Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 15

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1462
  • Автор:
  • Язык: ru

15

Я стояла перед громадным зданием в стиле ардеко на углу бульвара Голливуд и Хайленд-авеню. Ух, ты! У Зои и впрямь не жизнь, а сказка. Гранит был обработан так, что выглядел как драпировка между двумя розоватыми колоннами, и даже цемент сверкал и блестел как-то по-особому. Скорее

это было похоже на гигантский туалетный столик, созданный для голливудской кинодивы тридцатых годов Кэрол Ломбард, чем на жилой дом. И в любую минуту можно было ожидать, что выпорхнет Зои в шифоновом туалете, украшенном перьями, стряхивая пепел с изящной дамской сигариллы, вставленной в мундштук, прямо в ладони какому-нибудь несчастному воздыхателю.

Именно этого она всегда хотела — жить в невероятном блеске, чтобы навсегда вычеркнуть из памяти ее прошлое, ее детство, проведенное в грязи и нищете. Хотя я думаю, что Зои проделала уже немалую работу, созидая свою новую жизнь. Она и сама так думала, пока с экрана телевизора ей не внушили, что нельзя считать, что жизнь удалась, до тех пор, пока за тобой двадцать четыре часа в сутки не будет следовать собственная съемочная группа. До этого она успевала и сделать что-то полезное днем (я имею в виду ее работу в Фонде), и уйти в отрыв на всю ночь, потусоваться и поклубитъся. И была счастлива. Но потом на нее наложило отпечаток осознание того, что у некоторых людей есть намного больше. Она уже многого добилась, но этого было недостаточно. У нее была мечта: пляжный домик в Малибу, платья от Валентино, «мерседес» последней модели с откидным верхом — всё, кроме мужа из «Ярмарки тщеславия» (Зои предпочла бы комплект любовников-ковбоев). Интересно, она уже договорилась о свидании с Джошем Хартнеттом? Вполне вероятно, что ее снабдили маленькой черной книжечкой, где были перечислены все подходящие знаменитости. Может, именно в эту секунду Зои проводит время с Джошем.

Я подошла поближе и вгляделась в темные квадраты окон. Гм-м. Если она не заселилась в бывшем Музее красоты Макса Фактора, то мне дали неправильный адрес. Подождите-ка, это 1660-и. а мне нужен 1650-й. Я подошла к следующему дому и прочла розовую неоновую вывеску на окне: «Ресторанчик в стиле 50-х «У Мела»».

Ерунда какая-то. Я зашла внутрь и спросила девушку на кассе, нет ли на втором этаже квартир. Она ответила, что там только офисы. Я попыталась дозвониться до Элен, но у нее все время включался автоответчик. Ладно, подожду, пока она мне перезвонит, и выпью пока кружечку рутбира.

Ресторан был очень большим, с бесконечным числом кабинок, огороженных хромированными рамами, на стенах висели увеличенные черно- белые фотографии, заостренные алюминиевые трубки опоясывали потолок, из-за чего возникала странная атмосфера, будто находишься на складе. На каждом столике стояла сахарница, бутылочка горчицы и элегантная фарфоровая вазочка, из которой торчали тонкие веточки цветов, похожие на бутоньерку жениха. Гвоздика и несколько веточек гипсофилы. Может, я чего-то не понимаю, но выглядело это как букетик, который студентки прикалывают к лифу платья на выпускной.

Я скользнула взглядом по белым носочкам, приблизившимся к моему столу, и стала просматривать, какие мелодии может исполнить мне музыкальный автомат — «Мг. Sandman». «Chantilly Lace», «Candy girl». Старые добрые пятидесятые…

— Добро пожаловать, — официантка поставила на стол бокал воды со льдом. — Чего изволите?

— Вообще-то я еще не…

Постойте-ка, этот голос мне знаком. Я быстро посмотрела в ее сторону.

— Зои! — завизжала я, практически выпрыгивая из своей кабинки.

— Лара! — заорала она, от волнения соломинки для коктейлей разлетелись у нее во все стороны. — Что ты здесь сделаешь?

— Тебя ищу! — затараторила я, скептически разглядывая белый треугольничек у нее в волосах. Имелся даже бейджик с надписью: «ЗОИ».

— Но… Но… — заволновалась Зои.

У нее был такой виноватый вид, будто ее поймали, когда она пыталась стащить пару гамбургеров и сбежать с ними в карманах.

— Я не понимаю, почему ты себя так странно ведешь, — прервала ее я. — Ты даже фартук надела!

Зои съежилась и закрыла лицо руками. Вообще- то я ожидала, что у нее будет маникюр, как у звезды, но оказалось, что она обкусала свои акриловые ногти.

— Почему ты не сказала, что работаешь здесь? — дрожащим голосом спросила я.

В моем мозгу поблекли видения, как Зои вместе с Колином Фареллом и всей честной компанией занимает задние места в лимузине.

— Я не хотела, чтобы ты узнала! — промямлилаקּсмущенно Зои.

— Но почему?

— Я так мечтала о светской жизни голливудских звезд, так стремилась окунуться в мир роскоши и блеска… И это — не совсем то, чего мне хотелось.

Да уж. Это понятно.

— А почему ты не позвонила, не пожаловалась и не оплакала свою печальную участь?

— Чтобы тебя не расстраивать. Знаешь, мне не хотелось, чтобы ты беспокоилась, что мне тут плохо.

— А тебе плохо? — тихо спросила я.

— Понюхай, как пахнут мои волосы…

— Чизбургером с дополнительной порцией лука? — отважилась я высказать предположение.

— Салатом из тунца и жареным мясом, — уточнила она.

— О, Зои! — посочувствовала я.

Она такого не заслужила. Ей просто хотелось хорошо провести время.

— Это что, будет продолжаться всю неделю?!

Зои кивнула. Видно было, что она в ужасе от подобной перспективы.

— Оказалось, что официантка — самая популярная профессия среди девочек, стремящихся прославиться в шоу-бизнесе, так что мне тут самое место, — Зои поникла. — Кроме того, мы ведь думали, что первой не выдержит Элиза.

— Ты продержишься!

— Конечно, — закивала Зои. — Чего бы мне это ни стоило.

Но я не думаю, что все так уж ужасно. Наша Зои — актриса, она сможет и из этой ситуации извлечь пользу. Я уверена.

— Может, всего через пару дней состоится какое-нибудь прослушивание, на котором будут все звезды из разных стран!

— Может, — неуверенно ответила Зои.

Я посмотрела на скатерть. Не знаю, как исправить положение. Погодите-ка, может, у Саши остался телефончик этого режиссера с мясистыми ушами, с которым она познакомилась давеча в отеле. Может, он чем-нибудь поможет.

— Все в порядке? — около моего столика остановился бодрый официант, которому так и хотелось прилепить пластырь на рот.

— Да, сэр! — Зои перевоплотилась в веселую официантку. — Это моя подруга Лара.

— О, приветик! Я Тод! — Он протянул руку, в которой не было стакана с солодово-шоколадным коктейлем. — Пойдемте сегодня с нами в «Бьюти бар». Всего за десять баксов вам там сделают маникюр и угостят выпивкой.

— К сожалению, я не смогу. У меня вылет в семь вечера.

— О нет! Я освобождаюсь только в десять, — вздохнула Зои. — Мы даже поболтать толком не сможем.

— Не беспокойся, я просто хотела зайти поздороваться с тобой, — я старалась утешить ее и начала жалеть, что вообще приперлась сюда без предупреждения, вышло только хуже. — Знаешь что. Следующие два часа я буду сидеть тут и есть все подряд из вашего меню, так что тебе придется все время подходить ко мне.

Я стала разглядывать, что же предлагалось тут поесть.

— Омлет «Форд-57», звучит неплохо.

— Лучше закажи салат «Элвис», — посоветовал Тод, уходя к своему клиенту, ожидающему коктейль.

— Я даже не смогу ничего тебе показать, — надулась Зои.

— Я же приеду через пару дней… — Я тихонько пожала ей руку.

— Эй, — вновь появился Тод, и снова с коктейлем. — Я мог бы подменить тебя до семи.

— Что? — заморгала Зои.

— Тогда вы сможете потусоваться, а потом ты проводишь свою подругу в аэропорт.

— Правда? — Зои засияла, словно на нее направили луч прожектора.

— Да и дополнительные чаевые лишними не будут. Я коплю на новые портретные снимки для своего портфолио.

— Он актер! — гордо сказала Зои.

— Думаешь, так можно? — Я понизила голос. — Ну, понимаешь, всякие там правила клуба «Калифорния».

Мне бы не хотелось, чтобы ее в наказание понизили до посудомойки.

— А они никогда и не узнают! — Зои уже развязывала передник. — Тод, ты ангел!

— А то я не знаю! — подмигнул он. — Развлекайтесь, девочки!

Мы вприпрыжку выскочили из ресторана, держась за руки.

— По крайней мере, сегодня солнечный денек! — воскликнула я.

— Ага! — Зои снова оживилась и весело поглядывала на пальмы, растущие вдалеке. — Все не так уж плохо. Тод прикроет мою задницу.

— Эх, не придется ли тебе потом…

— Не-а. он гей, — засмеялась Зои и потащила меня через улицу. — Знаешь, тут такие прикольные светофоры, они показывают, сколько у тебя еще времени есть, чтобы перейти на ту сторону — двадцать секунд, девятнадцать, восемнадцать…

Циферки сменяют друг друга прямо как в кино, когда показывают, что бомба вот-вот должна взорваться.

— Да ты что?

Зои кивнула, чрезвычайно довольная собой, а потом лицо ее стало серьезным.

— Я думаю, что мои мечты завели меня слишком высоко, я слишком многого хотела, — призналась она. — И я ожидала, что все это мне принесут на блюдечке с голубой каемочкой, а теперь я сама подношу эти тарелочки. Ирония судьбы.

Мне нравится ход мыслей Зои.

— Ты поменяла свое отношение ко всему шоу- бизнесу? — вслух спросила я, надеясь, что из всей этой затеи вышло хоть что-то хорошее.

— Ну, не из-за работы официанткой, а из-за тех историй, которые рассказывают другие девочки, — она покачала головой. — Некоторые из них не могут выкинуть из головы мысли о возможной кинокарьере, просто не могут отвлечься. А другие уже полностью утратили иллюзии и разочаровались настолько, что будут теперь проливать лимонад, пока им не стукнет шестьдесят. Знаешь, я просто не понимаю этого, ты бы их слышала — они и правда верят, что в один прекрасный день кто-то прибежит и скажет: «Исполнительница главной роли обожгла себе пол-лица утюжком для выпрямления волос, так что вы срочно нужны нам на площадке!»

Я совершенно уверена, что такой сценарий неоднократно проигрывался и в голове Зои. На самом деле я тоже люблю помечтать, что меня попросят подменить опоздавшую актрису в любовной сцене. Режиссер потребует опробовать свет и камеру, но исполнитель главной роли потом сам захочет поцеловать меня, ту актрису уволят, и мне будет обеспечен кинодебют. В действительности я фантазировала больше о том, как я поцелую любимого киноактера, чем о том, чтобы самой стать звездой, но уже понятно, как легко эти мечты могут захватить и затмить реальную жизнь.

— Ну, и как ты себя ощущаешь? — спросила я у Зои. Мне было ужасно интересно, неужели клуб «Калифорния» преуспел в том, чтобы она спустилась на грешную землю, если это действительно входило в их планы.

— Мне грустно, наверное, — ответила Зои. — С кем-то, конечно, случаются такие волшебные истории, но я уверена, это не произойдет ни с кем из девочек, которые сейчас работают вместе со мной. Сначала я слушала и думала: «Ну, я-то другая! Со мной такое могло бы случиться!» Но потом я поняла: во-первых, каждая из них думает точно так же, во- вторых, я даже никогда не училась актерскому мастерству, так с чего я взяла, что я просто-напросто приеду в Лос-Анджелес и меня тут же заметят? Что во мне такого замечательного?

Мне показалось, что Зои уже узнала о себе много нового, но, несмотря на ее супероптимизм, она ненавидит, когда другие лезут ей в душу и анализируют ее поведение, так что я промолчала.

— Ладно, хватит обо мне! — Зои сменила тему. — Как у тебя дела?

— Нормально, как ты знаешь, сегодня я отправлюсь в Йосемити навестить Элиота.

— Я про «Морской цветок». Твое сообщение было просто бомбой.

Я поняла, что придется остановиться. Оказывается, врать и идти одновременно у меня не получается.

— Я, правда, думаю, что это к лучшему… — начала я.

— Нет, не думаешь.

Я вздохнула. Зои не обманешь. Она слишком хорошо меня знает. Как облупленную.

— Все в порядке. Я все понимаю, — сказала она. Ей не хотелось опять ставить меня в неловкое положение. — Просто я вспомнила о нашей первой встрече. Прикинь, если бы я зашла тогда в гостиницу, а мне кто-нибудь сказал: «Вы, девочки, через десять лет будете прогуливаться, взявшись за руки, по бульвару Голливуд!»

— Мы бы никогда не поверили! — закончила я ее мысль.

— А как мы могли поверить? Мы же не могли предвидеть, что такое произойдет. И не знаем, что случится дальше. Ну, понимаешь… Конечно, то, что сейчас со мной происходит, повергает меня в уныние, но ведь, может быть, это к лучшему.

— Может, — просто сказала я.

— Моя жизнь стала настолько лучше в тот день, когда я с тобой познакомилась, — сказала Зои, ее слова поразили меня в самое сердце.

— О, Зои! — Я обняла ее, а на глаза тотчас же навернулись слезы. — У нас все будет хорошо!

— Разумеется! — Зои втянула воздух, она никогда не позволяла чувствам взять над собой верх. — Ну что, пойдем позырим на звезд? Хочешь?

Глаза у нее блестели, но она боролась с подступающими слезами, ей ужасно хотелось убежать от действительности.

— Конечно! — Я пришла в восторг, пытаясь справиться с переполнявшими меня эмоциями. — Покажи мне!

Через двадцать минут мы прошли уже мимо всех величайших имен в истории кинематографа: Аль Пачино, Марлон Брандо. Мерил Стрип. Но были и сюрпризы.

— Ты можешь себе представить, у Дэвида Хассельхоффа своя звезда на Аллее Звезд! — Зои, разинув рот, пялилась на золотую звезду на розовом граните.

— Гляди, Тони Данза. Помнишь его?

— Простите, мэм! — взъерошенный блондин чуть отклонился, чтобы не врезаться в Зои.

— Господи! Да это же Брэд Питт! — завизжала она. — Это он! Черт меня подери! А это же Дрю Бэрримор!

Я не успела сказать ей, чтобы она взяла себя в руки, как заорала сама:

— Джордж Клуни!

Мы схватили друг друга за руки, стали так вертеть головами во все стороны, что чуть не травмировали позвоночники. Внезапно туристов и девиц сомнительного поведения окружили многочисленные кинозвезды списка А.

— Откуда они идут? — закричала я, едва увернувшись от миниатюрной Рис Уитерспун и медведеподобного Джона Траволты.

— Через пару дней состоится вручение Оскара! — Зои удалось прийти в чувство после гипервентиляции легких. — Может, у них что-то типа репетиционного обеда.

Возможно, она и недалека от истины. Кодак-театр, где проходит церемония вручения, находится через дорогу. Но я не могу поверить, что они расхаживают просто так, без охраны.

— Это Одри Хепберн? — Я задохнулась от восторга при виде ее маленького черного платья.

— Aга! — радостно завопила Зои.

— Постой-ка, она же уже умерла! — нахмурилась я.

Затем мимо нас прошла Калиста Флокхарт. Что- то с ней было не так… Но все они были из плоти и крови!

— Кажется, они все направляются в гостиницу «Холливуд Рузвельт», — заметила Зои.

— Айда за ними! — предложила я, наступая на пятки Самюэлю Эль Джексону.

Фойе отеля напоминало улей, шагу некуда было ступить, и везде одни звезды. Все они были заняты тем, что Сандра Баллок называла «коктейльным смехом». Рецепт прост: откидываете голову назад и гогочете во все свои тридцать два зуба.

— Джулия Роберте! — хором воскликнули мы, при этом показывая в разные стороны. И мы обе были правы.

Тут каждой из нас дали по брошюрке. Я прочла «Вручение награды «Золотая пленка». Церемония открытия с участием двойников звезд».

— Ага! Это объясняет, почему в баре семь Мэрилин Монро!

— Некоторые классно выглядят, удивительное сходство, но ты только глянь на вон того Тома Круза. В нем росту почти под два метра, сразу видно, что ненастоящий.

— Думаю, Хью Грант клеится к Мэг Райан, — я слегка толкнула Зои локтем. — Вообще-то они красивая пара, интересно, почему в реальной жизни они никогда не встречались?

— Ох, как мне хочется тоже поучаствовать в этом бал-маскараде! — заныла Зои. — В жизни актрисы есть одно неоспоримоепреимущество — ты можешь все время перевоплощаться!

И тут она подпрыгнула.

— Лар! Я вдруг вспомнила! Одна девочка с работы мне говорила, чтотут неподалеку, на Вайн-стрит. есть прикольное местечко, где напрокат можно взять маскарадный костюм. Так вот, они могут одеть тебя как звезду в твоем любимом фильме и даже снять пятиминутный фильм, повторяющий сцену из настоящей картины! Хочешь пойти?

— А что, у меня есть выбор? — улыбнулась я.

— Вообще-то я берегла это местечко до твоего приезда, и теперь…

— Я приехала! — закричала я.

— Идем!

Зои вытолкала меня на улицу, отшвыривая плохонького Киану Ривза.

— Ему еще надо отточить движения, как в «Матрице», — пробормотала она, пока мы неслись к машине.

Мы ехали по бульвару Голливуд, и я попыталась вообразить, как он выглядел сначала, когда здесь собирались мужчины в твидовых бриджах с рупорами в руках и дамы в атласных туалетах с вечерними сумочками. Сейчас здесь только сувенирные лотки для туристов, продающие безвкусные футболки и сапожки на высоких каблуках из блестящего пластика, в которых выглядишь как Барби-проститутка.

— Тут полно всяких психов, — сообщила мне Зои. — Чем дальше отъедешь от «Китайского театра Граумана», тем больше их становится.

— Звучит пугающе, — забеспокоилась я.

— Ну, они скорее из тех, кто выпрыгивает на тебя из-за угла и начинает бессвязно что-то лопотать, так что особого вреда от них нет, — заверила меня Зои.

— Надеюсь, ты не разгуливаешь тут по ночам?

— Ага, вот и то, что мы ищем! — Зои указала направо. — Парковка за зданием.

Когда мы зашли, то тут же уперлись в пластмассовые головы в париках, которые стояли рядами друг над другом. Чего тут только не было: и разноцветные африканские косички, и высокие прически в стиле Марии Антуанетты. На стене висел знак, запрещающий трогать что бы то ни было, пока к нам не подойдет служащий, но вокруг не было ни души, так что я поверх своих коротких черных волос напялила парик с гладкими волосами по пояс. Прикиньте, можно за десять секунд привести себя в порядок утром! Вешая парик обратно на манекен, я задумчиво сказала: «Нет плохих волос, есть хороший парик а-ля Шер!»

— Эта диадема выглядит как кафедральный собор! — Зои была ослеплена глыбой искусственного льда в витрине с драгоценностями. Затем она двинулась к экспозиции богато украшенных венецианских масок. А затем — хо-хо! — к сиськам и попам, которые были выполнены из блестящей пластмассы или из пенорезины. Меня позабавил ценник на витрине с грудями — двенадцать долларов девяносто девять центов за пару. Как будто кто-то захочет купить их по одной!

Я почувствовала, что над головой что-то движется, посмотрела вверх и увидела вешалку с боа из перьев, которые так и хотелось погладить рукой. Они висели высоко, так что и не достать, и кружились в потоках воздуха, исходивших от кондиционера. Когда я вновь огляделась. Зои уже и след простыл.

— Ты где? — позвала я ее.

— Тут, за игрушечной колючей проволокой, — ответила она откуда-то из глубин этого храма, где каждый день поклоняются Дню всех святых.

— Отлично, — сказала я, беря в руки меч, обагренный кровью.

— Жаль, что клуб «Калифорния» не отправил меня сюда! — вздохнула Зои. — Только представь, каждый день переодеваться в кого-то нового.

— Это бикини в виде кокосовых орехов идеально подошло бы для вторника! — засмеялась я, найдя еще один укромный уголок, забитый всякими интересными штуками. — Настоящая скорлупа кокосового ореха. В наличии имеются размеры 70А, 75В, 8 °C и 85D.

— Посмотри на это! — Зои просто обезумела при виде гигантского мехового костюма кенгуру с таким здоровым карманом, что туда можно запихнуть новорожденного младенца. — Я себе такой куплю, когда у меня кто-нибудь родится.

Секунду я просто пялилась на Зои. Она бесподобна. Затем я увидела кабинку, где снимали мини- фильмы. Зои не могла ее видеть, потому что примеряла очки, на стеклах которых были нарисованы узкие глаза.

Я взглянула на себя в зеркало — «Свет мой, зеркальце, скажи!» — и вынуждена была признать, что нужно будет потрудиться, чтобы перевоплотить меня в восходящую звезду Голливуда.

— Сколько времени у нас есть. Зои? — забеспокоилась я.

— Дай-ка подумать, — сказалаона, отставив в сторону лампу Аладдина, чтобы рассмотреть циферблат часов. — Сейчас три часа дня. Вылет у тебя в семь. Мы можем провести тут час, потом еще час потратить, чтобы перекусить, на случай если Элиот планирует накормить тебя шашлыком из бельчатины, час доехать до аэропорта и еще час на регистрацию, и все дела. Времени еще вагон!

— Ура! — обрадовалась я, продвигаясь обратно к парикам.

— Чудеса в решете! — присвистнула Зои, я даже остановилась.

Так она обычно называет людей с пирсингом, потому что они со всеми их дырками и проколами напоминают решето. Я осторожно обернулась и увидела физиономию, усыпанную металлическими акне, которая сердито поглядывала на меня из угла. У этого существа, вообще-то это была девушка, даже уши были татуированы, а через нижнюю губу было продето нечто наподобие штопора.

— Удобно приглашать эту девицу на вечеринки, всегда есть чем открывать бутылки или кем, — тихонько заметила Зои.

— А вот шарики надуть она уже не поможет, — поморщилась я.

Оправившись от возмущения, что две девахи на халяву лапают реквизит, Чудеса в решете представилась:

— Зовите меня Виксн. Сегодня я буду помогать вам перевоплощаться.

Сказала она это чрезвычайно высокомерным тоном. Очевидно, хотела уже приступить к этому испытанию, быстренько выдать нам костюмы и отделаться от нас как можно скорее, не тратить драгоценное время на то, чтобы попытаться сделать из нас двойников звезд:

— Из вас я сделаю Дару Флинн Бойл в «Людях в черном-2», — сказала она мне, затем искоса взглянула на Зои. — А вы будете Бейонс Ноулс в роли Фокси Клеопатры в фильме «Голдмембер».

Мы с опаской взглянули друг на друга. Думаю, нам еще надо сказать спасибо, что она не хочет сделать из нас Эльвиру — повелительницу тьмы и Mapтишу Адаме или самую кошмарную уродку, Кристину Агилеру, но вообще-то мы не этого хотели…

— А… — промямлили мы.

Виксн предприняла новую попытку:

— Кэтрин Зета-Джонс и Дженнифер Лопес!

Она все еще не могла отказаться от наших натуральных цветов. Она что, не видела, как в «Ангелах Чарли» меняют парики? Бесспорно, в Голливуде нет ничего невозможного.

— Я хочу перевоплотиться в Мэрилин Монро! — заявила Зои.

Виксн покрутила кольцо в языке и одарила меня взглядом, который можно расшифровать: если ты мне сейчас скажешь, что тебе охота стать Вупи Голдберг, то я умываю руки.

Я решила проявить чудеса дипломатии:

— Ваше предложение очень заманчиво, но нам более импонирует старая добрая классика.

— Старье, короче, — фыркнула Виксн. — Но если вам так хочется…

Она швырнула на прилавок увесистый каталог и подтолкнула его к Зои.

— Может, Кармен Миранда?

— А вам захотелось бы ходить с подносом фруктов на голове? — возразила Зои, ей не нравился подход этой девицы.

— Я сам займусь этими красавицами, — произнес чей-то голос с сильным русским акцентом.

Он принадлежал пожилому мужчине. Лет ему было этак шестьдесят с хвостиком. У него были густые седые волосы и брови красивой формы. Он отослал Виксн подготовить костюмы Гарри Поттера для отправки в химчистку и представился нам:

— Борис. Владелец магазина.

После чего извинился за поведение племянницы.

— Она очень хорошо делает макияж, а вот обаяния ей недостает, — признался он. — Итак, давайте посмотрим!

Борис тщательно изучил наши лица. Мы были околдованы его манерами и низким хрипловатым голосом.

— Вы хотите перевоплотиться в кого-нибудь из звезд классики?

Мы кивнули, загипнотизированные взглядом темно-фиолетовых глаз, хотя, наверное, это были контактные линзы.

— Из тебя получится прекрасная Лиз Тейлор в фильме «Кошка на раскаленной крыше», — он слегка приподнял мой подбородок.

Я благодарно заурчала, как довольная кошка:

— О, это было бы замечательно!

— А у тебя формы как у Мэрилин, это точно… — Он бросил на Зои оценивающий взгляд. — В остальном положитесь на меня.

Когда он перевернул перед Зои каталог, чтобы та посмотрела на фотографии, она от восторга захлопала в ладоши.

— Хорошо, дорогая моя. Какую Мэрилин мы из тебя сделаем?

На первой картинке был знаменитый портрет Мэрилин в белоснежном развевающемся платье из фильма «Семь лет желания».

— Слишком банально! — в голосе Зои звучало беспокойство.

— Чуток, — признался Борис.

Далее розовое платье и бриллианты.

— Слишком похожа на Мадонну в клипе «Меркантильная девушка», — насупилась Зои.

— А как тебе костюм из фильма «В джазе только девушки»? — предложила я, вспомнив об отеле «Даль Коронадо».

— Открытое платье с блестками? — глаза Бориса заблестели. — Думаю, сядет идеально.

— О да! — Зои пришла в восторг, представив себя в облегающем блестящем платье.

— Может, мы снимем мини-фильм с вашим участием. Я сделаю из тебя отличного Тони Кертиса! — сказал мне Борис. — У тебя светлые глаза, как у него, черные волосы, мы могли бы сделать ямочку на щеке, вот здесь…

Я отвела его руку, когда он решил нарисовать у меня пятно прямо на коже коричневым карандашом для век, и возразила:

— Я хочу быть девушкой!

— Ну, Лара, пожалуйста, — умоляла Зои, которой идея очень понравилась. — Мы сможем показать Элен, представляешь, как это будет весело? Она сможет повесить наше фото у себя на работе!

— Может, ты придешь сюда еще раз с Тодом. и он переоденется в Тони Кертиса? — нахмурилась я. когда Борис пытался примерить капитанскую фуражку на мою голову.

— Нет? — спросил он печально.

— Нет! — надулась я. — А что мы можем изобразить вдвоем в образе двух женщин?

— Мэрилин снималась в картине «Это не дело!» вместе с Этель Мермэн, — вспомнила Зои.

— Спасибочки! Думаю, Кертис и то посимпатичнее!

— Придумал! — Борис раздвинул вешалки и явил на свет два красных платья до пола, украшенных блестками.

— «Джентльмены предпочитают блондинок»!

— Ну, конечно же! — завопила Зои, заключая меня в объятия. — Ты будешь Джейн Расселл!

— Джентльмены любят и брюнеток тоже, — подмигнул мне Борис.

— Заметано! — улыбнулась я.

— Нам даже не нужен будет парив:, — сказал он, поднимая мои волосы от лица, зачесывая их набок. — Мы их вот так уложим.

— Это так волнующе! — завизжала Зои. — Что нам надо сделать в первую очередь?

— Раздеться! — заявил Борис.

Я так и знала, что будут какие-нибудь загвоздки.

— Или, по крайней мере, снять всю одежду до пояса.

Не могу поверить, что он ведет с нами переговоры о стриптизе. Потом он выдал нам халаты и объяснил, что ему не хочется пачкать косметикой нашу одежду. Разумно.

— Хотите, я включу вам фильм, пока буду вас красить?

— О да! А можно мы будем петь «Мы просто девчонки из Литтл Рок»? — спросила Зои.

— А почему бы и нет? — Борис пошел на уступки.

Пока Борис накладывал толстым слоем основу, он рассказывал нам о первом голливудском визажисте по имени Джордж Вестмур. О том, как шесть его сыновей пошли по стопам отца и основали династию гениальных мастеров по гриму, которые возглавляют гримерные цеха на всех крупных киностудиях, как-то: «Парамаунт Пикчерз». «Уорнер Бразерс», «XX век Фокс».

— Они отвечали за то, чтобы из черноволосой Риты Хэйворт сделать соломенную блондинку! — начал он рассказывать, произнося слова с сильным акцентом.

Затем он поведал нам, что локоны Ширли Темпл были дополнены волосами, купленными в местном борделе. Как Эррол Флинн каждый раз приходил в гримерку пьяным на съемках хулиганской ленты «Капитан Блад» и даже тайком впрыскивал водку в апельсин, когда Перк Вестмур конфисковал у него бутылку виски, замаскированную под средство для волос.

Когда Борис подкрашивал нам брови, он рассказал, как Марлен Дитрих научила Эрна Вестмура обходиться без тяжелого черного грима. Она держала горящую спичку над фарфоровым блюдцем, пока не набиралось достаточно угольков, потом смешивала их с детским лосьоном и наносила вокруг глаз, как тени.

— Мне нравится! Расскажи еще! — умоляла Зои, пока он приклеивал к ее векам нечто, напоминающее по форме крылья черного дрозда.

— Ну… Джордж Вестмур впервые изобрел накладные ресницы. Он вручную делал парик для молоденькой восходящей звезды по имени Билли Берк и уговорил ее позволить сделать и макияж. Чтобы подчеркнуть ее глаза, он отрезал небольшую прядку от парика и укрепил на ее родных ресницах эти волоски один за другим. Это было в семнадцатом году!

— Это так расслабляет! — вздохнула я, закрыв глаза, пока Борис возился с моими ресницами.

— Знаете, однажды Монт Вестмур отправился домой к актрисе Глории Суонсон, чтобы накрасить ее к съемкам, и обнаружил, что она еще спит, — рассказывал новую байку Борис. — Он побоялся ее будить. Характер у нее был отвратный, я вам скажу. Так что сделал ей макияж от и до, пока она спала.

— Значит, звезды и впрямь встают уже при полном параде, — засмеялась я.

— Сиди спокойно, пожалуйста. — Борис аккуратно подводил мои губы. — Один раз он поехал к Мэй Уэст, но она встретила его совершенно обнаженной и отказалась прикрыть наготу, так что он повернулся и ушел.

— Моральные преграды всегда все портят, — вздохнула Зои. — Ой, Лара, ты выглядишь потрясно!

— Не смотри, пока я не закончу, — заворчал Борис.

Зои откинулась на своем кресле, ожидая своей очереди.

— Даже сейчас госпожа Рассел остается самой потрясающей женщиной! — сообщил нам Борис. — Сильная, страстная, умная!

— Странно сознавать, что она все еще жива, — задумчиво произнесла я.

— Она не единственная из легенд, кто еще пребывает в добром здравии. Лена Хорн — все еще привлекательная женщина. А посмотрите на Дебби Рейнолдс, сейчас она снимается в популярном комедийном сериале «Уилл и Грэйс».

— Лара обожает этот фильм!

— Мне там нравится Джек. — Только я выдавила эти слова, как Борис начал слой за слоем наносить губную помаду, такую красную, плотную и ароматную, что я предположила, что Борис пользуется клубничным джемом.

Борис завершил макияж Зои и наши прически, как у Монро и Расселл, и объявил:

— Теперь платья!

— Ух, ты! Они весят ею тонне! — удивилась я, спутав глубокий вырез с высоким разрезом.

— Рассказывают, у Джинджер Роджерс было такое тяжелое платье, украшенное бисером, что во время танцев она до крови расцарапала ноги.

— Ой!

— Блестки на платье — это еще ничего, только шуршат, — улыбнулся Борис, раздавая нам украшения — два бриллиантовых браслета на одну руку и три на другую. — Повернитесь, я застегну ожерелья.

Снова бриллианты, окруженные рубинами. Мы расправили ожерелья.

— Клипсы, — продолжил он.

Я почувствовала, как на мочках захлопнулись металлические замки клипсов, каждая величиной с бутылочное горлышко.

— Привыкнете, — утешил Борис, почувствовав, что мне больно. Потом он взял руку Зои и надел кольцо с рубином, выглядело это так, словно он — ее любящий жених.

— И последний штрих…

Он дал нам по красной шляпке с блестками, украшенной белыми перьями, закрепив их на наших макушках шпилькой.

В его глазах сияла гордость.

— Готовы посмотреть на себя?

Зои схватила меня за руку и сильно сжала, а потом кивнула.

— Для начала закроем глазки! — велел он, подводя нас к зеркалу в полный рост. — Теперь открываем!

Мне было немного сложно выполнить его приказ, так как накладные ресницы перепутались, и я еще некоторое время стояла с сомкнутыми веками, но мне было слышно, как Зои едва не задохнулась от восторга. Борис поспешил мне на помощь и аккуратно открыл мне глаза. Сначала со мной случилась истерика при виде этой блистательной женщины-вамп, только потом я повернулась и залюбовалась моими новыми формами, увы, мне не свойственными!

— Мы смотримся как суперженщины! — захихикала Зои, поглаживая свои груди, ставшие еще больше.

— Сирены! — поправил Борис. — Перед вами теперь ни один мужчина не устоит!

Он прав. Казалось, платья сами по себе несут сильнейший заряд сексуальности, требуя, чтобы владелица вела себя женственно. Я поняла, что как-то сама собой распрямила спину, выставила вперед коленку и соблазнительно положила на свои бедра руки, мол, подойди, красавчик, и я буду твоя. Как жаль, что Элиот сейчас меня не видит. Шок от увиденного смог бы пошатнуть ту стену, которая существует в его мозгу и не дает ему влюбиться в меня.

— Посмотри на себя со светлыми волосами! — воскликнула я, отрывая глаза от себя любимой и вытаращив глаза на Зои, которую с трудом можно было узнать.

— А ты на себя с пышной прической! — Зои вертела головой в восторге от моих волос.

— Мне нравится! — Я аккуратно дотронулась до валика из волос. К моему удивлению, на ощупь это все равно были волосы, несмотря на количество лака, которое было на них вылито. — Мы выглядим роскошно!

— Жаль, что нельзя всегда так ходить! — вздохнула Зои, рассматривая поближе свою родинку.

— Возможно, это лучшее мое творение, — произнес Борис с удовлетворением. — Хотя на прошлой неделе я сделал просто волшебную Лиз Херли!

— Боже! Я и не знала, что женщинам она нравится настолько, чтобы перевоплощаться в нее, — вслух размышляла я.

— О нет, дорогая моя, это был мужчина. Из мужчин получается самая лучшая Лиз Херли, и еще Селин Дион.

— Ты просто гений! — Зои оставила на его щеке великолепный отпечаток своих алых губок.

Он посмотрел на нее влюбленными глазами.

— В вас есть что-то особенное, леди!

— Я знаю, вы не позволяете снимать на собственный фотоаппарат, но, может, нам можно сделать одну фотографию вместе с тобой? — попросила я.

— Разве я могу хоть в чем-то вам отказать? — Борис слегка поклонился.

Я порылась в сумке, вывалив на прилавок все ее содержимое: карту, косметические салфетки, косметику, чеки, билет на самолет, сережку, которую я потеряла сто лет назад, наполовину съеденную конфетку «Тутси роллз», шпатель, который шел в комплекте с кремом для депиляции (что он тут делает?).

— Он должен быть где-то тут… Ага! — Я схватила мою верную одноразовую камеру.

Мы стали по кучнее, а Борис учил меня:

— «Сыр» мы говорить не будем, лучше скажи «секс»!

Я заталкивала все свои причиндалы в сумку, а Зои все еще витала где-то в своих мечтах.

— Это то, чего я хотела. Почувствовать себя кинозвездой. Хоть раз.

Я остановилась и посмотрела на нее, почувствовала, как меня вновь переполняют эмоции, мои глаза просто светились от любви к Зои, это стоит того, когда ты видишь твоих друзей абсолютно счастливыми.

— Камера готова! — сообщил Борис.

И сейчас мы увековечим этот чудесный момент на кинопленке!