Прочитайте онлайн Хороша была Катюша | Глава 4

Читать книгу Хороша была Катюша
2818+1464
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Собачку назвали Дусей. Соседка, заглянув за луковицей, увидела на руках у Светланы ушастое трепещущее существо с черными вытаращенными глазами и с умилением пропела: «Ой, какая ты дуся…» Так и окрестили животное. Первые дни Дуся не желала вылезать из-под тумбочки, на руках у новых хозяев все время дрожала, а поесть решалась только ночью, когда вся квартира погружалась в глубокий сон. На прогулке она, как только ее опускали на землю, делала свои дела и снова прижималась к хозяйской ноге. Видимо, запугали собаку капитально…

Светлана не могла без слез смотреть на это несчастное создание. Ей и без того все время хотелось оплакивать свою судьбу, а Дуська всем своим печальным видом напоминала о людской жестокости и коварстве. И для Павлушки Дуська оказалась находкой — его первого она признала совершенно безопасным человеком, стала махать хвостом и тявкать, а вскоре уже играла с мальчишкой, как беззаботный щенок. Кстати, оказалось, что ей и на самом деле нет еще и года, так что вполне можно было надеяться, что она совершенно оправится от всех своих несчастий и проживет долгую и счастливую жизнь.

Одна Ольга Ивановна иногда ворчала по поводу лишнего рта и лишних забот, но делала это больше по инерции, чем из искреннего сожаления о миске овсянки с тощими куриными лапами, которой Дуська ежедневно довольствовалась. Пожилая женщина и себе самой никогда бы не призналась, что теперь она торопится домой не только к любимому внуку или дочери, которой должна помогать, но и к этому пушистому зверьку, который встречает ее в прихожей веселым лаем. И поздним вечером, когда все ложились спать и на Ольгу Ивановну налетали грустные мысли о Павлушке, которому расти без отца, несчастной бабьей судьбе старшей дочери и предстоящей свадьбе младшей, Дуська укладывалась на ее диван, доверчиво прижималась, согревала вечно зябнущие ноги и утешала… Казалось, что все еще будет хорошо…

* * *

Катерина была разочарована. Нет, романтический ужин состоялся и Сергей был поражен потрясающе вкусной едой, изысканной сервировкой, красотой и нежностью своей невесты. Но что-то подсказывало ей, что червь сомнения, поселившийся в душе жениха, никуда не делся, а лишь затих до времени. А своей интуиции Катя привыкла верить.

Ее худшие опасения подтвердились, когда в пятницу вечером Сергей вдруг предложил навестить ее родственников или, еще лучше, съездить всем вместе к нему на дачу. Катя чуть было не вспылила — интересно, зачем им какие-то родственники? Неужели им плохо вдвоем — тем более после напряженной рабочей недели, когда он приходил домой не раньше десяти часов… Но не вспылила, решила согласиться и посмотреть, что за этим стоит. У нее хватит ума и хитрости вывернуться из любой ситуации.

— Да, мамочка, это я… Спасибо, все хорошо. А как вы?.. Завели собачку? — В голосе Катерины звучало острое любопытство и возбуждение, а лицо выражало тоскливое безразличие. — Очень мило… Да-да, Павлушке хорошо. Только тебе, бедной, еще забот прибавится… Обещал все сам? Ну-ну… Я, мам, что звоню… Сергей приглашает завтра нас всех к нему на дачу… Да нет, не замерзнем, он говорит, там печка есть. Сходим, погуляем — ты когда последний раз за город выезжала?.. У тебя дежурство? — Катерина, кажется, даже обрадовалась, хотя постаралась вздохнуть с большим сожалением… — Да, да, вдруг удастся поменяться… Я понимаю, в выходные все хотят отдыхать. Но ты все-таки постарайся… Собачку оставить не с кем?..

«Может быть, вот она и причина, чтобы всем не ездить. Пусть Светка и Пашка останутся дома, а мама, так и быть, пусть едет — там на кухне будет крутиться…» Катерина лихорадочно соображала, как лучше поступить — уговорить маму тащиться всем вместе или воспользоваться удобным предлогом, чтобы отделаться от сестры и ее ребенка? Она откинулась назад и тут увидела боковым зрением, что в дверях стоит Сергей и внимательно на нее смотрит.

— Мамуль, сейчас мы Сережу спросим… — Она привстала с кресла и повернулась к жениху с лицом, выражающим крайнюю степень растерянности: — Дорогой, как ты думаешь, можно моим взять с собой собачку? Она там никого не побеспокоит?

— Конечно, можно… Только откуда у них собачка, вроде ведь не было?

— Да Светлана на днях подобрала… — Катя снова поднесла к лицу трубку. — Мам, Сережа не против… Ну вот и хорошо. Значит, завтра мы за вами заезжаем… Нет, ничего не берите. Все, целую…

* * *

Катя положила трубку на рычаг, сладко, по-кошачьи, потянулась и медленно встала. Она хотела подойти к Сергею, но что-то в его взгляде ее остановило. Катя направилась на кухню и зажгла горелку под чайником.

— Ты чай пить будешь?

— Пока нет. Ну что, твои с нами едут?

— Ты же слышал — едут. А почему ты так волнуешься?

— Я не волнуюсь. Точнее, немного волнуюсь. Мне кажется важным подружиться с будущими родственниками.

— Да? А я думала, тебе плевать на условности. Во всяком случае, своим родителям ты меня так и не представил…

Катя сама не ожидала, что у нее вырвутся эти слова. Но мысль о том, что жених не торопится познакомить ее со своей семьей, последнее время не давала ей покоя. Сергей смутился. Было видно, что для него это непростой вопрос.

— Прости, наверное, ты права. В ближайшее время мы исправим это упущение.

* * *

В машину усаживались долго. Катерина, хмурясь, сидела на переднем сиденье. Ее страшно раздражала вся эта суета — Павлика сюда, Дусю туда, сумку на колени, корзинку под ноги, куртку сними, свитер надень, ты не забыла соленые огурчики?.. И это все ради одного дня на даче — можно подумать, они на неделю с палатками в лес собрались… Но вот что странно — Сергей чувствовал себя как рыба в воде, искренне пытался устроить всех поудобнее, галантно помогал усесться Ольге Ивановне, шутил с Павликом, ласково потрепал Дуськины уши и только со Светланой не перекинулся ни словом, избегал встречаться с ней взглядом…

Дорога была старой и разбитой. Несколько лет назад параллельно построили новую трассу и эту совсем перестали ремонтировать. Водители-виртуозы старались объезжать уж очень глубокие ямы, но Сергей после нескольких виражей оставил эти попытки — слишком велик был риск вылететь на обочину. В результате езда по пересеченной местности превратилось в самостоятельное приключение, которое особое удовольствие доставляло лишь Павлику. Он весело визжал каждый раз, взлетая над сиденьем. Взрослые охали, но улыбались — все, кроме Катерины. Она едва терпела свою семейку… Радуются. Испортили ей день и радуются. И Сережа веселится. Нет бы — как белые люди поехали вдвоем…

День прошел замечательно — все вместе разводили костер, жарили шашлыки, готовили салат, пили вино и сок, потом еще пекли картошку, которую так и не смогли съесть. Сергей оказался замечательным хозяином, а его дача скорее напоминала поместье. На огромном участке росли только несколько деревьев, кустарников и клумбы с цветами. Никакого огорода… Ольга Ивановна все сокрушалась про себя, сколько земли зря пропадает, и потихоньку давала Кате советы, что где надо посадить. Катерина маму едва слушала — ей-то как раз нравился такой вариант: гамак, шезлонг в тени деревьев… Только смущало, что Сергей никак особенно не подчеркивал, что она будет здесь хозяйкой. Много рассказывал о том, как жил здесь с родителями каждое лето, как приезжали все родственники, как ходили купаться на дальний пруд, в лес за грибами и ягодами. А о том, где они с Катей проведут ближайшее лето, — ни слова…

Катерина сидела и задумчиво покусывала тонкую веточку. Павлушка пытался дрессировать Дуську, и все были полностью поглощены этим зрелищем, а в ее голове рождался план…

* * *

— Сережа, веди, пожалуйста, потише, мне что-то нехорошо… — Катя прикусила губу, закатила глаза и сделала шумный прерывистый выдох, переходящий в стон… — Ох, останови, я выйду…

Едва машина остановилась, Катя распахнула дверцу, но вылезать не стала, всем своим видом показывая, что ей это сейчас не под силу.

— Что с тобой, Катюш?.. — Сергей выскочил из машины и сел перед невестой на корточки. — Тебе плохо? Может быть, надо в больницу?

— Нет, ничего не надо. Сейчас пройдет… — Катин голос звучал тихо и слабо.

Ольга Ивановна профессиональным жестом взяла руку дочери.

— Потише, пожалуйста, я пульс посчитаю… Да нет, пульс в норме. И лоб прохладный… Опиши, где болит?

— Мамуль, не волнуйся. Просто дурнота подкатила. Сейчас пройдет. — Катя многозначительно взглянула на мать. — Я думаю, через пару минут поедем…

— И давно у тебя эта дурнота?

— Да нет, недавно. Не стоит так беспокоиться.

Взрослые многозначительно молчали. Только Павел оживился — у него недавно было расстройство пищеварения, и впечатления еще не стерлись из детской памяти.

— Ой, Катя, тебе надо бежать в кусты. Смотри, не успеешь… У меня так было. Мам, помнишь, я чуть в штаны…

— Павел, замолчи! — Светлана резко одернула сына. — У Кати сейчас все пройдет, и мы поедем дальше.

— Ничего подобного. Ты что, не помнишь? Я два дня дома болел! А Катька шашлыков объелась — вот и заболела. Ты мне сама говорила, что шашлыков много есть нельзя.

Катя почувствовала сильное раздражение — вечно этот племянничек все портит. Такой был момент — все поняли, что она в особенном положении, Сережа стал такой задумчивый. И тут этот малолетний болтун с воспоминаниями о своем поносе…

— Все нормально, можем ехать. — Она вздохнула и закрыла дверь машины. — Только, пожалуйста, Сережа, постарайся сильно не трясти.

— Конечно…

Вид у Сергея был весьма озадаченный.