Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 31

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1457
  • Автор:
  • Язык: ru

31

«Розовое шампанское», «Тоффи», «Лимонно-кокосовый», «Малиновый восторг», «Черный лес», «Бананово-ореховый». Нас шестеро. Так что единственным правильным вариантом было заказать каждого десерта по одному.

— Мой босс велел мне попробовать их, так что это на самом деле моя работа! — Элен приготовилась поглощать сладости.

Все девочки начали с «Розового шампанского». Этот десерт был украшен сверху завитками из розового шоколада, как будто кусочки накрутили на бигуди. Это был воздушный десерт с масляным кремом, просто праздник живота. Элиот погрузил ложечку в «Тоффи», покрытый кусочками пчелиных сот. Он не очень-то любит сладкое, но тут мы поняли, что надо бы поторопиться, если хотим еще попробовать хоть капельку. Очень быстро от всей этой вкуснятины ничего не осталось, кроме нескольких кокосовых стружек и палочки от засахаренной вишни.

Элен была сражена до глубины души. А нам было просто плохо.

— Может, перейдем в бар? — простонал Элиот. — Мне нужно какое-нибудь средство для стимуляции пищеварения!

— Да ну на фиг! Я выпью ликерчика! — сыто хрюкнула Зои, с трудом поднявшись на ноги.

Мы, покачиваясь, доползли до Серебряного бара, где заняли столик, с которого отлично была видна танцплощадка. Элиот заказал напитки. Саша принесла книгу с описанием всех комнат, чтобы мы почитали, пока не нормализуется уровень сахара в крови. Мы все были уже под мухой, так что фотки расплывались у нас в глазах, но общую идею мы уловили.

— Кто же все-таки выбрал номер «Скала в джунглях»? — спросила Зои, заново ознакомившись с логовом Элиота и Элизы.

— Я, — заявила Элен. — Я решила, что среди всех комнат эта самая мужественная, потому в ней должен жить Элиот.

Элиот чокнулся с ней, понимая, что с легкостью мог бы оказаться в какой-нибудь легкомысленной комнате в цветочек.

Элиза сказала, что она предпочла бы жить в «Австрийской комнате». Это говорит о ее мании величия. Комнатка-то ни больше, ни меньше как двадцать три метра в длину. Весь номер — пародия на стиль Людовика XIV, все в темно-синих тонах.

— Мне больше всего нравятся комнаты в виде пещер, они самые сексуальные, — уверенно сказала я. — Вы только гляньте на комнату «Пещерный человек».

— О нет! — содрогнулась Элиза. — Честное слово, я уже чувствую себя Вильмой Флинтстоун.

— Ой, а мне бы понравилось, — продолжила я. — Это такой примитив — спутанные волосы и животные страсти!

— Тарзан и Джейн! — пришел в восторг Элиот.

— Что, захотелось спутанных волос и драк понарошку? — взревела я.

— А еще таскать друг друга за волосы! — засмеялся он, пристально глядя на меня.

— Чтобы было непонятно, где кто, — потный, кричащий клубок!

Опс, я даже пьянее, чем думала.

— А потом охлаждаться под душем… — Голос Элиота дрогнул.

— А вода будет струйкой стекать с потертых камней… — Я тоже не сводила с него глаз.

— Баловство до добра не доводит. Можно сильно удариться локтем или поскользнуться и получить сотрясение мозга. — Элиза пришла в ужас от этой мысли.

От простых разговоров у нее портится настроение. Может, владельцам отеля следует установить для нее специальный стульчик, которым пользуются в душе пожилые леди.

— Смотрите-ка, тут есть комната под названием «Водопад Йосемити» — мой второй дом, — рассмеялся Элиот. — Что за ерунда! Знаете, я провел в настоящем Йосемити три дня, но меня окружающая обстановка не особо проняла. Стоило положить ковер и поставить телевизор, как мне уже казалось, что это что-то потрясающее и возбуждающее!

— Так я тебе и поверила! — пробормотала Зои, глядя в свой стакан с бренди.

Зои готова была взорваться. Смотри! Смотри! Разломы! Он возбужден, но до сих пор до Элизы и пальцем не дотронулся.

Интересно, это правда или нет. Можно предположить, что после разлуки им не терпится упасть в объятия друг к другу.

Саша провела пальчиком по леопардовому покрывалу на фотографии.

— Не могу поверить, что у нас осталась всего одна ночь вместе.

— Бели это судьба, то у вас есть сколько угодно времени, — пробормотала Элиза.

Мы испуганно посмотрели на нее. Из какого отверстия у Элизы вдруг просочилась романтика?!

— Это не мое личное мнение, я цитирую Марту, — сообщила нам Элиза.

— А что лично ты думаешь? — осторожно спросила Элен.

У Элизы вытянулось лицо.

— Действуй быстро. Не давай ему времени на раздумья.

Вот теперь похоже на правду.

— Это то, что я говорила ранее, — Зои наклонилась, чтобы подчеркнуть важность своего замечания. — Ты пропустишь эту возможность переспать с ним. И ведь так легко начать отговаривать себя — будешь сомневаться в вашей совместимости и все такое. Вот почему я сразу ныряю в кровать. Кто хочет, чтобы все закончилось тем, что вы останетесь друзьями?

Как только эта фраза сорвалась у нее с языка, Зои бросила на меня полный раскаяния взгляд и прошептала:

— Извини!

Я сделала глоток обжигающей «Самбуки». Такие вещи просто неприлично произносить в моем присутствии.

— Но, разумеется, все может сложиться и иначе, — сказала Элен. — Если чахнешь по кому-то очень долго, то у тебя есть время узнать этого человека. И тогда желание усиливается, и наслаждение тоже будет сильнее.

— Но нужно быть аккуратным! — невнятно буркнула я. — Это может зайти слишком далеко!

— Что ты имеешь в виду? — Элизе хотелось узнать, что же скрывалось за моими словами.

— Знаешь, после десяти лет страстного желания и фрустрации ты просто можешь взорваться.

Мои друзья выглядели обеспокоенными. Мне пришлось взять себя в руки.

— Как бы то ни было, каких-то правил не существует. Ты просто делаешь то, что инстинктивно считаешь верным, — разрядила обстановку Элен.

— Это очень хорошо, если ты прислушиваешься к своим инстинктам. — Элизе хотелось, чтобы последнее слово осталось за ней. — В нашей группе есть женщины, которые настолько подавлены негативным опытом, что не доверяют больше своим собственным суждениям. Когда бы у них ни начали складываться новые отношения, тотчас же начинаются и болезненные воспоминания. И они тут же чувствуют себя уязвимыми. Теряют почву под ногами и ведут себя так, что отталкивают партнера.

Очевидно, Элиза больше внимания уделяла тому, что происходило на занятиях, чем сама признает.

— И каково же решение? — спросила Элен.

— Мы еще не дошли до этого на занятиях.

Супер.

Мы все отхлебнули из своих бокалов. Когда я оторвалась от своего напитка, то обнаружила, что Элиот смотрит на меня. А Элиза видит, что он на меня смотрит. Она тут же положила ему голову на плечо.

— Элиот, у меня заболела голова. Думаю, мне пора спать.

Все мы знаем, что это значит: я готова отчалить отсюда и ты идешь со мной, нравится тебе это или нет.

— Хорошо, я скоро приду.

— Но… — начала она.

— Думаю, тебе поскорее надо уснуть. Не хочу мешать тебе своим храпом, — продолжил Элиот.

Так держать, Элиот! Стой на своем!

Элиза выглядела обиженной.

— Ну ладно, тогда я останусь и выпью еще бокальчик! — сказала она таким тоном, словно это мы упросили ее не покидать нас.

Внезапно Зои заржала. Она перелистывала фотографии номеров, и что-то в дизайне комнаты «Маттерхорн» вызвало прилив воспоминаний.

— А я вам рассказывала когда-нибудь, как занималась сексом с парнем во время похода на лыжах?

Мы делали это прямо в снегу! Внутри, понимаете? Мы были совершенно голые. Когда мы слышали, что другие лыжники поднимаются по тропинке, то просто зарывались в снег. Он был такой глубокий и такой пушистый, что на это уходило всего несколько секунд. Мы просто лежали, как лежат люди на пляже, зарываясь в песок. Это было офигительно!

— И вам не было холодно? — поморщилась Элиза.

— Мы вообще ничего не чувствовали. Так набухались группой, что не поняли даже, что дрожим, пока во время поцелуя не начали стучать зубами. — Зои глотнула еще ликерчика «Бэйлис» и кивнула в сторону Элен. — Твоя очередь!

— Что?

— Рассказать самую классную историю о сексе, которая произошла с тобой!

— Это просто. Все случилось две недели назад, когда Рубек взял меня на горное озеро Большого Медведя. Мы сняли домик на берегу. На полу шкуры животных. Приглушенный свет. Горячий шоколад. Мы ходили купаться голышом ночью, а потом прибежали в домик и лежали у огня…

— Звучит божественно! — вздохнула я. А ведь Джоэл предлагал именно это.

— Кому-нибудь принести еще выпить? — Элиот поднялся с места. — Кому? Всем?

Мы уже не могли сидеть прямо, так что это была, наверное, не лучшая идея, но все хором сказали «да».

— Саша! — требовательно воскликнула Зои. — Лучший секс в твоей жизни?

— Бал-маскарад в Венеции. Он так никогда и не увидел моего лица. Больше ничего рассказывать не буду.

— Фантастика! — восторженно завопила Зои. — Элиза, твоя очередь!

Я тут же представила Элизу в роли госпожи-садистки в черном бикини из латекса, размахивающей плеткой. И тут мне в голову пришло кое-что похуже — ее история будет об Элиоте. Вполне возможно, меня стошнит.

Когда я осмелилась взглянуть на нее, то оказалось, что она словно унеслась на миллионы километров от нашего столика. На ее лице застыло какое- то восторженное выражение, отчего она казалась на десять лет моложе. Элиза хотела заговорить, но остановилась в нерешительности, не испортит ли она свое воспоминание, рассказав о нем вслух. Удостоверившись, что Элиот поглощен выбором напитков в баре, она наклонилась и стала торопливо рассказывать охрипшим от волнения голосом, глотая звуки:

— Я была в одном городке на побережье. Там полно всяких модных лавочек. По краям улиц растут девственные леса. И все такое натуральное. Нет ни помоек, ни жвачки, ни «Макдональдсов». Никакой ерунды, короче, — она мотнула головой в сторону барной стойки, отделанной красной кожей. — Все со вкусом. И опрятно.

Интересно, там хоть кому-то весело? Хотелось бы знать. А то по рассказам Элизы городок совершенно бездушный.

— Я там чувствовала себя такой защищенной, — прошептала Элиза радостно.

Никогда бы не подумала, что такую злючку и грубиянку может настолько привлекать элегантность.

— Все так мило одеваются. Никаких поношенных туфель, джинсов на бедрах и пирсинга в пупке, — добавила она.

Зои была права. Она просто королева консерватизма!

— Мы покупали себе всякую снедь в магазинчике и катались на велике вдоль берега моря. А по выходным играли в гольф и однажды…

— Вы что, занимались любовью прямо на песчаном холмике? — Зои не терпелось перейти к рассказу о сексе.

— Ага, над головой со свистом проносятся мячики, и игроки кричат: «Эй, впереди! Поберегитесь!», — усмехнулась Элен.

— Нет, мы не занимались любовью на поле для гольфа, — хмыкнула Элиза, отмахиваясь от Зои. — Мы делали это прямо у него в квартире на белоснежных простынях. Окно было распахнуто, и легкий морской бриз наполнял комнату. И было ощущение, что между нами происходит нечто чистое, нечто правильное. При свете дня мы видели друг друга. И не нужно было прятаться. Никто нас не осуждал.

— А кто должен был вас осуждать? — нахмурилась я, не понимая, что к чему.

Это не вязалось с той развязной и нахальной Элизой, которую мы привыкли ненавидеть. Раньше у меня всегда было ощущение, что ей до лампочки, что о ней думают другие люд и. И я припомнила, как она торопилась попасть на занятие по гавайской технике избавления от душевных ран. Может быть, есть какая-то связь?

Элиза вздохнула.

— Вы не можете жить в таком прекрасном месте, вращаться в светском обществе, если у вас есть такой секрет.

Ага, значит, все-таки он есть. Я так и знала, что она что-то скрывает, но что?

— Я хотела стать там своей, но местные жители всё знали, сплетничали и показывали на меня пальцем, — продолжала Элиза, словно в трансе.

— Почему? — тихо спросила я в надежде выудить из нее признание, не могу больше выносить эту неизвестность.

— Что? — Элиза моргнула. Вид у нее был самый что ни на есть обеспокоенный.

— Ты только что сказала, что все сплетничали и показывали пальцем…

— Нет, я такого не говорила! — воскликнула она.

Я засомневалась. Не думаю, что она хотела произнести последнюю фразу вслух, это произошло нечаянно. Она уже готова впасть в бешенство, так что я не осмелилась расспрашивать дальше. Я не готова к истерике в исполнении Элизы.

— Неужели действительно существуют такие места? — спросила Саша, отходя от неприятной для Элизы темы. — Звучит как городок из «Шоу Трумэна».

— А мне кажется, похоже на Кармел, — заметила Элен.

— Это он и есть, — подтвердила Элиза. — Кар- мел-бай-де-Си.

— А где это? — заинтересовалась Зои.

— Около ста пятидесяти миль по берегу отсюда, — сказала Элен, не отрывая взгляда от Элизы.

Ага, так это всего в четырех часах езды отсюда. Довольно близко от местечка Бриде, где Элиза занимается самоусовершенствованием. Такая близость сама по себе должна вызвать наплыв воспоминаний, как хороших, так и плохих. Может, это часть плана клуба «Калифорния» — заставить Элизу посмотреть в лицо своему прошлому, каким бы одно ни было? Мне до сих пор казалось странным, что у Элизы была своя жизнь до Элиота. «Жизнь, в которую она могла бы вернуться», — подумалось мне. Интересно, ее загадочный любовник все еще живет в Кармеле? И все еще их отношения под большим запретом? Может быть, она потому такая стерва?

— А сколько времени ты провела в Кармеле? — Зои решила пойти по пути нейтральных вопросов.

— Пару месяцев.

— Месяцев? Ты что же, столько времени была в отпуске?

— Я уволилась, — сказала она. Снова какие-то загадки.

— Ты что, собиралась остаться жить в Кармеле?

И тут Элиот вернулся с напитками.

— Извините, что я так долго. Заболтался с барменом. Что я пропустил?

— Ничего! — быстро сказала Элиза, бросая на нас сердитые взгляды.

Очевидно, тема закрыта. Черт! Мне остается только надеяться, что в Бриде найдется какой-нибудь коррумпированный гипнотизер, чтобы я дала ему на лапу и он расколол Элизу. Алкоголь сам по себе не дает достаточного эффекта. Она уже выпила в три раза больше нас всех, а все еще бдительно охраняет свой секрет, как собака на привязи.

— Теперь давайте рассказывать свои фантазии! — Зои вернулась к старой теме. — Опишите, чего бы вам хотелось больше всего на свете? Лapa, ты первая.

И тут, словно по сигналу, оркестр заиграл популярную джазовую мелодию «Давай станцуем бегин».

— Это ведь твоя любимая? — вспомнил Элиот.

Я кивнула.

Элиот отставил в сторону стопку, слегка поклонился и предложил мне руку.

Я с изумлением уставилась на него.

— Потанцуем?

— Будь добр, не ставь меня в неловкое положение, — поежилась Элиза.

Но я проигнорировала ее реплику и пошла за Элиотом на танцплощадку.

— Заранее извиняюсь перед твоими ботинками, — улыбнулась я, когда мы заняли свое место среди танцующих пар.

Элиот обнял меня, принял соответствующую позу в ожидании подходящего момента, когда мы можем вступить. Я заметила, что он дважды пристукнул каблуком, и еще через мгновение мы уже скользили под музыку. Да. Патрик Суэйзи не смог бы обвинить Элиота в том, что у него не руки, а спагетти. Он держался превосходно, мне оставалось только покрепче ухватиться за него и наслаждаться процессом.

— Как так вышло… — Я запнулась. Его ловкость покоряла.

— Как вышло, что я умею танцевать? — хихикнул Элиот

Я с интересом кивнула.

— Когда мне было семь, бабушка заставила меня пойти в танцевальный кружок.

— А, я и не знала.

— К счастью, это редко становится достоянием общественности.

— Сколько ты занимался в этом кружке?

— Шесть лет.

— Шесть лет?! — воскликнула я.

— Я почти все забыл…

— Ты, может, и забыл, а вот твои ноги — нет. — Я подбородком указала на его туфли.

Казалось, Элиот и сам в восторге от своего умения танцевать, словно это кто-то другой контролировал его ноги.

Музыка изменилась, и его тело инстинктивно ответило на это.

— Мы что, танцуем ча-ча-ча?

— Наверное.

Его бедра начали вращаться и качаться в такт музыке.

— Что-то вселилось в мое тело!

Музыка вновь изменилась, и он начал вращаться. У меня закружилась голова еще до того, как он положил мне руки на талию.

— Как вас зовут, прекрасная незнакомка? — широко улыбнулся Элиот после того, как исполнил три оборота подряд.

— Тэмми Сью, рада познакомиться, — подыграла ему я.

— Взаимно. Я Бак.

— Господи! — просияла я.

Счастливее, чем сейчас, я могла бы быть, пожалуй, только если бы он встал на одно колено и сделал мне предложение. (Разумеется, предварительно расторгнув помолвку с Элизой.)

Далее оркестр заиграл быструю версию песни Фрэнка Синатры «Плохой, плохой Лерой Браун» с соло на саксофоне, и мы закружились.

— Ты просто супер. Ты так здорово танцуешь, что, кажется, будто и я танцую неплохо.

— Ну, ты всегда была источником энергии.

— Нет, это полностью твоя заслуга, — настаивала я, чувствуя, что в воздухе запахло флиртом. — Ты отлично ведешь в танце!

— Только не говори этого своим подруженькам- феминисткам, — сделал мне внушение Элиот.

Я засмеялась:

— Ты же знаешь, что они скажут.

— Что?

— Что Джинджер Роджерс делала все то, что Фред Астер, только задом наперед и на высоких каблуках!

Элиот засмеялся:

— И они будут правы!

Когда песня подошла к концу, оркестр объявил перерыв. Мы с Элиотом вернулись к столу. Усталые, но довольные.

— Ты никогда не говорил мне, что умеешь танцевать, — Элиза вновь избрала свой любимый обвинительный тон.

— Ну и что? — пожал плечами Элиот

— Я в восторге. — Элен зааплодировала.

— Есть еще какой-нибудь ужасный секрет, о котором мне следовало бы знать?

— Ну, не думаю, что есть что-нибудь по своей ужасности превосходящее танцы. — Элиот сделал большой глоток водки.

— Лара, ты так и не рассказала нам о своей фантазии, — напомнила Зои.

Я на секунду задумалась. Осмелюсь ли я рассказать правду? Или хотя бы некую интерпретацию?

— Мою фантазию вы только что видели на танцплощадке, — призналась я.

В душе я все еще была с ним.

— Это была твоя фантазия? Танцевать? — не успокаивалась Элиза.

Я кивнула.

— Ну да, одна из моих фантазий.

— Расскажи другую, — приставала Зои. — Про секс.

— Погоди. А с кем танцевать? — донимала меня Элиза.

— Что?

— Ну, с кем ты танцевала в своих фантазиях?

Я ничего не могла придумать. Не могу придумать

никакую сексуальную знаменитость, чтобы он подменил Элиота. Я посмотрела на Зои, ища помощи, но она была занята. Отвергала предложение, которое ей сделал один из музыкантов.

— Оуэн Уилсон! — Саша спасла меня. — Ты же его любишь.

— Ну да! Да, с ним. Он просто прелесть!

— Кто прелесть? — Зои вновь присоединилась к беседе.

— Оуэн Уилсон.

— Ты им рассказала, как мы ходили на премьеру? Этот парень всегда чем-то напоминал мне Элиота, особенно в «Шанхайском полдне».

О нет.

— Волосами! — хором сказали Элен и Саша.

— Да, разве что волосами, — подтвердила я.

Воцарилось молчание. Саша, Зои, Элен и я лихорадочно придумывали, как бы нейтрализовать секрет, который только что выболтали.

В Элизиных глазах засветилась отвага.

— Знаете, я удивлена, что никто из вас, девочки, не закрутил роман с Элиотом.

Господи! ОНА ЗНАЕТ! ЗНАЕТ!

Нервный смешок. Неловко себя почувствовали даже те, кто в него не влюблен.

— Никто из этой компашки меня не завоюет, — Элиот попытался перевести все в шутку.

— Я не была бы так уверена, — мрачно сказала Элиза.

Мое сердце громко стучало. Я почувствовала, что я вот-вот останусь беззащитной.

— Я уверена, что должен был быть хотя бы один случай… — продолжила Элиза.

Клянусь, я видела, как легкая улыбка коснулась лица Элиота, но он тут же погасил ее.

— Может, когда вы впервые встретились?

— Да ничего не было, кроме оргии, когда мы впятером кувыркались в постели. Честное слово, — вступила в разговор Зои.

Мы все рассмеялись. У меня аж икота началась. А потом пожилая дама, похожая на Софию из фильма «Золотые девушки», спасла положение, упросив Элиота чуток потанцевать с ней.

Это надо было видеть. Старушка едва доставала ему до пояса.

— Знаете, тут есть такая комната, называется «Длинный и короткий». — Саша открыла нужную страницу. — Сказано, что номер предназначен для высоких мужчин, у которых миниатюрные жены, и наоборот. Там кровать изготовлена под заказ. С одной стороны она на тридцать сантиметров длиннее, чем с другой.

— Надеюсь, ты не предлагаешь уложить Элиота спать с этой бабусей, — буркнула Элиза.

Мы взглянули на танцующую парочку и чуть не попадали от смеха.

Даже Элиза, в конце концов, не выдержала.

Искренний смех был, без сомнения, настоящим шоком для ее нервной системы, так что спустя пять минут она объявила, что идет спать. В этот раз она даже не попыталась зазвать с собой Элиота.

— Спать, — зевнула она и пошатываясь вышла из-за стола, пока Элиот танцевал. — Возможно, даже сон приснится…

И с этими словами она ушла.

Интересно, куда она унесется в своих сновидениях? Забавно. Целую неделю мысль о предстоящей поездке к Элизе приводила меня в ужас. А сейчас мне очень любопытно, хочется поскорее отправиться туда завтра и попробовать поставить на место еще один кусок мозаики.

— Готова снова поплясать? — Элиот вернулся уже без бабульки и теперь выжидающе смотрел на меня.

Интересно, а он знает правду?

— Не знаю, хватит ли у меня энергии, — разволновалась я, ноги сразу стали ватными.

— Иди-иди, — Элен, Саша и Зои вытолкали меня прямо ему в руки.

— Давай, старушка, — Элиот обхватил меня за талию, якобы помогая мне идти, и повел на танцпол. — Представь, что я твоя подставочка. Знаешь, с какой старички ходят.

Я почувствовала, как в его объятиях ко мне возвращаются силы. Он взял меня за руки, и мы стали медленно кружиться под звуки музыки. Потом, только я подумала, что быстрые мелодии закончились, заиграл энергичный джаз. Не помню, когда я еще так танцевала. Казалось, что у моего партнера не выступило ни капельки пота, я же горела словно в огне. Наконец оркестр незаметно перешел на медленные мелодии.

— Слава богу! Я без сил! — сказала я, задыхаясь.

Я уже готова была вернуться за наш столик, но Элиот вновь притянул меня в свои объятия. Прямо к своему разгоряченному телу.

— Останься еще на один танец, — прошептал он.

Я расслабилась, припав к его груди. Я чувствовала рельеф каждого мускула под его рубашкой.

Интересно, он так же хорошо чувствует мое тело под тканью платья?

— Ты хорошо проводишь день рождения? — Его слова прозвучали так, словно ему действительно важно, чтобы мой праздник удался.

Я взглянула на него и широко улыбнулась.

— Да.

— Это так здорово, что твоя мама позвонила.

У меня вытянулось лицо. Я вспомнила наш разговор с мамой.

— Что такое? — Элиот нахмурился и заволновался. — С ней ведь все в порядке?

— Она нашла покупателя на «Морской цветок», — выпалила я.

— О, Лара!

Я закусила губу.

— Ты ведь не хочешь его продавать, да?

Я покачала головой.

Но понимала, что ничего не смогу сказать без дрожи в голосе, поэтому промолчала.

— С тех пор как ты сообщила нам эту новость в «Ля Валенсии», она не выходит у меня из головы. Я ничего не говорил, потому что знал, что ты не хотела обсуждать эту тему, но ты не можешь просто распрощаться с гостиницей. Не можешь, и все. Мы должны найти выход.

Мы. Он сказал «мы». Надежда есть!

Элиот снова прижал меня к груди, положил подбородок мне на макушку и обнял за шею, утешая. Я почувствовала, что он целует мои волосы, словно говоря: «Все будет хорошо, я сделаю, чтобы все было хорошо».

Я закрыла глаза и отдалась ощущениям. Не хотелось беспокоиться о гостинице. Хотелось только танцевать.

Еще две песни я оставалась плотно прижатой к его телу, двигаясь с ним в такт. Я чувствовала, что мы как никогда близки. И хотела его сильнее прежнего. Не произнося ни слова, я шептала ему об этом каждой клеточкой своего тела, от кончиков пальцев до носочков туфель. Он еще сильнее прижал меня к себе. Он слышал, что говорит мое тело. Наконец-то он слышал. Я просто знала это.

Внезапно я почувствовала, как дощатый пол сменился ковром, потом пришла очередь мостовой, а потом под ногами оказался песок.

Я осторожно открыла глаза и огляделась. Мы стояли на улице, спрятавшись под ветками магнолии. Сначала я решила, что такое свечение дают китайские фонарики, но потом поняла, что это свет звезд пробивается сквозь листву. Мы были в нашем собственном сказочном королевстве.

— В порыве танца мы сошли с танцпола, — улыбнулась я. вдыхая нежный сладковатый аромат.

— Да! — торжественно произнес Элиот.

Я снова посмотрела ему в лицо.

— Зачем? — спросила я охрипшим голосом.

Он взглянул мне прямо в глаза.

— Захотелось посмотреть, каково это — остаться с тобой наедине.

Мое сердце бешено забилось, голова закружилась. Я перевела дыхание.

— Ну и каково это? — отважилась спросить я.

Он ответил мне поцелуем. Его губы соприкоснулись с моими и подарили самый нежный, прекрасный и восторженный поцелуй. Я ответила на него, а Элиот обнял меня с такой страстью, что я мгновенно потеряла голову и впала в блаженное состояние. Мне хотелось, чтобы это длилось вечно. Я запустила пальцы в его волосы, а он тихонько заурчал от удовольствия, завлекая меня в водоворот желания и любви.

Но что-то заставило меня отпрянуть. Я хватала ртом воздух.

— А как же Элиза? — выдохнула я. собирая в кулак всю свою волю, чтобы оторваться от его восхитительного рта.

Элиот замер на мгновение.

— Элиза? — повторил он так, словно не понимал, о ком это я.

Он повесил голову, сдвинул брови и застонал от отчаяния.

— Я не могу этого сделать, пока она… если вы… — заикаясь, лопотала я.

Элиот поднял голову.

— Ты права.

Да? Мне стало плохо. И ужасно страшно, что я так рано прервала этот поцелуй. Еще до того, как он мог по-настоящему прочувствовать, что же он испытывает ко мне.

— Хорошо, — выдохнул он, распрямляясь и. по всей вероятности, ожесточаясь. — Мне пора!

Он повернулся и побежал на холм, туда, откуда прямая дорожка вела в его номер.

Я глазам своим не верила. Мне пора? Я огляделась, пытаясь понять, что только что произошло. Мне пора к моей невесте? Или? Мне пора расторгнуть помолвку, чтобы я мог быть с тобой? Который вариант правильный?

— Элиот! — окликнула я. но мне никто не ответил.

Ну, зачем я открыла рот и все испортила?

Затем, что я не хочу, чтобы меня целовали украдкой за спиной другой женщины. Потому что мне нужно все или ничего. Потому что меня одной вполне достаточно. Вот поэтому

Я прислушалась, не разбрасывает ли Элиза в бешенстве вещи по комнате и не пытается ли она расплющить Элиоту голову каким-нибудь валуном. Ничего. Не могу себе представить, что она спокойно примет свою отставку. Это плохой знак. Возможно, он просто не может добудиться ее. А возможно, именно в этот момент он душит ее подушкой.

— А вот и ты! — Элен появилась рядом со мной вместе с Сашей и пьянющей Зои. — А мы подумали, что вы с Элиотом прошмыгнули куда-нибудь, чтобы пообниматься где-нибудь в уголочке. Вы просто слились в одно целое на танцплощадке.

Пока на моем лице нельзя было прочесть мой секрет, Зои успела спросить:

— А где он, кстати?

Я махнула рукой в сторону их номера.

— Он вернется?

— Не знаю!

— Лара, ты ужасно выглядишь. Дума崇, всем нам лучше пойти спать, — заявила Элен.

— Меня только что вырвало, — призналась Зои.

— А я себя отлично чувствую, — пожала плечами Саша. — Я бы и еще стаканчик пропустила.

Она собиралась развернуться, но тут же свалилась в канавку, которая тянулась вдоль газона.

Элен вытащила ее, стряхнула с нее грязь и дала следующие инструкции:

— В кровать. Сейчас же. Все вы!

— Спать, — пробормотала я себе под нос, пока мы заползали вверх по винтовой лестнице. — Наверное, придется ворочаться без сна до рассвета, размышляя, принесет ли утро воплощение мечты или же я опять пойму, что чуть-чуть промазала.