Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 21

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1436
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

21

Снаружи падал снег, как бесконечный поток конфетти, а внутри я и Элиот возлежали рядом с камином, заваленные подушками так, что нас едва можно рассмотреть. Его нога покоилась на моей, а рука иногда падала со спинки кровати, и он перебирал пальцами мои волосы. Я вновь и вновь слышала, как мой внутренний голос твердил: «Я так счастлива! Я так счастлива!» А мое сердце сбросило свою защитную оболочку, чтобы погреться в свете языков пламени.

Зная, что это наша последняя ночь вместе, я хотела поговорить, но чувство умиротворенности оказалось сильнее меня. Я не хотела слышать собственный голос, слушать, как я притворяюсь, что мне все равно, или разыгрывать из себя соблазнительницу. Я просто хотела наслаждаться этим прекрасным сочетанием комфорта и эмоционального подъема.

Хотя было уже за полночь, но свадебная вечеринка была в самом разгаре, вокруг нас царила суматоха. Джоэл так и продолжал танцевать с девушками и женщинами старше семнадцати, которые, кажется, рассматривали его как последнюю возможность подцепить кого-то молодого и красивого, с упругим телом. С другой стороны, Элиот привлек внимание всех маленьких дам младше семи (слава богу, их уже отправили спать). Им понравился смешной акцент Элиота и еще более смешная прическа. Чтобы удовлетворить потребность детишек в постоянных разговорах. Элиот прочитал им лекцию на тему «Памятники материальной культуры индейцев племени эванчи», так как луки и стрелы, горшки для промывания золота, заплечные сумки для ношения малышей висели на стенах, при этом он выуживал из них самих все имеющиеся знания по истории.

А я испытала огромный кайф, когда одна маленькая девочка по имени Мэдди сказала мне, что я похожа на «хорошенькую черноволосую леди» из фильма «Мумия». Так что я, изобразив акцент, сообщила ей, что я только сегодня вернулась из Края Пирамид и пью столько вина, поскольку на самом деле это секретный эликсир, который поддерживает во мне жизнь.

— А ты замужем за Элиотом? — спросила она, пока мы стояли в очереди в буфет.

Я была не совсем трезва и ответила, что мне этого хотелось бы, но Элиот собирается взять в жены другую леди.

— Зачем? — поинтересовалась малышка.

Я сказала, что вопрос очень интересный, особенно учитывая мои подозрения, что Элиза в прошлой жизни была жуком-скарабеем. Потом я вспомнила, что у детей есть привычка повторять все, что им скажут, так что я повернулась к Мэдди, чтобы взять свои слова обратно. Но она уже была около Элиота. Я подскочила как раз вовремя, чтобы услышать, как она спрашивает:

— Почему ты женишься на другой женщине?

О господи.

Элиот был бы меньше поражен, если бы этот вопрос задала креветка, лежащая на его тарелке:

— Что, прости?

— Ты ее любишь? — требовательно вопрошала Мэдди еще более возмущенным голоском.

— Разумеется!

— И твоя любовь глубока, как река, и высока, как гора? — Мэдди, прищурившись, процитировала слова из песенки Тины Тернер, которую новобрачные избрали для своего первого танца.

— Думаю, да.

— А я думаю, недостаточно! Я думаю, что она не глубже, чем лужа, или не выше муравейника!

У меня было предчувствие, что она станет адвокатом, когда вырастет.

— Что это такое было? — спросил Элиот, у которого явно испортилось настроение, когда Мэдди отвели к родителям.

— Знаешь, девочки ее возраста так легко влюбляются в кого-нибудь, — я заметала следы. — Уверена, через пару лет у нее это пройдет.

Потом мы топтались без дела на краю танцплощадки, где все еще целовались жених с невестой.

— Посмотри, как близко они друг к другу… — заметил Элиот.

— Танцуют щека к щеке, и так до конца дней своих, — я вздохнула.

Элиот бросил на меня недоуменный взгляд.

— Это Джун Уитфилд сказала в каком-то комедийном фильме.

— Таких, как ты, больше нет, Лара, — Элиот покачал головой.

Мы уселись вновь в наш райский уголок рядом с камином, Элиот потянулся, выгнулся и неуклюже принял новую позу. Я осмелилась придвинуться к нему чуть-чуть ближе и как бы невзначай положила руку ему на предплечье. На его чрезвычайно мускулистое, накачанное предплечье. Господи, с каких пор участок от локтя до запястья стал таким эротичным? Может, это из-за того, что он так классно владеет барабанными палочками. Я знала лишь одно — все мое тело, от пальчиков ног до кончиков пальцев рук, пронзительно кричало: «Это он! Он моя пара! Давай же сделаем это!»

— О господи, послушай! — Элиот сильно сжал мою руку. — Они же играют нашу песню.

Он сказал «нашу песню», но в данном случае это словосочетание не содержало даже отдаленного намека на романтику. Просто это была одна из тех мелодий, что сидят у вас в печенках, — композиция «Неужели я солгал бы тебе?» группы «Чарльз и Эдди». В те времена мои черные волосы были аж до пояса, так что я — это Эдди, и я бросаю Чарльза ради Элиота. Мы всегда спорили, кому достанется подвывать в припеве, а сами слова «Неужели я солгал бы тебе?» мы в тот год вставляли к месту и не к месту.

Элиот засмеялся, по-видимому, он в первый раз за вечер расслабился. А я все еще пребывала в радостном состоянии духа, хотя и знала, как будет больно падать обратно на грешную землю. Как бы мне ни хотелось, чтобы это была моя жизнь, но это было не так. Это был шаг в какой-то параллельный мир, чтобы показать мне, как все могло бы быть, если бы Элиот любил меня.

Внезапно я почувствовала боль от того, как сильно мне хотелось именно такой жизни, она усилилась и затопила меня с головой. Это было все, чего я желала, — ощущения, что Элиот рядом. Мне хотелось, чтобы это длилось вечно и было моим, а не случайным миражом. Я больше не смогу вынести этого эфемерного состояния, которое намного лучше моей теперешней жизни. Я даже испугалась, что полуобуглившееся полено вот-вот сползет и просто распадется в золу, повлияв тем самым на мое настроение.

— Через пять минут нужно ехать, Элиот! — Мистер Гедимэн наклонился к дивану и потряс Элиота за плечо.

Вот и все, хорошенького понемножку. Я попыталась быстро справиться с подступившими слезами, но весьма громко всхлипнула, когда он сказал нам:

— Все хорошее рано или поздно заканчивается. Элиот наклонился и потер лицо.

— Хорошо, я догоню через секунду!

Это слишком быстро. Я не хочу, чтобы он уходил. Про себя я думала: «Если ты меня попросишь, я поеду с тобой, но ты должен меня попросить…» Он не попросил.

— Может, я могла бы вернуться с тобой? — предложила я.

— Ты что, с ума сошла? Ты хочешь уйти от всего этого? — он потряс головой.

— Но я так и не узнала до конца, каково это — жить в Йосемитском парке, — уговаривала я его.

Элиот заключил меня в объятия, и я почувствовала, что мое сердце готово разорваться.

— Иди сюда!

В обычной жизни я могла держать себя в руках, но час, проведенный бок о бок, сыграл со мной злую шутку. Я не могла дистанцироваться. К счастью, он все еще обнимал меня и горячо шептал куда-то в волосы:

— Ты же знаешь, что тебе были бы больше чем просто рады в моем заплесневелом спальном мешке, но я бы предпочел, чтобы ты провела ночь в тепленькой мягонькой постельке.

Он отпрянул и взглянул на меня, и обычный его нежный взгляд в воспринимался мной более остро. Я почувствовала, что его руки отпустили мои и двинулись наверх, к моему лицу. Он убрал волосы мне за уши и быстро провел по скуле. Потом посмотрел на мои губы, словно видел их в первый раз.

— Ты такая красивая, — прошептал он.

Часть меня потеряла голову, а другая завизжала:

«Не надо! Не делай следующий шаг к сближению, пока ты действительно не захочешь этого!» Я полностью отдалась его воле. Может, он скажет хоть что-нибудь?

— Лара, — сказал он просто, когда наклонился и запечатлел самый сладостный поцелуй на моих губах. Я почувствовала его каждой клеточкой своего тела. Чувство было даже сильнее, чем я надеялась пережить.

— Элиот! — внезапно вмешался мистер Гедимэн. — Ой, извините!

— Ничего! Пойдемте! — Элиот вскочил, взъерошил мои волосы. Он как бы снова оттолкнул меня, я свалилась со своего пьедестала и снова стала просто другом. — Я завтра приеду к завтраку!

Как он может уехать? Как он может уехать после того, что сделал? Я не могла говорить. Я была в шоке. Каждая моя частица хотела его. Но от ушел.

Обняв одну из больших гобеленовых подушек, чтобы восполнить пустоту из-за его ухода, я вновь переживала поцелуй. Я столько лет фантазировала о продолжении того поцелуя на вечеринке, и теперь, когда это произошло, я чувствую то, что не ожидала почувствовать. Не могу полностью определить это ощущение. Я проигнорировала страсть, желание и мечтательность и осознала, что к моим переживаниям примешивается раздражение. Негодование. На самом деле часть меня обижена. Почему Элиот что-то предпринял именно тогда, когда у меня завязываются какие-то отношения с Джоэлом? Не пытается ли он просто-напросто вновь получить полную власть над моим сердцем? Может, его эго не может смириться с наличием соперника, и хотя он ничего мне не предлагает, но все равно хочет, чтобы я была предана ему на все сто. Но, разумеется, это на него не похоже.

Я постаралась запереть свое сердце обратно в шкатулку, через которую к нему не просочились бы чувства, но оно все равно выскакивало из груди, словно чертик из табакерки.

«Я не закончило! Ты заставила меня пережить такую встряску, а теперь хочешь, чтобы я просто лежало и играло в спящего льва. Я не смогу!»

«Ты должно! — сказала я своему сердцу. — Эта любовь ни к чему не приведет. Он ушел. Нужно взять себя в руки. Сердечко мое, ты должно сдерживаться! Нужно притвориться, что ничего не было, просто чтобы не свихнуться». На минуту оно и впрямь успокоилось. Но затем у моего бедного сердца произошел новый приступ гнева.

«Я не хочу успокаиваться! — кричало оно. — Я не для этого здесь. Я здесь, чтобы все чувствовать, чтобы испытывать любовь. Ну, пожалуйста…»

Все, что я могла сказать: «Мне очень жаль. Но не сейчас. Скоро. Я обещаю. (Надеюсь.) Давай я налью тебе выпить».

Я залпом выпила стаканчик бренди в лечебных целях, и тут к барной стойке подскочила невеста.

— Водку с апельсиновым соком! — попросила она. — Сделайте сразу тройную порцию, я собираюсь начать семейную жизнь с самого крутого похмелья!

Пока я рассматривала ее, она заметила мой взгляд и обхватила меня своим кружевным рукавом.

— Ну как, ты веселишься?

— Ой, все здорово, спасибо большое за то, что ты нас пригласила!

Она пожала плечами и сделала большой глоток из своего бокала.

— Отлично, мне нравится, когда Джоэл счастлив.

— О нет! Между нами ничего нет, — перебила я просто на тот случай, если она даже в разгар своей свадьбы испытывает собственнические чувства по отношению к бывшему.

— Я тебя видела с другим парнем, — она кивнула в сторону камина.

— Это Элиот, — пробормотала я, потупя взор.

— Но он ушел.

— Да, — подтвердила я.

Она наклонила голову набок.

— Ты не думаешь, что это утомительно — все время жить с разбитым сердцем?

У меня отвисла челюсть от удивления, что она раскусила меня.

— А есть выбор? — спросила я.

— Сегодня есть.

Я подняла брови.

— Его зовут Джоэл. Поверь мне, ты не пожалеешь.

— О чем она не пожалеет? — К нашей беседе присоединился мужской голос.

— Я просто рассказываю, какие услуги доступны в этом отеле.

— В такой поздний час? — Джоэл был поражен.

— Здесь все работает до самого утра. — Она подмигнула ему, чмокнула в щеку и величественно удалилась к своему супругу, ни дать ни взять Тина Тернер.

— О чем вы таком говорили? — засмеялся Джоэл.

Я еще не успела придумать ответ, как он игриво ткнул меня локтем и сказал:

— Уж не о том ли поцелуе, который я имел счастье лицезреть не так давно?

Я попробовала изобразить ликование и подмигнула:

— Это был не просто тот поцелуй, а тот самый поцелуй!

— Я знал, ребята, что если я оставлю вас без присмотра, то что-то произойдет! — Джоэл широко улыбнулся.

Затем он заметил печальное выражение моего лица и стал допытываться:

— И?

Я тут же пала духом:

— Этого мало.

— Скажи, что ты хочешь, — не отставал Джоэл.

— Все, — дрожащим голосом сказала я. — Все, иначе зачем мне это?

Джоэл взял мои руки в свои и положил себе на пояс.

— Поцелуй — неплохое начало.

— Да, — согласилась я, прислоняясь к его плечу. — И знаешь, если бы я задержалась здесь еще на пару дней, то рассматривала бы ситуацию чрезвычайно оптимистично, но завтра я уезжаю в Лос-Анджелес и…

— Кстати, я тебя отвезу, — перебил он.

Я отпрянула и с удивлением уставилась на него:

— Не дури, это же триста миль!

— У меня после обеда назначена встреча в отеле «Бель Эйр», поэтому все равно придется ехать, так что на самом деле это ты окажешь мне любезность, если составишь компанию на время этого утомительного путешествия.

— Ты уверен? — Я не выдержала, губы стали расползаться в улыбке.

Я буду дурой, если не приму его предложение.

— Есть только одна загвоздка — нам нужно выезжать в семь утра.

Мне не нужно было даже смотреть на часы. Даже если бы сейчас было шесть утра, я бы все равно поехала — он путешествовал в одиночестве и воспользовался шансом превратить эту поездку в приключение. Внезапно я поняла, что не знаю, что бы без него делала.

— Я люблю тебя, Джоэл, — сказала я, глядя прямо в его темные-претемные глаза. Бренди придало мне мужества.

— И я тебя, Лара, — ответил он мне так же уверенно.

Мы продолжали пристально смотреть друг на друга. Прошло всего несколько секунд, но этого было достаточно, чтобы перейти на новый уровень. Я слышала, как мое сердце спрашивает: а он? Он, казалось, тоже хотел этого. Мне стольким прямо сейчас хочется поделиться, позвольте мне любить кого-то.

— Итак, сейчас ты думаешь: «Стоит ли?», «Можно ли?», «Будет ли это?» — поддразнил меня Джоэл, придвигаясь ближе с каждым вопросом.

Я засмеялась, пытаясь скрыть свое смущение и внутреннюю пульсацию, когда тихонько спросила:

— Можно ли?

— Еще как можно.

— Стоит ли? — Мой голос невольно стал звучать серьезнее.

— Это определенно будет весело.

— Будет ли это? — я уже почти охрипла.

— Как ты захочешь, — просто ответил он. Внезапно это стало таким близким, что я могла дотянуться и дотронуться — без преувеличения. Он говорил о сексе, а не об отношениях. И я знала это. Но какое предложение! Лучшее за последние много лет.

Я издала робкий вздох.

— Нет, я не хочу ничего усложнять, мне нравятся наши отношения, какие они есть сейчас. — Я потянулась за закусками, но он остановил меня.

— Так же как ты счастлива от того, какие отношения у вас с Элиотом?

Я была смущена.

— Ты боишься усложнить ваши отношения и лишиться его дружбы, да?

— Разумеется, да! — выпалила я. — Если я признаюсь ему в своей любви, то разрушу все. Я не уверена, что стоит рисковать.

— Это же то, чего ты хочешь больше всего на свете, и при этом ты не готова ради этого рисковать? — Джоэл посмотрел мне в глаза.

— Я не хочу, чтобы он чувствовал себя некомфортно, — пробормотала я, ощущая себя ничтожеством.

— Это всего лишь, правда, — пожал плечами Джоэл. — Все, что ты сделаешь, — это откроешь ему правду. А как он на нее прореагирует — его дело.

У этого парня просто дар — в его устах все звучит так просто. Я собрала рассыпавшиеся скорлупки фисташек в аккуратную округлую кучку. Может, я больше значу для Элиота, чем думаю, может, я не просто друг.

— Иногда мне кажется, что единственное, что нужно сделать, — просто рассказать ему о своих чувствах, но в остальное время я думаю, что мне просто нужно выкинуть это из головы, — объяснила я.

— Ты знаешь, ты уже очень близко подошла к черте, где сталкиваются «сейчас» и «никогда», — предупредил Джоэл. — Я думаю, он в любом случае это выдержит. Проблема — сможешь ли ты?

Я задумалась на минуту, а потом поежилась:

— Не знаю.

— Может, тогда стоит потренироваться?

— Что ты имеешь в виду? — спросила я, почувствовав тревогу.

Джоэл взял мою руку, которая рассеянно разрушала аккуратную горку и выкладывала скорлупки в прямую линию, и громко произнес:

— Потренироваться на мне!

Я понимала, что он чертовски сексуален, но мне еще предстояло испытать всю силу его сексуальности, направленной на меня. Я почувствовала возбуждение внизу живота.

— Я знаю тебя всего часов тридцать или что-то типа того, но сказал бы, что мы уже стали друзьями, а ты?

Я энергично закивала, не в состоянии вымолвить ни звука.

— Хорошо. Так вот что я тебе скажу: мы переступим эту черту. Вместе.

Не успела я выразить никакого беспокойства по этому поводу, как он наклонился и поцеловал меня. Я воспользовалась возможностью и зафиксировала свои ощущения. Неплохо, но не Элиот.

Он пристально посмотрел на выражение моего лица и поцеловал меня снова. Нежнее и медленнее. Гм-м. Не Элиот. Джоэл.

Казалось, в этот раз он остался доволен моей реакцией. Я тоже.

— Еще, — потребовала я, притягивая его к себе.

Есть что-то безумно привлекательное в мужчине, который действительно хочет тебя поцеловать. В ком-то, кто сам по себе хочет быть с тобой — никаких условий, никаких осложнений, никаких ограничений.

Он прав, мы с ним знакомы недолго, но иногда лучше поцеловать малознакомого мужчину, поскольку тогда ты сможешь поцеловать его от всей души — ведь, кто знает, он может оказаться единственным. И необязательно думать, что это тот самый мужчина. Ты ведь не знаешь о нем достаточно, чтобы со всей уверенностью утверждать, что он точно НЕ единственный.

— Эй, парень, ты что, готовишься к соревнованиям, кто дольше продержится под водой? — Мускулистый парень хлопнул Джоэла своей ручищей по плечу.

Джоэл повернулся ко мне, будто бы спрашивая: что ты хочешь делать? Я изобразила широкий зевок:

— Не знаю, как ты, а я уже готова отправиться в кроватку!