Прочитайте онлайн Рассказы о привидениях | ПРИВИДЕНИЕ В ОРАНЖЕРЕЕ

Читать книгу Рассказы о привидениях
2116+683
  • Автор:
  • Перевёл: С. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

ПРИВИДЕНИЕ В ОРАНЖЕРЕЕ

— Нэнси, а что бы ты сказала, предложи я тебе маленький загородный домик с чудесным садом, бассейном, оранжереей, а? — спросил мистер Дру свою очаровательную восемнадцатилетнюю дочь, причесывающую золотистые волосы.

— Звучит грандиозно, — ответила она, — а в связи с чем это? Ты хочешь преподнести его мне на день рождения, или на Рождество, или…

Мистер Дру улыбнулся.

— А что, обязательно должен быть повод, чтобы я мог сделать тебе подарок? — возразил он.

— Нет, но как бы это сказать, это не совсем обычный подарок, — ответила Нэнси и, зная склонность своего отца ко всяким розыгрышам, добавила: — Ты что-то затеваешь?

— Ладно, — признался отец. — Такой дом действительно продается, но его никто не хочет покупать, пока ты не распутаешь тайну привидения в оранжерее.

— Ну-ка, ну-ка, что это еще за история? — загорелась юная сыщица.

Мистер Дру рассказал, что владелец всего этого хозяйства, ныне покойный, был знаменитым селекционером и выращивал необыкновенные орхидеи.

— Ты наверняка слышала об орхидеях Ла-форжа?

— Еще бы. Я знаю, их очень любят невесты в свадебных букетах.

— Точно, — продолжал адвокат. — Так вот Ла-форж со своей женой весьма преуспевали в этом бизнесе, пока не нагрянула беда. Какой-то вандал — или вандалы — разбили все стекла, украли или уничтожили все цветы, готовые к отправке, устроили там жуткий погром. Бедная миссис Лафорж почти сразу скончалась от сердечного приступа, а вскоре за ней последовал и ее муж. Я вместе с управляющим банка назначен следить за исполнением завещания. Их дети решили продать владение, но пошли слухи о привидении, и никто не хочет даже смотреть дом.

— Глупости какие, — фыркнула Нэнси. — Все это звучит весьма зловеще, но я не побоюсь съездить туда с тобой. Давай смотаемся на машине и выясним, что там еще за привидение!

Они еще не успели тронуться, когда к Нэнси подлетел ее любимый Того, заскулил, завертелся, а потом пронзительно залаял.

— Надо понимать, ты хочешь с нами, — сказала она и открыла дверь отцовской машины. Того мгновенно прыгнул внутрь и устроился на переднем сиденье. Нэнси пришлось забраться назад, а мистер Дру сел за руль.

По дороге они постарались вспомнить все, что знали об орхидеях. Когда-то эти цветы росли в странах с тропическим климатом; впервые их обнаружили в Малайзии. Туда и отправился мистер Лафорж, чтобы привезти разные сорта орхидей и начать разводить их на продажу.

— Наш продавец в цветочном говорил мне, — сказала Нэнси, — что мистер Лафорж втайне пытался вырастить какую-то необыкновенную орхидею темно-синего цвета и тщательно охранял свой секрет. Он почти достиг результата, но вот так неожиданно умер.

— Интересно, — отозвался отец. — Я тоже об этом слышал. Но дети так и не нашли его секрета. Эй, посмотри, мы приехали. — Мистер Дру свернул на тенистую дорогу, с каменными колоннами на въезде. На одной из них была выдолблена надпись: Орхидиана. — Так вот как Лафорж называл свое владение, — произнес он.

Юная сыщица была очарована красками садовых и полевых цветов, а когда увидела дом, не поверила своим глазам.

— И ты говорил «маленький»! — воскликнула Нэнси. — Ничего себе, одни окна помыть потребуется неделя!

Отец объяснил, что семья пользовалась только центральной частью дома. Одно крыло было отдано под орхидеи, в другом, меньшем, располагалась семья садовника.

Услышав голоса, из левого крыла вышел низкорослый, толстый, темноволосый мужчина и представился как Джо Хендрикс.

— Я — Нэнси Дру, а это мой отец, — сказала юная сыщица. — Какое дивное место. Я просто не представляла, что здесь так красиво!

— А я направляюсь в большую оранжерею, — сказал садовник. — Хотите сначала посмотреть ее или пройдете в дом?

Нэнси бросила взгляд на отца. Он кивнул.

— Сначала в оранжерею, — ответила она. — Может, вы расскажете нам что-нибудь о привидениях?

Хендрикс напряженно посмотрел на нее, его плечи резко передернулись. Несколько секунд он стоял молча, потом пришел в себя и ответил:

— О, вы уже в курсе. Не берите в голову. Все это разговоры, и не более того. В оранжерее нет никакого привидения.

Нэнси ничего не сказала. Они с отцом последовали за садовником и вскоре пришли к огромной оранжерее. Это было куполообразное строение, сделанное почти полностью из стекла. Нэнси была поражена, что все ячейки уже восстановлены.

Хэндрикс повел гостей внутрь. К ним сразу же вышел молодой человек, которого садовник назвал Кики.

— Это мой ассистент, — объяснил он. Нэнси, которая недавно была на Гавайях, спросила:

— Ваше имя звучит как полинезийское. Ваши предки не из тех краев?

— Верно.

— Скажите, пожалуйста, — спросила Нэнси, когда они шли за ним по узкому проходу между посадками изысканных орхидей, — а что это за сладкий запах? Это не орхидеи?

— Нет, мы еще выращиваем розы и некоторые виды лилий, — ответил Кики. — Их обычно поставляют в местные цветочные магазины.

В конце прохода была дверь, ведущая в закрытую комнату. На ней висела табличка: НЕ ВХОДИТЬ.

— А что там? — спросила Нэнси.

— Лаборатория, — ответил Кики, но от объяснений уклонился.

«Это, должно быть, то самое место, где проводились секретные эксперименты по получению редкой орхидеи, — подумала Нэнси. — Как бы это выяснить, не показавшись чрезмерно любопытной? — она быстро соображала. — А что, если теперь здесь занимаются чем-то еще? Все это легальный бизнес или какие-то тайные операции?»

— Нэнси, нам надо еще осмотреть остальные владения, — обратился к ней мистер Дру. Он повернулся и пошел к выходу. Нэнси последовала за ним.

Хэндрикс и Кики вскочили в маленький грузовик и поехали впереди по направлению к красивому дому в колониальном стиле.

Когда все вошли внутрь, Нэнси ахнула. Снизу из красивого холла вверх вела винтовая лестница. Там, посреди лестницы, словно привидение стояла белая фигура. На ней было легкое, ниспадающее многоярусными складками белое платье, на плечи падали длинные белые прямые волосы. Лицо, довольно привлекательное, тоже было белым, как снег. В правой, вытянутой в сторону руке она держала стеклянную пробирку, из которой капала какая-то темно-синяя жидкость.

От испуга Хендрикс издал невнятный булькающий звук и вылетел за дверь. Кики поспешил за ним. А Нэнси с отцом остались стоять, не спуская с фигуры глаз. Привидение стало приближаться. Однако, спустившись вниз, фигура резко свернула под лестницу и скрылась.

— Куда она девалась? — спросил мистер Дру. Нэнси показала на дверь под лестницей, бросилась туда и распахнула ее. Привидения нигде не было. Лестница вела вниз.

Нэнси стала спускаться, но отец схватил ее за руку.

— Нет, — сказал он. — Ты не должна рисковать.

— Ну, пап, пожалуйста, не останавливай меня. Пошли вместе, — стала упрашивать Нэнси. Она дотянулась до выключателя и зажгла свет.

Отец нехотя последовал за ней, крепко держа дочь за руку. Через какое-то время оба они начали чихать. В помещении было сыро, пахло плесенью. Привидение исчезло.

Отец с дочерью с интересом осматривались по сторонам. Подвал, в котором они оказались, напоминал теплицу, но без солнца. На многочисленных, в несколько рядов, полках стояли горшки с посадочным материалом, но нигде не было ни одного росточка. Нэнси сунула в один горшок палец и нащупала маленькую луковицу.

— Орхидеи! — воскликнула она. — Наверное, инкубационный период проходит в темноте. Мистер Дру улыбнулся.

— Нэнси, я начинаю подумывать, не купить ли для тебя «Орхидиану». Я и не подозревал, что ты заинтересуешься здесь чем-то помимо привидения.

Нэнси слегка усмехнулась, но потом вдруг посерьезнела.

— Пап, пошли наверх, я хочу посмотреть, что это за синяя жидкость. У меня есть кое-какие догадки.

Когда они вернулись в холл, Нэнси принялась осматривать пол в поисках пятен от синей жидкости. Найдя одно из них, она мазнула по нему пальцем, понюхала, потом вытерла липкий мазок бумажным носовым платком, который достала из кармана.

— Почти как клей, — сказала она. — Я думаю, это может быть живица, смешанная с какой-то синей краской. Уж не часть ли это секретной формулы мистера Лафоржа?

Нэнси решила выяснить все до конца и стала подниматься по лестнице. На втором этаже она нашла спальню бывшего хозяина, определив ее по инициалам, вышитым на подушках. У стены стояли стеллажи и старомодное бюро со множеством отделений и ящичков. Оно было открыто. Наверху в беспорядке валялись бумаги. Полки были уставлены бутылками с жидкостью. На каждой склянке стоял порядковый номер.

«Они, скорее всего, означают последовательность опытов, — подумала Нэнси. — В бутылках с начальными номерами цвет жидкости поменялся на темно-зеленый. И ни в одной не было настоящего синего цвета. Откуда же появилась пробирка, с которой стояло привидение?»

Нэнси озадаченно огляделась вокруг и увидела карточку, висящую над конторкой.

— ФОРМУЛА СИНЕГО ЦВЕТА, — прочитала она. Запомнить формулу было слишком сложно для нее.

«Здесь где-то, наверху, должна быть лаборатория», — подумала юная сыщица. Увидев приоткрытую дверь в соседнюю комнату, она толкнула ее. Точно, лаборатория! И, судя по всему, прекрасно оборудованная. Беспорядок в комнате свидетельствовал о том, что ею пользуются и по сей день.

Некто, скорее всего, был за работой, когда услышал, что нагрянули посетители, и решил напугать их, использовав наряд привидения. Но визитеры не поддались на испуг, и тогда пришлось срочно ретироваться. Теперь Нэнси была абсолютно убеждена, что привидение — не что иное, как живое существо, играющее эту роль. Но кто? И зачем? Вне сомнений, этот кто-то был связан с секретом орхидей.

Опасаясь, что формулу могут украсть, Нэнси вынула свой миниатюрный фотоаппарат и быстро сфотографировала карточку с формулой. И в этот момент она услышала за спиной какой-то звук.

Повернувшись, она наскочила на Хендрикса.

— Что это вы здесь делаете? — зашипел он, стараясь выхватить аппарат.

Нэнси быстро увернулась, проскользнула мимо садовника и бросилась вниз по лестнице.

Ее встретил отец.

— Где ты так долго пропадала? — спросил он. — И кто там наверху? Девушка все рассказала.

— Я горжусь тобой, — улыбнулся мистер Дру. — Формула Лафоржа может представлять большую ценность для его детей.

— Пап, — прошептала она, — мне кажется, Хендрикс что-то замышляет, а?

— Похоже, но я не совсем понимаю что.

Нэнси задумалась, и вдруг ее осенило. У привидения, которое они видели на лестнице, было очень приятное лицо.

— Пап, а с этой таинственной историей не связана какая-нибудь определенная девушка или женщина?

Адвокат задумчиво посмотрел на дочь.

— Если вдуматься хорошенько, то да. Некая сумма была завещана жене Кики, которая работала у Лафоржа секретаршей. И она значительно больше той, что должен был получить Хендрикс. Это привело его в ярость. Ведь его жена не получала ничего.

— Не удивительно, что он так зол, — задумчиво проговорила Нэнси.

Неожиданная догадка заставила ее вновь подняться в лабораторию. Хендрикса уже не было. Осматривая комнату в поисках новых улик, Нэнси открыла ящик бюро. Внутри лежал белый парик.

«Привидение», — подумала Нэнси и подняла парик. Внизу, на тряпичной подкладке, стоял штамп: 23Л 109. Против буквы Л можно было разглядеть буквы поменьше: «омакс».

Нэнси удовлетворенно хмыкнула. Парик взят напрокат или куплен в салоне красоты Ломаке в Ривер-Хайтсе! Она положила парик на место и поторопилась вниз к отцу.

— Идем, пап, — настойчиво произнесла она. — У меня в городе дело.

Они еще не успели сесть в машину, как она рассказала отцу о своей находке. Адвокат остановился около салона, и Нэнси нырнула внутрь.

— Вы хотите записаться на прием? — спросила женщина у стойки.

— Нет, благодарю вас, — ответила Нэнси, — я хотела бы взять напрокат такой же парик, какой взяла одна молодая женщина. Вам не трудно посмотреть ее данные? Номер 23Л 109.

— Это не совсем принято, — сказала женщина. — Как ее имя?

— Не могу сказать. Я увидела парик в костюмерной театра и посмотрела на номер.

Женщина стала рыться в картотеке и, наконец, вытащила одну карточку.

— Это был специальный заказ, — сообщила она. — Если вы хотите купить такой же, мне придется записать ваш заказ.

— А сколько это займет времени? — спросила Нэнси.

— Пару недель, но напрокат один есть. Юная сыщица постаралась незаметно заглянуть картотеку. То, что она прочла, не явилось для е сюрпризом. В верхнем правом углу было написано: «Хендрикс». Итак, привидением оказалась миссис Хендрикс! Они с мужем были сообщниками.

— Я дам вам знать о своем решении, — сказала Нэнси и быстро вышла из салона.

Она вернулась к отцу, погрузившись в размышления. И вдруг, осененная какой-то идеей, произнесла:

— Пап, ты не подбросишь меня домой? Я хочу взять свою машину. Мне пришла в голову мысль пожить несколько дней в поместье Лафоржа. Попрошу Бесс и Джорджи составить мне компанию. Что ты на это скажешь?

— Как адвокат, связанный с этим делом, я могу дать тебе свое разрешение, но как отец прошу: будьте начеку, а если что, сразу же дайте знать.

Когда Нэнси рассказала подружкам о новом деле и пригласила их поучаствовать в его расследовании, Джорджи с готовностью согласилась, а вот Бесс, узнав, что речь идет о привидении, стала отпираться.

— Ты же знаешь, я не терплю даже разговоров о них, — сказала она, — настоящие они или какие еще!

В конце концов, чтобы не прослыть трусливой гусыней, Бесс согласилась. Девушки закупили еды и в пять часов тронулись.

Когда они въезжали на территорию «Орхидианы», Джорджи не удержалась, чтобы не подразнить подругу.

— Неплохое местечко. Вам здесь с Нэдом будет неплохо.

Бесс вздохнула.

— А меня не уговоришь жить в доме с привидениями ни за какие коврижки.

Приехав и разложив вещи, подруги приготовили ужин и уселись перед телевизором. Стало темнеть. Вдруг за окном раздался пронзительный крик.

Бесс вскочила со стула.

— Что это, черт возьми?

— Всего-навсего кошка, — ответила Джорджи.

— И не иначе как черная, — мрачно произнесла Бесс.

Нэнси взяла свой мощный фонарь и высунулась в окно.

— Только наполовину, — усмехнулась она. — этой кошки все лапы белые.

— Ну вот, опять ты победила, Нэнси, — сказала Бесс и вздохнула. — Так или иначе, я бы предпочла, чтобы она замолкла.

— Попробуй вылить на нее воды, — съехидничала Джорджи. — Я слышала, это помогает.

Бесс ничего не ответила и уткнулась в телевизор. Вдруг с шумом хлопнул ставень. Все вздрогнули.

— Странно, — заметила Джорджи. — Вечер абсолютно безветренный.

Нэнси опять поспешила к окну и ахнула.

— Что там? — с беспокойством спросила Бесс.

— Привидение! — ответила Нэнси.

Джорджи подошла к окну. На лужайке перед домом танцевала фигура с длинными белыми волосами, в тонком, с ниспадающими складками, белом балахоне. Через каждые несколько секунд фигура останавливалась, делала поклон, а затем продолжала танец, как будто публика вызывала ее на бис!

— Мне надо посмотреть на это поближе, — заявила Нэнси, выпрямилась и быстро направилась к двери. Подруги наблюдали из окна, как она пересекла лужайку и бросилась за привидением, которое стало поспешно удаляться.

— Остановись! Подожди! Я должна поговорить с тобой! — кричала Нэнси.

Но танцующий призрак убегал все быстрее и быстрее. Погоня привела их к оранжерее. Фигура нырнула внутрь, захлопнула и заперла за собой дверь.

Нэнси бросилась к пристроенному к оранжерее сараю, пробралась через него и влетела в главное помещение. Привидения нигде не было. Оно, скорее всего, вернулось в дом, чтобы переодеться.

Прежде чем выйти из теплицы, юная сыщица заглянула под каждую скамейку и осмотрела все закоулки. Никто там не прятался. Тогда она решила войти в дом и в нем поискать неуловимое привидение. Но и там ее ждало разочарование.

«Ну что теперь, дорогуша?»

Вдруг Нэнси осенило. Она повернулась и направилась в ту комнату, где впервые увидела белый парик. Дверь была открыта, но внутри никого не было. Девушка сразу подошла к бюро и открыла верхний ящик. Парик лежал на месте. Она потрогала его. Он был теплый! Его только что сняли.

И в этот момент в комнату вошла маленькая женщина в ночной рубашке и халате.

— Что вы делаете? — спросила она. — И кто вы? А, подождите, я, кажется, догадываюсь. Вы — Нэнси Дру, юная сыщица, которая всюду сует свой нос!

Нэнси ответила вопросом на вопрос:

— А вы миссис Хендрикс?

— А это не ваше дело. Вы здесь никто и убирайтесь подобру-поздорову.

— Вы тоже не хозяйка. Дом принадлежит Лафоржам, — сказала Нэнси.

Женщина уставилась на нее.

— Вы считаете, что знаете все, но вам никогда не узнать подлинного секрета этого дома, — злобно проговорила она.

В это время Бесс с Джорджи, взволнованные исчезновением подруги, услышали громкие голоса и поднялись наверх узнать, кто там разговаривает. Но женщина уже вытолкнула Нэнси из комнаты и закрыла дверь.

— Нэнси, что произошло? — спросила Бесс.

Юная сыщица приложила палец к губам и жестом пригласила девушек следовать за ней. Проходя через холл, она увидела на столе телефон и потянулась к нему, решив позвонить отцу. Но не успела она поднять трубку, как услышала мужской голос:

— Алло! Миссис Хендрикс? Нэнси мгновенно сориентировалась.

— Да. Есть новости?

— Да. Передайте своему мужу, что я готов | принять его предложение.

— Очень хорошо, — ответила Нэнси, соображая, кто это мог быть. — Как правильно пишется ваша фамилия? — как бы уточняя, спросила она.

— Через «и». Смит. Эд Смит из Эствилля. Но никто не должен этого знать, помните.

— Конечно, конечно, — заверила его Нэнси, — и спасибо.

Как только в трубке раздались короткие гудки, она набрала телефон отца и в подробностях пересказала ему свой разговор. Истинное значение его она поняла лишь на следующее утро. Мистер Дру сразу же выехал в поместье Лафоржа и поведал девушкам, что Эд Смит был президентом Общества цветоводов в Эствилле и владельцем крупной фирмы по оптовой продаже цветов. Они с Лафоржем были конкурентами, и Лафорж никогда бы не продал ему секрет синей орхидеи.

— Ты хочешь сказать, что мистер Хендрикс собирается продать формулу и прикарманить денежки, так? Но ведь ему не известна полная формула. Ее никто не знает!

— Видимо, Хендриксы докопались до отсутствующей части, — ответил адвокат. — Твое расследование сорвало их планы, если все было запланировано так, как мы думаем. Так или иначе, оставайся здесь и продолжай дело. А со Смитом я встречусь сам.

Отец уехал, и Нэнси решилась на смелый ход.

— Идем поговорим с Кики, — предложила она подругам.

Они нашли его в подсобке при оранжерее, где он распаковывал коробку с розовыми орхидеями.

— Какие красивые! — воскликнула Нэнси. — Откуда они?

— С Гавайских островов, — ответил Кики. — Их вырастила моя семья. Питомник Лафоржа получил большой заказ, и мне прислали эти цветы.

Нэнси посмотрела на молодого человека и спросила:

— Кики, вы никогда сами не пытались менять окраску цветов?

— Нет, но хотел бы попробовать, только у меня нет формулы.

— Я знаю часть этой формулы, — объявила Нэнси. — Что, если мы смешаем какое-то количество клейкого растительного сока с синей жидкостью и погрузим туда стебель орхидеи?

— Идемте в морозильную комнату, — с нетерпением сказал Кики.

Это оказалось то самое помещение, на двери которого висела табличка НЕ ВХОДИТЬ. Часть комнаты была отведена под опыты: на стеллажах вдоль стен размещались пробирки и другое химическое оборудование, на рабочем столе лежали всевозможные инструменты, рядом стояли ящики с опытными растениями и пустыми стеклянными бутылками.

— Где образцы жидкостей? — спросила Нэнси.

Кики открыл стенной шкаф. Внутри было тоже множество полок, на которых стояли бутылки с жидкостями разных цветов.

Нэнси сунула руку в карман и вынула бумажку с записанной формулой. Прочла ее, потом достала три бутылки — красную, синюю и с наклейкой «растительный сок». Смешала в пробирке немного красного и синего цветов, а затем добавила воды. Почти сразу получился красивый лиловый цвет. Нэнси была разочарована.

— Я когда-нибудь получу синий? — с досадой произнесла она, но Кики лишь пожал плечами и ответил:

— Вот прекрасный цвет.

А дальше почти наобум Нэнси вылила жидкость в бутылку и добавила немного растительного сока. Погрузила в нее стебель белой орхидеи и стала наблюдать. Постепенно цвет лепестков начал меняться. Из белых они превратились в бледно-лиловые, потом все темнели и, наконец, приобрели глубокий, насыщенный цвет.

А в это самое время Бесс с Джорджи наслаждались видом орхидей в оранжерее. Вдруг Бесс схватила кузину за руку.

— Кто-то идет! — прошептала она и сразу увидела женщину, приближающуюся к входной двери. — Надо предупредить Нэнси.

Джорджи бросилась к комнате с табличкой НЕ ВХОДИТЬ. Женщина побежала за ней.

— Туда нельзя! — закричала женщина.

Джорджи и ухом не повела. Открыв дверцу она предупредила Нэнси и Кики, которые тут же прервали свой эксперимент.

— Миссис Хендрикс, — нервно пробормотал он, быстро закрыл перед ней дверь и запер ее на ключ.

Миссис Хендрикс оттолкнула Джорджи и попыталась ворваться в комнату, но было поздно. Покраснев от злости, она закричала:

— Ну, я вам устрою!

На стене рядом с дверью было расположено маленькое красное колесико с надписью над ним: ТЕМПЕРАТУРНЫЙ КОНТРОЛЬ. Женщина повернула колесо на отметку ЗАМОРАЖИВАНИЕ.

— Это как раз для незваных гостей, — произнесла она, торжествующе улыбаясь Бесс и Джорджи. — Не вздумайте повернуть его обратно. Оно работает автоматически и через двенадцать часов вернется в изначальное положение, открыв при этом дверь, которую заперли изнутри! — Сказав это, женщина выпорхнула из теплицы. Бесс была в панике.

— Нэнси замерзнет до смерти.

Джорджи стала прыгать вокруг колеса.

— Я не верю этому чудовищу, — сказала она. — Бесс, нажми как следует на дверь. — Сама Джорджи в это время пыталась вернуть колесо в положение НОРМА, но не могла найти кнопку, которая бы разблокировала механизм. Прошло несколько минут, и вдруг Бесс нащупала около светящейся панели заветную кнопку.

Дверь открылась, и на пороге, шатаясь и дрожа от холода, появились Нэнси с Кики. Девушки рассказали, что произошло. Затворники с облегчением вздохнули.

— Благодарю за спасение бесценных орхидей, которые там находятся, — сказал Кики.

— Не говоря уже о спасении бесценных нас! — добавила Нэнси.

Бесс и Джорджи поклонились.

— А что нам делать с этой ужасной особой? — спросила Джорджи.

— У меня есть план, — ответила Нэнси. — Сейчас мы отсюда смотаемся, а вечером незаметно вернемся. — Все направились к выходу из оранжереи. Там, распрощавшись с Кики, девушки сели в машину и укатили.

— Ну, и в чем же твой план? — спросила Бесс.

— Я хочу встретиться с привидением на его же территории.

В городе Нэнси остановилась около салона красоты Ломаке и взяла напрокат парик. Потом отвезла подруг и, наконец, добралась до собственного дома. В шкафу спальни она выбрала бледно-розовое легкое платье, в котором была подружкой на свадьбе у своей приятельницы, аккуратно свернула его и вместе с платиново-белым париком уложила в сумку.

Сразу после ужина она заехала за Бесс с Джорджи, чтобы вернуться в «Орхидиану». Подружки начали упрашивать, чтобы она подробно изложила свой план.

Выслушав ее, Джорджи спросила:

— А почему ты уверена, что привидение опять выйдет на лужайку?

— Если не выйдет, — сказала Нэнси, — тебе придется уговорить его, чтобы оно захотело!

Когда стемнело, Нэнси нарядилась в свой костюм и направилась к оранжерее. Бесс с Джорджи наблюдали за всем из окна. Вскоре на лужайке появилось беловолосое привидение со склянкой темной жидкости в руке. Оно стало танцевать, и брызги жидкости полетели по траве.

Фигура перемещалась, казалось, без всякого конкретного замысла, и Нэнси решила, что пора и ей появиться на сцене. Она вышла из-за куста, за которым пряталась и, изображая второе привидение, грациозно протанцевала к центру поляны. Потом неожиданно остановилась, вытянула вперед руки и громко застонала.

Белое привидение оглянулось и, увидев Нэнси, с диким криком бросилось в дом. В этот момент из холла выскочили Бесс с Джорджи и встали у подножия лестницы, загородив дорогу на второй этаж.

— Добрый вечер, миссис Хендрикс, — произнесла Джорджи, а Бесс добавила:

— Вы так хорошо танцуете. На лице женщины появилось выражение удивления, сменившееся испугом.

— Вы меня знаете? — спросила она.

Тут через парадную дверь в дом ворвалась Нэнси.

— Ваша игра закончена, миссис Хендрикс, — сказала она. — Вам с мужем чуть не удалось удрать. Вы собирались продать формулу Лафоржа и скрыться с деньгами. А весь этот спектакль с привидением был вам нужен, чтобы отпугнуть людей и найти недостающую часть формулы… формулы, которую вы украли!

— Это неправда, — проговорила женщина. — Мистер Лафорж передал нам ее перед своей смертью.

— Я думаю, вам придется доказать это в суде, — сказала юная сыщица. Миссис Хендрикс побледнела.

Неожиданно их прервал Кики, возникший в двери. Он с изумлением уставился на оба привидения, но потом узнал Нэнси.

Он схватил ее за руку и с нетерпением произнес:

— Я нашел ее. Идем посмотрим!

Нэнси последовала за Кики в оранжерею, где он с гордостью показал ей великолепную темно-синюю орхидею.

— Какая красивая! — воскликнула Нэнси. — Как тебе это удалось?

— Я вряд ли вспомню все комбинации жидкостей, которые использовал, — с волнением сказал он. — Но вот здесь, смотри, я записал последнюю, так, на случай, если она окажется правильной!

— Ты должен гордиться собой, — произнесла Нэнси улыбаясь. — Я уверена, новый владелец этого хозяйства будет рад, если ты останешься здесь работать!

Кики тоже улыбнулся.

— И я был бы рад, но только при одном условии — никаких вечеринок на лужайке и никаких привидений!