Прочитайте онлайн Хозяин снов | ГЛАВА 8

Читать книгу Хозяин снов
3316+460
  • Автор:
  • Перевёл: Геннадий Львович Корчагин
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 8

Места на диване рядом с Иди было маловато, поэтому на заре он поднялся на второй этаж и уснул возле Мелинды на двуспальной кровати. А когда проснулся от шума в кухне, увидел, что в комнате один.

Спустился по лестнице — Иди, Рэй, Дэйв и Мелинда завтракали без него. Иди быстро встала, наполнила овсяной кашей еще одну тарелку и поставила перед свободным стулом. Хаос сел. Иди нервно улыбнулась, Мелинда сверкнула глазами.

После завтрака Рэй и Дэйв увели Мелинду во двор. Иди стояла у раковины, мыла посуду.

— Еды в доме маловато, — произнесла она с досадой, не поворачиваясь к нему. — Я хочу сказать, что теперь вы с Мелиндой…

Иди выронила тарелку, та грянулась об пол и разбилась. Как назло, куда-то пропала швабра.

— В таком беспорядке дома оставляют, ужас…

Хаос понял, что она ждет его отклика. Подошел, нежно положил руку ей на талию. Лишь такое прикосновение, на его взгляд, не было нарочитым или дерзким. Она сразу притихла, забыв об осколках под ногами.

— Мне ночью понравилось, — она удивила его своей прямотой.

— И мне.

— Я забыла и этот город, и Йана, и всю чепуху насчет везения.

— Вот и хорошо. — Он не знал, стоит ли говорить, что ему было хорошо по другой причине, — ведь он-то как раз вспомнил. А до минувшей ночи он не знал, занимался ли когда-нибудь любовью с настоящей женщиной. Даже сексуальные фантазии были расплывчаты, пока не пришла серия снов о Гвен. И вдруг — все это…

«Я не собирался путать друг с другом Иди и Гвен, — сказал он себе. — Но, быть может, сны о Гвен разбудили мое желание к Иди, помогли вспомнить, что это такое: быть с женщиной».

Он боялся заходить в осмыслении еще дальше. Вдруг Иди уловит его смущение и отстранится.

Этого ему вовсе не хотелось.

Впятером они уселись в микроавтобус Иди и отправились в город, в вакавилльский парк отдыха. На городских улицах Хаос видел только старомодные машины с бензиновым двигателем. Дома были точными копиями разрушенных зданий Малой Америки и Шляпвилка. Хаос не догадывался, в чем тут дело. Как и прежде, ему казалось, что он, вознамерясь путешествовать в пространстве, на самом деле перемещается назад во времени.

В парке он обнаружил две четко различимые возрастные группы: взрослых и детей. Взрослые нервозно мельтешили парами и поодиночке, лишь изредка сдержанно приветствуя друг друга. Дети бегали, смеялись и разговаривали — они, видимо, жили в ином мире. Рэй и Дэйв, похоже, знали тут всех. За ними поспешила Мелинда, она лезла во все разговоры, показывала язык, когда близнецы знакомили ее со своими приятелями или когда кто-нибудь прохаживался насчет ее шерсти.

— Видишь вон те лавки? — спросила Иди, оставшись наедине с Хаосом. И показала аптеку, журнальный стенд, парикмахерскую и магазин скобяных изделий. — Я во всех успела поработать.

Ему показалось, что это прозвучало с гордостью. Он не стал выяснять, почему ей столько раз приходилось менять профессию и где она работает сейчас.

— А я не знаю, случалось ли мне когда-нибудь работать в магазине, — сказал он, чтобы хоть что-нибудь произнести.

— Должно быть, это странно, — прошептала она.

Хаос вошел вместе с ней в супермаркет. Ни одного знакомого названия на упаковках. Хаос взял коробку кукурузных хлопьев и показал Иди.

— Это кто? — Лицо на упаковке вызвало смутные воспоминания.

— Сандра Терфингтон. Помнишь? Вчера по телевизору показывали.

— Выпускает завтраки?

— Все отрасли промышленности спонсируются правительственными звездами.

Зазвучала мелодия, что-то струнное, вроде бы даже знакомое. Он спросил у Иди и получил уклончивый ответ:

— Музыка.

Они отнесли покупки к машине и уложили в багажник. На автомобильной стоянке было полно детей, но среди них не оказалось ни Рэя, ни Дэйва, ни Мелинды.

— Они не торопятся, — заметил Хаос.

— Я знаю, где они, — сказала Иди. — Пойдем, скажем, чтобы возвращались.

Хаос подчинился. Что за женщина! Как легко — до абсурдного — им было поладить друг с другом, забыть, что оба уже несколько лет не знали любви. «Почти как при эффекте Келлога, — подумал он. — Почти, но не совсем».

Дети сидели кучкой, листали комиксы под козырьком стенда, сплошь уставленного сластями и журналами. Все анонсы и цитаты на обложках посвящались телевидению и правительству, даже на таких журналах, как «Тайм», «Роллинг Стоунз» и «Плейбой», знакомых Хаосу по Шляпвилку. И никаких упоминаний о жизни за пределами Вакавилля! Рэй подергал мать за рукав и показал на комиксы в руках Дэйва: «Увлекательные приключения телезвезды Йана Кули».

— Рэй, я же говорила: не давай ему, — укоризненно сказала она. — Ты же старше, значит, должен понимать. — Она вырвала у Дэйва журнал.

— А мне можно посмотреть? — спросил Хаос.

Иди метнула сердитый взгляд.

— Ни к чему.

Они поехали домой. Мелинда на заднем сиденье, рядом с Дэйвом и Рэем, чувствовала себя, как рыба в воде. Она рассказывала малышам о Шляпвилке, о том, как жила в пустыне. Объясняла, почему телепередачи кажутся ей дурацкими («потому что в них все не по-настоящему»), обещала, что братья, когда вырастут, будут на все смотреть совсем по-другому.

Хаос видел: с мальчиками ей гораздо спокойнее. Не надо доказывать на каждом шагу, что она взрослая. Но при всей своей пылкой увлеченности Мелинда, похоже, таила обиду на Хаоса. С самого утра не заговаривала с ним и прятала глаза.

Когда покупки были перенесены из машины в кухню, Иди поднялась на второй этаж, а мальчики включили телевизор. Хаос отвел Мелинду в сторонку.

— В чем дело? — спросил он. — Не нравится, что я — с ней?

— Да мне-то что? — язвительно откликнулась девчонка. — Просто ты видишь во сне ту, другую. Вот это мне и не нравится.

С этими словами она повернулась и вприпрыжку убежала в гостиную.

Хаосу все еще не верилось, что он показывает сны. Неужели он и впрямь способен на то же, что и Келлог? Сам того не желая, он навязывает окружающим свои сновидения.

Здесь, в Вакавилле, ему удавалось сохранять свое прежнее «я», воспоминания о Шляпвилке и поездке на запад. Он даже немного гордился этим. Хотелось верить, что он крепнет, вырабатывает иммунитет к местным воздействиям.

Очевидно, Вакавилль тоже не избежал перемен. Хаос мало что помнил из прежнего, но знал: людям несвойственно переезжать дважды в неделю и ежедневно менять работу. Или выяснять, насколько они везучи.

С другой стороны, последствия катастрофы здесь были выражены слабее. Правительственные звезды — вакавилльский эквивалент Келлога или Элайн — жили в средствах массовой информации, а не в навязчивых сновидениях. А телевизор всегда можно выключить. Так что, вероятно, способность Хаоса хранить свое прежнее «я» — одно из условий здешней игры, и не более того.

* * *

Тот вечер не удался. Мелинда скучала без мальчиков, отправленных спать. Когда она включила телевизор, Хаос смотрел и пытался вникать, но без сбивчивых комментариев Рэя и пылких возражений Дэйва дело не шло на лад. Он сидел на диване рядом с Иди, но при этом был в миллионах миль от нее, их разделяла неразбериха его ревности и стыда за сон с Гвен. Иди тоже была не в своей тарелке, будто ее беспокоило, где в эту ночь будет спать Хаос.

А Хаосу хотелось побыть с ней наедине.

Но вместо этого он получил нежданный визит Кули.

— Я буду наверху, — сказала Мелинда, едва завидела Кули в дверях гостиной.

— Слушай, почему бы тебе не отдохнуть? — спросила Иди.

— Что значит отдохнуть? — Кули снял пиджак и бросил на спинку дивана. — Я пришел поговорить с Хаосом.

— Знаешь, кажется, я не очень хочу тебя сейчас видеть, — призналась она. — Я тебя не приглашала.

— Да брось ты, Иди, — мягко проговорил он. — Сама же знаешь: мне приглашения не нужны. Почему надо напоминать?

— Но ведь ты же ко мне в друзья набиваешься, — с горечью произнесла Иди.

Кули напустил на себя уязвленно-пристыженный вид, но это длилось всего секунду-другую. Он повернулся к Хаосу.

— В мои служебные обязанности входит наблюдение за успехами Иди, и неважно, хочется ей это признать или нет. — Он вздохнул. — А потому я должен постараться, чтобы ты уяснил обстановку и понял, во что можешь влипнуть…

— Влипнуть? — переспросила Иди.

— …Путаясь тут с Иди, — сказал Кули, не глядя на нее. — Не знаю, откуда ты взялся, но ты не двоюродный брат. Хочешь остаться в Вакавилле — можно поговорить. Но для этого, приятель, ты выбрал самый паршивый способ.

— Он тебе сейчас будет втолковывать, что невезение прилипчиво, — скороговоркой произнесла Иди, словно надеялась, что Кули отступится от своего замысла, если она его опередит. — Попытается запугать. Каждое его слово — попытка убедить, что ты, находясь под одной крышей со мной, подвергаешься смертельной опасности. Он хочет нас разлучить.

— Иди! — предостерег Кули.

— Мне надо выпить, — заявила Иди. — Есть еще желающие?

— Я бы от пивка не отказался. — Манеры киносыщика внезапно исчезли. Хаос увидел, что незваному гостю хочется лишь одного: быть желанным в этом доме.

— Мне тоже пива, — произнес Хаос.

— Давай-ка присядем. — Кули опустился на диван. Иди ушла в кухню. — Хаос, я не в курсе, много ли ты знаешь об Иди, но уж поверь: ей не позавидуешь. Она набрала слишком низкий балл, хотя, сказать по правде, наши тесты на жизнь не влияют. Мы не можем по ним судить, насколько везуча твоя подружка, однако восемьдесят пять процентов людей с таким, как у нее, баллом в конце концов попадают в переселенческие центры. И ведь мы их не выдворяем, что бы она тебе ни наговорила. Сами уходят. Просто потому, что у них иссякает выбор.

Вошла Иди и подала пиво в бокалах. А раньше приносила Хаосу в бутылке. Хочет произвести впечатление на Кули? Неважный признак.

Кули пригубил пиво.

— Более того, — продолжал он, — жизнь таких, как она, — сплошная неразбериха, и ежегодно округ теряет на этом миллионы. Расходы на ремонт, невосполнимые выплаты жалования и тому подобное. Вот почему приходится за ними наблюдать.

— Вы сгоняете людей в лагеря, — зло произнесла Иди, — и смеете называть это статистикой. — Она повернулась к Хаосу. — Ты посмотри, что он делает! С того дня, как я прошла тесты, бегает за мной и вынюхивает. И при этом не скрывает, что результаты тестов — филькина грамота!

— Тесты — это метод научного исследования, — с улыбкой возразил Кули. — Все, что нам необходимо знать о твоем вероятном будущем, они сообщают.

— Это ты создаешь мое будущее, — сказала она. — Доморощенный пророк. И еще смеешь разглагольствовать о везении! Да самое страшное мое невезение — это твоя прилипчивость.

— Иди, ты же знаешь, это неправда.

— Хочет, чтобы я жалела Джеральда, — сказала Иди. — Послушать его, так Джеральд из-за моей невезучести свихнулся.

— Иди подхватила наихудший вирус невезения, — пояснил Кули. — К счастью, он редко встречается. В окружающих он развивается скрытно, а в ней проявляется весьма наглядно. Она всегда в центре урагана.

— К несчастью, — саркастически произнесла Иди, — мне не удается заразить невезением Йана. Пока.

Хаос потягивал пиво и размышлял. Кули и Иди общались друг с другом по-свойски, будто пикировка для них не более, чем игра. Флирт. Или он воспринимает это недостаточно серьезно? «Это их мир», — напомнил он себе.

— Хорошо, — обратился Кули к Хаосу. — Забудем ненадолго о везении Иди. Поговорим о тебе.

— Обо мне?

— Да. Ты не подумывал заглянуть к нам на тестирование? Давай. И чем скорее, тем лучше.

— У меня нет везения, — сказал Хаос. — И невезения тоже. Я просто иду, куда иду, делаю, что делаю. Везение тут ни при чем.

— Очень мило! — рассмеялся Кули. — Да вот только наука утверждает, что везение всегда при тебе, осознаешь ты это или нет. И боюсь, в твоей биографии я усматриваю признаки невезения. Даже не скрытого, а совершенно явного. Правда, из-за бедного контекста ты его так и не заметил.

«Нет, — подумал Хаос. — Не так-то просто запудрить мне мозги здешней ахинеей».

— И много ли ты обо мне знаешь? — спросил Хаос.

— Много ли? Давай посмотрим. — Широченная улыбка Кули уже ничем не напоминала человеческую. — Начнем с машины, брошенной на автостраде. Кстати, отличная машина. Где ты ее раздобыл? Какая жалость, что она сломалась. Я бы сказал, это невезение — когда ломается такая машина, настоящее чудо техники. Теперь что касается твоей девочки. Скажем прямо, она в весьма плачевном состоянии, хоть и держится, надо отдать ей должное, очень бодро. И наконец, твое имя. Хаос. Оно ведь ненастоящее, правда?

— Наверное.

— А настоящего ты, конечно, не помнишь.

— Не помню.

— Настоящего имени не помнишь — так и запишем, еще одно проявление невезучести. Ты еще много чего не помнишь, всю эту муру из сна. И женщину, из-за которой волнуешься.

Хаос поморщился. Что же творится с его снами? Он боялся взглянуть Иди в глаза.

— Можно продолжать? — спросил Кули. — Вот как я все это вижу: ты сбежал из такой поганой дыры, что теперь тебе кажется, будто все твои проблемы — в порядке вещей. Будто нигде не лучше, чем там, откуда ты явился.

Хаос ничего не ответил.

— По-моему, я правильно угадал. Конечно, самая большая твоя неудача, хотя ты этого еще не знаешь, — встреча со старушкой Иди. Хуже этого ничего не могло случиться. Вам друг дружке нечего предложить, кроме неприятностей.

— Бредятина, — сказала Иди. — Меня уже тошнит.

Она повернулась и ушла на кухню.

— Я не говорю, что ты обязан сейчас же отсюда убраться. Ради Бога, проходи вступительные тесты. Мне даже кажется, у тебя все будет в порядке, то есть проходной балл ты наберешь. Я это чувствую. Гибельно только сочетание.

«Ты хочешь Иди, — вертелось у Хаоса на языке. — Если это невезение, то ты ему подвержен не меньше моего».

Вместо этого он сказал:

— Я не верю в невезение.

— Не веришь? — Кули встал и надел пиджак. На его лице появилась притворная горечь. — Она тебе рассказывала о Дэйве?

— Что? — растерялся Хаос. — В каком смысле?

— Спроси у нее.

— Что спросить?

— Хорошо, мы еще поговорим. А пока хорошенько подумай. — Кули поспешил к выходу. Хаос услышал, как завелась его машина и с ревом унеслась в ночь. Когда шум смолк, в доме повисла мертвая тишина.

Иди сидела в кухне, скрестив руки на груди, глядя в потолок и качая головой вперед-назад.

— Я должна тебе кое-что рассказать, — произнесла она наконец. — Это тебе поможет решить насчет Йана.

— Рассказывай.

— Он мне покою не дает, все ходит, ходит… Говорит, если я буду с ним, то все изменится к лучшему.

— Изменится, как же, — проворчал Хаос.

— Он слишком уверен в себе, в своем везении… Говорит: «то, что он получает в Институте Везения, с лихвой восполняет то, чего недостает мне». Так и сказал, слово в слово. Каждый раз, когда он проходит тестирование, его балл все выше.

— И все-таки он тебя не устраивает?

— Я его ненавижу.

«На самом деле все гораздо сложнее, — подумал Хаос. — Ты ненавидишь Кули, но не так сильно, как тебе хотелось бы».

Хаосу это напомнило о его собственном отношении к Келлогу.

«Вам нечего предложить друг дружке, кроме неприятностей», — сказал Кули. Вероятно, это правда, но невезение тут ни при чем. Хаос не может стоять в стороне, глядя, как местный синдром запускает корни в жизнь Иди.

Так-то оно так, но чем он может ей помочь в борьбе с невезением? Что он может предложить женщине, чью наихудшую проблему он даже не способен воспринимать всерьез?

Что касается его самого, то он даже не уверен, есть ли у него собственные проблемы. В этом смысле его жизнь — настоящее решето. Проблемы есть в мире, а он, Хаос, всего-навсего сидит у приемника.

А может, его проблема — Гвен. Какие бы границы он ни пересекал, она остается с ним. Но и Гвен вряд ли способна помочь Иди.

— Он сказал, чтобы я спросил у тебя насчет Дэйва.

— Как это на него похоже, — тихо проговорила она.

— Что он имел в виду?

Она вздохнула.

— Дэйв болен.

— Болен?

— От рождения. Почки. Ему пересадили отцовскую… Нужна была почка близкого родственника — моя, или Рэя, или Джеральда. Теперь у Дэйва и Джеральда только по одной почке. Но тут, впрочем, нет никакого секрета. Всякое в жизни бывает.

Хаос нагнулся и положил ладонь ей на шею.

— Он пытается внушить, что тебе не миновать беды, если останешься со мной, — сказала она. — Будет, как с Дэйвом или Джеральдом.

— Он ревнует.

Она кивнула.

— А мне все равно. Пускай пристает, раз уж ему хочется. Я даже замечать не буду. Пока не сошлет меня в лагерь для невезучих. Господи, до чего же тут мерзко! Все ходят по лезвию бритвы, но при этом каждый только и ждет, когда кто-нибудь оступится. Не могу больше. Хоть в петлю!

— Не надо, — сказал Хаос. — Все будет хорошо.

«Интересно, что я имею в виду?» — подумал он.