Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 16

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1465
  • Автор:
  • Язык: ru

16

— Простите, мисс Расселл! — Борис поднял палец, когда мы приняли позу на фоне голубого экрана.

Я выгнула бровку, как настоящая дива.

— Не ваш ли это билет на самолет?

— Господи! — Я вздохнула с облегчением, когда подскочила к Борису и взяла листок бумаги. Ведь я с легкостью могла потерять его. Я проверила, что написано в билете, и стала читать вслух: — Мисс Лара Ричарде, вылет из Лос-Анджелеса, прибытие в аэропорт национального парка Йосемити. Ага, это я. Собираюсь увидеть любимого мужчину. Только он, я и дикая природа.

Внезапно я похолодела. Мои глаза остановились на времени отправления.

— О нет! — в ужасе крикнула я.

— Что? — взвизгнула Зои.

— Который сейчас час? — спросила я, пытаясь сохранить спокойствие, несмотря на ощущение, что меня засасывают зыбучие пески.

— Четыре.

— О нет! Нет! — Под макияжем я стала утонченно-бледной, как Кейт Бланшетт.

— Что такое, Лара?

— Мой самолет вылетает через час!

— Нет, ты же сказала — в семь часов вечера… — Зои заглянула мне через плечо. Я сначала наблюдала, как на лице Зои отразилось понимание, а потом на смену пришел страх. — О черт!

— Я увидела цифру семь, а это было семнадцать, думала… — Я покачала головой, меня сбило с толку двадцатичетырехчасовое время.

Я перевела дыхание, а мой мозг в бешеном темпе просчитывал, что же делать. Знаю, Элен сказала, что сегодня это последний рейс, но, может, можно полететь другой авиакомпанией. Или это идет вразрез с правилами клуба «Калифорния»? Или возьму напрокат машину, тогда, может, никто и не узнает? Но ехать-то шесть часов. Господи, какой кошмар… О, Элиот! Ускользает от меня еще больше…

— Ты уже собрала вещи? — Борис прервал мои пессимистичные мысли.

— Да, чемодан в багажнике, — вздохнула я. Что толку.

— Ты все еще можешь успеть!

— Что? — я не поверила своим глазам.

Элен сказала, что мне час ехать до аэропорта, и приехать на регистрацию нужно за час до вылета, так что, несмотря на реплику Бориса, который, наверное, думал, что у нас волшебная машина, нет ни малейшего шанса.

— Ты, правда, думаешь, что мы успеем? — Зои взяла на себя роль человека, верящего в чудо.

— На автостраде сейчас напряженное движение, но большую часть пути вы можете проехать по Вестерн-авеню.

— Но мы даже не знаем, где эта Вестерн- авеню! — запаниковала я.

— Ничего сложного. Я покажу вам на карте, — и он нарисовал блеском для губ маршрут до аэропорта.

Мы уставились на эту спираль, в ужасе представляя перспективу выяснения направления движения на высокой скорости.

— Возможно, полет не такой уж важный? — пожал плечами Борис.

Внезапно мы оживились.

— Нет, он очень важный! — твердили мы.

— Ну, тогда… — он махнул руками, как бы выгоняя нас поскорее на улицу.

— Господи! — воскликнули мы, когда, бросившись к выходу, обнаружили, что не можем широко шагать из-за узких юбок. — Костюмы!

— Быстро, поворачивайся! — Я ловким движением руки перевернула Зои спиной к себе и стала яростно расстегивать крючки на ее воротнике.

— Стой спокойно! — завизжала я, когда она скинула туфли и сразу стала на семь сантиметров ниже ростом, отчего я зацепила верхний крючок за ее парик.

— А-а-а-а! — завопила Зои, поскольку ей пришлось наклонить голову назад.

— Расстегни молнию! — Зои была в панике, пыталась дотянуться до своей спины, извиваясь при этом всем телом, будто у нее приступ чесотки.

— Стоп! — заорал Борис.

Мы замерли, остановив нашу схватку, и посмотрели на него, испуганные его громким криком.

— Хотя я с удовольствием посмотрел бы, как вы, девушки, раздеваете друг друга… — он улыбнулся, выдержав паузу на долю секунды дольше, чем позволяла ситуация. — Я верю вам! Поезжайте! Привезешь платья завтра, хорошо?

Он слегка пожал локоть Зои, когда присоединился к нам у выхода.

Она отклонилась назад и обняла его, пощекотав перьями на шляпе его нос.

— Я буду здесь еще до завтрака, обещаю! Спасибо тебе огромное!

На какой-то момент его лицо озарилось счастьем, когда его руки нащупали, что платье у нее расстегнуто аж до самых трусиков. Но Зои даже не успела понять, что происходит, как он уже застегнул молнию, чтобы все было благопристойно.

— Завтра, — повторил он. Его глаза увлажнились от предвкушения удовольствия.

— Я поведу! — Зои вырвала ключи из моих дрожащих рук, и мы помчались к парковке мелкими шажочками, совсем как Бенни Хилл, только прихрамывая.

— Уверена? — нахмурилась я. Сейчас было не лучшее время для экспериментов.

— Ты слишком напряжена, просто следи по карте, куда ехать, — настаивала Зои.

— Но… — Меня уже не слышали. Я раньше никогда не видела, чтобы Зои брала руководство на себя. Мотор уже взревел.

— Залезай! — скомандовала она.

Я вскочила на сиденье рядом с ней, повернулась, чтобы проверить название улицы.

— Это Вайн-стрит, так что выезжай с парковки и налево, потом едешь прямо два квартала до бульвара Сансет.

Мы с визгом выехали на дорогу, забыли, что в Америке не левостороннее движение, как в Англии, так что тридцать секунд мы ехали по встречной полосе, и за эти полминуты волосы у нас дыбом встали от ужаса.

— Блин! — засмеялась Зои, рывком поворачивая автомобиль в нужную сторону.

Я тоже попыталась улыбнуться, но все, на что я была способна, — это хрип.

Когда мы летели по Вестерн-авеню, я украдкой взглянула на Зои. Если бы не тот факт, что она выглядела как бабуся, вырвавшаяся из кунсткамеры (она так сжала руль, что ее локти были на уровне ушей, парик прицепился к воротнику, а на лбу была видна сеточка от парика, словно чулок у незадачливого грабителя), я была бы под впечатлением — она гнала, будто гонщик на авторалли.

— Ух, ты, ты посмотри на эту ма-а-а-шину! — я вытаращила глаза, когда мы притормозили на светофоре и встали наравне с розовым «корветом».

— Это же гламурная Анжелина! — с трудом произнесла Зои, бросив взгляд из-под выкрашенных перекисью локонов.

Даже в городе, кишащем блондинками, улучшившими свой внешний вид путем хирургического вмешательства, нельзя не узнать этого пупсика, самую знаменитую и великовозрастную среди тех, кто стремится к голливудской славе.

— Ты можешь в это поверить? Она посмотрела на нас так, словно это мы извращенки, — негодовала Зои, продвигаясь на сантиметр вперед, ей так хотелось хоть на чуть-чуть, но стать ближе к аэропорту.

В ту секунду, когда зажегся зеленый, она рванула с места.

— Ну, ты! Гонщица! — Я вмазалась вприборную панель, когда мы летели впереди всех машин.

Зои улыбнулась.

— Папа прошлым летом отправил меня на занятия по технике безопасного вождения. Он сказал, что я так плохо вожу машину, что мне наверняка когда-нибудь придется на всех парах удирать от разгневанных водителей. О-о-ой! — Зои отклонилась, чтобы не врезаться в чрезвычайно красивого мужика, который на своем серебристом авто с откидным верхом выезжал с заправки.

Я ожидала, что сейчас Зои ввернет какое-нибудь замечание по поводу этого сексуального парня, но этого не произошло. Ее взгляд был прикован к дороге.

— А почему ты раньше никогда не водила, когда у нас была такая возможность? — меня вдруг одолело любопытство.

— Не знаю. Всегда вы с Элиотом были Мамочка и Папочка, а мы с Сашей — детки на заднем сиденье, — она пожала плечами. — Яне думала, что есть хоть какой-то повод нарушить это равновесие.

Я улыбнулась.

— Ты отлично водишь!

Зои ничего не ответила.

— Немного быстровато… — Я в удивлении вытаращила глаза, когда пролетали километр за километром. — Господи!

Я прикрыла глаза, когда мы одним рывком перелетели через три улицы.

— Наш поворот!

— Разве? — Я посмотрела на карту, безуспешно пытаясь определить наше местоположение.

— Там был большой знак «аэропорт», не волнуйся, мы это почти сделали.

Я посмотрела на часы на панели управления. Одиннадцать часов вечера. Полезная информация, ничего не скажешь. Если я успею на этот самолет, то буду считать это знаком, посланным мне свыше, что я должна признаться ему в своих чувствах. Заметано!

— Какая авиакомпания? — спросила Зои, доехавшая уже до первого терминала.

— «Скайвест», — прочла я на билете.

— Хорошо. Когда мы подъедем, я остановлю прямо у входа, а ты беги внутрь.

— А машина? Я ведь должна ее вернуть в «Энтерпрайз».

— Я сделаю это.

— Но как же ты доберешься до города?

— Уверена, меня подвезет кто-нибудь из этих милейших джентльменов, — сказала она, поглядывая на целую колонну отъезжающих черных лимузинов.

Зои подъехала к кромке тротуара и открыла багажник. В ту секунду, когда мой рюкзак коснулся асфальта, она заорала:

— Беги!

Я повиновалась, но, вместо твердой походки спортсмена, мне удалось лишь семенить маленькими шажочками.

— Платье! — я в панике обернулась.

— Я улажу все с Борисом! — уверила меня Зои.

— Разве ты теперь не перестала расплачиваться сексом? — заволновалась я, внезапно у меня заныло под ложечкой из-за того, что я от нее уезжаю.

— Да я вообще ни-ни! — засмеялась она и помахала мне рукой через стекло автоматически открывающейся двери.

— Вегас? — Девушка на регистрации даже не взглянула на меня. Наверное, боковым зрением уловила кучу блесток.

— Нет, аэропорт Фресно, национальный парк Йосемити. Я ужасно опаздываю. Могу ли я еще сесть на этот самолет?

— Сейчас посмотрим, что можно сделать. — Ее пальчики с аккуратным маникюром быстро застучали по клавиатуре. У меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло, когда она попросила меня поставить чемодан на металлическую плиту. Надежда есть!

— Вы успеете, если побежите, но не могу гарантировать, что ваш багаж попадет на борт!

Я закатила глаза. Неужели это произойдет второй раз?

— Ничего. Я все-таки попробую успеть.

Она протянула мне посадочный талон, словно эстафетную палочку.

— Выход номер семнадцать. Вам стоит бежать, как Фло-Джо!

Это можно сделать только одним способом. Я задрала юбку — теперь всем клиентам авиакомпании были видны мои розовенькие носочки — и пулей полетела к своему выходу на посадку.

На удивление, недоумевающих было немного. Чаще слышны были комментарии: «Эй, мам, смотри, наверное, кино снимают». Дальше все начинали, разинув рот, шарить глазами в поисках съемочной бригады.

Зал вылета я миновала, а на финишной прямой мне улыбалась служащая аэропорта, чтобы отобрать у меня билет Я готова была расплакаться от облегчения, когда на трясущихся ватных ногах, спотыкаясь, прошла по посадочному рукаву и поднялась на борт Но на этом мои злоключения не кончились. Я была самой последней, и мне пришлось играть в прятки, отыскивая незанятое место. Все смотрели на меня, пока я, шурша блестками, крадучись пробиралась по проходу. Думаете, кто-нибудь встал и махнул рукой, вот, мол, твое место. Ничего подобного. Очевидно, мои спутники решили, что я должна страдать из-за задержки рейса по моей вине. Это сработало: мое красное потное лицо стало еще краснее из-за смущения.

Как и следовало ожидать, мое место было посередине, так что мужчина с чересчур длинными ногами, которые ему даже в проход пришлось выставить, вынужден был расстегнуть ремень безопасности и встать с места, чтобы позволить чудачке в маскарадном костюме занять свое место. Я протиснулась мимо него, пискнув «Извините», но тут же запуталась в проводе от его наушников. Опять мучительные переговоры и извинения, и все-таки я вдруг почувствовала, что мне плевать. Честно говоря, если бы мне нужно было сесть этому длинноногому на колени и спеть «Бриллианты — лучшие друзья девушки», я бы и села и спела. В голове билась одна мысль — я это сделала! Я на борту самолета, который несет меня к Элиоту, и впервые за последние несколько лет я буду по-настоящему с ним наедине.

После всех этих событий и встряски сказать ему, что я его люблю, несложно.