Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 24

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1449
  • Автор:
  • Язык: ru

24

— Смотри вперед! — рявкнул Джоэл, которому надоело, что я пялюсь в боковое зеркало.

— Это просто агония! — простонала я, резко откидываясь на своем сиденье.

Мы даже еще не выехали за пределы парка, но, несмотря на наше жесткое расписание, я уже пыталась упросить Джоэла свернуть дважды. Первый раз, чтобы посмотреть Гризли Джайнт, гигантскую секвойю, которой уже две тысячи семьсот лет А второй раз, чтобы проехаться по железной дороге, которая пересекает бор из сосен Ламберта. Это были напрасные надежды, что мы вернемся, сделав круг к Элиоту.

— Ты заставляешь меня чувствовать, будто я похищаю бедную маленькую жительницу леса, — пожаловался Джоэл, изображая смущение. — Нет уж, поедем в большой город, полный разврата и всяких гадостей, и я тебя испорчу!

— Извини, Джоэл. — Мне было очень стыдно. — Ты просто золотце, что согласился отвезти меня, без тебя я попала бы в аварию.

Я сжала его руку, лежащую на рычаге коробки передач, и решительно уставилась вперед, укрощая мое страстное желание вновь свернуть с дороги, когда мы пулей пронеслись мимо ресторанчика «Домик бузины» — разве можно придумать более милое название?

И все же мы слишком быстро вернулись к однообразному современному миру, то есть к Фресно с его бетонными торговыми центрами и продуктовыми супермаркетами.

Как странно сознавать, что я прилетела всего два дня назад, думая об одном мужчине, а сейчас уезжаю с другим.

— Что? — спросил Джоэл.

Должно быть, у меня все на лице написано.

— Я просто думала, как тут все уныло выглядит! — соврала я.

— Ты так думаешь?

— А ты нет?

— Я знаю кое-что, чего не знаешь ты. — Джоэл приподнял бровь.

— Правда? — Я с интересом посмотрела на него.

— У нас есть полчасика, чтобы отклониться от графика?

Ой, вы только посмотрите, теперь он хочет задержаться. Не подумайте, что я жалуюсь.

— Давай! — горячо одобрила я.

Джоэл настоял, чтобы я закрыла глаза, пока мы не доедем до места, так что в течение десяти минут в моем мозгу проносились образы магазинов, где любую пару обуви можно купить за пять баксов, или ряды торговцев, где вам всучат хот-дог на палочке.

Наконец мы остановились.

— Пора? — спросила я.

— Нет еще! — предостерег меня он.

Я слышала, как он захлопнул дверцу со своей стороны и подошел, чтобы выпустить меня из джипа.

— Не подглядывай, — велел Джоэл, ведя меня по каким-то кочкам.

— Что это за восхитительный аромат? — Я вдохнула нежный, но достаточно сильный запах парфюма, который донес до меня теплый ветерок.

— Ну ладно, пора! — прошептал Джоэл.

Сначала я даже не могла понять, что же такое передо мной. Казалось, что я с головой погрузилась в пушистое розовое облако.

— Где мы? — с удивлением спросила я.

— Это Цветочная тропа, — Джоэл улыбнулся, видя мое восхищение. — Фруктовые сады простираются на несколько миль вокруг. Миндаль, персики, абрикосы… А еще яблоки, апельсины, — продолжил он список, при этом потянулся и потряс ствол дерева, а я стояла внизу под душем из нежных розовых лепестков, касание которых напоминало поцелуи.

Я смеялась, когда сквозь мои пальцы порхали нежные шелковые лоскутки, толщиной не больше листа бумаги. Насколько хватало глаз, все вокруг: и изогнутые маленькие деревца, и земля — было усыпано розовыми и белыми лепестками. У меня возникло чувство, будто это все не по-настоящему, словно это всего лишь представление, организованное кинокомпанией «Метро-Голдуин-Майер», и в любую минуту дюжина танцовщиц с ленточками и в белоснежных шифоновых платьях выскочит и закружится на этом ковре из цветочных конфетти.

— Господи, что ты со мной делаешь? — всхлипнула я, когда Джоэл заключил меня в свои объятия, где было тепло и уютно.

— Ничего, — он улыбнулся, уткнувшись лицом в мои волосы. — Всего лишь хочу тебя развлечь!

Я выгнулась, чтобы видеть его лицо.

— Ты сможешь увидеть, что мир прекрасен, если хорошенько посмотришь, — заявил он.

— Ты таким родился? — засмеялась я. поражаясь Джоэлу не меньше, чем красоте вокруг нас.

— Каким? — обеспокоенно спросил Джоэл.

— У тебя столько энергии для… Не знаю, как назвать, для того чтобы найти чудеса в обыденной жизни.

— Я мог бы задать тебе тот же вопрос.

— Но мне нечего было бы ответить.

— Да ладно, ты обыскиваешь антикварные лавки, разве нет? Ищешь спрятанные в их недрах сокровища.

— Это не так грандиозно.

— Просто открой глаза пошире, — пожал он плечами. — Я уже сказал, все вокруг нас ждет, когда же мы увидим!

Я огляделась. Мое сердце забилось чуть быстрее от переполнявших его эмоций. И тут мне пришла в голову одна мысль.

— Ты пытаешься показать мне, что в жизни есть много чего, кроме Элиота?

— Я надеялся, что ты это уже поняла.

— Просто… Да, я поняла.

— И что ты чувствуешь сейчас?

— К нему?

Я на мгновение задумалась. Та острая боль, которую я испытывала в машине, слегка притупилась, уступив место страстному желанию, чтобы он сейчас мог быть здесь со мной, чтобы мы вместе полюбовались этой красотой.

— Мне лучше. — Я сама удивилась, услышав свой ответ. — Спокойнее.

— Ну, если тебе покажется, что твоя любовь перехлестывает через край, или если ты когда-либо почувствуешь внутри себя пустоту, то мой совет — постарайся заполнить свою жизнь чем-то еще. Не всегда ты можешь в любви добиться того, чего хочешь, но мир просто жаждет предложить тебе что-то удивительное в качестве альтернативы.

И тут я внезапно увидела Джоэла в новом ракурсе. У него разбито сердце. Он не может быть с женщиной, которую по-настоящему любит. Понимает, что с ней никто не сравнится, и с тех пор разыскивает для себя более экстремальные душевные переживания.

— Ты это делаешь? Пытаешься заполнить свое сердце чем-то другим? — осторожно спросила я.

Но Джоэл проигнорировал мой вопрос.

— Ты воспринимаешь мир через зрение, — продолжал он. — Ты должна находить красоту в произведениях искусства, в пейзажах…

— В твоем лице, — предложила я.

Он расхохотался:

— Если бы я был здравомыслящим человеком, то вызвал бы Элиота на дуэль и выиграл, чтобы ты была только моей. — А потом он добавил грустно: — Но я не сделал этого.

— Ничего, — сказала я, чувствуя, что понимаю его, хотя только догадываюсь, что он за человек. — Мы должны в полной мере насладиться тем, что здесь и сейчас. И мне нравится каждый миг.

Забавно, как некоторые люди врываются в вашу жизнь — так быстро и на такое короткое время. Разумеется, мне не хочется, чтобы все кончилось. Я не хочу распрощаться с ним сегодня, чтобы потом никогда не встретиться, но в случае с Джоэлом меня ждет некая конечная точка. Что-то в нем подсказывает мне: «Не принимай все близко к сердцу! Используй меня по полной сейчас, так как я не могу дать никаких обещаний». И это хорошо. По крайней мере, сейчас это хорошо, так как сейчас я с ним. Но не уверена, что именно я почувствую, когда придет время расставаться.

— Я скажу тебе кое-что, — произнесла я по дороге к автомобилю. — Ты изменил мое мнение о Фресно.

Еще через два часа мы были в местечке Холам, где остановились около монумента, поставленного на месте гибели знаменитого киноактера Джеймса Дина. В сентябре 1955 года он именно здесь не справился с управлением своего «порше-спайдер». Я задумалась о том, что завтра мне стукнет столько же лет, сколько было и ему в момент трагедии, тридцать. Мои размышления прервал Джоэл, напомнив, что я обещала поговорить сегодня с Элизой.

— Это обязательно? — заныла я.

— Ты же не знаешь, может, она собирается завещать тебе Элиота, — предположил он. — Ты же сама сказала, что она говорила с тобой дрожащим голосом.

— Думаю, я принимаю желаемое за действительное. Эй! Может, ты ее соблазнишь, и она бросит Элиота, а я его подберу? — Я бросила на Джоэла умоляющий взгляд.

— Я не занимаюсь благотворительностью, — резко ответил он.

— А как же я?

— Это было честью и привилегией.

— Правда? — просияла я.

— Позвони ей!

Я набрала ее номер и буркнула «алло!» в трубку.

— Ой, Лара! Давай поболтаем попозже! У меня сейчас начнутся занятия по хо'опоно-поно!

Я нахмурилась. Она или практикует на мне искусство розыгрыша, или же действительно проявляет интерес к самосовершенствованию. Но этого не может быть.

— Повтори-ка!

— Хо'опоно-поно! — повторила она, словно я специально туплю. — Это древнее гавайское искусство разрешения проблем. Оказывается, можно избавиться от всех болезненных воспоминаний без необходимости прокручивать их снова и снова в своей голове.

Интересно, почему она так торопится туда. Мне кажется, Элиза такой человек, который чаще причиняет страдания другим, чем испытывает их сама. С какими воспоминаниями она надеется покончить?

— Начало через пять минут, — заскулила она. — Я не хочу пропустить рассказ о том, как нейтрализовать негативную энергию.

— Конечно, не нужно пропускать — беги!

Я не верила своим ушам. И даже немножко испугалась. Я хочу ненавидеть Элизу. Мне нужно ее ненавидеть. Но трудно презирать человека, который пытается стать лучше. О нет! А что, если она перевоплотится в ангельское создание сейчас, когда Элиот сомневается в своих чувствах, и тут покажет себя с новой стороны и предстанет безгрешной девушкой с венцом вокруг головы, и он полюбит ее с новой силой?

Я отключила телефон, чтобы она не могла мне перезвонить, и стала повторять, словно мантру: «Цветы! Цветы! Цветы!» Я пыталась вернуть себе ощущение надежды и чуда, но мысли мои были заняты Элизой, так что шелковые лепестки завяли, пожухли и превратились в коричневую массу.

И вот наконец-то мы прибыли в Лос-Анджелес.

— Думаю, нам стоит проехаться по улицам, чтобы ты посмотрела город, — решительно сказал Джоэл, раньше времени свернув с автострады. — Все говорят, что в Лос-Анджелесе нет центра, но я бы сказал, что лучше всего на статус центра тянет именно этот район. Здесь тебе и Фермерский рынок, торговый центр «Грув», а вон там торговый центр «Беверли». — Он указал налево, а потом свернул на тихую улочку в жилом районе.

— Какие красивые дома! — удивленно воскликнула я. — И такие разные! — заметила я, когда мы проехали в глубь района. Гасиенды в испанском стиле соседствовали с французскими замками с заостренными башенками. Рядом стояли хижины, рассчитанные на большую семью, с залитыми солнцем крылечками и элегантными балкончиками, похожими на пряничные домики из сказки про Ганса и Грету Кое-где виднелась голубая роспись по дереву в марокканском стиле. Остальные дома просто серого цвета, похожи на мотели, хотя на некоторых подлинные вывески еще со времен пятидесятых и оккультная символика, отчего мне на ум пришло сравнение со знаменитой комедией «Околдованные». Кроме обязательных пальм, вокруг еще росли подстриженные кустарники, ползучий плющ, экзотические цветы стрелиции, известной в народе как «райская птица» из-за того, что ее соцветия и впрямь напоминают голову фантастической птицы. Белые стены утопали в алых бугенвиллеях.

— Тут все в восторге от китайских фонариков, да? — Я с удивлением заметила, что во многих садах среди листьев висят целые гирлянды.

— Скажи мне еще раз адрес Зои, — нахмурился сбитый с толку Джоэл.

Я прочла то, что было написано на клочке бумаги. Одновременно щелкнули дверные замки.

— Там было написано, что Голливуд в той стороне. — Я показала на знак, который мы только что проехали.

— Она не в Голливуде.

— Но…

— Она там работает, я знаю, но живет она в Кореатаун.

— Это плохо?

— Сама решай.

Очень скоро хорошенькие домики сменились странноватыми сооружениями, а бодрые и энергичные жители, выгуливающие собачек, — молодчиками в банданах.

— Мы что, в гангстерском районе? — вздрогнула я.

— Агенты по недвижимости предложили бы термин «район, смежный с бандитским», — Джоэл скорчил гримасу.

Я сказала себе, что это просто богема.

— Держу пари, тут живут многие люди, связанные с искусством.

— Действительно, тут намного дешевле снимать квартиру, — Джоэл смотрел на вещи с оптимизмом. — Какой нам нужен номер?

— 722.

— Да, а следовало бы 911! — пробормотал он угрюмо.

— Вот он! — Я вглядывалась в дом, сделанный вроде как из кирпича, который я скорее ожидала бы увидеть в Нью-Йорке. Никакого блестящего цемента.

— Я пойду с тобой. — Джоэл проводил меня до двери и внимательно изучал улицы на предмет потенциальных источников неприятностей, пока я жала на дверной звонок.

Я звонила и звонила. Ответа не было.

— Попробуй позвонить ей на работу, — предложил Джоэл.

— Лapa! — задохнулась Зои. — Я пробовала позвонить тебе, но не смогла дозвониться.

Это вина Элизы. Я забыла включить мобильный.

— Мне поменяли расписание, придется работать до шести вечера, и ничего не сделать, — буркнула Зои.

— Не беспокойся. Конечно, хорошо бы, чтобы ты тоже побездельничала, но я сама могу себя отлично развлечь.

— А ты где?

— Около твоего дома.

Молчание.

— Зои?

— Правда круто? — взревела она. — Там столько интересных и перспективных людей живет по соседству!

— Тебе тут не страшно? — Я поморщилась, услышав, как кто-то отхаркивается. Какой-то автомобиль издал хлопок. Надеюсь, именно автомобиль.

— О нет! Просто надо получше смотреть вокруг. В этом районе просто куча звезд!

Мужчина в сетке для волос, со зловещими усами подозрительно посмотрел на нас, когда вышел из здания. Не могу даже представить себе, за какую звезду Зои могла по ошибке принять этого субъекта.

— Думаю, я двинусь обратно в сторону Голливуда, — заикаясь, сказала я, меня пугала перспектива остаться здесь вместе с Зои сегодня вечером.

Это не тот Лос-Анджелес, который мы рисовали в своем воображении. Я хотела бы потусоваться около бассейна в отеле, а не бороться за последнюю каплю воды в душевой кабинке. Может, мы сможем на следующие два дня перебраться в отель «Вайсрой», я слышала, он ужасно нефешенебельный. Но такой дискомфорт я готова пережить, лишь бы не этот ужас!

— Ты должна сходить в голливудский музей нижнего белья в магазине «Фредерике», — Зои деловито стала планировать мою культурную программу на сегодняшний день. — Борис мне рассказывал про него. У них там есть эти неглиже с мехом, которые в «Остине Пауэрсе» носили фемботы, и роскошное вечернее платье Авы Гарднер из «Плавучего театра», и «боксеры» Тома Хэнкса из «Форреста Гампа».

— Хорошо, — вклинилась я.

— Самое классное — у них есть каталог женского белья пятидесятых годов, там такие лифоны, которые увеличивают грудь, «Бель Эйр» называются. А еще есть специальные чашечки, которые можно надевать под купальник…

— Угу, я точно… — я попыталась прервать ее. Не думаю, что Джоэл наслаждается окружающими пейзажами.

— Ой, у них даже есть те накладные груди, которые Томи Кертис подкладывал под платье в фильме «В джазе только девушки», очень забавно, потому что лямки там закрепляются на кнопках, а не на крючках, ну, ты же знаешь, как мужики плохо справляются с…

— Зои! — заорала я.

— Что?

— Мне пора! А то Джоэл не станет дожидаться меня…

— Джоэл?! — прервала Зои. — Он с тобой?

— Да!

— Ну, думаю, тогда ты не нуждаешься в советах, как развлекаться.

— Вообще-то у него назначена встреча, — смутилась я. — Но он может довезти меня до офиса по прокату автомобилей, и я помчусь дальше.

— А вы?..

Я абсолютно точно знала, о чем спрашивает Зои, но Джоэл слишком близко и может меня услышать.

— Да, точно! — Я постаралась произнести это так, будто говорила о чем-то еще.

— И?

— Впечатляет! — одобрительно воскликнула я.

Зои весело рассмеялась.

— Ты мне все расскажешь потом?

— Я заберу тебя в шесть часов в ресторане, — сказала я на прощанье.

Я отключила телефон и повернулась к Джоэлу. Его лицо все еще выражало презрение к месту жительства Зои.

— У вас уже есть планы на этот вечер? — спросил он, когда мы вернулись к машине, у которой, к нашему удивлению, все четыре колеса были в наличии.

— Не думаю, — я пожала плечами. — А что?

— Просто мне тут пришло на ум кое-что, что могло бы вам понравиться. Мне нужно сделать пару звонков, но, если хочешь, мы можем чуть позже встретиться в ресторане у Зои.

— Звучит отлично! — Я испытала облегчение, что еще не пора прощаться. Мне стало больно. Я гнала от себя мысль, что нам придется расстаться.

Не знаю как, но Джоэл уговорил клерка в прокате автомобилей дать мне машину классом повыше, с откидным верхом. Я не могла поверить в свою удачу. Казалось расточительством проехать на этом автомобиле всего пару кварталов до Голливуда. Мне хотелось лететь по автостраде! Я взяла карту и изучила ее. На самом деле мне не стоит уезжать больше чем на час от города… Санта-Моника — наверное, там мило. Или же поехать в городок Хермоза-бич? Палм-Спрингс чуток далековато. Погодите- ка, а что, если я поеду и удивлю Сашу? Внезапно я испытала воодушевление. А почему бы и нет? Ей не помешала бы поддержка, я уверена. А у нас с Зои будет еще целых два часа, чтобы насладиться красотами Лос-Анджелеса. И если Ти позволит ей небольшой перерыв, то я смогла бы помочь ей с подготовкой акции по сбору денег на строительство «Райского сада». Уверена, что неплохо было бы кое-что украсить.

Я поставила ногу на газ в ожидании старта. Проводив взглядом отъезжающего Джоэла, я с легкостью проскочила на желтый и повернула направо на красный. На автостраде мне волей-неволей пришлось снизить скорость и ехать так же, как все. Вероятно, из-за своих восторгов я проскочила нужный поворот и оказалась в Сан-Бернадино, но, по крайней мере, у меня все еще было время, чтобы проехать назад и выпить чашечку чая с Сашей. Не могу дождаться, когда увижу ее лицо в тот момент, когда ' подойду к ней!

Однако все идет не совсем по плану. Когда я доехала до питомника, там никого не было. Кошки были без присмотра, и на кухне тоже пусто. Я подергала ручку Сашиной спальни. Заперто.

Я постучала.

Испуганный голос крикнул:

— Уходи!

— Саша! — Я наклонилась ближе к двери. — Это ты?

Внезапно дверь открылась, и Саша втянула меня внутрь, поспешно заперев за мной дверь.

— Что происходит? Фредди выбрался из клетки? Почему ты плачешь?

Я рассмотрела ее зареванное личико и услышала, как тяжело она дышит.

— Это Ти, — икнула она. — Он совсем рехнулся. Я не знаю, что делать.

Я усадила ее и попыталась успокоить.

— Нина уехала к ветеринарам, и я тут одна.

Где-то недалеко на заднем плане я услышала

звук падающей посуды, звон стекла и мужской голос, который громко ругался.

— Что это было? — в панике спросила я.

— Должно быть, он сейчас на кухне… — Ее глаза расширились от ужаса.

Снова грохот. Звук был такой, словно кто-то резко дернул ящик, где лежали ножи, и тот вывалился.

Я меня было только одно предположение — это Ти полез за ножом.