке Ла-Хойа, — ответила Элен, а сама посмотрела на Зои в зеркало заднего вида. — Как там твой испанский?

Самый длительный роман у Зои был с барменом-испанцем, но было это пять лет назад.

Зои нахмурилась:

— По-испански пишется Й-О-Л-Л-А, а произносится ХОЙА! — Она вопрошающе взглянула на Элен.

Та кивнула.

— Что-то знакомое, но… — Зои покачала головой. — Скажи ты!

— Переводится «драгоценность», — улыбнулась Элен.

Мы вздохнули в унисон. Это просто чудесно. Конечно, Элен будет делать все возможное, чтобы мы отлично провели время, и я не буду жалеть, что приехала сюда. Я уже забыла, как выглядит восход солнца и рождается новый день.

— Отель «Дель Коронадо»!

Я осознала, подъезжаем к месту работы Элен.

Мы резко отстегнули ремни безопасности, чтобы поскорее рассмотреть знаменитую достопримечательность. Это был белоснежный деревянный дворец с темно-красными башенками, тянущийся вдоль бледно-желтой береговой линии.

— Говорят, что этот отель на треть песок, на треть море и на треть сказка, — улыбнулась Элен, минуя подъездную дорогу. — Большинство людей зовет этот отель «В джазе только девушки».

— Только подумайте, здесь останавливалась Мэрилин! — промурлыкала Зои в экстазе.

С тех пор как мы познакомились, к каждому ее дню рождения я дарю ей какую-нибудь причудливую вещицу а-ля Мэрилин Монро, так что знаю, насколько это для нее важно.

— Помните тот момент, когда они в первый раз приезжают в отель, а тут все эти дряхлые миллионеры на веранде сидят в креслах-качалках.

— Мне никогда не нравились черно-белые фильмы! — заявила Элиза.

Это просто кощунственно по отношению к Зоиным ценностям, но она слишком очарована парнем в котелке, который вышел поприветствовать нас и помочь выбраться из машины.

— Вы заселяетесь?

— Нет, просто приехали посмотреть, — Элен наклонилась к нему. — Грант, это мои друзья, я тебе о них рассказывала.

— Привет! Добро пожаловать! — улыбался он, пока мы выбирались из микроавтобуса.

— Вы, должно быть, Элиот, — он поздоровался с ним за руку. — А это ваша очаровательная невеста!

Он застыл в нерешительности, словно лозоискатель, выбирая между мной и Элизой. И выбрал меня! Мое сердце бешено заколотилось, когда я исправила его ошибку и представила ему мисс Автозагар. Им нужно расстаться прямо сейчас — привратник считает, что мы больше подходим друг другу!

— Я — Лара, — представилась я. — Это Саша, — Красавица пожала его руку в перчатке. — А это Зои!

Глаза «котелка» задержались на прелестях Зои, а потом он подвез тележку для багажа и с расстановкой сказал:

— Ос-сторожно!

Он все еще стоял на месте. Уверена, такой же прием был оказан Мэрилин.

— Пойдемте? — поманила нас Элен.

Мы поднялись по пологой лестнице из красного кирпича, Элен провела нас в стеклянные двери, и из-под ослепительного солнца мы попали в атмосферу старинных панелей из темного дерева, скрипучих балконов и антикварных лифтов. Под потолком холла висела люстра, которая в мире люстр могла бы стать Элизабет Тейлор — унизанное драгоценностями бланманже с бомбошками всех цветов радуги.

Мы воспользовались возможностью вдохнуть аромат стоящих везде букетов, а затем разошлись кто куда. Элиот направился в уютную библиотеку (при всей его любви к современным технологиям, он всегда любил старые книги с потрепанными корешками. Элиза считала их пыльными и негигиеничными, наверное, потому, что я посылала ему время от времени связки таких книг). Пока он изучал оттиснутые золотыми буквами названия томов типа «Луна и приливы» и книги наподобие «Ноль часов одна минута» Лайелла Гейвина, Элиза на какое-то время развлеклась разглядыванием кресла из вышитого золотом бархата. Она издали задумчиво смотрела на него, будто бы перед ней всплывали какие-то воспоминания. А мы с Зои увлеклись экзотической картой напитков.

— Мне нравится коктейль «Лиловое небо»: водка, немного клюквы и ликер «Кюрасо Голубой», — прочла она.

А где же Саша?

Я обернулась и увидела, что она не ушла дальше входа, где ее подстерег очередной поклонник. Все по-старому. Мне было жаль его — ни малейшего шанса. Не потому, что он не обладал привлекательной внешностью, хотя вообще так оно и было (лицо его было настолько красным, будто его только что вынули из петли), а потому, что все его комплименты она пропускала мимо ушей. Разговаривая с Сашей, забудьте о фразе: «Вы мне понравились с первого взгляда», здесь больше подойдет «Я не понравился вам с первого слова».

Однако только посмотрите. Должно быть, мистер Свекла сказал что-то оригинальное, поскольку владел ее вниманием дольше, чем это удавалось большинству. Может быть, Саша просто не может оторвать взгляда от здоровенной бородавки величиной с мяч от пинг-понга у него на шее. Она, как заводная кукла, качает головой. Он сует ей свою визитку. Саша отказывается. Он настаивает. Она показывает на Зои. Странно. Зои в большинстве мужиков может разглядеть что-нибудь сексуальное, но боюсь, у этого экземпляра уж слишком отвислые уши. Он корчит уморительную рожу, Саша с неохотой берет визитку, быстро сует в сумочку и поспешно присоединяется к нам.

— Что ему надо было, кроме того, что им всем обычно надо?

— Кому? — краснеет Саша.

— Тому мужику. — Я показываю назад, но его уже и след простыл.

Саша пожимает плечами, глядя в пол. Любопытно. Почему она пытается откреститься от этого случайного знакомого? Но дальнейшие мои размышления прерываются появлением Элен. Она жестом приглашает нас пройти в «Пальмовый дворик», где пышнотелая официантка уже накрыла нам чай.

Через пару минут мы все устроились за столом и нам принесли самый нарядный торт, какой я только видела. Три слоя. Все разные. Наверху сладкие фигурки, покрытые глазурью и сахарными цветочками, в серединке сочные фрукты, а внизу слой насыщенного коричневого цвета — шоколад, кофе и орешки.

— Элен, ты превзошла себя! — Элиот пришел в восторг от ее произведения искусства.

Я увидела, что все застыли в предвкушении блаженства, и вспомнила утренние завтраки в «Морском цветке», которыми мы могли по праву гордиться. Что, если наибольшую привлекательность нашей гостинице придавали именно легендарные чаепития? Приятное дополнение к проживанию. Вы чувствовали, что вашим вкусам отдадут должное, едва переступали порог.

— Лapa, а ты почему не ешь? — окликнула меня Элен. — Я специально для тебя сделала маленькие пончики.

Моя жизнь — одна большая погоня за вкусным пончиком. Я люблю воздушные мягкие пончики со слегка хрустящей корочкой, не то что это твердое и рыхлое нечто, которое везде продается.

— Объедение! — выдохнула я. — Еще немного джема с косточками, и будет вообще отлично!

Элен гордо улыбнулась, взяла эклер и откусила большой кусок.

Я глазам своим не верила. Раньше, если она брала в рот хоть пару изюминок, то уже считала это верхом наслаждения. Может, есть кулинарный эквивалент дегустации вин — откусить кусочек, покатать его во рту, чтобы почувствовать вкус, и выплюнуть. Но нет, она проглотила. И откусила еще кусок.

— Ням-ням. Тебе стоит это попробовать, — восторженно сказала Элен, отщипывая кусочек слоеной булочки со сладким кремом. — Знаю, булочка выглядит слегка помятой, но я вдобавок заполнила её миндальной пастой, и вышло очень здорово!

— А мне нравятся эти плюшки в шоколаде, — восторгалась Саша.

— Я каждое утро на завтрак съедаю две, — улыбнулась Элен. — Разве они не чудо?

Я посмотрела на Зои. Она кивнула мне, мол, сама спрашивай. Ну, я и спросила.

— Элен, — я старалась придать голосу некоторую беззаботность, чтобы не акцентировать внимание. — С каких это пор ты ешь свои произведения?

Она весело рассмеялась.

— Не знаю, просто однажды во мне проснулся аппетит! И я стала есть сладкое!

— Не понимаю. Ты ешь все эти вредные десерты, а выглядишь стройнее, чем когда бы то ни было! В чем секрет? — допытывалась Зои.

— Только не говори, что ты встретила настоящую любовь, а то я убью себя! — проворчала я.

— Ну, вообще-то я кое-кого и правда встретила, — просияла Элен.

— Предательница! — пошутила я, но внутри у меня все оборвалось.

Осталось ли хоть что-то от прежней Элен? Ну, вы понимаете. Одно дело измениться до такой степени, что не поделиться с лучшей подругой самой грандиозной сплетней (все еще не могу поверить, что она узнала о помолвке Элиота первой), но чтобы еще и влюбиться! У меня свело желудок, так что мне стоило больших усилий продолжать улыбаться.

— Его зовут Рубен! — вздохнула она.

Лицо ее сияло.

— Когда же мы с ним познакомимся? — спросил Элиот.

— Скоро, — загадочным тоном произнесла Элен.

— А где вы познакомились?

— Вам и, правда, интересно?

— Да! — настаивали мы.

Элен оглядела нас всех, как будто оценивая, на самом ли деле мы готовы услышать ее ответ.

— Ну!.. — поторопила ее Саша.

Элен перевела дыхание и прошептала:

— В клубе «Калифорния»!

— Что еще за клуб? — Мы подались вперед, сгорая от нетерпения услышать подробности.

— Мисс Хилл, — прервал нашу беседу официант, — мать невесты хочет лично сказать вам спасибо за торт, можно вас на минуточку?

Пока Элен находилась вне пределов слышимости, мы стали строить догадки.

— Наверное, это клуб «Следящие за весом», — высказала свое предположение Зои. — В рекламе говорится, что если сбросить сорок килограммов, то не жизнь начнется, а малина. Посмотрите, она просто светится.

— Тогда ей нельзя было бы есть эклеры! — заметила Саша.

— Может, она такая энергичная из-за высокого уровня сахара в крови, — предположила Элиза.

— Я думаю, это клуб серфингистов. — Элиот подошел к вопросу с практической стороны. — Она не только потеряла в весе, она в тонусе, в хорошей форме — посмотрите на ее тело.

Элиза вскинула брови.

— Я не это имел в виду, — оправдывался Элиот.

— Возможно, — размышляла Саша. — Она хорошо выглядит. Она живет на берегу моря. А Сан-Диего — калифорнийская столица серфинга.

— А я думаю, это брачное агентство. «Клуб «Калифорния» — соединяем сердца и загорелые тела!» — предположила я, надеясь, что не слишком очевидно выразила свои опасения по поводу перемен в Элен.

— Не-е-е, — ужас промелькнул в глазах Элизы. — А что, если это одна из этих ужасных сект, обещающих перевернуть вашу жизнь?

— Что, если она увлеклась саентологией? — пробормотала Саша.

— О боже! Я думаю, она познакомилась с ее ярким приверженцем — Джоном Траволтой, — вздохнула Зои.

— Нет, она слишком уравновешенная, она никогда не ввязалась бы ни в какую секту! — с неодобрением воскликнул Элиот.

— Год назад она из дому выйти не могла, не сделав свой зализанный пучок, а теперь вы только посмотрите на нее! — Зои указала вдаль.

Мы погрузились в задумчивость, и тут меня охватила дрожь:

— А что, если она и нас пригласила, чтобы вовлечь в эту секту? — спросила я, сама не зная, хорошо это или плохо.

— Ты можешь положиться на меня! Я просто ходячий детектор лжи! — сердито сказала Элиза. — Только учую хотя бы намек, что кто-то пытается контролировать мое сознание, завизжу так, что мало не покажется!

— Что бы там ни было, она выглядит просто чудесно! — сказал Элиот.

— Да. Я бы тоже попробовала, — задумчиво изрекла Саша.

— Интересно, а она сможет выпросить для нас временное членство? — размышляла вслух Зои.

— Не думаю, что нам надо упоминать этот загадочный клуб, пока она сама не заговорит о нем, — высказалась Элиза.

— А почему нет? — нахмурилась Зои.

— Только так мы узнаем, что она пытается заманить нас в секту.

— Ах! — мы закивали, почему-то поддаваясь Элизиной паранойе.

— Это будет проверка? — спросила Зои.

— Именно! — подтвердила Элиза.

— Так что мы должны держать язы…

— Тихо! — шикнула Элиза на Зои. — Она идет сюда!

Мы все приняли позы «ой как вкусно!», положив на тарелки всевозможные лакомства, и притворились, что наш разговор не продвинулся дальше хвалебных од пирогу с лимонным безе. Элен нас удивила — она не заговорила снова о клубе «Калифорния», но облегчения мы не почувствовали, наоборот, это только разожгло наше любопытство. Но мы не посмели ослушаться Элизу, так что тему эту не поднимали, тем более что я не уверена, что уже готова к новым открытиям.

Я внимательно разглядывала Элен, пока та весело болтала. Неужели она действительно так счастлива, как кажется? В животе все еще нехорошо бурчало. Это касается ее, не меня, почему же я копаюсь в себе, почему чувствую себя такой серой мышкой рядом с ней? Элиот завел разговор о своем продвижении по службе (вообще-то оно было нежеланным, ему больше нравилось прежнее занятие и сравнительно небольшая ответственность по сравнению с нынешним высоким положением на служебной лестнице). Мне казалось, я уношусь куда-то. Будто смотрю на всех присутствующих через толстое стекло. Элиот и Элиза вот-вот станут мужем и женой. Саша открыла новую главу своей жизни, уйдя из модельного бизнеса. Зои сменила работу. Но взгляните на меня: тот же цвет волос, та же работа и никакой личной жизни. Думала, скатываюсь с горы в никуда, а оказалось, все намного хуже.

Конечно, есть одно большое изменение. Вернее, можно сказать, что у меня отняли долгожданную возможность, едва предоставив. Даже Элен не в курсе, что я лишусь «Морского цветка». Я решила не рассказывать пока что об этом. Теперь я не смогу рассказать об этом без жалости к себе. Надо соответствовать тому хорошему, что вокруг меня. Сконцентрироваться на положительных моментах. Съесть еще кусочек торта.