Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 34

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1455
  • Автор:
  • Язык: ru

34

Я все еще старалась подавить свое раздражение, пока мы шли к взлетной полосе. За те десять лет, что мы знакомы с Элиотом, мы ни разу не ссорились, и сейчас из-за этой ссоры я безумно расстроена, словно я попрощалась и с остальными своими друзьями тоже. Теперь я понимала, что мне стоило бы побольше узнать о Сашиной благотворительной акции в поддержку питомника. Все, что я знаю, — она ждет нас завтра к шести вечера. Надеюсь, все пройдет удачно. Если да, то, может быть, они с Зои могли бы подумать о сборе средств и для меня с моим «Морским цветком». У меня приключился новый приступ негодования! Надеюсь, что медведь откусит Элиоту кусок его задницы!

— Это Ричард, наш пилот! — Джоэл представил нам своего приятеля.

Мы обменялись рукопожатием с улыбчивым парнем в клетчатой рубашке и заняли свои места в самолетике. Я села впереди ряде»! с Ричардом. Это было место для избранных, отсюда все было прекрасно видно. Джоэл разместился сзади с Элизой. Он сможет с помощью своих накачанных мускулов сдержать ее, если вдруг с ней случится истерика и она попытается задушить пилота или выброситься из окна. А что, это идея! К сожалению, я не получила того удовлетворения, как обычно, когда воображала «Способы покончить с Элизой».

— Полетели!

Ричард решил оторвать самолет от взлетной полосы, поскольку мы покатились и со свистом начали разгоняться. На какую-то минуту показалось невероятным, что мы вчетвером и этот кусок металла сможем взлететь, но он потянул рычаг, и самолетик взмыл вверх. Это чудо, но мы не свалились сразу же на землю.

— Не забывай дышать! — напомнил мне Джоэл, наклонившись вперед, когда мы по невидимым рельсам поднимались выше и выше в неба

Как он узнал, что я задержала дыхание с того момента, как шасси оторвались от земли? Я даже боялась бровью повести, а то вдруг самолетик потеряет равновесие. Я мысленно пыталась заставить тело расслабиться, опуская свои плечи со скоростью миллиметр в минуту. Не могу поверить, что я в воздухе, парю над тем местом, где зеленые земли Калифорнии омываются морем, образуя самую изломанную и красивую береговую линию в мире. Джоэлу снова удалось это — моя душа воспарила над всеми неприятностями.

Мы приземлились пропустить по стаканчику всего в миле от Бриде. Уселись за столиком прямо на вершине крутого обрыва, на солнышке, и любовались серфингистами, которые катались по волнам, поднимая стены брызг. Даже присутствие Элизы, которое обычно раздражает, не трогало меня. Я была переполнена ощущением какого-то блаженства. Неудивительно, что это место — своего рода мекка для тех, кто ищет духовного просветления. Пейзаж делает за вас уже полдела.

— Думаю, нам пора, — сказала Элиза, взглянув на часы.

Я сделала последний глоток лимонада. Если бы я не знала ее лучше, то сказала бы, что ей не терпится вернуться в Бриде.

Джоэл был просто душкой. Он проводил меня прямо до комнаты, в которой я буду жить вместе с Элизой, чтобы удостовериться, что меня не покрасят с помощью автозагара в оранжевый цвет и не принесут в жертву Солнцу. Оказалось, что тут и в помине нет никаких смирительных рубашек и хиппи в веночках из ромашек.

— Думаю, с тобой все будет в порядке, — уверил меня Джоэл.

А потом продемонстрировал свою фирменную нахальную улыбочку:

— Но если увидишь, что кто-то голышом бьет в барабан бонго, ты уж мне позвони.

— Элиза! — Группа из трех женщин средних лет поспешила, чтобы обнять соплеменницу, принадлежащую их клану.

— Как ты? — первая женщина с чувством погладила Элизу по руке.

— Это был такой смелый поступок, — заворковала вторая. — Я думаю, ты уже почти добилась прорыва!

— Ты как раз вовремя, чтобы сесть в Круг Семьи вместе с нами, — вступила в беседу третья.

— Лара, — Элиза повернулась ко мне. — Ты присоединишься к нам, да?

Все четверо наклонили головы, вопросительно глядя на меня. У меня просто мороз по коже пошел. Я дернула Джоэла за рукав.

— Извини, детка, мне надо лететь, — пожал он плечами. — А ты иди развлекайся!

— Дай мне минутку, — сказала я Элизе, потянув Джоэла в сторону. — Возьми меня с собой, — взмолилась я.

Джоэл засмеялся и покачал головой.

— Да ладно тебе. Еще одна ночь, и ты будешь выпускницей клуба «Калифорния». Только подумай о том пляжном домике!

Я покорно вздохнула и спросила:

— А ты приедешь на сбор пожертвований для «Свирепого тигра» завтра вечером?

— Разумеется! Саша рассказала мне об этом, пока ты о чем-то шепталась с Элиотом на парковке у «Мадонна Инн». Что у вас там, кстати, произошло?

— Не спрашивай, — простонала я. мне не хотелось рассказывать ему о своих неприятностях.

— Я сказал Саше, что приведу с собой парочку богатеньких приятелей, — продолжил Джоэл. — Посмотрим, может, нам удастся напоить их, чтобы они сделали пожертвования.

— Лара! — крикнула Элиза, поглядывая на часы.

Я еще раз воспользовалась шансом упасть Джоэлу в объятия, чтобы они придали мне силы. Он сжал меня так, что я чуть не задохнулась, а потом отпустил.

— Иди! — ободрил меня он. — Увидимся завтра!

— Пока! — я помахала ему рукой, а потом повернулась к Элизе.

Вот и я, готова идти на твои семейные занятия.

Мы начали с медитации, во время которой я едва не уснула. Всем женщинам было велено взяться за руки и окружить небольшую группку мужчин. Мужчин попросили разбиться на пары. Один исполнял роль отца, а второй — сына. По-видимому, наша роль заключалась в том, чтобы обеспечить защитный круг женской энергии, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Пока все было здорово. Потом нас всех попросили сесть на пол. Не двигаться. Свет приглушили. Может, мне наконец-то удастся вздремнуть. Но потом я услышала, что попросили сделать мужчин. «Отец» должен был взять «сына» на руки и побаюкать его, сказать, что он его любит, гордится им и будет с ним, что бы ни случилось. Видеть, как один взрослый мужик качает другого на руках, словно малыша, было очень странно. Сначала мне неловко было смотреть, особенно на того, что изображал ребенка. Но потом я увидела, как они в этом нуждаются, и поняла, что, наверное, только немногие из этих парней когда-либо слышали от собственных отцов то, что им так хотелось слышать, и посочувствовала им всем сердцем.

— Теперь в центр крута встают женщины, — сказала нам руководитель группы.

О нет! Я не могу быть партнершей Элизы. Я посмотрела налево в поисках альтернативы, но тоненькую рыжеволосую девушку уже забрали. Конечно. Элиза откажется участвовать, сомнений нет. Ведь она все это презирает.

— Это кажется ужасно смешным, — прошептала мне Элиза тихонько. — Но я подыгрываю, чтобы сделать им приятное!

— Ага! — кивнула я, в ужасе сделав шаг вперед.

— Мама или дочка? — спросила Элиза.

Я разрывалась на части. С одной стороны, если я выберу роль «дочки», то это меня будут качать и сюсюкать со мной. Но в то же время я не хотела, чтобы Элизин голос говорил мне то, что говорит моя собственная мама. Даже на минутку.

— Мама, — решила я.

— Тогда ты первая садись.

Я села, скрестив ноги, на пол и ждала, пока Элиза плюхнется мне на колени. Вообще-то я никогда до нее не дотрагивалась, если не считать формальных поцелуев при приветствии и прощании. И было странно, что она так прильнула ко мне. И что еще ужаснее — мне пришлось как бы ласково обнять ее. Я сотворила молитву Джулианне Мур, пусть она одарит меня хоть какими-то актерскими способностями, чтобы я прошла через это. Руководитель группы подождала, пока мы устроимся, и кивнула, чтобы мы начинали. Тотчас же вокруг меня заворковали ободряющие голоса. Чертик внутри меня подстрекал наклониться к Элизиному уху и помучить ее: «Мне всегда хотелось мальчика!» Но настроение в комнате почему-то казалось чем-то священным. Кроме того, со мной расправилось бы кольцо мужской энергии. Поэтому вместо этого я закрыла глаза и представила себе, что делаю это в честь моей собственной мамы.

— Ты уникальный и особый подарок, дарованный мне судьбой, — начала я, сама не понимая, откуда во мне берутся эти слова. — И где бы ты ни была, просто знай, что я всегда тебя люблю, всегда думаю, о тебе и желаю тебе только хорошего.

Блин. Я была хороша. Я — мамочка!

— Я всегда гордилась тем, что ты делаешь…

Тут пришлось остановиться. Я задумалась, знает ли мама Элизы о ее романчике в Кармеле. и если знает, то осуждала ли она ее так же, как остальные? Осмелюсь ли я произнести слова, которые она хочет услышать больше всего на свете.

— Я никогда не буду осуждать тебя, дорогая. Что бы ты ни сделала, кого бы ни полюбила, я поддержу тебя.

Я украдкой посмотрела на Элизу, ожидая увидеть на ее лице усмешку. Но вместо этого я увидела, что по ее лицу текут слезы. Господи. На мои глаза тоже навернулись слезы сострадания. Она, в конце концов, человек. Что я делаю? Я взглянула на руководителя группы, когда она проходила мимо нас, но она кивнула «продолжайте». Я снова зажмурилась.

— Ты всегда будешь моей маленькой девочкой, Элиза, — к моему удивлению, я произнесла ее имя. — А я всегда буду твоей мамочкой. Твое счастье для меня важнее всего. Просто будь счастлива, и это меня сделает счастливой тоже.

Элизино тело стало содрогаться от рыданий в моих руках. Я зашла слишком далеко.

— Ну-ну, не плачь, — успокаивала я.

Черт побери! Я энергично закрутила головой, чтобы увидеть, что происходит вокруг меня. Я не была единственной, кому на колени наплакали целую лужу. Вокруг меня были девушки, которые никогда не слышали от своих мам слова «Я тебя люблю!». Я еще крепче прижала к себе Элизу, а она сжала меня словно в тисках. Я почувствовала, как мое отвращение к ней превращается в жалость. Что ей пришлось пережить, что она так себя ведет? Я подумала о своей маме, которая всегда спокойно относилась к моему выбору. Я никогда не чувствовала ни капли давления с ее стороны. Я быстро поразмыслила, не разовьется ли у меня комплекс «покинутого ребенка» из-за ее переезда в Испанию, но поняла, что это ненужно. Я знала, что она меня любит, так что она могла бы даже переехать в другую Солнечную систему, а я все равно бы чувствовала ее любовь. Внезапно Элиза села прямо и вытерла лицо.

— Они не будут довольны, пока ты не порыдаешь, — она сердито фыркнула, когда зажегся свет.

— Ты в порядке? — спросила я.

— Конечно! Это же не по-настоящему! — Она встала, стараясь не встретиться со мной взглядом. — Мне нужно сделать один звонок. Увидимся позже.

Я смотрела, как она быстро вышла из комнаты, опустив голову. Она собирается позвонить своей маме. Могу поспорить на что угодно. Я посмотрела на часы. Да, лучше бы ее мама была любительницей вечеринок. А то в Великобритании уже час ночи. Надеюсь, она не наорет на Элизу в тот момент, когда она так уязвима. Знаю, моя мама легко перенесла бы это, но мне не захотелось ее будить. Я позвоню ей завтра. Есть еще двадцать четыре часа, чтобы произошло чудо и я нашла решение проблемы с «Морским цветком». Не буду волноваться.

Я походила без дела и изучила расписание занятий на вечер, чтобы понять, есть ли что-то, что могло бы стать искрой вдохновения. При этом я тайком посматривала на других. Кого еще я могу довести до слез?

— Я собираюсь на семинар по поэзии «Белый лотос», — сообщил мне тщедушный паренек. Я решила пощадить его. Слишком легкая мишень.

«Думай, как океан». Звучит отлично. «Возвращение к простоте жизни». В теории прекрасно, но на практике, думаю, это значит переехать жить в хижину. «Богиня». Это мне нравится, наверняка там натирают каким-нибудь блеском. «Предательство самого себя». Готова поспорить, это классно, и там много плачущих. О, мне нравится вот этот семинар. «Карта жизни». Сначала вы составляете карту своей жизни, чтобы посмотреть, как вы дошли до той жизни, что у вас есть сейчас. А потом составляете, используя эту информацию, список своих креативных характеристик. Преподаватель — Энн Сэр Вайзмэн. Вроде неплохо. Я достала ручку, чтобы вписать себя, и увидела, что Элиза записалась на семинар в то же время под названием «Всеобъемлющая честность». Очень соблазнительно. Она, наверное, выболтает все свои секреты, так что мне даже не придется нанимать частного детектива. Думаю, я всегда бы смогла зацепить ее напрямую после… И тут я увидела, что Элиза нацарапала мое имя в графе «Причины недовольства своим телом». Ах ты, нахалка! Интересно, она пытается отомстить мне? Тем не менее, любой, кого Господь оделил целлюлитом, был бы счастлив сходить на это занятие. Какой может быть вред? Схожу туда сразу после обеда.

Нас было в группе всего десять, включая троих мужчин. Я думала, что, возможно, есть шанс добиться настоящего успеха и смириться со своими толстыми икрами. И знаете, если бы не обязательно было бы раздеваться, то я осталась бы дольше чем на шестьдесят секунд.

Я вздрогнула, когда снова оказалась на свежем воздухе. Что теперь? Начало «Карты жизни» я уже пропустила, это плохо. Занятие по ритуальным танцам подразумевает валяние в грязи, так что я отказалась от этой мысли. Можно было прижать ухо к двери и послушать, что происходит на «Всеобъемлющей честности». Или, может, я прокрадусь в комнату и тайком вздремну. Прошлой ночью я спала всего пять часов, и это дает о себе знать.

В коридоре кто-то стоял на голове, и, пытаясь обойти его, я уткнулась прямо в подушкообразный бюст.

Владелица бюста заключила меня в объятия.

— Если тебе хочется, чтобы тебя обняли, просто скажи мне, — она прижимала меня к своей мощной груди намного дольше, чем нужно. Лифчика на ней не было.

— Спасибо! — выдохнула я, наконец, освободившись.

— Всегда, пожалуйста. — Она, покачиваясь, пошла своей дорогой.

Я тряхнула головой и открыла дверь комнаты, по ошибке вмешавшись в любовное свидание какой-то парочки. Они страстно целовались.

— Ой, простите, ошиблась комнатой! — попятилась я и закрыла дверь.

Тут я остановилась. Постойте. Комната номер тридцать три. Это правильная комната. И один, вернее, одна из целующихся была мне очень знакома. Я снова открыла дверь и обнаружила парочку сидящей на краю кровати. Сама невинность. Я посмотрела на Элизу. Она выдержала мой взгляд, бесстыжая. Я взглянула на мужчину. Красивый. Седой. Должно быть, ему как минимум полтинник.

Внезапно я поняла, что не понимаю, что я здесь делаю.

— Ой, я просто зашла за своей курткой. Хочу пойти прогуляться. Ага, вот и она. — Я схватила куртку со стула и убралась из комнаты.

Черт возьми, да это просто не-ве-ро-ят-но! Неудивительно, что Элиза продержалась до конца недели. У нее интрижка с одним из соучеников. Возмутительно! Интересно, об этом она хотела поговорить, когда я была в Йосемити? Собиралась спросить, что Элиот считает супружеской изменой? Поцелуи не считаются и так далее. Блин. Вот тебе и разломы! Элиот хочет отменить свадьбу, а Элиза целуется взасос с другими мужиками. Меня бы на месте Элиота удар хватил, хотя на самом деле она оказывает ему любезность. Интересно, мне нужно ему рассказать? Это определенно сделает разрыв менее болезненным, а то он мучается от чувства вины. Но после его поведения в «Мадонна Инн»… Я ходила кругами, пытаясь распутать клубок своих эмоций. Жаль, что я не могу понять, что чувствую на самом деле, но все так сложно и запутанно, что не могу собраться с мыслями. Значит ли это, что Элиот свободен? Если да, то как это затрагивает лично меня? Я все еще в ярости из-за того, что он аннулировал свое предложение. Смогу ли я снова доверять ему? Гм-м. И хочу ли я пытаться? Неужели я все еще надеюсь, что у нас с ним все получится?

— Лapa! Подожди!

Это Элиза. Это будет классно. Понеслось! Давай же, сестренка! (Она мне не дочь!)

— Это не то, что ты думаешь! — сказала она, когда догнала меня.

Да, начало не сулит ничего оригинального.

Я повернулась к ней и спокойно сказала:

— Ты не знаешь, о чем я думаю.

На этот раз я одержала верх.

Она стояла, уперев руки в боки, готовая к противостоянию.

— Ну, давай же, — подстрекала я ее. — Навешай мне лапши про то, что это был просто лечебный сеанс психологической помощи тет-а-тет с одним из твоих соучеников.

— Он здесь не учится, — заверила меня Элиза.

— Он — преподаватель? О. это классно! — Я закатила глаза.

— Нет, не преподаватель.

— Гуру, наставник по самоусовершенствованию. Называй как хочешь…

— Это мой бывший.

Я задумалась, а затем удостоверилась:

— Тот самый из Кармеля?

Она кивнула.

Он, конечно, старше ее, но не настолько, как в случае Анны Николь Смит. Непонятно, с чего бы это все стали сплетничать и показывать пальцами? Интересно, может, он известный преступник…

— Он пришел попрощаться, — сказала она грустно.

— Куда он едет?

— Никуда! — недовольно воскликнула Элиза. — Это прощание с нашим прошлым. Марта сказала, что мне нужно закрыть этот вопрос…

— Ах, вот как это теперь называется! — не смогла не съязвить я.

Элиза тяжело вздохнула.

— Я пообещала своей матери, что никогда с ним больше не увижусь. Но сегодня я поняла, что должна сделать то, что сама считаю правильным.

Господи, так это моя вина, что я подыграла ей — «если ты счастлива, то и я счастлива». Мне вообще не стоило в этом участвовать.

— Для того чтобы полностью отдать себя Элиоту, я должна найти способ выкинуть все из головы, — продолжила Элиза.

— Что? То, что ты сдерживаешь свои чувства? — Я не могла остановиться, столько времени я ждала, чтобы вести себя как стерва, так, как она вела себя со мной, а теперь у меня… а теперь она сама же дала мне такое замечательно оправдание.

— Да, я его поцеловала. Но это все. Конец, — Элиза умоляла поверить ей.

Но я в этом очень сомневалась.

— Да ты что? А если ему тоже приспичит «закрыть вопрос»?

— Если ты собираешься…

— Что я собираюсь? — фыркнула я. — Да, меня, видишь ли, терзают смутные сомнения. Зашла я в комнату невесты своего лучшего друга, а она там с другим целуется.

Элиза опустила глаза. На минуту я увидела ту несчастную маленькую девочку, которая плакала на моих руках. Господи, что толку орать на нее? Элиот все равно не хочет быть с ней. По крайней мере, он так сказал. Так что пусть она делает что хочет. Меня это не касается.

— Увидимся позже. — Я повернулась и пошла прочь.

— Если бы ты только знала, что планировали мы с Элиотом, ты не делала бы таких поспешных выводов!

Есть только одно объяснение, зачем она встречалась с любовью всей своей жизни накануне свадьбы с другим.

— Полигамию? — предположила я.

— Да пошла ты! — фыркнула она и повернулась на каблуках.

— И тебе того же, Элиза! — крикнула я ей в спину. — Элси!

Но она уже не слышала.

Я осталась стоять одна в темноте. «Что мы планировали с Элиотом…» — сказала она. Значит, они еще этого не сделали. По-видимому, хоть они и поцеловались с другими, но все еще что-то планируют вместе. И я в этот план не включена. Я знаю, что сейчас чувствую. Ужасное разочарование, как будто я разом потеряла и лучшего друга и надежду.

Интересно, а тут есть семинар под названием «Как выжить, если вы обнаружили, что все в вашей жизни не так, как кажется», а то я бы на него сходила.