Прочитайте онлайн Клуб «Калифорния» | Часть 14

Читать книгу Клуб «Калифорния»
5016+1460
  • Автор:
  • Язык: ru

14

— Лара! — Саша потрясла меня за плечо. — Тебе стоит посмотреть на Ти.

Я с трудом открыла один глаз.

— А что он делает? Украшает головой Наоми Кэмпбелл гостиную?

— Просто пойди и посмотри!

Я зевнула и села на кровати. Семь утра. Нехорошо.

— Думаю, мне только что снилось, что он спровоцировал одного из львов, чтобы засунуть свою голову ему в пасть.

— Быстрее! — подгоняла меня Саша, расстегивая молнию на спальном мешке, чтобы я выбралась оттуда поскорее.

В ту же секунду, как мои ноги коснулись пола, Саша рывком потянула меня, и мы на цыпочках двинулись по коридору.

Когда мы дошли до комнаты Ти, Саша выбрала для меня место, с которого было хорошо видно, что происходит внутри, но мы не зашли. Сначала я видела только залитый солнечным светом силуэт, но постепенно мои глаза привыкли к яркому солнцу, и я рассмотрела, что ТИ сидит с тигренком на руках и кормит его из детской бутылочки. Ушки тигренка с белыми кончиками ритмично двигались в такт.

Я посмотрела на Сашу и улыбнулась. Даже учитывая, что в этом действе участвовал монстр Ти, картинка все равно была премиленькая.

— Он прелесть! — прошептала Саша.

Поскольку Саша не отличалась большой любовью к животным, с этим я ничего не могла поделать, мне было интересно, может, тигренок предстал перед ней в новом свете только из-за сексапильности мужчины, который держал его на руках. Меня все еще злила агрессия Ти по отношению к Саше, так что на титул «прелесть» он претендовать никак не мог. Но может быть, в этой ситуации можно дать ему второй шанс. Я повернулась и присмотрелась. Только сейчас я заметила, что у него не застегнута рубашка и над пряжкой отчетливо видны складки на животе, его смуглая, гладкая кожа.

И тут Ти, не отрывая глаз от тигренка, произнес:

— Может, войдешь и поздороваешься?

Я остолбенела. Он заметил меня? Вероятно, он с кем-то другим говорит?

— Лара? — Теперь он смотрел прямо на меня.

— Гм. Я не совсем одета, — я запахнула воротник своей пижамы.

— Тигрятам все равно, — пожал он плечами и в этот момент заметил Сашу. — Да тут у нас и не подиум.

Ну вот, он опять все испортил. Саша развернулась и хотела уйти, но я схватила ее за руку и потащила за собой.

— Хочешь подержать одного? — Ти протянул мне руку, на которой свернулся клубочек меха.

— Ты уверен, что у меня получится?

— Уверен, просто подложи одну руку тигренку под попку, тогда он будет чувствовать себя спокойно.

Тигренок выглядел как игрушка, так что я удивилась, когда ощутила, что у этой игрушки теплое тельце и мокрый язычок. Я взяла его поудобнее, так что смогла почесать его за ушком. Шерстка у него была мягкая, но не такая гладкая и шелковистая, как я думала. Если не брать в расчет его полоски и розоватое брюшко, покрытое нежным пушком, то ощущение было такое, будто гладишь плюшевого мишку, у которого мех износился из-за того, что его часто гладили и тискали.

— Это Макс.

— Привет, малыш! — проворковала я, кайфуя от близости этого маленького существа.

— Сокращенное имя от Максины, это девочка, — поправил меня Ти.

— Ой.

Я хотела передать малышку Саше, но та внезапно попятилась.

— Не бойся, все нормально.

Ти посмотрел на нее, не скрывая удивления.

— Ты можешь взять ее на руку, — резко сказал он.

— Ничего. Я лучше посмотрю.

— Блох у них нет, если ты об этом беспокоишься.

— Нет. Просто я не очень хорошо лажу с животными. Она начнет плакать.

Ти помедлил, а потом сказал:

— Возьми на руки Тео. Он не будет плакать, если ты дашь ему бутылочку.

Господи, мисс Клоди! Мы делаем успехи? Саша неловко взяла на руки тигренка, пытаясь проследить, чтобы он ни на секунду не отпускал рожок с молоком.

— Будет легче, если ты сядешь, — предложил Ти.

Я видела, как он наблюдает за Сашей, и в какой- то момент мне показалось, что к насмешке на его лице примешивается еще что-то, что можно неверно истолковать как выражение страсти и желания, но тут он посмотрел в потолок и едва заметно покачал головой. Эх, хотелось бы мне знать, о чем он думает? Может, какой-нибудь гуру из Элизиной психушки сможет объяснить мне, в чем тут дело?

Вдруг Максина громко и пронзительно замяукала.

— Что мне делать? — запаниковала я.

— Просто опусти ее на пол, — сказал Ти.

Малышка явно почувствовала облегчение, но тут же пришла в замешательство оттого, что стоит на всех четырех лапках. Сделав несколько неуверенных шагов, она плюхнулась на попу и стала задумчиво жевать ботинок Ти.

— Ты что, позволяешь им тут гулять?

— Только не по улице. Они проведут в доме еще несколько месяцев.

— В клетке?

— Ну, на самом деле в детском манеже. — Он кивнул в угол, где стоял деревянный манеж. — Когда они чуток подрастут, мы будем вывозить их на публику, как Кэссиди и Кид а, это поможет нам собрать побольше денег на содержание питомника.

Я вздохнула.

— Не верится, что Голливуд всего в паре часов езды отсюда… И там расхаживают знаменитости, у которых карманы набиты баксами под завязку. Что насчет Джулии Роберте? Она вроде не швыряется деньгами направо и налево — у нее ведь была по-настоящему дешевая свадьба? Должен же быть свободный миллион, который она могла бы пожертвовать.

— Насколько я знаю, ей нравятся лошади, — вмешалась Саша.

— А мы кониной кормим наших зверей.

— Что?! — я открыла рот от удивления.

— Ну, если лошадь пострадала в результате несчастного случая или что-нибудь наподобие этого.

Молчание.

— Ну что, будем завтракать? — Ти подхватил тигрят, по одному в каждую руку.

Мы с Сашей посмотрели друг на друга, после рассказа о судьбе несчастных лошадей мысль о завтраке вызывала отвращение.

Впервые я увидела, как Ти улыбается:

— Я сварю нам кофе!

Когда мы пришли на кухню, Ти и след простыл. Нас ждала только записка: «Доделайте то, что начали вчера». Да, никакой тебе романтики. Но я заметила, как Саша спрятала этот клочок бумаги в карман, как будто это было любовное письмо, адресованное лично ей. Меня беспокоило, что она все еще сохнет по нему, но я решила ничего пока не говорить.

Мы подкрепились тостами с абрикосовым джемом и отправились очищать от мусора то, что в один прекрасный день станет «Райским садом». Клянусь, мы проработали всего час, как нас позвал Ти:

— Обеденный перерыв!

— Слава богу, — обрадовалась я. — А то я снова есть хочу!

Сайта прислонила грабли к стене. А я выключила шланг, из которого наполняла небольшой бассейн для Райна. И мы вместе поспешили к дому.

Ти ждал нас у стола рядом с кухней. Когда мы приблизились, он швырнул нам кусок окровавленного мяса.

— Мы что, собираемся делать барбекю? — спросила я.

— Это обед Тахиры, а не ваш. Мне нужно порезать мясо кубиками, — сообщил он Саше, передавая ей нож.

— Я — вегетарианка! — отшатнулась она.

— Но ведь я не прошу тебя, его съесть!

Он опять сунул ей нож.

— Я не могу.

— Это лошадь? — с отвращением спросила я.

— Нет! — Ти закатил глаза.

Саша разглядывала кровавый ошметок.

— Ощущение такое, будто принимаешь участие в убийстве.

— Может, все-таки попробуешь, чтобы ощущения стали более реальными? — издевался Ти.

— Как ты можешь говорить о своей любви к животным и делать это? — Саша задохнулась от возмущения.

— Ничего хорошего, но это жизнь. Наши кошки не могут охотиться и добывать себе пищу сами, так что я должен делать что-то, чтобы их кормить.

Саша занесла нож, лицо ее стало белым как мел, когда она собиралась сделать первый надрез, но отпрянула, дрожа от ужаса.

Я протянула ей руку.

— Ты в порядке? Ты не обязана делать это.

— Не обязана, — подтвердил Ти.

Мы с изумлением взглянули на него, неужели он почувствовал жалость?

— Просто пойди и скажи Тахире, что сегодня она будет сидеть голодной. Вон она, в задней клетке. Уверен, она войдет в положение и поймет.

С этими словами он отвернулся и повез к клеткам целую тачку разрезанных цыплят.

Тут у меня зазвонил телефон. Элиза. Ее я хотела бы слышать в последнюю очередь, но я помнила о своем обещании Элен уделять Элизе столько же времени, сколько и остальным. Саша убежала в туалет. А я терпеливо слушала изнурительный монолог о том, насколько пустой тратой времени оказался семинар «Посмотри в лицо своей ярости», на который она ходила утром. Когда она закончила, я сообщила ей, что есть тут один товарищ, которому занятия по управлению гневом пошли бы на пользу, это Ти. Элиза не поверила мне, но я пересказала ей историю с мясом.

— Почему он так изводит Сашу? — вздохнула я, забыв на мгновение, что я не ценю Элизино мнение настолько, чтобы выслушать, что она сейчас скажет.

— Это очевидно, — отрезала Элиза. — Она ему нравится.

— Да уж, ухаживания в стиле Оззи Осборна… Мне кажется, ты неправа.

— Ты уверена?

— Поверь мне, ты бы тоже поверила, если бы увидела, как он на нее смотрит.

Кроме пары секунд, когда у нее на руках был тигренок, Ти смотрел на нее со злобой, его глаза просто источали яд.

— Да, но это реакция на чувства, которые будит в нем Саша. Но эти чувства не к ней, а к самому себе.

Батюшки мои! Пару дней повращалась среди светил психологии, и уже сама с легкостью дает консультации.

— Постой-ка, сейчас я передам трубку Марте, она специалист по такого рода вопросам.

— Элиза!

— Что?

— Мне кажется, ты говорила, что все это фигня на постном масле?

— Ну, мне от этого пользы никакой, у меня не бывает приступов гнева- Но для некоторых здешних психопатов, которые в бешенстве орут с пеной у рта, это занятие произвело благоприятный эффект.

Да, какую неоценимую поддержку она оказывает остальным членам группы!

Марта взяла трубку, уже получив краткую информацию по нашей проблеме.

— Мне нужно, чтобы вы мне дословно передали, что именно он говорил. Тогда мы выработаем стратегию, как с ним справиться.

Игра стоила свеч, так что я воспроизвела каждое предложение, которое Ти в порыве гнева обрушил на Сашу. Когда я закончила. Марта сказала, что ей необходимо больше данных о его прошлом, и напомнила мне, что это не моя битва. Но я не согласилась. Саша сейчас как израненный зверек, но даже если бы с ней все было в порядке, я бы все равно чувствовала, что должна защитить ее. Кроме того, ведь сражаться в чужих битвах легче, чем в своих, вы так не думаете? По крайней мере, если знаешь, за что ты сражаешься и что это того стоит

Меня очень тяготило то, что остается всего несколько часов, чтобы все уладить. Не могу просто уехать и оставить ее, будет казаться, что оставила ее в клетке со львами. Слова Марты навели меня на кое-какие размышления (как и столь долгое пребывание Саши в уборной), так что я решила противостоять Ти. Несмотря на то что на его стороне целая шайка свирепых дружков.

Когда я открыла ворота, леопарды пришли в ярость — они рычали и ворчали, молотили по заграждению длинными, острыми как бритва когтями. Пара леопардов поднялась на задние лапы, остальные выбрали любопытную тактику запугивания — припадали к земле, вскидывая оскаленные пасти. Шум стоял ужасный.

Господи, да что же такое происходит? Они что, знают, что я собираюсь разобраться с их хозяином? Или же заклятый враг Фредди по имени Мал ахи пытается поднять восстание? Тут я увидела Ти, который вез очередную тележку с цыплятами. Они знают, что сейчас время обедать, и, очевидно, волнуются, что понравившийся кусочек достанется соседу. Ти наклонил тачку прямо к решетке, просовывая куски курятины прямиком в жаждущие пасти. Я ожидала, что они в один присест проглотят свою порцию и их ссора усугубится, но вместо этого каждый из хищников нашел для себя укромное местечко вдали от земляного пола — или на крыше домика, или на бетонном бордюре клетки. Наверное, леопарды тоже не любят, когда в сандвичи попадает песок. Я наблюдала, как Фредди лизал кожицу, пока она не отделилась от мяса, и плавным движением отправил ее в пасть. Потом, на минуту задумавшись, что же съесть дальше, он решил разделить мясо на куски, при этом расщепляя кости и с удовольствием их разгрызая.

— Они и кости едят, — сказала Кэрри, подкравшаяся ко мне, пока я была поглощена правилами поведения леопардов «за столом». — Это замечательный источник кальция. Полезно для зубов и костей.

— Они только что были в такой ярости, — удавилась я.

Кэрри кивнула.

— Не забывай, что это все-таки дикие животные.

«Да, а Ти — дикий вдвойне», — подумала я при виде того, как он просовывает пригоршни куриного мяса через прутья клетки для того, чтобы менее нахальные леопарды тоже смогли получить свое. Один из них с громким чавканьем сжевал свою порцию и облизал ладонь Ти, чтобы удостовериться, что не пропало ни хрящика.

— Мне нужно кое-что привезти из ветеринарной клиники, я вернусь через час-два, — Кэрри похлопала меня по плечу.

— Хорошо, — кивнула я и тут же повернулась в сторону леопардов. Насладившись первым блюдом, они возвратились к тачке-буфету за вторым и десертом. Интересно, им не надоедает курятина? Может, а почему бы и нет, кто-то из них очень хотел бы сейчас заглотить кусочек тушеного соевого творога.

— А где твоя подружка? — крикнул Ти.

— Ее тошнит, — сказала я как можно более язвительно.

Никакой реакции.

— Это тебя не беспокоит? — Я сощурилась.

— Она ведь модель? Уверен, у нее было время попрактиковаться, они все там болеют булимией, так что два пальца в рот…

Мне хотелось заорать на него. У тебя, черт возьми, какие-то проблемы? Но он надвигался на меня со своей тачкой. Я отскочила, чтобы избежать лобового столкновения. Он посмотрел на меня сердито. Я была просто в ярости. Что это за запах? Это не запах куриного мяса и не экскременты животных. Что-то более летучее. Но не бензин. Скипидар? Я сегодня работала с краской, а потом мыла кисти. И тут до меня дошло. Это виски. Сейчас запах почти не чувствуется, но он определенно исходил изо рта Ти.

Может, он такой злюка, потому что он алкаш? Может, мне и впрямь следует прислушаться к совету Марты и собрать о нем побольше информации перед очной ставкой? Я шла по территории питомника, и тут передо мной возникла незнакомая мне львиная морда.

— А тебя как зовут? — спросила я, пытаясь отыскать глазами табличку с именем.

Он издал странный рык, какой издают тяжелоатлеты в момент поднятия штанги или метания ядра, но перевести я не смогла.

— Ага, вот она! — Я подняла с земли деревянную табличку и прикрепила ее обратно на ограду.

— Трой.

Что-то щелкнула у меня в голове.

— Трой. ну, конечно же! Надо позвонить Элен! Она знает, что делать!

Я набрала ее номер. Надеюсь, я не оторву ее от процесса украшения торта.

— Алло!

— Элен, это Лара! Я думаю, у нас проблема.

Я быстро рассказала Элен о свинском поведении Ти, но Элен была спокойна.

— С Сашей все будет хорошо! Сколько раз она подвергалась нападкам со стороны модельеров во время показов, ей не привыкать.

— Это другое, — не согласилась я.

— Почему?

— Ну, если опустить тот факт, что эти модельеры были тщедушные короли подиумов, а Ти — мачо, хоть и деревенщина, то отличие в том, что Саше он нравится.

— Ты беспокоишься, что это одно из проявлений ее отвращения к себе — то, что она позволяет так с собой обращаться?

— Интересно, все, кто переезжает в Калифорнию, начинают так мудрено изъясняться?

Элен рассмеялась.

Я сформулировала свою точку зрения иначе, выразившись «калифорнийским» слогом:

— Я волнуюсь, потому что вижу, что она очень уязвима, и это вряд ли это самое лучшее общество для нее сейчас.

— Успокойся, пожалуйста. Лара. Все будет хорошо. Клуб «Калифорния» очень тщательно подбирал место, куда отправить Сашу. Кроме того, осталось всего пять ночей. Бели у нее будут какие-то серьезные проблемы, она всегда сможет позвонить тебе.

— А что, если в этот момент я буду в Йосемити? Это же полсотни километров отсюда.

— Зои всего в часе езды, в Лос-Анджелесе. Если уж у Зои не получится укротить его, то и ни у кого не получится.

Да, она права.

— Поверь мне, все, что ни делается сейчас, — все к лучшему.

— Если ты уверена…

— Да, я уверена. Слушай, мне надо идти. А то безе не поднимется.

Телефон выключился.

Я повернулась к Трою. Он смотрел на меня умными глазами, словно говорил: «Раз Элен сказала, все будет хорошо…» И мотнул своей гривой. Я вздохнула и пошла к дому, чтобы узнать, что нужно делать дальше.

Следующие несколько часов я занималась покраской забора, а у Саши состоялось первое занятие по гигиене среды обитания животных. Ага, угадайте с одного раза, кто это придумал? Хотя я считаю, что к старости характер у Ти немного смягчится, поскольку он попросил ее почистить клетки, из которых вывел хищников.

Сейчас час дня. У меня нет времени, через полтора часа мне нужно отчаливать. Я внимательно посмотрела на Сашу. Я уже значительно продвинулась в покраске забора, а у Саши дело почти не сдвинулось с мертвой точки, она не вычистила даже первую клетку. Она постоянно останавливалась, с трудом опиралась о лопату, и видно было, что она изо всех сил борется со слезами. Если бы Ти не было в поле зрения, я бы подошла успокоить ее, но он смотрел на нее даже более агрессивно, чем раньше.

— Ну, как у тебя дела? — около меня возникла Кэрри.

— Отлично. Осталось чуть-чуть докрасить. Ты все привезла от ветеринаров, что хотела?

— Ага, осталось только дать лекарства нашим кискам, — Кэрри посмотрела на Сашу. — Полагаю, она не привыкла пачкать руки.

— Она вовсе не белоручка, — настаивала я.

— Она сама-то знает об этом? Хороший вопрос.

— Честно говоря, это новый опыт для нее. Она лишь недавно оставила модельный бизнес. Так что ее новое «я», настоящая Саша, не модель, еще неполностью сформировалось, — объяснила я.

— Она пытается выяснить, кто же она на самом деле? — спросила Кэрри.

Я кивнула.

— Она все еще думает, что все, что у нее есть, это красивая внешность.

— Боюсь, да.

— Неудивительно, что она не готова выкинуть все это из головы.

Я взглянула на бедняжку Сашу. Она воюет сама с собой. Думаю, часть нее хочет выбросить эту лопату на фиг, залезть вниз головой в спальник и реветь до следующего вторника. Я раздумывала, не рассказать ли Кэрри о том, в какой депрессии пребывает сейчас Саша, может быть, попросить ее уговорить Ти заключить мир и сложить оружие. А заодно ноги, руки и торс. Если бы он молчал, то был бы очень привлекательным.

— Знаешь, она неправильно делает.

— Что ты имеешь в виду? Неужели есть какая- то особая техника выгребания дерьма, о которой я не знаю?

— Она не может найти свое «я», а потом уже перестать беспокоиться, что люди воспринимают только ее внешность. Ей нужно поверить в себя и в первую очередь выкинуть из головы мысль, что все в ней видят только красивую куколку.

Легко сказать. Конечно, питомник — идеальное место, чтобы для начала изуродовать себя до безобразия.

— Я не считаю ее пустышкой, — задумчиво сказала Кэрри. — Просто в ней этот глянец, обычный для модельного бизнеса, пустил глубокие корни.

Саша приподняла тачку, чтобы сложить все, что она вычистила, но зацепилась колесами за камень, и тут тележка упала на бок, и все ее содержимое вывалилось.

— О нет! — воскликнула я.

— Может, тебе стоит показать ей, как это делается, — предложила Кэрри.

— Мне?

Кэрри выгнула брови, весь ее вид говорил: «Держу пари, у тебя получится!». Я улыбнулась.

— Хорошо. Почему бы и нет?

Я отложила кисточку и подбежала к Саше.

— Кажется, ты тут веселишься вовсю, не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?

— О, Лара!

Я взяла ее за руку, как будто это может предотвратить ее плач. Как ни странно, это сработало.

— Я так и не знаю, что у тебя за извращенные желания, но, согласно клубу «Калифорния», это твоя мечта, и она вот-вот сбудется, так что, думаю, еще чуть-чуть, и наступит время, когда ты настолько полюбишь эти какашки, что станешь прижимать их к груди.

Саша заморгала, не веря своим ушам:

— Прижимать дерьмо к груди?

— Ну же, ты в прекрасной и солнечной Калифорнии, стоишь по колено в тигрином дерьме, чего еще желать? Подумай только, твои несчастные подружки-модели натирают сейчас себе ноги туфлями от Маноло Бланика, они еле ходят из-за этих своих пилюль для похудания…

— А может, они босиком расхаживают по пляжам острова Барбадос или попивают шампанское в Париже, — прервала меня Саша.

— Возможно, — нерешительно сказала я.

На какой-то момент мне показалось, что сейчас Саша развернется на триста шестьдесят градусов и решит, что хочет вернуться в модельный бизнес, и заниматься этим до самой старости, когда ей останется только рекламировать крем против морщин и инвалидные коляски для пожилых. Но выражение ее лица изменилось.

— Если бы они сейчас меня видели! — воскликнула она.

— Что бы они сказали? — я улыбнулась, провоцируя ее.

Саша посмотрела на свои сапоги, покрытые толстой коркой дерьма, потом оглядела ветхие постройки вокруг нас и скрытые от глаз туманом горы вдалеке и широко улыбнулась:

— Они бы сказали, что у меня не все дома!

— Так, одна часть мозаики уже на своем месте! — весело сказала я.

— А что, у меня, правда, не все дома?

— Разумеется! Ты же добровольно отказалась от жизни, полной всяких преимуществ и роскоши.

— Может, я хочу большего от жизни.

— И как это факт тебя характеризует? — я прощупывала почву.

— Это доказывает, что роскошь и вся эта красивая жизнь — не самое важное для меня! Я уже попробовала это, и было неплохо на какое-то время, но это не главное.

— А как бы ты назвала человека, который следует зову своего сердца и бросает красивую жизнь, хотя и не представляет, что его ждет дальше. Кого-то, кто хочет воспользоваться возможностью начать новую жизнь, хотя и не знает, что несет ему этот шанс?

Саша глубоко вздохнула и поджала губы. Я ждала.

И она сказала это:

— Можно сказать, что он смелый? Я кивнула.

— Я смелая! — Саша произнесла это, словно пробуя фразу на вкус, подходит — не подходит.

И снова сказала, но уже более уверенно:

— Я смелая! — она засмеялась, ловко работая лопатой.

И вдруг согнулась пополам от боли.

— Что? — я подскочила к ней.

— Заноза!

— Дай-ка я посмотрю, — я взяла ее руку. Внезапно раздался полный сарказма голос:

— Что, красавица, никак ноготок сломался? Погоди, я сейчас позвоню в круглосуточный салон красоты, у нас тут есть один поблизости, для всяких непредвиденных ситуаций, — Ти довел все до абсурда.

В этот раз Саша так просто не сдалась, она просто подняла кусок дерьма и швырнула в него.

К несчастью (а может, к величайшему счастью), она промазала, вонючая субстанция приземлилась в миле от него, так что он ушел, даже не узнав, какая опасность только что миновала, но сомневаюсь, что он не заметил нашего истеричного смеха.

— Хоть какое-то разнообразие, — вздохнула я. вытирая глаза.

— Какое?

— Тебя за твою внешность ненавидит мужик, а не девушка.

Я решила, что пора мне ехать, пока Саша наслаждается своей победой. После быстрого прощания с кошками (особенно тоскливо было уходить от клетки Райна, он так понимающе смотрел на меня…) я вернулась к людям и обняла Кэрри. Ти и носа не показал. Стыд и позор.

Саша проводила меня до машины, и тут до меня дошло, что Кэрри через пару часов уедет в Сан-Франциско, а Саша останется с Ти наедине.

— С тобой все будет в порядке?

Саша кивнула.

— Просто помни, это у него проблемы, — посоветовала я ей. — У него какой-то микрочип вшит в плечо, из-за этого он так и ведет себя.

— Я справлюсь с ним! — сказала мне Саша, все еще наслаждаясь вновь приобретенной храбростью. — Ты должна думать о том, как извлечь максимум пользы из вашего с Элиотом совместного времяпрепровождения. И передай привет Зои. Позвони, расскажи, как она там.

— Обязательно. — улыбнулась я.

Я еще раз крепко обняла ее и нажала на газ — берегись. Город Ангелов! Я еду!