Прочитайте онлайн Клуб диких ниндзя | Глава XXXИзгнание гения Зла

Читать книгу Клуб диких ниндзя
3916+1716
  • Автор:

Глава XXX

Изгнание гения Зла

– Нам тоже хотелось бы знать, – неприятным голосом процедил холеный. – Почему вы накинулись на нас, без всяких причин избили нашу охрану…

– Э, брось, дарагой! – Вперед протиснулся тренер грузинской команды. – Без причины твоя охрана к детям приставала, к ученикам нашим приставала…

– Они не приставали, – хлюпая разбитым носом, немедленно запротестовал толстый. – Они приехали по своим… по нашим делам! И никакого отношения к детям…

– А какие дела могут быть на детском чемпионате для такого количества охраны? – парировал секретарь, аристократическим жестом отряхивая лацканы своего пиджака.

– Видите, нашлось же дело – когда вы на нас напали, – не остался в долгу холеный.

Вадька досадливо прикусил губу. Вот об этом он не подумал, зовя на помощь. Да и как тут думать, когда «наших», среди которых вдруг оказались недавно враждебные «интернатские», собирались бить категорически «не наши», да еще и заявившиеся в таких количествах! А теперь эти самые сильно «не наши» еще и выкрутиться пытаются. И что самое ужасное – против них опять никаких по-настоящему серьезных доказательств! Даже просто рассказать всю историю со ставками нельзя! Вадька ведь так и не выяснил, кто такой загадочный гений Зла, подбивший «интернатских» устранить возможных соперников. А без него получалось, что именно они пытались то запугать, то похитить, то отравить, а теперь и вовсе отдать Мурку в руки натуральной мафии. И даже если «интернатские» сами назовут своего взрослого шефа – им просто не поверят, скажут, что они клевещут на достойного человека, чтобы оправдаться. Их не простят – ни их собственный тренер, ни остальные. И все будет именно так, как предсказал холеный босс, – спорт, единственный жизненный шанс для этих ребят, окажется потерян навсегда.

А тут еще Валдин, непрерывно причитая, поднимал с земли едва живого кожаного – судя по его распухшей физиономии, восьмилетний боец вполне достойно сумел поддержать честь своего клуба.

– Это же спонсоры! – завывал Валдин. – А вы их избили… Они больше никогда… Ни копейки…

– Можете не сомневаться, – злорадно подтвердил холеный. – И еще в суд на всю вашу федерацию подадим! Мастеров рукопашного боя приравнивают к вооруженным людям, так что – вооруженное нападение на мирных граждан, нанесение тяжелых телесных повреждений…

– Да какие там тяжкие телесные, мы же аккуратно, – несколько неуверенно отмахнулся главный судья. Похоже, сейчас, когда бой закончился, он чувствовал себя не очень комфортно. И даже засомневался – а действительно, угрожала ли ребятам реальная опасность? – Слышь, Валдин, посмотри, – потребовал он. – Все живы-здоровы?

– Я тебе не врач, – огрызнулся расстроенный Валдин.

– Ну все-таки… – возразил судья. – Фармацевт, должен разбираться.

И вот тут у Вадьки все сошлось! Понимание засияло ясно-ясно, и так долго прятавшаяся от него мысль выскочила на поверхность и усмехнулась ему – глупый, что же ты меня раньше толком не додумал?

– Нам заключение даст наш… то есть профессиональный врач! – встрял толстяк. – И вам мало не покажется! Все узнают, как у вас со спонсорами обходятся! Посмотрим, как вы хоть один свой паршивый чемпионат проведете!

А вот это, кажется, была серьезная угроза. Во всяком случае, и тренеры, и судьи теперь нерешительно переглядывались, а на причину случившейся драки – на близняшек и ребят из «Интерната» – поглядывали хоть еще не очень недовольно… Но – вопросительно. Лена стояла бледная как мел. А потом гордо вскинула голову – если они наделали, они готовы ответить! – И шагнула вперед…

– На кого вы тогда ставить будете? – остановил ее спокойный Вадькин голос.

– Ставить? – переспросил Марат, и глаза его растерянно заметались. Кажется, он опасался, что его маленький секрет – как именно он и его команда добывают деньги на поездки – сейчас выплывет наружу.

– Ну, ставки на бойцов – это беда небольшая, – усмехнулся главный судья. – Я и сам, бывало… и участвовал. И ставил. На себя, – он хмыкнул. Остальные согласно закивали – бывало, у всех бывало.

– А соперников своих вы перед этим травили? Или похищали? – невинно поинтересовался Вадька.

Надо отдать должное судейской коллегии – соображали они быстро. Поглядели на Кисонькины воспаленные веки, вспомнили, как сдвигалось вокруг ребят кольцо вызванных боссами боевиков…

– Значит, они поставили на кого-то… кого считали фаворитами, – пробормотал Спящий Дедушка. – А вы вклинились и неожиданно все испортили. Тогда они решили вас… прибрать. Бабло потерять побоялись, – демонстрируя отличное знание человеческой натуры, заключил он. Потом вдруг решительно помотал лысой головой: – Не сходится!

– Точно, не сходится, – подтвердил главный судья. – Если бы они из наших были – тогда ладно. А они – посторонние, раньше к чемпионатам отношения не имели. И чтобы вот так точно знать про команды, да еще и кто на что способен? Не могли.

– Совершенно верно, не могли мы, никак не могли, – торопливо встрял толстяк и тут же увял под холодным взглядом холеного.

– Сами – не могли, – немедленно согласился Вадька.

И снова получил подтверждение – только дураки считают спортсменов тупыми. Они опять все сообразили моментально.

– Хочешь сказать – замешан кто-то из наших? – спросил Спящий Дедушка, и выцветшие глазки патриарха полыхнули такой грозой, что Вадька точно понял – «интернатских» сдавать нельзя. А остальные судьи и тренеры начали поглядывать друг на друга с подозрением.

– Кто?! – выдохнул главный судья.

– Он скажет – а мы и поверим? – немедленно пожал плечами секретарь. – Откуда пацану знать, тем более что он тоже не из наших…

– Я вам ничего говорить не буду, вы сами скажете, – усмехнулся Вадька. – Во-первых, это должен быть человек, который участвует в чемпионатах постоянно и действительно всех знает, чтобы правильно определить лучших, – загнул палец Вадька.

Холеный сделал непроницаемое лицо. Судьи опять поглядели друг на друга – все они скакали с чемпионата на чемпионат, подбадривая своих бойцов, ревниво присматриваясь к чужим, отмечая взлеты, падения и новые взлеты…

– Во-вторых, это должен быть человек, который участвует в чемпионатах в разных городах и знает всех боссов всяких клубов. Иначе как бы он вышел с ними на связь и уговорил их использовать чемпионат под ставки? – Вадька загнул второй палец. – «И как бы он мог давать ездящим на чемпионат безденежным спортсменам работу в клубах разных городов?» – этого он добавлять не стал, рассчитывая, что Марат и сам додумается. Тот и додумался. Охнул, встрепенулся и пристально уставился на того самого человека.

– В-третьих, этот человек должен был вплотную перед чемпионатом вдруг узнать, что его расчеты неверны: есть еще одна сильная команда, которая может переиграть его фаворитов, и все ставки пропадут, – загнул третий палец Вадька.

Теперь уже ахнул Карташов – и тоже уставился на единственного человека, который мог видеть его бойцов перед самым чемпионатом:

– Я же его сам пригласил! Он меня еще отговаривал – не готовы, говорил… – потрясенно пробормотал он.

– Ну, если бы ему удалось вас отговорить, не пришлось бы ребят в поезде психотропами накачивать и Кисоньке в косметику жгучую дрянь подмешивать. Интересно, кто из спортсменов так хорошо разбирается во всяких средствах? – поинтересовался Вадька.

Теперь уже на нужного человека смотрели все. А у того вдруг сильно дернулось веко – и он поглядел на Вадьку с настоящей ненавистью.

«Гляди, гляди – не ты первый, не ты и последний!» – шеф «Белого гуся» горделиво усмехнулся и, упиваясь собственной, пусть даже слегка запоздалой проницательностью, продолжал:

– Думаю, просто тренер тут не годится. Тут должен быть замешан один из организаторов, который может поставить любой бой на удобное ему время. Иначе Ромка мог бы прийти в себя до боя, или яд в косметике подействовал бы на Кисоньку слишком рано. И кто еще, кроме организатора турнира, мог заставить ребят помогать ему тайком от собственного тренера? – увлекшись, выпалил Вадька.

Ой-ой, вот этого не надо было говорить! Сейчас начнут спрашивать – каких ребят, зачем ребят – и все его благие намерения прикрыть «интернатских» пойдут прахом. Разболтался, дурак!

– Так я же тябя еще со вчерашнего дня искал, сказать пытался! – взвился вдруг белорус Николай. – Поезд у нас опоздал, приехали мы к самому взвешиванию! Переоделись в раздевалке и там все вещи оставили! Возвращаемся, а у нас из рюкзаков запасные футболки и штаны пропали!

«Интернатские» мгновенно сделали совершенно отмороженные физиономии.

– А снаряжение они откуда взяли? – косясь на «интернатских», полюбопытствовала Катька.

– Шлем с перчатками на один бой кто угодно одолжит. Я сама сто раз одалживала, – шепнула Мурка.

– Вместо наших вещей рванье какое-то лежит! – продолжал возмущаться белорус. – Ну, мы разозлились, конечно… А тут он подходит и говорит, что это вы наши вещи утащили, – теперь Николай уже рассказывал персонально Вадьке. – А похоже было – вы же спрашивали в раздевалке, не лежало ли тут чего… – Николай судорожно перевел дух. – Вот… И что надо вас из зала выманить и поговорить по-серьезному, чтобы вы перестали воду мутить, а то совсем сдурели – то воруете, то бойцов подменяете…

Вадька мгновенно вспомнил – конечно, об их попытке взвеситься вместо ребят гений Зла тоже знал! Ведь он встретил их на лестнице, а по Катькиному поддельному локону любой бы, кто знает близняшек, догадался.

– Велел нашей девчонке – вот ей, – белорус ткнул пальцем в девочку из своей команды, – штаны заштопать белой ниткой и покрутиться у вашей рыжей перед носом. А как она в погоню кинется, бежать в зал на третий этаж – он там ждать будет и поговорит серьезно…

– Ой! – до Мурки вдруг дошло. – Так это, получается, вы меня в верхнем зале заперли?! А не… – Она покосилась на «интернатских» и замолчала – те глядели на нее искренне непонимающими взглядами. – А мобилка моя где? – требовательно насела Мурка на белорусов.

– Так у меня ж! – Николай вытащил ее мобилку из кармана. – Я еще со вчерашнего дня хотел отдать и поговорить… Я потом подумал – странное тут что-то. Если это вы наши штаны на драные поменяли, с чего б ваша рыжая сама начала за штанами гоняться?

– Хлопче, а раньше ты подумать не мог? – злобно-ехидным тоном осведомился сивоусый дядька, тренер белорусов. – Вы зачем в этом вообще участвовали, дурники?

– Так организатор же, главный, – чуть не плача, откликнулся Николай. – Он же не просил бы, если б не надо было…

– Люблю детишек послушных и почтительных к начальству. Вот с кем надо дело иметь, – тихо пробормотал холеный, разглядывая Николая с холодным любопытством.

Тренер белорусов молча отвесил своему ученику подзатыльник.

– Так что, Сережа, выходит – это ты? – после долгого молчания сказал Спящий Дедушка и печально посмотрел на Валдина.

– Точно, Серега, тебя ведь в ночь перед чемпионатом с нами не было, – сказал главный судья. – Только к утру приехал. Детишек по поездам травил?

– Это не я! – отчаянно вскричал Валдин. – Я приехал гораздо раньше! Просто я был… – Он осекся.

Зато босс в кожаной куртке выпалил, не задумываясь, – видно, крепко получил от восьмилетки, никакого соображения не осталось:

– С нами он был. Обсуждали…

– Болван! – рявкнул холеный.

– А к нам-то, к нам вы почему привязались?! – аж подпрыгнула Мурка. – Мы же не единственная весовая категория на этом чемпионате, зачем вам именно мы понадобились?

– Малыши непредсказуемы – сегодня он победитель, а завтра у него настроение плохое. А мне нужен был твердый выигрыш, – тихо сказал Сергей Валдин, главный организатор турнира, специалист, профессионал, друг тренера Карташова, которому тот так доверял, что даже вызвал оценить своих ребят перед таким серьезным турниром. – Старшие уже почти взрослые, ко взрослым публика привыкла, они не вызывают особого интереса. Мне нужны были дети, но такие дети, на которых можно положиться. Но на детей нельзя положиться. – Он с горечью поглядел на «интернатских». – Они ломают любые расчеты.

– Особенно такие подлые, – фыркнул Вадька.

– Как же так, Сережа, мальчик? – грустно спросил Спящий Дедушка.

– Я хотел как лучше! – Валдин вдруг гордо выпрямился. – Мы вечно бегаем, клянчим – дайте денег на чемпионат, дайте денег на зал… Вы когда в последний раз за судейство по детям хоть копейку получили? – он уже не оправдывался, он атаковал. – А если начнут делать ставки – нам больше не придется просить! Сами придут, еще кланяться будут! Начнем, наконец, зарабатывать…

– Ага, – фыркнул главный судья, – на первом же чемпионате со ставками неугодных тебе ребят то травили, то похищали. На втором – не дай бог, убьют кого-то, – он поежился. – И закончится детский рукопашный бой, потому что ни одни нормальные родители к нам своего ребенка и близко не подпустят!

– Не нужны нам эти маменькины сыночки! – с пеной у рта заорал Валдин. – Наберем настоящих бойцов, бесстрашных, преданных…

– За кого некому вступиться? – тихо спросил Вадька. Но его услышали все.

– За них есть кому вступиться, – так же тихо ответил Марат. Кажется, он что-то понял.

– Тебе не бойцы нужны, мальчик, – печально сказал патриарх. – Тебе нужны рабы, гладиаторы, которые будут зарабатывать для тебя деньги. А мы учим ребят, чтобы они были воинами, могли защитить себя и тех, кого они любят.

– Вы ничего не докажете! – хрипло выдохнул Валдин.

– А мы и не будем – зачем самим позориться, родителей пугать? Просто тебе больше нечего делать в федерации. – И патриарх склонил голову. Печально. Неумолимо.

– И в судействе ты больше не участвуешь. Нигде, – отрезал главный судья.

– И тренировать тебе тоже больше не нужно, – дополнил секретарь. – Возвращайся в свою аптеку.

И они начали медленно отступать от того, кто еще недавно был их товарищем, соратником по общему делу, но вдруг оказался никем. Ничем. Случайным прохожим, забредшим на их территорию. В мир воинов ему больше хода не было.