Прочитайте онлайн Рассказы о привидениях | ПРОКЛЯТИЕ ЛЯГУШКИ

Читать книгу Рассказы о привидениях
2116+634
  • Автор:
  • Перевёл: С. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

ПРОКЛЯТИЕ ЛЯГУШКИ

— Знаешь, мадам Зурга так запугивает людей, которые к ней приходят погадать, она такое с ними вытворяет, что многие даже считают ее ведьмой! Они готовы исполнить все, что она потребует!

Нэнси Дру внимательно слушала симпатичную молодую цыганку, сидевшую напротив нее за столом в маленькой цыганской чайной. На девушке была длинная цветастая юбка, в ушах, на руках, на шее — золотые серьги, браслеты, мониста. Вокруг головы был повязан узкий платок. Если бы не этот наряд, ни разговором, ни поведением Мария Лукаш не отличалась от своих американских сверстниц.

— А чем я могу помочь? — спросила Нэнси.

— Ты так здорово разгадываешь всякие таинственные истории! Вывела бы ее на чистую воду, а? Знаешь, если ты этого не сделаешь, боюсь, из-за нее у всех местных цыган могут быть неприятности с полицией!

— А что, ваши цыгане сами не могут с ней справиться?

Мария Лукаш печально покачала головой, рассыпав по плечам черные волосы.

— Знаешь, они ее боятся не меньше, чем ее посетители. Когда старший в нашем роду приказал ей прекратить запугивать людей и заниматься вымогательством, она лишь злобно ухмыльнулась и пообещала напустить на него проклятие лягушки! Он совершенно бессилен перед ней.

— Проклятие лягушки? — Нэнси изумленно уставилась на цыганку. — Это еще что за штучки?

— Я толком сама не знаю. Могу только сказать, что у мадам Зурги есть какая-то необыкновенная лягушка, которая якобы обладает магической силой. Даже наши цыгане, кто видел ее, чуть не обезумели от страха. Они уверены, что в ней зловещий дух и если он вселится в них, то будет страшная беда!

Мария рассказала, что мадам Зурга не относится к их роду. И свой салон гадания она открыла в Ривер-Хайтсе совсем недавно.

Нэнси уже слышала, что гадалки зачастую используют свой дар предсказания в целях вымогательства или шантажа, обещая за деньги разрешить все проблемы.

— А многие цыгане здесь, в городе, вообще считают, что эта лягушка — сам дьявол в животном обличье, — продолжала Мария. — Говорят, никто из наших цыган не обучал ее обращению с такой дьявольской тварью!

Нэнси слушала Марию и вспоминала, что она знает о цыганах.

Много веков тому назад они вышли из Индии и до сих пор сохранили цыганское наречие, которое относится к группе древнеиндийских языков. Разбредясь по всему миру, они занимались кузнечным делом, торговлей лошадьми, ветеринарией. В средние века многие считали их выходцами из Египта и стали называть цыганами.

— В наши дни, — рассказывала Мария, — американские цыгане чаще водят фургоны и пикапы, чем кибитки, запряженные лошадьми. Многие из них осели, работают малярами, дорожными рабочими или продают подержанные машины. Некоторые достигли определенного положения в бизнесе. Другие по-прежнему предпочитают кочевой образ жизни и продолжают странствовать.

— Какой потрясающий чай, — сказала Нэнси, потягивая ароматный напиток.

Мария улыбнулась. Чайная, в которой они сидели, принадлежала ее родителям.

— Моя мама делает его со специальными травами и добавками, известными только цыганам, — с гордостью объяснила она.

Встав из-за стола, Нэнси пообещала, что займется мадам Зургой.

— Я не знаю, можно ли вообще заставить ее прекратить гадание, — сказала она, — но я, конечно, постараюсь выяснить, каким образом ей удается так запугивать людей и что это за «лягушачье проклятие». Нельзя допустить, чтобы она терроризировала клиентов и вымогала у них деньги.

Выйдя из чайной, Нэнси села в свою спортивную машину синего цвета. Только четыре, отметила она, взглянув на часы. Как раз есть время посетить мадам Зургу до обеда.

Салон гадалки находился на месте бывшего магазинчика, через улицу от прибрежного парка. Вывеска над занавешенным окном гласила:

МАДАМ ЗУРГА,

ВОСТОЧНАЯ ХИРОМАНТИЯ,

ГАДАНИЕ НА МАГИЧЕСКОМ КРИСТАЛЛЕ,

ДУШЕВНЫЙ СОВЕТЧИК

Другая надпись, чуть пониже, обещала прохожим консультацию и совет по всем жизненным проблемам.

«Да, похоже, она знает свое дело, — подумала Нэнси, подавляя улыбку. — В эти „все“ проблемы может входить что угодно — от финансовых сложностей до того, как преодолеть стеснительность или просто вывести бородавку!»

Нэнси открыла дверь и услышала в глубине салона звук колокольчика. Она оказалась в маленькой, почти пустой комнате. Всю обстановку составлял одинокий стул, на стене висел портрет красивой цыганки с таинственным свечением вокруг головы.

Нэнси в ожидании села. Оглядываясь по сторонам, она уловила на портрете легкое движение глаз и вновь сдержала улыбку. Ясно, это мадам Зурга внимательно изучает новую клиентку.

Вскоре из усилителя послышался голос:

— Теперь вы можете войти в палату духов! — Это был женский, но очень низкий, похожий на мужской, сильный, гипнотический голос.

Нэнси поднялась и проследовала через занавешенную дверь в заднюю комнату. Стены ее были обиты темно-лиловой драпировкой, что должно было, по-видимости, поглощать звук. В центре стояли два стула и небольшой столик, на котором лежал магический кристалл. В конической формы сосуде, стоявшем у стены, курились какие-то благовония, наполняя помещение странным запахом.

Но больше всего внимание Нэнси привлекла огромная зеленая лягушка, возвышающаяся на столе. Ее выпученные глаза зловеще уставились на юную сыщицу.

«Это, должно быть, та самая лягушка, о которой говорила Мария Лукаш», — подумала Нэнси. Животное выглядело так естественно, что поначалу ей показалось, что лягушка живая. Однако она оставалась неподвижной, и Нэнси поняла, что это всего-навсего чучело — искусная работа мастера-таксидермиста.

И все же она отодвинула стул подальше от мерзкой твари, прежде чем сесть на него. Начала болеть голова, а комната, казалось, поплыла перед глазами.

«Наверное, этот дурацкий запах так одурманил меня», — подумала она с раздражением.

Послышалась восточная музыка. Гадалка как будто прочитала мысли Нэнси, и воздух в комнате стал проясняться. Но голова не проходила.

Занавески раздвинулись, и показалась мадам Зурга. Это была высокая, импозантная женщина с крючковатым носом, яркими черными глазами и мохнатыми темными бровями. Она была одета по-цыгански: желто-зеленое платье, цветной платок вокруг головы, золотые серьги, бусы, кольца.

— Добрый день, мисс Дру, — пропела она, усаживаясь за столик напротив.

Нэнси от удивления заморгала. Как она узнала ее имя? Неужели гадалка действительно обладает даром провидения?

— Возьмите лягушку обеими руками, — приказала цыганка.

От одной только мысли о прикосновении к этой склизкой дряни Нэнси передернуло. Она попыталась протестовать, но нужные слова как-то не приходили на ум.

— Поднимите лягушку, — резко и настойчиво повторила мадам Зурга. — Ее магическая вибрация помогает мне вглядеться в ваше будущее и предсказать, что вас ожидает в жизни!

Нэнси почувствовала, что против воли подчиняется. Гадалка что-то бормотала на непонятном языке. Нэнси догадалась, что это по-цыгански.

И тут сердце девушки гулко заколотилось. Лягушка в ее руках, казалось, ожила! Она явственно почувствовала движение ее зоба и услышала четкое кваканье! Ква-а!.. Ква-а!.. Ква-а!

Нэнси хотела бросить гадину, как будто та обжигала ей руки. Но глаза мадам Зурги готовы были пробуравить ее насквозь.

— Не вздумайте отпустить лягушку! — зашипела она, — иначе вас поразит ее проклятье! — Гадалка устремила взгляд на магический кристалл. — Я вижу впереди большие неприятности… и у вас, и у вашего отца, — басила, мадам. — Ваш отец — адвокат, не так ли?

Глаза цыганки опять вперились в Нэнси. Та кивнула.

— Против вас плетутся какие-то козни — я чувствую зловещую силу неизвестного недоброжелателя, — заявила мадам Зурга. — Неприятности связаны с практикой вашего отца. Какое дело он сейчас ведет?

— Я н-не м-м-огу сказать вам, — пробормотала Нэнси. — А-а-двокатам не п-п-оложено разглашать дела своих клиентов.

— Тихо! — воскликнула цыганка. — Теперь я вижу в чем дело. Ваш враг послал проклятие на какой-то предмет в служебном сейфе отца. Это необходимо немедленно изъять, иначе — вы оба умрете! Только я могу спасти вас от такого проклятия. Скажите мне! Какой шифр его сейфа?

У Нэнси голова шла кругом. Она никак не могла собраться с мыслями. И все же до нее дошло, что, если она останется в салоне еще хоть какое-то время, она выдаст все секреты семьи!

Но хватит ли у нее смелости бросить вызов проклятию, которым угрожает цыганка?

Нэнси освободилась от лягушки и встала. Вытащив из кошелька какие-то деньги, она бросила их на стол и быстро вышла из лиловой комнаты.

Позади она услышала сердитый голос цыганки, властным тоном приказывающей ей вернуться. Поняв, что ее юная клиентка вовсе не собирается подчиняться, мадам Зурга зловеще захохотала ей вслед.

Выскочив на улицу, Нэнси вдохнула свежего воздуха, перешла на другую сторону улицы, где был вход в прибрежный парк, подошла к киоску и выпила холодного лимонада. Несколько глотков ледяного питья прочистили ей голову. Она почувствовала себя намного лучше.

«Что это нашло на меня?» — недоумевала Нэнси. Когда она покидала салон, ей казалось, что она почти поверила в оккультные силы мадам Зурги и ее второе зрение.

Но теперь все становилось на свои места… Как цыганка узнала ее имя или то, что ее отец адвокат? Да проще простого. Фотография Нэнси часто появлялась в местных газетах в связи с расследованием того или иного дела. Мадам Зурга не могла не узнать ее.

И благовония, конечно же, оказывают свое расслабляющее и одурманивающее воздействие. Когда клиент надышится этих паров, у него начинает кружиться голова и он уже совершенно не в состоянии сопротивляться мадам Зурге и выбалтывает ей все свои секреты. Не удивительно, что и Нэнси почувствовала себя такой беспомощной.

Восточная музыка, скорее всего, заглушает звук вентилятора, который разгоняет пары и очищает воздух перед тем, как появляется мадам Зурга.

А вот что с лягушкой? Нэнси казалось, что она отчетливо ощущала дыхание этой жуткой твари и слышала ее зловещее кваканье!

— Эй, Нэнси, — чей-то голос вывел ее из состояния глубокой задумчивости.

Юная сыщица обернулась и увидела свою бывшую одноклассницу Николь Ламар.

— Привет, Ники. Откуда ты?

— С той стороны. — Николь, казалось, немного запыхалась. — Мне показалось или ты действительно вышла из салона мадам Зурги?

Нэнси утвердительно кивнула, смущенно улыбаясь.

— Мария Лукаш подозревает гадалку в вымогательстве, что может навлечь неприятности на всю цыганскую общину, и попросила меня разобраться с ней. Только я чуть сама не стала ее жертвой!

— Ты это серьезно? Это как раз то, о чем я хотела поговорить с тобой!

Николь была сиротой и жила со своей незамужней кузиной Ивет Ламар. Она рассказала, что мисс Ламар давно увлекается всякими гаданиями, и когда мадам Зурга открыла в Ривер-Хайтсе свой салон, та немедленно поспешила к ней на сеанс.

— Когда сестра пришла в тот вечер домой, я сразу почувствовала, что она очень подавлена и напугана, — продолжала Ники, — но мне она не объяснила, что же произошло. Спустя несколько дней она снова пошла к гадалке, а когда вернулась, то выглядела еще хуже. С тех пор она ходит к мадам три раза в не делю, и похоже, это доведет ее до нервного срыва!

— А ты не в курсе, о чем она говорит с цыганкой? — спросила Нэнси. Николь покачала головой.

— Точно не знаю. Сначала мне казалось, она ходит туда просто из любопытства. Ивет всегда интересовалась, что с ней случится на следующей неделе или на будущий год. Ждет ли ее далекое путешествие, или, может, она встретит какого-нибудь мужчину, влюбится в него и выйдет замуж. Но, по всей видимости, мадам Зурга наговорила сестре чего-то такого, что страшно напугало ее! И у меня такое впечатление, что это связано с прошлым.

Нэнси нахмурила брови.

— И ты совсем не догадываешься, из-за чего могут быть все эти страхи?

— Ну… я думала кое о чем, — заколебалась Ники. — Ты будешь смеяться, но Ивет считает, что ее преследует нечистая сила!

— Нет, Ники, смеяться не буду. Это не значит, что я сама верю во всякие привидения, но ведь многие люди верят.

— И еще, совсем уже глупость какая-то. У кузины панический страх перед лягушками, если не сказать фобия! Вчера вечером, перед закатом мы гуляли по берегу реки, вернее, уже вдоль болота. И вдруг начали квакать лягушки, так Ивет напугалась до смерти и чуть не упала в обморок!

Нэнси криво улыбнулась.

— Ну, мне-то это понятно. — Она описала лягушку, которой мадам Зурга пугает своих клиентов. Ники тоже содрогнулась, услышав, как чучело начинает дышать и квакать, когда его берешь в руки.

— Слушай, Нэнси! Окажи мне услугу, — начала упрашивать ее Ники. — Сегодня пятница. Ты не могла бы приехать к нам на уик-энд и погостить у нас? Может, тебе удастся выяснить, что так тревожит кузину.

Нэнси уже заподозрила, что проблемы мисс Ламар как-то связаны с делишками мадам Зурги. Прояснение одной загадки может помочь раскрыть и другую.

— Идет, — согласилась Нэнси. — Заедем сначала ко мне, я захвачу кое-что из вещей и предупрежу Ханну, а потом двинем к вам.

Ники и ее кузина жили в старом каменном, но благоустроенном доме в предместье Ривер-Хайтса. Нэнси уже встречалась с мисс Ламар. Это была добродетельная, миловидная женщина под пятьдесят, однако сейчас она выглядела осунувшейся и переутомленной.

После ужина Нэнси завела с мисс Ламар разговор о ее прошлом.

— Ники рассказывала, что вы приехали с острова Мартиника, в Вест-Индии.

— Да, я жила там со своим дядей, совсем еще девочкой. Он был моряком и рыбачил. Мои родители умерли, и он воспитывал меня, а когда мне исполнилось семь или восемь, мы переехали в Соединенные Штаты. Он стал торговать судами и весьма преуспел. А перед тем как отойти от дел, построил вот этот дом.

Вообще семья Ламар родом из Алабамы, — продолжала Ивет. — Но мой прадедушка, будучи полковником армии конфедератов, после Гражданской войны покинул страну и уехал в Вест-Индию. Спустя какое-то время его потомки один за другим вернулись в Соединенные Штаты. Мой дядя, Луис, был последний из семьи, кто сделал это.

— К счастью для меня! — сказала с улыбкой Ники. Она вскочила со стула, подбежала к кузине, нежно поцеловала ее, после чего принялась убирать оставшуюся после ужина посуду, чтобы освободить место для десерта.

Закончив с едой, девушки помогли мисс Ламар загрузить посудомоечную машину и все трое уселись в отделанной дубом гостиной поболтать и посмотреть телевизор.

— Какой красивый камин! — с восхищением произнесла Нэнси.

— Мой дядя выложил его сам, — сказала Ивет. — Он был мастер на все руки и мог стать хорошим каменотесом. Посмотрите, он даже вырезал изображение корабля на некоторых камнях.

Вскоре после одиннадцати решили идти спать. Комната Нэнси была через холл, прямо напротив комнаты Ники. Переодевшись, девушки расчесали на ночь волосы, немного поболтав при этом, и разошлись.

Нэнси почитала несколько минут и, почувствовав, что засыпает, погасила свет.

Только она, как ей казалось, начала проваливаться в сладкий сон, как что-то разбудило ее. Резко вздрогнув, она села на кровати. По дому эхом разносился чей-то крик!

Девушка быстро выскочила из постели и накинула халат. Ники уже выглядывала из своей двери. Она была бледной и испуганной.

— Это Ивет кричит! — прошептала она.

— Где ее комната? — спросила Нэнси.

— В другой части дома.

В этот момент вновь послышался крик!

— Идем! Надо выяснить, что там происходит! — скомандовала Нэнси.

Девушки поспешили к комнате Ивет. Оттуда слышалось приглушенное кваканье. Нэнси громко постучала, потом с шумом распахнула дверь.

Ивет, будто парализованная, сидела на кровати. Глаза были полны страха.

— П-п-посмотрите! — дрожащим голосом пролепетала она, указывая на окно.

На оконной занавеске призрачными бликами сияло изображение лягушки!

Вновь раздалось кваканье, потом еще и еще. Ква-а!.. Ква-а!.. Ква-а!

Это звучало абсолютно так же, как в салоне мадам Зурги!

Напуганные увиденным и услышанным, девушки стояли неподвижно, однако Нэнси быстро пришла в себя и бросилась к окну.

Как только она приблизилась к нему, видение исчезло. Юная сыщица отодвинула занавеску и выглянула в темноту. Все было тихо и неподвижно, лишь деревья и кусты виднелись в лунном свете.

Нэнси отошла от окна и увидела, что Ивет до сих пор трясется от страха.

— Пойдем-ка сделаем себе немного какао, — предложила Нэнси, обращаясь к Ники. — А потом обсудим, что произошло.

Светлая, уютная гостиная, горячее какао сделали свое дело: девушки стали приходить в себя, настроение заметно улучшилось. Даже Ивет передалось спокойствие и рассудительность Нэнси.

— А может быть, нам все это привиделось? — спросила Ивет.

Нэнси покачала головой.

— Нет, и кваканье было, и это сияющее видение в окне. Вот чему я не верю, так это тому, что это был настоящий призрак или еще что-либо сверхъестественное!

— Тогда что же мы видели?

— Я не совсем уверена, но у меня есть одна смутная догадка, хотя какой смысл обсуждать это сейчас, пока я все не выяснила. — Немного засомневавшись, Нэнси поинтересовалась: — Скажите, Ивет, вы всегда боялись лягушек?

Мисс Ламар нахмурилась и подняла руки ко лбу.

— Я… Я точно не знаю. Возможно, что-то в прошлом… что-то произошло, из-за чего я испытываю к ним такое отвращение. Честно говоря, я никогда об этом не задумывалась до тех пор… до тех пор, пока я не пошла к гадалке.

— К мадам Зурге?

— Да! — Узнав о том, что и Нэнси была в салоне гадания и сама держала в руках злополучную лягушку, Ивет расслабилась и готова была свободно поделиться своими чувствами. — Это началось сразу после моего первого посещения мадам Зурги, — продолжала она. — Меня стали мучить ночные кошмары, в которых участвовала эта ужасная лягушка.

— Значит, сегодняшняя ночь не была первой? — уточнила Нэнси.

— Конечно нет! Я вижу и слышу эту тварь почти каждую ночь!

— А мадам Зурга обещала помочь вам?

— Да, но в основном задавала вопросы… о прошлом, о дяде Луисе.

Мисс Ламар рассказала, что, хотя она была слишком мала в то время, но отчетливо помнит, что перед возвращением в Соединенные Штаты дядя стал очень нервным и даже напуганным, как будто ждал какой-то беды.

— Но ничего так и не произошло? — спросила Нэнси.

— Ничего похожего. Его дело процветало, и мы жили очень благополучно. А вот незадолго до смерти дядя вновь стал чего-то опасаться. Перед тем как умереть, — продолжала Ивет, — он пробормотал какие-то странные слова: «Правду скажут семь камней. Но лучше, чтоб она осталась на дне бутылки навсегда!»

Нэнси с Ники недоуменно посмотрели друг на друга.

— Вы рассказывали об этом мадам Зурге? — спросила юная сыщица.

— Да, я даже отдала ей эту бутылку с камнями. — Мисс Ламар объяснила, что после смерти дяди нашла у него в стенном шкафу бутылку с семью камешками. — Они выглядели как простая галька, — продолжала Ивет, — но я сохранила их на всякий случай. И отдала их мадам Зурге, потому что не представляла, что они могут иметь какую-то ценность. А она все твердила, что если я хочу избавиться от «Проклятия лягушки», то должна найти дядин секрет и рассказать ей о нем.

Наступила короткая пауза. Ники развела слабый огонь, чтобы немного согреться. Нэнси задумчиво смотрела на языки пламени, стараясь найти ниточку к разгадке всей этой запутанной истории. Обернувшись к своим собеседницам, она неожиданно вздрогнула.

— Ваш дядя упоминал о семи камнях? — уточнила она.

— Да, а что?

Нэнси показала на камни.

— Смотрите, здесь точно семь камней, которые дядя Луис украсил изображением корабля!

Ивет и Ники стояли пораженные обнаруженным совпадением. Но ни они, ни сама Нэнси не могли сказать, что бы это значило. Камни образовывали нечто, напоминающее букву «Л», то есть крышечку: как бы прикрывающую нишу для дров. Нэнси пощупала их и поняла, что уложены они намертво и вытащить их невозможно.

На следующее утро, сразу после завтрака, в дверь позвонили. Ники пошла открывать и вернулась, ведя за собой высокого, с бугристым лицом мужчину. Его рыжие, с проседью, волосы были подстрижены ежиком. В руке он держал шляпу, на груди висел фотоаппарат.

Ники представила гостя.

— Мистер Карнак. Он пишет очерки в журнал и хотел бы сделать сенсационный материал о вашем камине, кузина.

— Кто-то рассказал о нем нашему редактору, — начал объяснять мистер Карнак, — и особенно отметил изумительную резьбу по камню. Вы не будете возражать, если я сфотографирую их? — Говоря это, мистер Карнак жадным взглядом изучал камни.

Мисс Ламар с готовностью дала разрешение, и репортер сделал несколько снимков, приближаясь при этом все ближе и ближе к камину.

Закончив фотографировать, он вынул из кармана небольшой ножичек и попытался всунуть лезвие в щель рядом с одним из резных камней.

Нэнси, с возмущением наблюдавшая за всем этим, проговорила:

— Что это вы делаете, мистер Карнак?

— Э-э-э, просто хотел посмотреть, не шатается ли какой-нибудь из них. Я думал, может, мисс Ламар разрешит мне взять их в студию, где я мог бы сделать крупный план и при лучшем освещении.

— По-моему, было бы куда вежливее сначала спросить ее об этом, а потом ковырять раствор. — Мужчина бросил на мисс Ламар неуверенный взгляд, а Нэнси продолжала: — И потом, я могу заверить вас, что камни не шатаются и не вытаскиваются. Кстати, а как, вы сказали, называется журнал, для которого вы пишете?

— Я не говорил.

— Тогда потрудитесь сделать это теперь. И еще, кто рекомендовал вашему редактору сделать репортаж об этом камине?

Выражение лица мистера Карнака сделалось жестким.

— Кажется, вы не доверяете мне, юная леди. Я пишу для этого издания уже многие годы и не считаю нужным предъявлять вам мое удостоверение! — Повернувшись к хозяйке, он произнес: — Если я вторгся во что-то запретное, прошу извинить меня, мисс Ламар. Я не хотел.

Не говоря больше ни слова, Карнак прошествовал из комнаты и покинул дом. Нэнси и Ники наблюдали из окна, как он отъехал прочь.

Хотя Нэнси и вела себя сообразно обстоятельствам, но весь инцидент оставил у нее неприятный осадок.

— Пожалуйста, извините меня, если я разговаривала с ним слишком резко, — сказала она. — Дело в том, что я совершенно не доверяю этому типу.

— Не беспокойся, дорогая, мне понравилось, как ты допрашивала его, — успокоила Нэнси мисс Ламар. — По-моему, ты взяла совершенно верный тон. В наше время надо быть осторожными со всякими незнакомцами!

После ленча Нэнси извинилась, сказав, что должна на пару часов отлучиться. Ей надо было съездить в магазин и купить подарок для трехлетнего сынишки ее приятельницы.

— Хотела попросить тебя, Ники, присоединиться ко мне, — добавила она, — но после этого визитера, мне кажется, лучше не оставлять кузину одну.

Ближе к вечеру поднялся ветер и стало накрапывать. После обеда девушки и мисс Ламар вновь собрались в гостиной перед камином. Ивет начала рассказывать захватывающую историю о спасении в море, которую ей когда-то поведал дядя.

— Если бы я только знала секрет, который так мучил его столько лет. — Она вздохнула. — Во всяком случае, я чувствую, что разгадка находится в этом доме.

— А в его комнате все осталось так, как было при нем? — спросила Нэнси.

— Да, все, как он оставил. Хочешь посмотреть?

— Очень. Может, мы найдем какую-нибудь зацепку.

Большая, обитая ситцем спальня говорила о том, что ее хозяином был моряк. В стенном шкафу висела широкополая шляпа, какие носят в южных широтах, и непромокаемый морской костюм. На столе возле окна стоял отделанный медью телескоп, на туалетном столике лежали безделушки из морских ракушек и слоновой кости.

Озираясь по сторонам, Нэнси все время прокручивала в голове последние слова Луиса Ламара: «Правду скажут семь камней. Но лучше, чтоб она осталась на дне бутылки навсегда!»

Бутылка! Глаза Нэнси упали на искусно сделанный кораблик внутри бутылки. Это была двухмачтовая шхуна. Нэнси подошла поближе, чтобы внимательно рассмотреть его. Каждый кусочек паруса, других снастей и деталей корабля были тщательно подогнаны и выполнены мастерски и с любовью. Потом она разглядела на борту аккуратные золотые буквы: шхуна называлась La Grenouille…

Нэнси с удивлением посмотрела на мисс Ламар.

— Вы говорите по-французски?

— Когда-то говорила, но теперь, боюсь, я все забыла, а что?

— Название этой шхуны — «Лягушка»!

Глаза Ивет расширились, лицо пошло пятнами. Она обхватила щеки руками и упала лицом на плотное стеганое покрывало.

— О, нет, — забормотала она дрожащим голосом. — Теперь я вспомнила!

— Вспомнили что? — спросила Ники.

— Почему я так боюсь и ненавижу лягушек!

Ивет рассказала, что, будучи девочкой, когда они еще жили в Вест-Индии, она пошла как-то вечером вдоль берега искать своего дядю. Заметив в одной из пещер мерцающий свет, она заглянула внутрь. Каков же был ее ужас, когда она увидела сидящих вокруг костра на корточках мужчин с лягушачьими головами!

— Я испугалась до смерти, — продолжала она. — Потом одно из этих существ подпрыгнуло и сорвало с себя лягушачью голову. Я увидела дядю Луиса. На нем просто была маска. Тут я закричала как резаная. Он успокоил меня, отвел домой и предупредил, чтобы я никому не рассказывала о том, что видела!

— Как страшно! — произнесла Ники, содрогнувшись. — А как ты думаешь, что он делал там с приятелями?

Ивет слегка пожала плечами.

— Представления не имею, но в ту ночь мне снились кошмарные сны.

Нэнси лихорадочно соображала, пытаясь найти новые улики.

— Вернемся в гостиную, — воскликнула она. — У меня есть одна идея!

Через минуту Нэнси стояла у камина и, показывая на разные камни, рассуждала вслух:

— Видите, та двухмачтовая шхуна, что в бутылке, абсолютно идентична этим вот корабликам, вырезанным на камнях.

Николь кивнула.

— Верно, но что это дает?

— Семь камней выложены таким образом, что вершина треугольника указывает в какую-то точку. Интересно, куда? — Нэнси ощупала все пространство от верхнего камня до каминной доски и остановилась как раз под ее «козырьком». — Подождите, я сбегаю в машину за фонариком!

Когда она вернулась, то направила луч фонарика снизу, чтобы осветить место, которое всегда оставалось в тени. На одном из камней она увидела контур лягушки!

— И он шатается! — добавила сыщица, нажимая на камень пальцем. Послышался квакающий звук, и вдруг рядом с камином от стены стала отходить книжная полка!

— Смотрите! — ахнула Ники. — Там внутри какая-то лестница!

Ступеньки вели вниз. С бьющимися сердцами все трое начали медленно спускаться, чтобы выяснить, куда она ведет. Нэнси шла впереди, за ней Ивет, Ники замыкала процессию.

От лестницы шел мрачный коридор. Девушки двинулись вперед. Каждый шаг гулко отдавался в сыром подземелье. Наконец, они попали в комнату с каменными стенами. В глубине ее виднелся старый морской сундук, на котором возвышалась фигура лягушки, сделанной из цемента. На стене за сундуком крест-накрест висели нечто вроде пики или багра и абордажная сабля.

— О Б-б-боже! — воскликнула Ивет. — А открыть сундук можно?

— А почему нет? — с уверенностью ответила Нэнси. — Мы ведь и спустились сюда, вниз, чтобы разгадать тайну, не так ли?

С помощью Ники она сняла цементную лягушку, которая как будто охраняла сундук. Потом подняла тяжелую скрипучую крышку.

Сундук был полон драгоценностей! Кольца, браслеты, золотые часы, ожерелья, жемчужные булавки для галстука — чего там только не было!

Были и какие-то бумаги. Нэнси развернула и стала читать. Ники тем временем разглядывала сокровища.

— Интересно, откуда все это? — с благоговейным страхом произнесла она, поглаживая драгоценности.

— А разве это так важно? — раздался грубый голос, который девушки и мисс Ламар уже имели удовольствие слышать сегодня утром. — Важно то, что вы нашли их!

Все повернули головы и увидели мистера Карнака!

Рябой мошенник злорадно ухмыльнулся, в руке у него было оружие. Позади него стояла мадам Зурга.

— Как это мило с вашей стороны, мисс Дру, отыскать для нас клад Луиса Ламара, — ядовито пропела она. — Жаль только, вы не сможете воспользоваться результатами вашей замечательной работы!

— Почему это вы решили, что не смогу? — спокойно спросила Нэнси.

— Потому что мы собираемся запереть всех вас в этом подземном склепе, — проскрипел Карнак. — К тому времени как вас найдут, если вообще найдут, никто из вас уже не сможет ничего никому рассказать!

— Боюсь, вы кое о чем забыли, — сказала Нэнси.

— Неужели? И о чем же это, мисс Не-суй-нос-куда-не-надо?

Нэнси показала на коридор и устрашающе зашептала:

— О проклятии Лягушки!

Из коридора донеслось зловещее кваканье:

— Ква-а!.. Ква-а!.. Ква-а!

Карнак разинул рот, не веря своим ушам. Мадам Зурга издала какие-то гортанные звуки, но от страха явно лишилась дара речи. На них прыжками надвигалась гигантская лягушка!

Улучив момент, Нэнси кинулась к стене и сорвала с нее пику и саблю!

— Нэд! Держи! — крикнула она, подняв оружие высоко над головой.

Из темного коридора неожиданно показались друг Нэнси — Нэд Никерсон, высокий, крепкий парень, и его товарищ по футбольной команде — Барт Эдлтон. Нэд схватил пику, его приятелю досталась сабля.

Прежде чем Карнак успел прийти в себя и как-то среагировать, Нэд метнул пику и выбил оружие из рук негодяя!

Полчаса спустя Карнак и мадам Зурга сидели в гостиной связанные и молча ждали приезда полицейской машины. Нэд с Бартом тем временем лазали с электронным детектором в поисках рассованных по дому подслушивающих «жучков».

— Я-я-я… Нет, я все-таки никак не пойму, откуда взялась эта огромная лягушка. — Мисс Ламар была абсолютно сбита с толку.

Глаза Нэнси лукаво блеснули.

— Я купила ее сегодня в магазине игрушек. А Нэд вставил в нее маленький магнитофон с записью кваканья.

Магнитофон, — продолжала она, — нашли в кустах, под окнами Ивет. В нем была та самая кассета. А рядом был спрятан проектор для слайдов, который и высвечивал на занавеску изображение лягушки. Нэд сказал, что и магнитофон, и проектор были с дистанционным управлением.

— Подожди, ради Бога, не тараторь так! — взмолилась Ники. — Объясни, как ты все это обнаружила?

— Прошлой ночью я догадалась, как устроен весь этот трюк с лягушкой, — ответила Нэнси. — Это было единственным возможным объяснением. Тогда по дороге в магазин я позвонила Нэду и попросила его пробраться тихонько в ваш сад, чтобы никто не заметил, и как следует все там осмотреть.

Подозрительный визит Карнака, рассказывала дальше Нэнси, убедил ее в том, что кто-то подслушал их разговор о камине, иными словами, что дом прослушивается.

— В общем, я понимала, что, как только мы разгадаем тайну дяди Луиса, Карнак и мадам Зурга узнают об этом и захотят ею воспользоваться. Поэтому я попросила Нэда подготовить игрушечную лягушку и быть начеку, чтобы вовремя использовать их же собственный трюк.

Наконец, немного успокоившись, Ивет открыла бумаги, которые они нашли в сундуке. Из них становилось ясно, откуда все эти сокровища. Молодым человеком дядя Луис примкнул к пиратской банде. В лягушачьих масках пираты нападали на яхты и пассажирские пароходы и грабили все, что только можно.

Мучимый угрызениями совести, дядя Луис в конце концов бросил пиратскую компанию и вернулся в Соединенные Штаты, прихватив добычу с собой. Записи, спрятанные на дне сундука, были не чем иным, как судовым журналом, в который заносились имена всех ограбленных кораблей. По этим бумагам Луис Ламар мечтал в один прекрасный день отыскать владельцев и вернуть украденные у них ценности. Однако, опасаясь мести бывших соучастников и из-за необходимости скрываться, он так и не нашел времени — или мужества — осуществить свой план.

В конце жизни он уже не знал, бояться ему или уповать на то, чтобы его племянница Ивет обнаружила и раздала драгоценности вместо него. Поэтому он оставил ей всяческие подсказки. А бутылка с галькой была просто отвлекающим маневром на тот случай, если к его тайне будет подбираться кто-нибудь из пиратов.

Когда приехавшая полиция допросила Карнака, он признался, что является сыном главаря пиратской банды. Получил специальность инженера-электронщика, но многие годы потратил на поиски Луиса Ламара.

Выяснив, что старый Луис умер, Карнак стал охотиться за его племянницей. И когда Ивет пришла к мадам Зурге, он подкупил гадалку, велев ей выпытать у мисс Ламар, где спрятаны сокровища. Сам же он, назвавшись телефонным монтером, проник в дом и установил там подслушивающие «жучки».

— А что с лягушкой мадам Зурги? — спросила Ники, зачарованно слушая рассказ Нэнси.

— То, что она использовала лягушку для устрашения своих клиентов, — простое совпадение. Но у нее весьма умная лягушка. Нэд сказал, что в нее вмонтирован терморегулятор, — ответила Нэнси.

Нэд в подтверждение кивнул.

— Это точно. Когда лягушку брали в руки, от их тепла срабатывал выключатель, а это приводило в действие механизм, выдававший ква-а, ква-а, ква-а… так, во всяком случае, я представляю себе этот трюк.

— Если ты думаешь, что мы пойдем вечером в салон и станем проверять, так это или нет, то ты ошибаешься — уж уволь! Лучше остаться дома и рассказывать сказки про привидения.