Прочитайте онлайн Рассказы о привидениях | ЧЕРЕП ПИРАТА ЧЕРНАЯ БОРОДА

Читать книгу Рассказы о привидениях
2116+620
  • Автор:
  • Перевёл: С. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

ЧЕРЕП ПИРАТА ЧЕРНАЯ БОРОДА

— Доброе утро, — крикнула Нэнси смотрителю заповедника, поднимавшемуся в гору по песчаной тропинке.

Юная сыщица со своими верными подругами Бесс и Джорджи прибыла на маленький остров в Северной Каролине и сняла коттедж на берегу залива.

— Я вижу, вы готовы к индивидуальному осмотру золота пиратов, — улыбнулся ей в ответ мистер Лейн, приветливый мужчина средних лет. — Большинство приезжающих сюда, на Пеликаний остров, в такую рань еще спят.

— А я давно встала, и мне не терпится посмотреть на дублоны! — объявила Нэнси.

По дороге к музею Лейн рассказал Нэнси, что пиратские дублоны — улов местного ныряльщика за моллюсками, который поднял их как-то со дна у северных берегов.

— Пеликаний остров, — объяснил смотритель, — долгое время служил местом стоянки и убежищем для пиратов, как, собственно, и другие острова в этом районе. Сам Черная Борода был Убит недалеко отсюда в 1718 году. Губернатор Вирджинии снарядил на собственные деньги корабль и приказал положить конец разбою на море.

— Каким же надо было быть смелым и хитрым, чтобы покончить с Черной Бородой, — заметила Нэнси.

— Ему было на кого положиться, — ответил Лейн. — Лейтенанту Роберту Мэйнарду потребовалось пять пуль и двадцать ударов шпаги, чтобы покончить с Черной Бородой. Мэйнард отрезал пирату голову и прикрепил ее на носу своего корабля. Так, во всяком случае, гласит легенда. Вы, наверное, слышали песню старого Джорджа Хей-баба про смерть Черной Бороды.

— А может быть, эти дублоны, которые у вас выставлены, принадлежали Черной Бороде? — спросила Нэнси.

— Все возможно, — ответил Лейн. — Если так, мне следует охранять их получше, — подмигнул он. — Черная Борода оставил смертное проклятие тому, кто украдет его добычу. — Смотритель замедлил шаг. — А вон и музей.

Здание музея располагалось у главных доков. Низкая деревянная постройка походила скорее на какой-то товарный склад — без окон и с одной большой дверью.

— Его возвела служба береговой охраны во время второй мировой войны для складирования морского снаряжения, — объяснил Лейн недоумевающей Нэнси. — Мы надеемся когда-нибудь построить настоящий музей.

Смотритель отпер тяжелую деревянную дверь и с усилием толкнул ее.

— А вот и старый сундук, — начал он и вдруг ахнул.

Нэнси проследила за его остекленевшим взглядом. В пустом углу, на старом деревянном обломке, бывшем когда-то носом корабля, лежал череп. Больше там ничего не было.

— Дублоны! Они пропали! — воскликнул смотритель. Бросив взгляд на череп, он прошептал: — Черная Борода! — Потом, оглядевшись по сторонам, добавил: — Не представляю, как сюда можно было проникнуть.

— А когда вы видели золото в последний раз? — спросила Нэнси.

— Вчера вечером, — ответил Лейн. — Я проверил его, прежде чем запирать дверь на ночь. Может быть, это начинает сбываться его проклятие?!

— А у кого еще был доступ сюда? — осторожно допытывалась Нэнси у взволнованного смотрителя.

— Ни у кого. Единственные ключи у меня, — ответил смотритель. — Ой, подождите! — вдруг воскликнул он. — Мой ассистент, Артур Хубер, на минутку возвращался туда за очками, которые забыл, но он ничего не выносил. Для пущей предосторожности и сохранности монет сундук был покрыт прочным прозрачным плексигласом, скрепленным болтами. И потом, я верю Артуру, — решительно закончил смотритель Лейн.

— А вы уверены, что заперли за ним дверь еще раз? — спросила Нэнси.

— Я проверил себя дважды, — объявил смотритель. — И утром-то она была закрыта.

Нэнси огляделась. Похоже, остальное было не тронуто.

— Боюсь, начальству это очень не понравится, — вздохнул Лейн.

— Я уверена, вы охраняли золото, как не смог бы никто другой, — успокаивала его Нэнси.

Пока Лейн ходил в береговую охрану и к шерифу, чтобы сообщить о случившемся, Нэнси обследовала помещение. Но ни возле черепа, ни где-либо еще никаких улик обнаружить не удалось. Тогда она решила осмотреть местность вокруг.

Она обошла ближайший причал. Заглядевшись на воду, она неожиданно столкнулась с пожилым человеком, который от толчка как-то беспомощно покачнулся и начал было падать. Но Нэнси успела подхватить его и помогла ему удержаться на ногах.

— Простите, ради Бога, что я толкнула вас, — запыхавшись извинялась Нэнси.

— Боюсь, это я зазевался, — стал в свою очередь оправдываться мужчина, и Нэнси уловила сильный английский акцент. — Никаких последствий. Спасибо за вашу сноровку.

Нэнси представилась.

— Колин Хадсон, — назвался седоволосый джентльмен. — Только что прибыл из Англии.

— А что привело вас на Пеликаний остров? — спросила Нэнси.

— Я служил здесь на траулере во время войны, — ответил мистер Хадсон.

— На этом острове? — воскликнула Нэнси удивленно. — Я не представляла, что война была так близко!

— Немецкие подводные лодки подорвали не одно ваше торговое судно, пока мы не пришли на помощь, — сказал мистер Хадсон. — Ваш флот не использовался против субмарин.

— Я представляю, как это непросто и какое нужно мастерство для такого дела, — произнесла Нэнси с уважением.

— Чертовски непросто, — согласился мистер Хадсон. — Это правда, — добавил он грустно. — Немецкая подлодка потопила мой корабль «Ланкастер». Может, даже кто-нибудь из моих матросов лежит здесь, на британском военном кладбище.

— Да, я заметила британский флаг и еще удивилась, почему он здесь, — ответила Нэнси.

— Это так благородно, что местные жители пожертвовали деньги и устроили кладбище для моих соотечественников, погибших тут неподалеку от острова во время войны. Я хочу посетить его, а еще посмотреть на останки «Ланкастера», — сказал мистер Хадсон.

— Очень жаль, что ваш корабль погиб, — тихо произнесла Нэнси, — но мне так интересно то, что вы рассказываете. Я уверена, мои подружки тоже с удовольствием послушают о тех временах. Приходите к нам в коттедж на обед сегодня вечером, — предложила девушка.

Лицо мистера Хадсона просияло.

— С удовольствием, — ответил он, улыбаясь.

— Я хочу приготовить одно блюдо по местному рецепту, — воодушевленно продолжала Нэнси. — Если не возражаете, я его на вас и испробую. Вам в семь удобно?

— Отлично, — ответил мистер Хадсон.

В скором времени вернулся Лейн, и Нэнси быстро поведала мистеру Хадсону о случившейся краже. Потом, вежливо извинившись, добавила:

— Увидимся за обедом. — И последовала за мрачным смотрителем в его контору.

— Боюсь, у меня нет никаких версий, — сказал он удрученно. — Я даже не представляю, как можно было залезть туда. Поневоле подумал о призраке Черной Бороды. Береговая охрана осматривает все суда в бухте. Пока это единственное, что удалось предпринять.

— Может, они найдут что-нибудь, — Нэнси пыталась утешить Лейна.

— Хорошо бы, если так, да что-то я сомневаюсь, — ответил смотритель. — При любом исходе я признателен вам за помощь, Нэнси.

Девушка решила еще раз осмотреть комнату. Опустившись на колени на неотесанный пол, она стала тщательно изучать череп. Оглядев его со всех сторон, она обнаружила странное темное пятно на одном из задних зубов. Уж не пломба ли это!

Никому не сказав о своей находке, Нэнси вернулась в коттедж.

Бесс с Джорджи слушали рассказ Нэнси о ее утренних происшествиях с раскрытыми ртами.

— Похоже, наш сыщик нашел себе новое загадочное дело, — толкнув локтем Бесс, сказала Джорджи. Та передернулась.

— А я совсем не в восторге, что там лежит этот череп, — заявила она. — Надеюсь, призрак Черной Бороды не будет приставать ко мне!

— Да ладно тебе, не будь такой мнительной, — пожурила ее кузина.

— Я нашла одну улику, — сказала Нэнси, хитро улыбнувшись, — она явно поубавит ваши опасения насчет призрака. В этом черепе на одном из зубов стоит пломба.

— А что, у Черной Бороды не могло быть кариеса? — возразила Бесс.

— Уж наверняка, — захихикала Нэнси, — только я сомневаюсь, чтобы он посещал дантиста!

— Все это не больше чем розыгрыш, — скривилась Джорджи.

— Думаю, ты права, — согласилась Нэнси. — Только мы никак не можем понять, как кто-то, если он не привидение, мог проникнуть в музей.

— Ну вот, теперь, когда у тебя на уме только эта новая загадка, мы уж и купаться не пойдем, как договаривались? — поддразнила подругу Бесс.

— О чем ты говоришь! — улыбнулась Нэнси. — Здесь прекрасный пляж, и я вовсе не собираюсь отказываться от такого удовольствия.

Девушки прекрасно провели время, плавали и загорали целый день.

— Я сегодня придумала на обед нечто экзотическое, и мне понадобится помощь, — загадочно произнесла Нэнси, когда солнце стало клониться к закату. Бесс с Джорджи уставились на нее, явно заинтригованные.

— Хочу сделать похлебку из моллюсков, — объявила она, — так что надо набрать целую корзину ракушек.

— У них внутри что-то вроде бабочек со сложенными крыльями! — воскликнула Бесс.

Усевшись на мокрый песок, все трое погрузились в раскопки, не обращая внимания на набегавшие и отступавшие волны. Вскоре корзина была полна.

По дороге домой Нэнси заглянула в музей. Новостей не было. Смотритель познакомил Нэнси со своим помощником — молодым, сухощавым парнем в очках.

— Это мой ассистент, Артур Хубер, — сказал Лейн. — А это — Нэнси. Она помогает в расследовании кражи, — объяснил он.

— Почему вы влезли в это дело? — неожидан, но грубо спросил Артур.

— Нэнси оказалась со мной, когда я обнаружил, что золото похищено, — вмешался Лейн.

— Я могу понять любопытство молодой леди, — отрезал ассистент, — но думаю, мы сами справимся с этой проблемой.

Смущенный грубостью своего подчиненного Лейн поспешил вывести Нэнси из музея.

— Артур последнее время такой дерганый, а сегодня со всеми этими делами — как никогда, — извиняющимся голосом произнес смотритель. — Вы уж простите его.

Нэнси почувствовала в поведении молодого человека что-то неестественное, но не стала делиться с Лейном своими мыслями.

И все-таки стычка с Артуром Хубером задела и разозлила ее. Она все время размышляла об этом инциденте, пока шла вдоль берега бухты к своему коттеджу, но стоило ей попасть домой, как она забыла обо всем и вместе со своими подругами погрузилась в таинство приготовления экзотического супа.

Почистив картошку и лук, они бросили их в кастрюлю с кипящими моллюсками. Пахло восхитительно, и трудно было удержаться, чтобы не попробовать.

— Потрясающе, — заметила Джорджи, осторожно отправляя в рот горячую ложку. — Теперь я понимаю, почему местные так любят эту гадость.

Бесс добавила к столу бутерброды с запеченными помидорами, сыром и луком. Потом они с Джорджи уселись на крыльце в ожидании мистера Хадсона, а Нэнси пошла переодеваться.

— Люблю эти розовые тона, — вздохнув, сказала Бесс, глядя на вечернее небо. — И лодки смотрятся особенно красиво.

— Великолепный закат! — согласилась Нэнси, присоединяясь к подругам.

Солнце уже почти совсем село, а мистер Хадсон так и не появился.

— Странно, почему он опаздывает, — в конце концов забеспокоилась Нэнси. — Пожалуй, мне надо пойти поискать его.

— А мы останемся на тот случай, если он появится, — предложила Джорджи.

В быстро сгущающихся сумерках Нэнси обошла всю бухту, но англичанина нигде не было. Поняв вдруг, что где-то неподалеку должно быть кладбище британских военнослужащих, она решила поискать его там. Уличного освещения не было, и Нэнси почти ничего не видела, так что двигаться приходилось медленно. Неожиданно, в тусклом свете одинокого фонаря, она увидела у дороги развевающийся на ветру британский флаг. Нэнси направилась к воротам. Хадсона и здесь не оказалось. Зато она заметила мемориальную доску с именами британских моряков, погибших в этих краях. Каково же было ее изумление, когда в списке имен она увидела «Колин Хадсон»!

Страшно напуганная, Нэнси заторопилась вдоль темной дороги обратно к бухте. Еще на подходе юная сыщица услышала звуки банджо и поющий голос. А потом ее ухо уловило слова: «британские ребята». Двигаясь на голос, она вышла к маленькому магазинчику, на пороге которого сидел старый, судя по всему, бывалый мужчина с обветренным лицом.

— Привет, — окликнула его Нэнси. Старик вскочил.

— Ух, как ты напугала меня, в глазах потемнело, — зарычал он.

— Простите, пожалуйста, — начала извиняться Нэнси. — Вы, должно быть, Джордж Хейбаб. Смотритель Лейн рассказывал мне, что вы сами пишете свои песни.

— Лейн считает меня исторической достопримечательностью, — отозвался Хейбаб, довольный что Нэнси слышала о нем. — Эту вот, что пел сейчас, я тоже сам сочинил. Страшно жаль этих английских ребят. Море выбросило их сюда в сорок втором.

Нэнси спросила Хейбаба, не видел ли он ее английского приятеля, но тот не припомнил.

— Да он просто забыл про ваш обед, — сказал певец.

Нет, этому Нэнси не верила. Попрощавшись с островитянином и взяв с него обещание, что он споет ей свою балладу о Черной Бороде, она поспешила в сторону дома, но вскоре свернула на пост береговой охраны.

И здесь не было никакой информации о мистере Хадсоне. Она уже вышла за порог, когда дежурный крикнул ей вслед:

— А вы не говорили с Джеральдом Карреном? Он увлекается историей второй мировой войны и до сих пор ныряет с аквалангом к затопленным кораблям. В-о-он его большой катамаран стоит в бухте. Но ночует он в коттедже. Там вокруг по ночам тьма кромешная, и вам может показаться страшновато, так что возьмите мой фонарь, он очень мощный. Вернете завтра.

Нэнси поблагодарила молодого офицера и направилась в сторону дома Каррена, который оказался неподалеку от ее собственного коттеджа. Тогда она решила сначала зайти к себе.

— Нэнси, где ты была? — Бесс вскочила ей навстречу. — Ты нашла мистера Хадсона?

— Нет, — с сожалением ответила Нэнси, — зато, похоже, появилась еще одна зацепка для расследования.

— Мистер Хадсон, должно быть, забыл, что приглашен к нам на обед, — предположила Джорджи. — А может, заснул.

— Да не похоже. Он был так рад этому, — нахмурилась Нэнси, Она уже стала беспокоиться, не попал ли он в какую-нибудь аварию.

— Знать бы, где он остановился, — вздохнула сердобольная Бесс.

— Надеюсь, мне удастся это сделать, — с воодушевлением произнесла Нэнси и рассказала подругам о Джеральде Каррене. — Если не удастся ничего узнать у него, завтра начнем проверять все местные гостиницы и коттеджи, — объявила она.

Джорджи предложила идти к Каррену вдвоем, но, зная, что Бесс будет страшно остаться одной, Нэнси решила, что пойдет сама.

Как и предупреждал дежурный, темно было — хоть глаз выколи. Не считая света в редких коттеджах, ее фонарь был единственным освещением. Увидев то, что, как ей казалось, она искала, Нэнси стала подниматься по песчаной тропинке вверх, освещая перед собой дорогу. На заднем крыльце горел фонарь.

— Эй, есть кто-нибудь дома? — выкрикнула она.

— Кого там еще носит? — послышался в ответ довольно грубый мужской голос.

Отойдя чуть назад, Нэнси назвалась и объяснила, зачем пришла.

— Прошу прощения, — более мягко сказал мужчина. — Я думал, это местные ребята или кто из туристов. Да, я Джеральд Каррен. Сейчас я впущу вас, одну минуту.

Нэнси услышала лязг разбрасываемых металлических предметов, потом открылась раздвижная Дверь. На пороге стоял светловолосый здоровяк с мощным мускулистым торсом. Нэнси дала бы ему лет сорок. Вокруг все было завалено какими-то ржавыми железяками, явно имевшими отношение к морскому оснащению. Девушка чуть не ударилась ногой о лопасть старого гребного винта.

— Извините, что побеспокоила вас, — сказала она, — я ищу мистера Хадсона. Может, вы видели его?

— Нет, — замотал головой Каррен, — мне нет дела до таких типов.

— Не исключено, что он отправился к «Ланкастеру», — заметила Нэнси.

Ей показалось, что аквалангист слегка вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

— Я бы его наверняка увидел, если бы он был там, — твердо ответил Каррен. — Я проплываю мимо «Ланкастера» каждый день. Собственно говоря, сегодня я был около него почти весь день. Хадсон вряд ли навещал его… А почему вы интересуетесь им? — спросил, наконец, Каррен.

— Он мой знакомый, — просто ответила Нэнси, — и сегодня мы пригласили его к себе в коттедж на обед.

— Он что, близкий знакомый? — резко переспросил Каррен.

— Достаточно, чтобы волноваться за него, — так же резко ответила Нэнси. Ее начал раздражать этот Каррен с его манерой задавать вопросы.

— Я бы не стал беспокоиться, — вкрадчиво произнес он. — Многие любят бродить в одиночестве, попадая на этот остров. А может, он давно спит. Или, в конце концов, посмотрел все, что хотел, и переправился на материк.

— Возможно, вы и правы, — произнесла Нэнси, но было видно, что он не убедил ее. — А как зародился ваш интерес ко второй мировой войне? — дружелюбно спросила Нэнси.

— Да это просто хобби, — ответил Каррен. — Вдобавок я инструктор по подводному плаванию, и получилось прекрасное совмещение.

— Я видела ваш катамаран на якоре, — продолжала Нэнси. — Он такой красивый. Там есть и спальные каюты?

— Есть, — ответил Каррен, — но на мой вкус уж больно там тесно. Я предпочитаю удобства коттеджа.

— Наверное, здесь действительно уютнее, — согласилась Нэнси. — Но так хочется побывать у вас на судне.

Казалось, это не очень понравилось Каррену.

— Ничего там особенного нет, — пробурчал он. — Ну, может, как-нибудь съездим, когда буду свободен. А где вы остановились?

— В коттедже Монро, в бухте, — ответила Нэнси.

— Вы здесь одна? — продолжал допытываться Каррен.

— Нет, с друзьями. Но я с удовольствием отправлюсь на экскурсию к вам на катамаран или к обломкам затонувших кораблей. — Нэнси не покидало чувство, что Каррен что-то скрывает, и хотела выпытать как можно больше.

— Если выкрою время, заскочу к вам, — сказал Каррен. — А теперь извините, у меня еще куча дел.

— Спасибо за помощь, — крикнула Нэнси, закрывая за собой дверь. Каррен что-то пробурчал в ответ.

На следующее утро, едва стало светать, девушка была уже на ногах. В ту ночь ей снилась всякая дребедень, так что она с радостью выскочила из постели. Она решила взять моторку и сама отправиться к «Ланкастеру».

Каково же было ее удивление, когда, прибыв на место, она обнаружила, что ее опередили: несмотря на столь ранний час, там уже был Джеральд Каррен. Весь его вид говорил о том, что он страшно недоволен ее появлением. Едва кивнув ей, он прыгнул вниз и скрылся под водой. Нэнси решила последовать за ним.

Она бросила якорь, закрепила лестницу и надела костюм. Потом прыгнула и стала медленно спускаться к «Ланкастеру».

В темно-серой воде его расплывчатые очертания выглядели призрачными. По словам мистера Хадсона, «Ланкастер» и кораблем-то настоящим не был, а так, маленьким перестроенным траулером, и Нэнси еще раз с восхищением подумала о британских моряках, преследовавших подлодки на таких вот полусамодельных суденышках.

Каррена нигде не было видно. Нэнси поплыла вокруг корабля и в одном месте обнаружила в корпусе большую дыру. «Должно быть, это от торпеды, которая и потопила его», — подумала она. Девушка осторожно двинулась внутрь, но вдруг что-то острое свалилось на нее. Это был скелет без черепа!

Нэнси никогда не теряла самообладания и сейчас, развернувшись, стала быстро подниматься вверх, ориентируясь на якорную цепь. Судя по пустой лодке Каррена, он еще не возвращался. Нэнси была уверена, что этот неприятный тип что-то задумал и история со скелетом его рук дело. Интересно, зачем ему пугать ее? Почему он хочет, чтобы она убралась?

Нэнси подплыла к своей лестнице, сняла ласты и взобралась в лодку. Здесь она стянула со спины тяжелые баллоны, завела мотор и направилась в сторону бухты. Порывистый ветер покрыл водную гладь белыми барашками, и лодка подпрыгивала на мелких волнах.

Бесс и Джорджи стояли на пирсе у коттеджа.

— Нэнси! — с радостью и облегчением закричала Бесс. — Я боялась, что ты натолкнешься там на привидение, в этих обломках.

— На самом деле привидение натолкнулось на меня, — загадочно ответила Нэнси, а потом рассказала подругам о свалившемся на нее скелете.

Бесс, побледнев, плюхнулась в шезлонг, а Джорджи с возмущением заявила:

— Этот Каррен та еще штучка. Даю голову на отсечение, что он все подстроил с «привидением».

Нэнси кивнула. Она опустилась на стул рядом с Бесс и какое-то время сидела, уставившись в одну точку. Потом неожиданно вскочила.

— Так! У нас, кажется, озарение, — понимающе произнесла Джорджи.

— Точно, — улыбнулась Нэнси, — но прежде чем отрабатывать эту версию, нам нужно проверить все гостиницы и коттеджи в поисках мистера Хадсона.

— Замучаешься спрашивать, — прокомментировала Джорджи. — Этот остров просто напичкан всякими местами, где можно остановиться.

— И все-таки давайте начнем, — настояла Нэнси.

— Секундочку, — вмешалась Бесс. — Как насчет легкого завтрака? Пока мы сами не превратились в привидения.

Нэнси и Джорджи тут же почувствовали, что голодны, как волки. Пока Нэнси принимала душ и переодевалась, Бесс поджарила кусочки бекона с вкуснейшим хлебом грубого помола и разбила туда яйца.

— М-м-м, как пахнет, — заулыбалась Нэнси, входя в маленькую кухню.

После завтрака, несмотря на бурные протесты подруг, Бесс настояла на том, что останется мыть посуду.

— Мне нравится вид на бухту из кухонного окна, — заявила она. — Он делает мытье посуды почти приятным.

— А я хочу поскорее найти мистера Хадсона. После обеда — уборка за мной, — пообещала Нэнси.

Чтобы ускорить поиск, девушки решили поделить все отели и коттеджи.

— Я возьму ту сторону бухты, — предложила Нэнси. — А тебе, может быть, удастся понаблюдать за Джеральдом Карреном, поскольку он тебя не знает.

— У-ух, дала бы я ему по роже, — решительно произнесла Джорджи при упоминании о Каррене. — Швыряться в людей скелетами! Какая наглость с его стороны!

Поиски мистера Хадсона заняли почти весь день, но ни к чему не привели.

— Похоже, он просто растворился в воздухе, — с досадой сказала Джорджи, когда они встретились дома уже совсем вечером.

Нэнси вспомнила о списке погибших на британском кладбище и фамилию исчезнувшего мистера Колина Хадсона, но решила пока не говорить об этом. Она действительно не верила в привидения и не видела смысла пугать подруг.

Бесс доложила, что в их отсутствие заходил Джеральд Каррен.

— Он сказал, что ты интересовалась его катамараном и его погружениями, но у меня сложилось впечатление, что он сам что-то вынюхивает. Все расспрашивал, куда это вы пошли да зачем вы пошли. А я говорю, что знать не знаю и, когда вернетесь, понятия не имею.

Нэнси поблагодарила Бесс за ее сообразительность, и та осталась очень довольна. Потом Бесс воскликнула:

— Боже правый, уже время обедать, а вы ведь даже без ленча.

— На твоем завтраке я продержалась почти весь день, — подмигнула ей Нэнси. У нее действительно не было аппетита. Ее все больше беспокоил мистер X аде он.

— А что, если принести из лавки Хейбаба свежей рыбы? — предложила она.

— Великолепная идея, — отозвалась Бесс. — Пока ты будешь ездить, я покопаюсь в кулинарной книге — я тут нашла кое-что — и выужу какой-нибудь подходящий рецепт.

Помимо моторки, в стоимость коттеджа входила и аренда велосипедов. Нэнси выбрала велосипед с прикрепленной впереди корзиной и медленно покатила вдоль берега. Занятая мыслями о краже золота и таинственном исчезновении мистера Хадсона, она изредка поворачивала голову, скользя взглядом по лодкам, тихо покачивающимся на воде.

Неожиданно мимо нее пронесся грузовик. Он так близко прижался к ней, что она вынуждена была съехать с дороги на мягкий песок. Нэнси с трудом удержала велосипед и все же успела разглядеть, что машина принадлежала службе заповедника!

Взбешенная, она налегла на педали и помчалась к дому смотрителя. Лейн сидел в качалке перед главным входом. Он страшно разволновался, услышав о случившемся и пообещал Нэнси выяснить, кто сидел за рулем.

— Я вам верю, — пыталась успокоить его Нэнси. — К счастью, со мной все в порядке.

— Не представляю, кто из наших сотрудников способен на такое. — Смотритель покачал головой. — Сначала кража, теперь это.

Когда Лейн упомянул о краже, Нэнси вспомнила, о чем хотела попросить его.

— Вы не дадите мне ключи от музея на вечер? — спросила она. — Мне надо осмотреть его еще раз.

— Конечно, — с готовностью ответил Лейн. — %ДУ рад проводить вас.

— Большое спасибо, но мне кажется, лучше, если я отправлюсь туда одна, — сказала Нэнси. — Я бы хотела пробраться незаметно, и одному человеку это всегда проще, — как можно тактичнее объяснила она. — Вы окажете мне еще большую услугу, если никому не скажете, что дали мне ключи.

— Никому ни единого слова, — пообещал смотритель. — Хотя должен признаться, вы меня сильно заинтриговали. Надеюсь, с вами ничего не случится.

— Завтра я принесу вам ключи и все расскажу в подробностях, — заверила его Нэнси. — Сейчас мне, пожалуй, пора, а то я не успею купить рыбу к ужину. — Она взяла ключи и заторопилась к лавке мистера Хейбаба.

— Я уже собирался закрывать, — объявил он, когда Нэнси появилась на пороге. — Что, отыскали своего приятеля?

Нэнси рассказала об их бесплодных усилиях.

— Ладно, юная леди, не беспокойтесь так. Объявится он, ваш приятель, — успокаивал девушку добродушный лавочник. — А что, если я предложу вам свежей голубой рыбы?

Нэнси согласилась, и Хейбаб протянул ей завернутую в газету рыбину. А когда она вытащила деньги, отрицательно замотал головой и сказал:

— В уплату и вы как-нибудь споете для меня.

Укладывая рыбину в корзину, Нэнси подумала, что перед отъездом с острова обязательно купит Хейбабу какой-нибудь подарок.

— Желаю добраться, до дома без кошачьего эскорта, — сострил лавочник, пока девушка усаживалась на велосипед. — Они любят мою рыбку.

Ужин был великолепен. Потом, во время мытья посуды, Нэнси снова и снова размышляла над историей с мистером Хадсоном и пропавшими дублонами. Юная сыщица решила подождать до полуночи и только тогда отправиться к музею.

— Ты уверена, что все будет хорошо? — озабоченно спросила Бесс, отправляясь в постель.

— Уверена, уверена, — успокоила ее Нэнси. — О моем ночном визите в музей не знает ни одна живая душа.

Джорджи все же предложила подруге проводить ее, но та отказалась, уверенная, что одной ей будет проще проскользнуть незаметно.

Когда несколько часов спустя Нэнси вышла из коттеджа, небо уже заволокло плотными облаками. Не было видно ни звезд, ни луны, уличные фонари не горели, и в бухте было темным-темно. И все же Нэнси решила не включать фонарик, чтобы пройти незамеченной. Она шла вдоль берега, ориентируясь на лязг лодочного снаряжения. Ни в одном из коттеджей не светилось ни единого окна. Было впечатление, что вокруг все спит.

Нэнси уже подошла к зданию музея, когда ей показалось, что кто-то идет за ней. Она остановилась и прислушалась. Какая-то лодка терлась бортом о деревянный причал, и Нэнси решила, что именно эти звуки и смутили ее. Музей выглядел как темный призрак. «Хорошо, что в нем нет окон», — подумала девушка. Никто не увидит ее фонарика.

Нэнси сунула тяжелый железный ключ в замок и тихо открыла дверь. Потом плотно закрыла ее за собой и только после этого включила фонарик, направив луч в пол. Присев на корточки, она обследовала место, где стоял сундук, но ничего не обнаружила. Не дал результатов и осмотр всего пола.

Наконец, она двинулась к столу Артура Хубера. Тщательно изучив доски под ним, Нэнси увидела искусно замаскированную в полу щеколду. Она отодвинула ее, и потайная крышка люка открылась. Внизу была вода. Вдруг перед ней будто заплясала тень призрака.

— Черная Борода, — тихо пробормотала Нэнси. Несмотря на все свое скептическое отношение к привидениям, она задрожала от страха.

Почти в ту же секунду кто-то сзади ударил ее по голове и столкнул в воду!

Спустя какое-то время она очнулась и поняла, что связана, во рту кляп. Голова раскалывалась от боли. Оглянувшись, Нэнси увидела, что находится в каюте катамарана, скорее всего, катамарана Джеральда Каррена. В этом не было сомнений!

На койке напротив лежал Колин Хадсон! Он улыбнулся ей, насколько это было возможно: как и у Нэнси, у него во рту торчал кляп. Девушка в ответ подмигнула. Оба старались продемонстрировать друг другу, что дух их не сломлен. Пожилой англичанин выглядел бледным, изможденным, и Нэнси с возмущением подумала, что Каррен его вообще не кормил.

Неожиданно она почувствовала, что катамаран поплыл, а через какое-то время его стало довольно сильно подбрасывать. Нэнси догадалась, что это уже не тихие воды бухты. Выход на палубу был плотно закрыт, воздух в каюту еле проникал через малюсенький иллюминатор. Было душно и неудобно.

«Сейчас только не хватает, чтобы началась морская болезнь», — уныло подумала Нэнси.

Через иллюминатор в каюту донеслись чьи-то голоса. Нэнси прислушалась и узнала Джеральда Каррена и Артура Хубера.

— Чертова девица! — шипел Хубер. — Одного старика было достаточно. А теперь, после стольких месяцев подготовки, вклинивается она.

— Да брось ты! — резко оборвал Каррен. — Никто не знает, что она вообще входила в музей, а потом они сами не смогут туда попасть, если только не взломают дверь. Вспомни, единственные ключи спокойненько лежат на дне бухты, куда мы их сплавили.

— Но ее подружки рано или поздно поднимут тревогу, и ее начнет искать вся береговая охрана, — возразил Хубер.

— До утра они не поймут, что она пропала, — ответил Каррен. — А к тому времени мы их высадим со стариком на каком-нибудь крошечном островке за сто миль отсюда. Ты появишься на работе как ни в чем не бывало. Я спрячу золото в своем железном хламе. А когда они найдут их — если вообще найдут, — я уже буду со своей добычей на пути к дому. Тебе хорошо бы тоже смотаться в какое-нибудь безопасное место.

— Они объявят на меня розыск, — захныкал Хубер.

— Заткнись, — гаркнул Каррен. — Ты теперь по уши в этом деле, так что лучше помогай мне.

На какое-то время голоса стихли. Лодка плыла все дальше. Потом Нэнси снова услышала разговор.

— Скоро рассвет, — озабоченно сказал Хубер.

Послышался звук брошенного якоря.

— А мы уже на том месте, где я и планировал, — прорычал в ответ Каррен, — Вот эти затонувшие обломки. Мне нужно минут пятнадцать, чтобы поднять золото, а потом мы выгрузим девицу и старика. Надеюсь, ты справишься с этой связанной парочкой, пока меня не будет, — съязвил Каррен.

Нэнси услышала всплеск воды и поняла, что тот нырнул.

— Безмозглая обезьяна! Пустая гора мышц! — выругался вслед Хубер.

Нэнси стала соображать, но мысли у нее путались. Скорее всего, этот хлюпенький смотритель дождется, когда Каррен начнет всплывать, но еще не поднимется на поверхность, и тогда нападет на него.

Поняв, что ни времени, ни выбора у нее нет, Нэнси стала оглядываться вокруг, ища хоть какой-нибудь способ привлечь к себе внимание.

А в коттедже в ту ночь ни Бесс, ни Джорджи так и не могли заснуть.

— Беспокоишься? — спросила Джорджи, застав кузину на кухне.

— Ага, — призналась Бесс. — Ушла-то она давно. Я понимаю, она не хотела, чтобы кто-нибудь знал, куда она идет. Ну, а если с ней что-то случилось?

— Да, — согласилась Джорджи. — Пойдем-ка к музею. Если Нэнси там нет, тогда заявим в береговую охрану, что она пропала.

Джорджи нашла в комоде фонарик, но батарейки в нем сели.

— Похоже, будет темновато, — предупредила она Бесс.

— Слушай, я так волнуюсь за Нэнси, что мне уже все равно, пусть придется сражаться врукопашную со всеми привидениями острова, — отважно заявила Бесс. — Давай что-нибудь накинем на себя и пошли.

Несмотря на полную темноту, сестрички старались идти как можно быстрее. Один раз Бесс услышала какой-то странный звук и вцепилась в руку Джорджи.

— Да это просто жаба, — успокоила ее кузина. Бесс извинилась, но потом решительно заявила:

— Жаба или не жаба, а я доберусь до музея, или провалиться мне на этом месте.

Дойдя до здания музея, Джорджи стала громко стучать и звать Нэнси. Никто не ответил. Тогда девушки бросились в службу береговой охраны.

— Я даже не хочу думать о том, что с ней могло случиться, — бормотала Бесс.

Сестры застали того же самого офицера, с которым прошлым вечером Нэнси разговаривала о Колине Хадсоне. Услышав об исчезновении Нэнси, он страшно изумился.

— Ночной патруль еще не вернулся, — сообщил он. — Я сейчас же проинформирую о Нэнси капитана Доуля. Те, кто несет вахту на берегу, сразу же начнут поиск в окрестностях музея и в бухте. Что-то здесь на острове стали неожиданно пропадать люди, — заметил офицер задумчиво. Потом он вызвал по радио ночной патруль.

— А что, если вы присоединитесь к ним? — предложил дежурный. — Уверен, они будут рады любой помощи, которую вы им окажете.

Выворачивая шею, Нэнси пыталась разглядеть, что находится у нее за спиной, и, наконец, увидела корабельный гудок. Не теряя времени, она принялась извиваться всем телом, пока не уперлась в него боком. Мистер Хадсон с удивлением наблюдал за ней, а Нэнси своим бедром выжимала 8О8. Гудок ревел с такой силой, что чуть не оглушил ее.

— Что ты делаешь? — пронзительно кричал Хубер, спускаясь в каюту. — Полетишь за борт со связанными руками и ногами, если еще выкинешь подобный трюк.

В это время вдалеке послышалась сирена береговой охраны, и молодой человек весь напрягся. Буркнув в адрес Нэнси какое-то проклятие, младший смотритель включил бортовое радио. Он специально настроился на музыкальную волну и сделал максимальную громкость.

— Это заглушит твои вопли, — с издевкой бросил он Нэнси и полез наверх на палубу, чтобы встретить береговую охрану.

Через несколько минут послышался громкий голос:

— Эй, на корабле! Я капитан Доуль из береговой охраны. Мы приняли ваш SOS.

— Извините, капитан, — вкрадчиво произнес Хубер. — Я просто хотел проверить, как работает гудок. Я был уверен, что меня никто не услышит.

— Скажите, вы, кажется, один из смотрителей заповедника? — спросил капитан Доуль.

— Да, — ответил Хубер. — Я еще новичок в морском деле. Мне и в голову не пришло, что я посылаю сигнал.

— А что вы делаете на катамаране Каррена? — спросил капитан.

— Джеральд Каррен сказал, что нашел интересные вещи периода второй мировой войны и хотел бы, чтобы мы выставили их у себя в музее. Вот я и решил посмотреть на них на месте, — ответил Хубер.

— Вам не встречалась такая рыжеватая девушка лет восемнадцати? — спросил Доуль.

— Увы, не встречалась, — ответил Губер. — А что, кто-то пропал?

— Мы получили приказ по радио о розыске Нэнси Дру, — объяснил капитан.

Напуганная тем, что лодка береговой охраны может вот-вот отчалить, Нэнси лихорадочно искала выход из положения. Уходя из каюты, Хубер отодвинул гудок, так что его уже было не достать. Тогда она решила, что, если ей удастся придвинуться к вешалке, она сможет выставить одну ногу прямо перед иллюминатором.

На ее счастье, молодой матрос увидел ее ногу. Он наклонился к капитану и что-то прошептал ему на ухо.

— Вы не могли бы спуститься к нам на борт, Хубер, подписать одну бумагу? — обратился к смотрителю капитан. — Это простая формальность Инструкции, знаете ли, — пожаловался он. — С этой писаниной я никогда не выйду в открытое море.

Ничего не подозревая, Хубер стал перебираться в лодку береговой охраны. Два матроса взяли его под руки, как бы помогая ему спуститься, но тут же зажали в железных тисках.

— Что все это значит? — запротестовал Хубер пытаясь освободиться от опеки крепких парней.

— Один из моих людей обратил внимание на необычный груз, — сурово произнес капитан. — И если вы не убедите меня, что находками периода второй мировой войны являются молодые девушки, у вас будут серьезные неприятности.

— Это все Джеральд Каррен, — жалко запричитал Хубер.

Войдя в каюту и снимая с Нэнси веревки, капитан Доуль не удержался от комплимента:

— Да вы просто акробат или даже «человек-змея».

— Когда-то выучила несколько гимнастических трюков, — скромно объяснила девушка симпатичному бородатому капитану.

— Очень рад, что они пригодились, — отозвался он, — а то мы так бы вас и не нашли. Здесь бесчисленное множество малюсеньких островков, куда бы вас свезли, и все.

— Я просто счастлив, что Нэнси оказалась со мной, — произнес мистер Хадсон, с усилием растирая те места на руках и ногах, где были веревки. — Никогда не думал, что видавший виды морской волк вроде меня с таким отвращением отправится в плавание. Но этот корабль я мечтаю побыстрей покинуть от греха подальше.

— Каррен давал вам хоть что-нибудь поесть? — спросила Нэнси.

— Нет, — ответил мистер Хадсон. — Думаю, он боялся, что, если вытащит кляп, я буду орать — и я бы сделал это.

— Но мы не видели Джеральда Каррена, — сообщил им капитан.

— Он спустился к обломкам корабля, — ответила Нэнси. — Он спрятал там дублоны, которые Украл из музея заповедника.

— Это Каррен и Хубер украли золото? — выдохнул капитан.

Нэнси кивнула.

— Мне кажется, встреться я с Хубером лицом к лицу, он бы признался.

Капитан одобрил ее план. Они выбрались из каюты, и Нэнси без посторонней помощи перебралась с катамарана в лодку береговой охраны.

Хубер сидел между двумя матросами мрачный и надутый. Рядом с такими здоровыми ребятами он выглядел как капризный ребенок.

— Каррен и Хубер сообщники, — начала Нэнси. — Работая по ночам, Каррен проделал дыру в полу музея. Хубер натыкал в доски под своим столом шипов, чтобы Каррен знал, где делать вырез. Смотритель прикрыл все следы и сделал незаметную задвижку на дверцу люка.

— Почему же мы не видели Каррена? — спросил капитан Доуль.

— А потому что он погружался и всплывал под своим катамараном, — объяснила Нэнси. — Как только люк был готов, Хубер в один прекрасный вечер притворился, что забыл в музее очки, и вернулся туда. Там он спустил через люк сундук с золотом, а на его место водрузил череп.

— А где они его взяли? — спросил Доуль.

— На «Ланкастере», — сказала юная сыщица. — Каррен сбросил на меня скелет, когда я спускалась туда.

— Идиот! — в ярости заорал Хубер. Нэнси продолжала, игнорируя смотрителя.

— Как только стемнело, Каррен подобрал сундук, а на рассвете спрятал его в обломках корабля. Когда на следующий день береговая охрана обыскивала его катамаран, то, естественно, там ничего не нашли.

— И тут на сцене появляюсь я, — вступил Колин Хадсон. — Я заглянул к Каррену в то утро, как раз после нашего разговора, помните, Нэнси? Он слышал, что я интересуюсь «Ланкастером», и предложил доставить меня туда.

— И вы обнаружили там золото, — сделала вывод Нэнси.

— Именно, — подтвердил старый моряк. — Я знаю внутреннее устройство «Ланкастера» лучше, чем свое. Ну, а после того как я нашел золото, этот тип, Каррен, которому и в голову не приходило, что я обнаружу его клад, решил, что от меня лучше избавиться. Дал мне по голове и затащил опять на свой катамаран.

— А мы к тому времени уже проверили его, — сказал капитан Доуль.

— Каррен и меня пытался остановить, когда я появилась на «Ланкастере» на следующее утро: сбросил мне на голову скелет, — добавила Нэнси. — Тогда я и догадалась откуда взялся череп. И это натолкнуло меня на мысль, что где-то должен быть и потайной люк. Хотя, признаться, был момент, когда я подумала, что все это происки Черной Бороды.

— Ты все разрушила, — взорвался Хубер.

— Каррен может подняться в любую минуту, — предупредила Нэнси капитана.

— Мы готовы к встрече, — объявил он.

Каррен поднялся из глубин вместе с золотом. Увидев своего напарника арестованным, он сразу же признался и в краже, и в похищении Хадсона и Нэнси.

— Надо же, девица меня разоблачила, — пробормотал он подавленно.

В тот вечер Нэнси, Бесс, Джорджи, а также мистер Хадсон обедали у гостеприимного смотрителя Лейна и его жены.

— Если вы пойдете со мной, вас ждет один (сюрприз, — объявил он, когда все закончили трапезу. Глаза его заговорщически прищурились.

Он привел своих гостей к лавке мистера Хейбаба. Тот сидел на крыльце с банджо в руках и приветственно улыбался им. Не говоря ни слова, он начал играть.

— Баллада о Нэнси Дру, — произнес он, сыграв несколько аккордов. В песне рассказывалось о приключениях Нэнси на Пеликаньем острове.

Все завороженно слушали его, а когда он закончил, разразились громкими аплодисментами.

— Получилось даже лучше, чем песня о Черной Бороде, — воскликнул Хейбаб.

— А вы обещали мне спеть ее, — напомнила ему Нэнси. Хейбаб запел, и все затихли, слушая историю кровавой смерти знаменитого пирата.

Нэнси улыбнулась и, поблагодарив Хейбаба, спросила:

— А вы не споете свою песню о британских моряках для мистера Хадсона?

— А где мистер Хадсон? — спросила Джорджи. Все стали оборачиваться и искать его глазами. Старый джентльмен исчез. Нэнси наконец рассказала своим друзьям, что видела его фамилию в списке погибших на британском кладбище.

— Полагаю, он пришел еще раз, чтобы выручить нас. Это вроде ответной благодарности за кладбище британских моряков, которое устроили жители острова, — тихо произнес Джордж Хейбаб.

— Если бы не он, никому и в голову бы не пришло отправиться на «Ланкастер», — заметила Нэнси.

Она посмотрела на Бесс, которая внезапно побледнела.

— Все нормально, — успокоила та Нэнси. — С добрыми привидениями я, видно, полажу.