Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 30

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1424
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

30

Да, отель «Мадонна Инн» в этот вечер выполнил свою миссию. Через витражи мигали миллионы китайских фонариков, фонтаны у прудиков превратились в водяные фейерверки с помощью подсветки. Оркестр убаюкивал, унося мечтами к доброму ретро с помощью сказочных, размеренно-неспешных мелодий типа «Унеси меня на луну». У меня разрывалось сердце от ощущения, что я дома.

— Подождите нас! — сзади меня и Элен с грохотом бежала Зои с Сашей, как на буксире.

Обе выглядели изумительно — Зои в ее блестящем розовом платье и Саша в открытом платье с воротником-хомутиком, ее новую прическу а-ля стриженая лужайка украшала Зоина клипса с искусственными бриллиантами.

— А остальные уже внутри?

— Пойдем узнаем? — спросила Элен, чопорно распахивая створки резной деревянной двери.

Мы зашли в комнату, которая представляла собой фантазию на тему розового и золотого цветов, причем оттенки были даже более яркие и насыщенные, чем в моем номере. С одной стороны шла широкая лестница, а с другой — кабинки, которые мне показались автопарком из Золушкиных карет. В центре высилось извилистое дерево, которое простирало свои золотые ветви к потолку.

Мы вздохнули и в благоговейном трепете воскликнули:

— Ухты!

— Добро пожаловать в романтический мир Барбары Картланд! — Элиот подошел поприветствовать нас, поцеловал в щечку и прошептал: — Ты выглядишь чудесно!

Я гордо оправила платье, когда Элиот вел нас в кабинку, украшенную рюшечками из розовой кожи, над которой парил длинный шарик с надписью: «С днем рождения!». Это был один из двенадцати таких же шариков, развешанных по всему залу. Интересно, места в этом ресторане можно забронировать, только если у тебя день рождения или юбилей? Политика ресторана: наша цель — как можно чаще встречаться по особым поводам!

— Разве это не прекрасно? — вздохнула я, наклоняя голову, чтобы не стукнуться о люстру из витражного стекла, и протискиваясь на место рядом с Элиотом.

Элиза сморщилась и хохотнула:

— Мне одной это кажется гротеском?

— В этом вся прелесть! — убеждала ее Элен в то время, как оркестр начал играть композиции в стиле Эйкера Блинка и исполнил на кларнете «Эдельвейс».

Элиза так высокомерно вздохнула и покачала головой, что мне захотелось дать ей оплеуху, но меня спасло вмешательство Зои:

— Не волнуйся, Элиза, на твой день рождения мы отправимся в какой-нибудь из мотелей «Холидэй Инн».

Но Элиза не успела ответить, поскольку к нашему столику подошел официант. Он так рекламировал шашлыки, что соблазнил даже нашу вегетарианку Сашу. А когда Зои узнала, что мистер Мадонна начал свой бизнес по разведению скота не с кем иным, как с киноактером Джоном Уэйном, она пришла в восторг и заказала четырехсотграммовый бифштекс из вырезки.

— Кто-нибудь хочет оливки? — предложила я, передавая по кругу блюдо.

— Не возражаешь, если я возьму одну… — Элиот подцепил аппетитненькую зелененькую оливку.

— Ты же говорил мне, что не любишь оливки! — Элиза была в ужасе.

— Не люблю. С другой стороны, я не ел их уже тысячу лет, просто хотел удостовериться, что я ничего не теряю.

— Ты что, встаешь в позу? — прищурилась Элиза.

— С оливкой в зубах? — В голосе Элиота звучало раздражение.

Мы с девчонками громко захрустели морковкой. Да уж, занятия по работе над собой не прошли даром. Сегодня Элиза — просто воплощение гармонии и спокойствия.

Дзы-ы-ы-ынь!

Что? Не могу поверить, что кто-то притащил мобильник на мой вечер! Я огляделась в поисках правонарушителя, желая подарить ему наш мрачнейший взгляд.

— Лара, думаю, это тебя! — Элен легонько толкнула меня локтем.

Я порылась в сумке. Номер на экране не высветился. Я взяла телефон и осторожно сказала:

— Алло!

— С днем рождения, дорогая!

— Мама! — удивленно воскликнула я. — Что ты делаешь? У вас там сейчас полпятого утра.

— Я не могла не поговорить с тобой в такой особенный день.

— Погоди-ка… — Я выбралась из кабинки и помчалась в фойе, опустив голову, на щеках полыхал румянец того же цвета, что и салфетки на столах. — У тебя все в порядке?

— Конечно! Лучше не бывает! — весело сказала она. — Но я хочу знать, как дела у тебя.

— Ой, мамочка, ты бы видела это место! — Я устроилась в кресле рядом с изразцовым камином. — У меня появилась куча идей, как декорировать «Морской цветок*, я думала…

— Лара!

— Что?

— У нас есть предложение о покупке.

У меня похолодело внутри.

— Ты уже согласилась?

— Это одна из причин, почему я звоню. Я подумала, что это будет отличный подарок на день рождения, но если ты не уверена…

Я хотела ответить, но не знала, что сказать.

— Они хотят получить ответ до конца сегодняшнего дня. И согласны уплатить ту цену, которую мы просили.

У меня было ощущение, будто меня атаковал громила, закрывший собой солнце. И что самое ужасное — он здесь по моему приглашению, ведь это я попросила маму разместить объявление о продаже гостиницы. Я думала, что это единственный выход. Но не ожидала, что буду так себя чувствовать. Чем больше идей для интерьеров «Цветка» у меня появлялось, тем меньше мне верилось, что я потеряю его. Я уговаривала себя, что гостиница — часть истории, но сама в это по — настоящему не верила — как я могу отбросить вот так столь важную часть моей жизни? Я даже втайне надеялась, что, может, клуб «Калифорния» найдет выход из создавшегося положения.

— Лара? — Мама все еще ждала моего ответа.

Пока я пробовала сформулировать фразу, я наблюдала, как в главный вход вошла семейная пара. Они смотрели на все, что их окружало, с безграничным восторгом и удивлением. Внезапно мне захотелось этого больше всего на свете — создать место, которое будет доставлять люд ям такое удовольствие, и чтобы это место было также и моим домом.

— Ты раньше так жаждала продать гостиницу, — бедная мамочка была расстроена.

— Знаю-знаю, — вздохнула я.

И поняла, что думаю о «Эвани» и отеле «Беверли- Хиллз», «Дель Коронадо», вилле в «Ля Валенсии» и о моем розовом раю здесь. Почему-то я почувствовала, что между мной и всеми этими местами существует какая-то связь, поскольку я «в деле».

Я перевела дыхание, а мой внутренний голос наставлял меня: «Сделай это. Скажи «да»».

— О, Лара! — Мама явно была в затруднительном положении. — Что, если я попробую попросить их подождать? Чтобы у тебя было чуть больше времени подумать.

— Это бессмысленно. Я не могу себе этого позволить.

Я должна посмотреть на вещи реально. Хотя это и кажется большой ошибкой, что я расстаюсь со своими мечтами без борьбы.

— Лара, кушать подано! — Элен высунулась из- за угла и поманила обратно к столу.

— Мне пора, — пробормотала я, чувствуя, что меня охватывает оцепенение.

Мама вздохнула, а потом подбодрила меня:

— Желаю тебе хорошего вечера, детка, пусть это не испортит праздника, я попрошу у них на размышление еще один денек, поговорим с тобой завтра.

— Бессмысленно, — жалобно повторила я.

— Лара Ричарде, я знаю тебя еще с тех пор, как ты была у меня в животике, неужели ты думаешь, что я по твоему голосу не поняла, о чем ты на самом деле думаешь?

— Мамочка! — протянула я, из моих глаз хлынули слезы. — Я так хотела этого! С тех пор как я сюда приехала, на меня так и сыплются идеи, как обустроить наш «Морской цветок», чтобы он стал самым оригинальным и гостеприимным местом в Брайтоне! Сама мысль, что я потеряю…

— Тс-с-с! Иди и наслаждайся своим праздником! Больше не думай об этом. И передавай всем ребятам привет от меня.

Мое дыхание вновь пришло в норму. Шанс все еще есть. Сделаю так, как сказала мама. Успокоюсь.

— Как ты узнала, что мы все тут? — нахмурилась я, эта мысль только что пришла мне в голову.

— Элен мне сказала.

Разумеется.

— Я люблю тебя, мамочка.

— И я тебя, доченька. Не волнуйся из-за гостиницы.

Я отключила телефон, но не смогла тотчас же помчаться к друзьям. Что будет дальше?

— Простите, вы здесь работаете? — спросила молодая женщина, подошедшая ко мне.

— Нет, — я взглянула на нее и покачала головой. — Я только гостья.

Эти слова прозвучали как насмешка. Молю Бога, чтобы это не стало плохим предзнаменованием. Нет. Думай о хорошем. Не выболтай секрет остальным. Напейся.

— Ты знаешь, что Кортни Кокс и Дэвид Аркет тут останавливались? — поприветствовала меня Зои, когда я вернулась за столик.

— Да уж, это важные птицы, вы хоть видели, как он одевается? — издевалась Элиза.

— А певица Долли Партон с семьей — постоянные клиенты!

— Это уже о многом говорит, — хихикнул Элиот. — Пока ты не села обратно, Лa, мне нужно…

Элиот выбрался из кабинки и, когда пробирался мимо меня, положил руки мне прямо на бедра. Я абсолютно уверена, что раньше он никогда так до меня не дотрагивался. По крайней мере, раньше это не вызывало таких ощущений. Такое личностное, интимное прикосновение.

— Куда это ты собрался? — рявкнула Элиза.

— В туалет, если ты позволишь, мой ангел! — Элиот закатил глаза и рысью помчался туда.

— Во-во! Разлом! — прошипела Зои мне на ухо, когда я пробиралась мимо нее.

Я не знала, что происходит, но было ощущение, что мир вокруг меняется. Видимо, это влияние алкоголя или же сам факт моего дня рождения, но почему-то зазвенело в ушах от предчувствия своих возможностей. Кто знает, может, мне удастся сохранить «Морской цветок». Не знаю, как именно, но, вероятно, способ есть. И, наверное, Элиот снова поцелует меня. Я думала, что мне этого уже не хочется, но это не правда. Просто мне нужен знак с его стороны. Любой. Я смотрела, как он возвращается, и старалась поймать его взгляд. Мне нужна лишь коротенькая реплика.

Но его первые слова несколько отличались от тех, которых я от него ждала.

— Прикиньте, я только что писал в водопад!

— Что?!

— Ну, у них тут вместо писсуаров прямо с искусственной скалы бежит вода, и ты просто…

— Спасибо, Элиот, избавь нас от подробностей, — перебила его Элиза.

— Знаете, однажды мистер Мадонна привел слоненка с мужской туалет, — сообщила я, желая показать, что я уже начала читать подаренную мне книгу.

— Что? — в вопросе слышалось недоверие.

— Он принадлежал его другу, владельцу зоопарка.

— Вы только представьте себе — отливать рядом со слоном! — поморщился Элиот. — Комплекс неполноценности вам обеспечен!

Мы заржали. Кроме Элизы. Здесь все без изменений.

— А знаете еще что? — сказала Саша в несвойственной ей дерзкой манере. — Тут еще когда-то жил лев по имени Дюшес. Помощник официанта из местного кафе кормил его и водил гулять в горы.

— Я и не знал, что ты у нас любительница животных, Саш, — Элиот был заинтригован.

— Знаю. Но все изменилось за эти дни, — Саша с благодарностью улыбнулась Элен.

— Я бы еще подумала, любишь ты животных или нет… — пожала плечами Элиза.

Саша сделала глубокий вдох, морально готовясь к тому, чтобы открыть свой секрет

— Это прозвучит глупо, да я бы никогда и не рассказала этого, если бы мне в голову не ударило вино, но еще с детства я думала, что животные не любят меня.

— Да? — нахмурилась я. — Почему?

— Ну… Когда мне было десять, папа купил нам с сестрой котенка, и этот котенок всегда питал ко мне антипатию. Он выгибался дугой и шипел, как только я пыталась взять его на руки. У меня все руки были исцарапаны. А когда Соня делала то же самое, котенок мурлыкал и терся об нее носиком. И все говорили: «Соня, этот котик просто обожает тебя!» А я всегда чувствовала, что меня отбраковали. Будто котенок смотрит прямо внутрь меня и ему не нравится, что он там видит. Я нервничала, что люди сделают из этого факта какие-то выводы и решат, что я притворщица, потому что кот знает мое настоящее «я».

Так вот почему она была в такой панике, когда мы подъезжали к «Свирепому тигру»!

— Когда выяснилось, что я буду в окружении львов и прочих хищников, я подумала, что, наверное, буду в серьезной опасности.

Элен потянулась через весь стол, чтобы взять Сашу за руку, но ей помешала Элиза, которая ринулась за вином. Да уж, она сегодня отрывается по полной. Вот только досадно, что алкоголь скорее делает ее сварливой, чем добродушной. Она звереет с каждым глотком. Думаю, скорее всего, Зои права. Язвительные замечания и жесты, которыми они обмениваются с Элиотом, кажется, указывают на то, что между ними продолжается неоконченный спор.

— Но если честно, — рассеянно продолжила Саша, — то Ти был пострашнее диких кошек, а после того как я подержала на руках Тео…

— Это тигренок, — встряла я.

— …а он не искусал меня и не попытался вырваться… Это было такое чудесное ощущение/ Словно меня приняли всем сердцем!

— Вернемся к твоей сестре, — начала Элиза. — Это интересно, что ты пожалела для нее маленького кусочка того внимания, к которому привыкла сама. Всего один домашний любимец положительно реагирует на нее, когда перед тобой виляет хвостом весь мир. Ты хотела, чтобы все внимание досталось только тебе?

— Элиза! — одернул ее Элиот.

— Нет, я не хотела этого! — возразила Саша.

Отлично, ну давай же, растопчи ее только что

обретенное счастье, почему бы и нет?

— Я и не говорю, что ты хотела. Просто нас так учили на занятиях по контролю над дыханием, — Элиза пошла на попятный, сняв с себя всю ответственность за выпад в сторону Саши.

— Может быть, причиной твоего сильного расстройства было желание получить положительную реакцию именно от животного? — Элен предложила другой взгляд на ситуацию.

— Да! — Сашины глаза заблестели. — Я не могу далее объяснить, что это за ощущение, когда животное доверяет вам. Это придало мне такую энергию.

— Стыдно, что наш красавчик натуралист не разделяет твоего энтузиазма! — поддразнила Элиота Элен. — Больше не танцевал с енотами в последнее время?

— Не хочу больше говорить на эту тему, — сказал Элиот и набил себе рот отбивной, так что дальше задавать вопросы стало бесполезно.

Разговор продолжился. На моей тарелке сметана таяла на печеном картофеле, и я вдруг поняла, что мое внимание приковано к танцполу. Едва ли там был кто-то моложе шестидесяти, но эта компашка с протезами в обоих тазобедренных суставах с таким явным удовольствием скакала по танцплощадке, что на сердце становилось тепло. Я увидела, как мужчина поднялся из-за стола, повернулся к своей спутнице и предложил ей руку. Это был такой элегантный жест. На мгновение я представила, что это меня он берет за руку.

— Лара! — окликнул меня Элиот. — Чем ты так поглощена?

Я тяжело вздохнула:

— Просто я думала, что мне так хочется, чтобы мне было восемьдесят, а меня все еще приглашал танцевать мой сгорбившийся от старости муж.

— А когда ты последний раз с кем-то встречалась? — спросила Элиза, как всегда грубоватая.

— Давненько, — призналась я.

Мне не хотелось точно подсчитывать, в каком году это было, так что я сбила всех с толку рассказом о случайной связи с парнем, который играл на ударных в оркестре на украинском круизном лайнере.

— А я ничего не знал об этом! — недовольно сказал Элиот.

— Это было сразу после того, как ты переехал в Манчестер, когда мы редко общались, — объяснила я, намекая на тот период, когда у Элиота только- только начался роман с Элизой.

— А вы знаете, что мы познакомились с Элиотом всего через два дня после его приезда, как будто он переехал специально, чтобы встретить меня! — воскликнула Элиза.

Не знаю, что такого Элиот натворил в своей предыдущей жизни, но он, должно быть, был плохим мальчиком, за что и расплачивается в этой.

— Расскажи нам все, не упусти ни одной детали! — умоляла меня Зои.

Никто из них не знал об этом украинце, поскольку наши отношения с ним закончились, даже не начавшись. Мы познакомились в баре в Сауттемптоне, куда я приехала на выставку-продажу антиквариата. Я была так взволнована тем, что мне кто-то понравился, что абсолютно отдалась на волю фантазии, представляя, что мы уплывем вместе и языковой барьер не выдержит наших поцелуев. А в действительности было вот что. Я купила билет в Ниццу, чтобы навестить его и провести с ним еще одну ночь. За два дня до вылета я позвонила ему, чтобы уточнить кое-какие детали, но в его номере трубку сняла женщина. Может быть, это была его приятельница или коллега? Я тоже так думала, пока не услышала на заднем фоне его голос, он велел ей повесить трубку. Я набрала номер еще раз, но никто не ответил. Вот в чем дело. Снова развлекается на суше.

Четверо моих соседей по столу сочувственно заохали, а Элиза поставила диагноз — боязнь ответственности.

— Я имею в виду следующее. Ты просто оцени вероятность того, что у вас что-то вышло бы. Намного больше факторов против вас: он плохо говорит по-английски, девяносто процентов времени в году он в отъезде, если ты бы захотела позвонить ему на лайнер, то пришлось бы платить за разговор пять фунтов в минуту, а остальное время он живет на Украине, — она отпила еще вина. — Ну. Лара, было ли на самом деле хоть что-то, говорящее в его пользу?

Я задумалась на некоторое время.

— Его волосы так приятно пахли. А еще как-то днем он позвонил из Сорренто, чтобы сказать мне такие приятные слова: «Я играю для тебя. Я скучаю по тебе, дорогая!»

Я улыбнулась этим приятным воспоминаниям.

— А самым приятным было то, что он мне совершенно не поверил, когда я сказала, что не замужем, — я засмеялась. — Как будто меня уже давным-давно должны были с руками оторвать.

— Я думаю точно так же, — настаивала Элен. — Просто мне хотелось бы, чтобы у тебя был кто-то, кто любил бы тебя сильно, как мы.

— Думаю, проблема в том, что нет никого, кто был бы достоин тебя, — решительно сказал Элиот.

— Ты прав, — согласилась Зои. — Я имею в виду, что в мире есть всего-навсего горстка хороших мужиков. Ты, Элиот, — один из них, но ты уже занят. Виктория Бэкхем тоже отхватила себе хороший экземпляр. А больше мне никто не приходит на ум. Не хотелось бы обидеть Ти и Габена, просто я еще не знакома с ними и не могу с уверенностью сказать, что они входят в состав элиты.

— Меня с трудом можно назвать отличным бой- френдом, — сказал Элиот с хитрым видом.

— Нет. Но мы работаем в этом направлении, — Элиза посмотрела на него, как учительница на ученика.

Очень романтично.

— Знаете, мне очень повезло, что я не люблю хороших парней, мне с ними нечего делать! — пожала плечами Зои.

— Разве можно такое говорить?! — воскликнула Элиза.

— Именно так. Не хочу остепеняться. Мне нравится моя жизнь. Я счастлива.

— А ты, Лара? — Элиза вновь посмотрела на меня своими глазками-бусинками. — Ты счастлива?

— М-м-м… — запнулась я.

— Ты могла бы сказать, что у тебя близкие отношения с твоими родными?

Я почувствовала себя так, словно меня силком притащили в студию на ток-шоу к Роберту Кил- рою. Может, хватит анализа?

— Ребята и есть моя семья! — сказала я.

— О, Лара! — Все, кроме Элизы, бросились обнимать меня, проливая по дороге напитки.

— И все нее вы не собирались вместе больше года!

Что она пытается сказать?

— Но сейчас-то мы вместе! — стояла я на своем.

— Нуда, сейчас… — Она посмотрела на меня с жалостью. — Но к кому ты вернешься домой?

У меня в руке был нож для мяса, и я не побоялась бы использовать его.

— Думаю, тебе хватит, — Элиот попытался остановить Элизу, чтобы она больше не наливала себе, но она не обратила на него никакого внимания и долила остатки из бутылки.

— Я не чувствую себя несчастной, — убеждала я. — Просто не могу сказать, что все время в экстазе. Но кое-что скажу вам, прежде чем мы продолжим обсуждение. Этот вечер компенсировал все мои не самые лучшие периоды в жизни, и даже больше!

— Чертовски верно! — Зои ужасно хотелось уйти от этого самокопания. — Я говорю, давайте не будем обсуждать, как мы счастливы, а перейдем к жизненно важному вопросу — что мы будем есть на десерт?