Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 28

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1434
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

28

Только я начала погружаться в сон, скорее похожий на кому, как зазвонил мой мобильник. — Алло?

Я едва могла открыть рот, не то что глаза.

— Меня пригласили на пробы! — завопила мне в ухо Зои. — Тот мужик, которого подцепила Саша, ну, помнишь, кинорежиссер с огромными ушами, он хочет посмотреть на меня!

— Да? А когда? — проворчала я, все еще не до конца проснувшись.

— Сегодня вечером! Я понимаю, у тебя сегодня день рождения…

— Не глупи, тебе нужно съездить!

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной, это всего- то пара часов отсюда по побережью, так что я подумала, что если мы поедем на поезде, то можем поспать в дороге.

— Когда нам выезжать? — Я чувствовала, что меня застигли врасплох.

— Через час!

— О господи! — ошалела я.

— Собери мне, пожалуйста, сумку. Блестящее розовое платье без бретелек, штанишки «Джей Лo», я в них поеду, ну и всякие мои ночные принадлежности.

— Ночные?

— Никогда не знаешь, что нужно будет сделать ради роли!

— Зои!

— Шучу! Просто поторопись и мигом сюда, меня отпускают с работы пораньше.

— А клуб «Калифорния» знает?

— Мой шеф созвонился с ними, и ему сказали, при условии, что я отработаю это время до конца недели, все клево.

— А куда именно мы едем?

— Он мне пришлет все подробности по факсу. Мы просто сядем на первый же поезд до Сан-Франциско.

Пока мы ехали к Центральному вокзалу, я попробовала дозвониться до своих друзей, но Саша не ответила, Элиот проводил экскурсию, а Элиза была занята домашним заданием к семинару «Шаманские методы врачевания душевных ран». Но я и сама была слишком уставшей, чтобы болтать по телефону.

— Сюда! — Зои запрыгала вдоль десятой платформы, стараясь привлечь мое внимание.

Когда я подошла к ней, то пришла в ужас от размеров этой серебристой хитроумной штуковины, в которую мы собирались сесть.

— Я раньше никогда не ездила в двухэтажных поездах, — изумилась я, когда мы поднялись по лесенке на верхний этаж. — Тут столько места, и нигде ни пылинки, ни грязинки. словно вагон вылизывали. Это бизнес-класс?

— Нет, сказали, что обычный пассажирский вагон, — сказала Зои, занимая свое место безо всякой возни с подъемом подлокотника, как это обычно бывает.

Я оживилась под воздействием «фактора новизны» в окружающей обстановке и попыталась опустить откидной столик, что потребовало значительных усилий, учитывая, насколько далеко располагалось сиденье впереди меня. Все это напоминало конструктор для детей — я двигала столик, потом протягивала ноги, чтобы он оказался прямо над моими коленками.

— Я заведу будильник на 17.45, — сказала мне Зои, одновременно откидывая спинку своего кресла и устанавливая сигнал будильника на своем мобильном телефоне.

— А на какой остановке нам выходить? — спросила я.

— У меня все записано, но бумажка на самом дне сумки. — Зои махнула рукой куда-то себе под ноги. — Просто удостоверься, что ты меня разбудишь до шести вечера.

Когда Лос-Анджелес остался позади, я обратила внимание, как изменилась растительность. Высокие темно-зеленые тополя с такими остроконечными верхушками, что они походили на склеенные зубцы на панковском ирокезе, сменили кустики травы, торчащие прямо из песчаной почвы, как прическа певца Лимала. Внезапно вокруг железнодорожных путей возникли какие-то странные сооружения из желтых камней.

— Это просто фантастика, правда? — я повернулась к Зои.

Она спала сладким сном. То-то она помалкивала так долго, ей это несвойственно.

Однако проводник сказал кое-что небезынтересное:

— В вагоне-ресторане вам предложат обед.

Еще более интересно, что этот самый обед подавали будто в другой эпохе. Где-то в конце шестидесятых, я бы сказала. Весь интерьер — настоящее ретро: коричневатые кожаные сиденья, грубые оранжевые занавески. Мне было жаль, что я появилась здесь без начеса и платья из полиэстера. Но тогда бы я выглядела как идиотка рядом со своими соседями по столику. Напротив меня сидел здоровяк с козлиной бородкой и кучей колец в стиле защитников дикой природы. Рядом с ним расположилась его толстая и краснощекая жена. А напротив нее его мамаша, похожая на киноактрису Энн Бэнкрофт, вгрызалась в пирог с курятиной.

Последовав ее примеру, я внезапно испытала сильнейший порыв позвонить Джоэлу и рассказать, какой безумный у меня день рождения, а потом поняла, что не смогу позвонить ему. Никогда.

У меня нет номера его телефона. Я не знаю, где он живет и даже где работает. Я так торопилась добраться до Саши, что пропустила традиционный ритуал обмена телефонами и обещаний встретиться в скором времени. Кроме того, я полагала, что мы с ним увидимся тем вечером. Интересно, смогла бы я отыскать следы Джоэла среди посетителей премьеры? Эх, в следующий раз, когда я буду в киноцентре «Арклайт», надо будет спросить у швейцара, нет ли у него номера телефона Джоэла.

Я закатила глаза, пытаясь сдержать подступающую истерику. Полагаю, он всегда сможет связаться со мной через Зои, ведь он знает, в каком ресторане та работает. Она будет там еще целых два дня. О нет! Как я это допустила? Если только… Может, он оставил свой номер Зои, когда заходил с билетами, а она просто забыла мне об этом сказать? Я быстро расплатилась за свой пирог с курицей, попрощалась со своими чудаковатыми соседями по столу и поспешила обратно на свое место. И все это для того, чтобы найти Зои в еще более бессознательном состоянии, теперь она лежала не только на своем сиденье, но и на моем.

Я перевела дыхание и решила отдаться на волю судьбе. Может, это и к лучшему. Будь что будет А если чего-то не случится — так тому и быть.

Я бродила в поисках свободного местечка и вдруг обнаружила специальный вагон, чтобы любоваться окрестностями. После вагона-ресторана это место выглядело просто отражением космической эры будущего. Стулья из искусно изогнутого пластика стояли у окон, верхний край которых доходил до самого потолка. Я устроилась на одном из них, и мне открылся прекрасный вид сверкающей глади океана. Так вот почему этот поезд называется «Береговой линией». Яркие блики ослепительно сверкали в волнах, словно каждой из рыбок дали маленькое зеркальце, чтобы пускать солнечных зайчиков. Кому нужны бриллианты, когда в мире есть такое сияние!

Я мечтательно прикрыла глаза и наслаждалась ощущением солнечного света на лице. Почти в ту же секунду мои мысли вернулись к Элиоту и нашему прощальному разговору в Эвани. Пока я рассматривала красоты вокруг вместе с Джоэлом, бороласьи гуляла на вечеринках, у меня не было времени поразмыслить над моими чувствами к нему. Только сейчас я поняла, что почувствовала себя ближе к нему, когда он признался, что скучает по мне и чувствует, что теряет меня. Словно мы поделились чем- то сокровенным среди разнообразных посланий. Сначала он обиделся из-за Джоэла. Его раздражало, что кто-то лишил его права быть моим мужчиной номер один, а я, в свою очередь, боялась, что это частично закроет меня от него. Я флиртовала с Джоэлом, чтобы как-то наказать Элиота за то, что он не любит меня так, как мне того хочется. Но с тех пор, как он проявил свою уязвимость, я поняла, что подсознательно мы оба изо всех сил ищем пути снова быть вместе, приспосабливаясь к новым обстоятельствам нашей жизни.

И хотя он никогда не будет только моим, я знаю, как много значу для него. Это казалось глупостью после всего, что мы вместе пережили, но у меня были сомнения. С тех пор как на сцене появилась Элиза, я чувствовала, что вытеснена из его жизни. Теперь я не думаю, что она или кто-то, кто придет после нее, мне чем-то угрожает. У меня появилось ощущение: Элиот дал мне гарантию, что у него в сердце всегда найдется место для меня, и потому я чувствую себя менее несчастной, более любимой. Не потому, что мне нужен Элиот, чтобы чувствовать себя оцененной по достоинству, а потому, что он занимает важное место в моей жизни. И еще один факт: он чувствует то же самое, что и я. До какой-то степени!

Я снова открыла глаза и обнаружила, что море сменилось сухой землей, покрытой рядами таинственных растений, похожими на щетку пылесоса «Гувер». Интересно, где мы? Я посмотрела на часы. Осталось ехать полчаса. Пойду лучше разбужу Зои.

В этот раз я обнаружила ее сидящей у окна, так что я спокойно могла занять свое место. Когда я села, Зои пошевелилась и невнятно спросила, который час.

— Половина шестого, — сказала я.

— Хорошо! Начнем прихорашиваться! — внезапно она проснулась. — Ты тоже могла бы почистить перышки!

— Я что, должна притворяться, что я твой агент или?..

— Сориентируемся по ходу пьесы, сейчас вернусь!

Пока Зои удалилась в туалет, я вытащила косметичку и стала пристально изучать свое лицо. Почему пудра в первую очередь исчезает с крыльев носа? Я покрыла покрасневшие участки бежевым тоном, потом подвела глаза, нанесла на губы блеск с ароматом дыни и даже подкрасила ресницы, чтобы порадовать Зои. Что теперь? Я снова стала пялиться в окно.

— Эй, ты только посмотри на эти старинные пыльные буровые вышки! — Зои присоединилась ко мне. — Выглядит так, словно они склоняются к земле!

— Думаешь, в фильме будут какие-то сцены, связанные с добычей нефти? — спросила я.

— Это большой секрет, — пожала плечами Зои. — Мне ничего не сказали, мы все узнаем, только когда доберемся туда.

— Уверена, так оно и будет, — согласилась я, удивляясь, что это Зои сделала со своей грудью, так как возникает полная иллюзия, что ее формы раскачиваются на краю пропасти.

— Сан-Луис Обиспо! Это наша остановка! — Она вскочила на ноги.

Пока Зои пыталась найти такси, я осмотрела старинную станцию в 㡮колониальном стиле. Она не выглядела как место, приспособленное для приема голливудских див и чиновников, нюхающих кокаин. Мимо проехал на скейтборде подросток в бежевых шортах и белой футболке, без всякого сомнения, он спешил сняться в рекламе сети магазинов «Gap». И тут мне захотелось родить двух или даже двух с половиной детей и поселиться в одном из оригинальных дощатых домиков приятного цвета мяты на противоположной стороне улицы.

— Такси! — позвала меня Зои.

Она пришла в возбуждение. Думаю, выброс адреналина в кровь уже происходит. Неплохо было бы иметь при себе немного морфия на случай, если предполагается проба в постельных сценах сразу, когда мы туда доберемся.

— Нервничаешь? — спросила я.

— Чуть-чуть! — она улыбнулась. А по ней и не скажешь.

Пока мы ехали по городку, я заметила, что она не спускает с меня глаз.

— Что? — потребовала я объяснений.

— Ничего! — заверещала она.

— Мы уже почти доехали… — Водитель взглянул на Зои в зеркальце заднего вида.

— Закрои глаза! — Зои протянула руки и положила мне свои ладошки на лицо.

— Ш-ш-ш!

Я почувствовала, как машина замедляет ход, чтобы повернуть.

— Приехали! — услышала я голос водителя.

Зои убрала руки.

— Что происходит! О, боже мой! — Я вытаращила глаза на розовый рекламный щит перед моим носом с надписью «Мадонна Инн».

Зои радостно хохотнула, глядя на мою реакцию.

Мой рот продолжал оставаться широко открытым, словно я на приеме у зубного в самой середине процесса.

— Не могу поверить, что я здесь! Это — моя фантазия!

— С днем рождения! — воскликнула Зои.

— О. Зои, — зарыдала я и уткнулась ей в грудь.

Зои обняла меня.

— А как же твои пробы? — пробормотала я ей в плечо.

— Да нету никаких проб! — пискнула она.

— Ах ты, проказница! — Я отпрянула и посмотрела ей в глаза. — Так это все…

— Да, я тебя разыграла. Видишь, какая я отличная актриса!

Я широко улыбнулась ей, меня переполняли эмоции.

— Это лучший сюрприз в моей жизни!

— Это еще не все, будет еще лучше! — подмигнула Зои. — Жди здесь.

Пока она мчалась к стойке регистрации, я вышла из такси и уставилась на груду овальных камней. Некоторые были гладкие, отполированные песком, другие все еще напоминали по форме раковину. Вся эта красота была разложена вокруг прудиков и маленьких фонтанчиков. Здание за ними заканчивалось остроконечной башенкой, похожей на шляпу ведьмы, и было покрашено в такой оттенок розового, какой бывает глазурь на эклере. Мои губы растянулись в улыбке до ушей. Это была странная смесь Бедрока, чудного городка, в котором живут Флинтстоуны, и сказочного грота. Но присутствовали и некоторые черты быта XIX века, как в пьесе Джеймса Барри «В глухом переулке».

Мне не терпелось посмотреть, что там внутри, но Зои уже вернулась с ключом и планом расположения комнат.

— Мне еще нужно заполнить регистрационные формы, а ты можешь идти. Наш номер сто тридцать девятый.

— Ты уверена?

— Да, иди. Твой подарок ждет тебя в номере!

У меня еще и подарок будет? Невероятно!

Я в один присест взбежала на холмик, хотя обычно у меня сразу одышка, стоит мне быстро пройтись. Забавно, как счастье придает человеку так много сил. Но от здания передо мной у меня все-таки сбилось дыхание. Оно было полностью окрашено в белый цвет, три веранды друг над другом, резные деревянные балюстрады — все это напомнило мне курсирующий по Миссисипи плавучий театр. С парой голубятен по обоим краям. Я изучила план. Комната сто тридцать девять находится в центре первого этажа. Я прошла по коридору и обнаружила дверь с табличкой, соответствовавшей моем номеру, — «Скала в джунглях». Господи, да это же легендарная комната.

Я нервно повернула ключ в двери и ворвалась в просторную пещеру, устланную коврами, здесь главное место занимали две огромные двуспальные кровати, накрытые покрывалами, полосатые как зебра. Хотя пространство и было открытым, оказалось, что вокруг каждой из кроватей своя комната. Я развалилась на ближней кровати поверх шкур. А потом потопала в ванную. Вот и она. Душ, который каскадом бьет с грубо отесанной скалы, словно водопад. Я зашла внутрь и провела рукой по мозаике из отполированного гранита — кроваво-красные, темно-серые, зеленоватые, насыщенно-баклалса — новые осколки были скреплены бетонной основой. Я понюхала, как пахнет фирменный гель для душа в «Мадонна Инн», и вприпрыжку вернулась в комнату. На какой кровати я буду спать? Та, на которой я уже повалялась, или вот эта около… Я отпрыгнула в ужасе. На той кровати кто-то лежал.

Моей первой мыслью было: я зашла в чужую комнату. Я в панике бросилась к двери. Но потом сделала вывод, что ключ подошел, да и вряд ли кто-то улегся спать в шесть часов вечера. Вспомнив слова Зои, я решила проверить, может, эта куча — завернутый в подарочную упаковку подарок.

Но завернут он не был. Напротив. Он был голый.

Было, однако, что-то знакомое в этих белокурых, как оперение утенка, волосах и веснушках на плечах.

Мое сердце замерло. Это Элиот.

— Мой подарок, — вздохнула я, не в силах поверить своим глазам.

Я на цыпочках приблизилась к кровати. Неужели это может быть правдой? Может, Джоэл прав. Ему просто нужен был толчок и время подумать обо всем. Я встала на колени около кровати и наслаждалась тем, что я так близко, что могу своим дыханием взъерошить его волосы. Я впитывала каждую черточку его лица, его темно-соломенные ресницы, еле заметную щетину на его скулах, изгиб его нижней губы. Я вдохнула его запах, смесь разных уличных запахов и ванили. Я могла ощутить тепло, исходящее от его тела. Неужели я и, правда, смогу дотронуться до кожи на его спине? Запустить пальцы в его волосы, почувствовать тяжесть его тела на своем? О, Элиот, я так сильно хотела тебя и так долго. Это и есть начало? Моя жизнь налаживается? Все мои фантазии столкнулись друг с другом в один день. В один прекрасный день.

Я наклонилась ближе, чтобы разбудить его поцелуем…