Прочитайте онлайн Хороша была Катюша | Глава 32

Читать книгу Хороша была Катюша
2818+1462
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 32

Андрей к сорока годам приобрел неудачный опыт одного законного и одного гражданского брака. Сейчас он сам понимал, почему у него не складывалась семейная жизнь: изначально, с самой ранней юности его тянуло к стервозным женщинам. Крупного и сильного мужика волновало, когда маленькая и изящная женщина забирала над ним власть. Поначалу он полностью погружался в надрывные отношения, по-настоящему обмирал, когда его первая жена, оказавшаяся истеричной не только по характеру, но и по медицинскому диагнозу, начинала биться в припадке и обещала наложить на себя руки.

Она даже вены себе несколько раз резала, и эти поперечные шрамы на тонких, почти детских руках первые годы жутко его заводили. Но вся эта достоевщина надоедала довольно быстро, а повседневная жизнь с такой женщиной была невозможна… Второй раз он «запал» на девицу изрядно глупую и патологически ревнивую. Она следила за ним, проверяла его карманы, подслушивала телефонные разговоры, непрерывно обыскивала весь дом и салон его машины в поисках доказательств неверности.

Через два года такой жизни Андрей действительно начал изменять, причем под носом у собственной подруги жизни. По природе он был моногамен, ему в эмоциональном и сексуальном плане всегда хватало одной женщины. И раньше ему вряд ли пришло бы голову откликнуться на призыв шлюховатой соседки.

За два года такой жизни он превратился в патологического вруна, научился, как Штирлиц, заметать следы и уничтожать улики. Так он и крутился между двумя бабами, пока его «половинке» кто-то не открыл глаза… С облегчением покинув обеих, он перешел на легкие и быстрые романы по преимуществу с замужними женщинами. Его такая жизнь вполне устраивала, за единственным исключением — в праздники надо было что-то придумывать, пока ветреные подруги грелись у домашнего очага.

Предложение старых приятелей встретить Новый год в большой компании пришлось весьма кстати. Он с радостью поехал в родной город, где не бывал с институтских времен. И будто вернулся в свою молодость, даже как-то волновался, собираясь на вечеринку. Из окна его гостиничного номера были видны древний Кремль и часть главной площади города. Андрей вышел на балкон покурить и залюбовался — малая родина с высоты седьмого этажа выглядела не среднерусским провинциальным городом, а едва ли не европейской столицей. Приближались выборы губернатора, и все кандидаты как один решили порадовать избирателей современной световой рекламой, праздничной иллюминацией. Елки, Деды Морозы и Санта-Клаусы торчали на каждом углу, в витрине каждого магазина и у входа в каждое уважающее себя учреждение. Дети обмирали от восторга, и даже взрослые были вынуждены признаться себе, что их волнует эта праздничная атмосфера.

Замерзнув на балконе, но ощущая приятное возбуждение, Андрей оделся и спустился вниз. До кафе, где предполагалось отмечать праздник, он решил пройтись пешком.

— Ну что, поехали?..

Сергей устал ждать сестер, которые никак не могли собраться. Катерина все устраняла перед зеркалом невидимые дефекты внешности, а Светлана отдавала маме и Павлушке последние распоряжения. Наконец все были готовы сесть в машину и сообщить таксисту адрес.

Ольга встретила подругу у входа, хотя праздник был в полном разгаре.

— Наконец-то вы приехали. Светлана, знакомь меня со своими спутниками.

Ольга откровенно рассматривала Катерину и в очередной раз поражалась несхожести сестер. А вот Сергея она решила не смущать — видно было, что его и так напрягает сложившаяся ситуация. Он давно уже не попадал в незнакомые компании, тем более — в качестве сопровождающего. Может быть, он зря согласился? Но ему действительно приятно было провести эту ночь рядом со Светланой. Все остальное, в принципе, можно просто не замечать.

— Андрей, пожалуйста, познакомься. Это Катя…

Ольга сразу взяла инициативу в свои руки, когда увидела, что из двух свободных кавалеров один явно больше всего на свете интересуется содержимым многочисленных бутылок. А вот Андрей казался весьма оживленным и даже, как она случайно услышала, спрашивал у друзей, будут ли в компании свободные дамы. Или он сам может посмотреть вокруг… Учитывая, что за соседними столиками веселилась студенческая компания с явным преобладанием женского пола, надо было брать быка за рога.

Катя была ослепительна — даже немного слишком. Пытаясь вернуть уверенность в себе, она слегка переборщила с макияжем и украшениями. Но захмелевшему Андрею это было то, что надо. Изящная, яркая, чувственная… Здорово, что он не поленился поехать за тридевять земель. Ради такой женщины можно отправиться и на край света…

«Хороша была Катюша…» Эта строчка непрерывно вертелась у него в голове, хоть он и помнил, что у Есенина речь шла о Танюше, да и вообще вся история плохо кончилась. Андрей почему-то с первой минуты знакомства был уверен, что с Катюшей у него все будет очень-очень хорошо.

— Катерина, вы позволите пригласить вас на танец?

— Андрей, подожди! Давай усадим гостей за стол, выпьем, поздравим друг друга, познакомимся.

— А я не хочу, чтобы Катя еще с кем-нибудь знакомилась. — Андрей хозяйским жестом обнял за плечи молодую женщину. — Хочу, чтобы она весь вечер была со мной.

— О, ты ужасный собственник. — Ольга рассмеялась от такой откровенности. — Катерина, опасайтесь этого человека.

— Я женщина бесстрашная. — Катя дерзко взглянула в глаза Андрея. — Волков бояться — в лес не ходить, правда?

— Да вы еще и мудрая женщина…

Катерине по-настоящему нравился ее кавалер. Он красиво ухаживал, ни на минуту не отходил от нее, говорил бесконечные комплименты, в том числе — весьма двусмысленные. Она с благосклонностью принимала его внимание, попав в родную стихию. И сама не заметила, как начала раскидывать знакомые сети — восхищалась своим спутником и тут же давала понять, что завоевать ее не так уж легко. Делала откровенные авансы и вдруг начинала кокетничать с другим. Через два часа Андрею показалось, что от этой женщины он просто сходит с ума.

— Я хочу тебя украсть…

— Нет, нет, надо соблюдать приличия. Я пришла в незнакомую компанию вместе с сестрой…

— Значит, я украду тебя утром. Ты согласна?

— Посмотрим…

Катерина была уверена — наконец-то это настоящий шанс. Важно не упустить момент, закрепить свой успех, но не сдаться слишком рано. Ее волновал Андрей, она и сама готова была отправиться с ним в гостиницу, но понимала, что с этим придется повременить. Надо, чтобы он завелся по-настоящему, был готов на все. «Или он через неделю сделает мне предложение, или… Нет, без всяких „или“. Сделает! Куда он денется — влюбится и женится».

Света со стороны наблюдала за своей сестрой и откровенно веселилась. Катька все-таки молодец. Так закрутила мужика с пол-оборота… И Светлана слегка грустнела от мысли, что у нее так никогда не получится. Вот и Сергей весь вечер ведет себя как-то странно. Молчалив, сдержан, видимо, все еще чувствует себя не в своей тарелке. Разговоры о работе, о Павлушке. Будто ей не нужна романтика?..

— Света, я давно хотел с тобой поговорить…

— Да мы и так вроде бы разговариваем.

— Я не это имею в виду. Понимаешь, я очень мучаюсь от двусмысленности своего положения. Все-таки мы с тобой познакомились, когда я жил с Катериной.

— Да, вы собирались расписываться. Она привела тебя в наш дом познакомиться…

— И я ее знакомил с родителями. Правда, не очень удачно. Мама потом не скрывала радости, что свадьба расстроилась. И я думаю, ей нелегко будет принять тот факт, что ты — Катина сестра…

— То есть?.. Зачем обязательно ставить в известность твою маму, что я прихожу работать в вашу фирму? Или она у тебя контролирует кадры?

— Нет, конечно. Если бы речь шла только о совместной работе, проблем бы не было… Но я надеюсь, что наши отношения станут чем-то большим. Выйдут, так сказать, за рамки деловых и дружеских. — Сергею нелегко давался этот разговор. Он вздохнул, схватил бутылку с вином и щедрой рукой налил себе и Светлане. — Или ты не допускаешь такой мысли?

Света слушала его с замиранием сердца. Вот оно, объяснение, которого она так ждала и боялась. Надо на что-то решаться. Ей так не к месту вспомнилось время, когда за ней ухаживал Аркадий и ее сердце было полно надежд. Где теперь те надежды? Или не стоит, обжегшись на молоке, дуть на воду?

— Знаешь, Сереж, мне не хотелось бы торопиться. Скажу тебе честно: я боюсь перемен. Сказывается горький опыт первого брака. Потом, я всегда думаю о Пашке — как он переживет перемену в моей жизни… Он очень ко мне привязан. Такой смешной…

Светлана невольно улыбнулась. Мысли о сыне согрели душу.

— Я тут на днях прибежала за ним в школу. Как всегда тороплюсь, боюсь, что начальство наедет, психую. Прошу позвать его и сажусь ждать. И вижу, как школьный охранник вытаскивает из угла какие-то очень знакомые штаны. Теплые такие, на синтепоне. Он их надевает поверх тонких вельветовых… Приходит Паша, как ни в чем не бывало начинает одеваться, болтает на отвлеченные темы. Я его спрашиваю, где штаны? Он — ни сном ни духом. Говорит, пойду в классе поищу… Так и не заметил их отсутствия, но когда я ему показала — обрадовался. А накануне перчатки в школе оставил… И так почти каждый день — что-нибудь наденет наизнанку или задом наперед, потеряет, забудет. После штанов я уже не выдержала. Спрашиваю: как можно потерять такие здоровые штаны, не заметить их отсутствия? А он мне: надо во что-нибудь хорошо вдуматься… Такой вот он вдумчивый…

— Молодец малый. Правильно все объяснил. Я в детстве был такой же рассеянный и вдумчивый. Только ты имей в виду — чем больше ты его опекаешь, тем меньше ему нужды о себе заботиться. Штаны не терять он, конечно, научится. А вот отвечать за то, что делает, — только тогда, когда начнет чувствовать последствия своих поступков. А если вы с мамой будете все камешки с его дороги убирать, он так и продолжит парить в облаках…

Светлана не могла не признать, что в словах Сергея есть правда. Уже сейчас понятно, что чем больше самостоятельности она предоставит Пашке, тем лучше для него. Светлане приходилось чуть ли не ежедневно воевать с мамой, которая норовила надеть на внука ботинки, размешать ему сахар в чае, собрать портфель в школу. Для задыхающегося в удушливых объятиях мамы и бабушки мальчишки мужское общество наверняка было бы полезно. Не говоря уж о том, что оно просто необходимо самой Светлане. Оправившись от расставания с мужем, она обнаружила, что ее женская природа протестует против вынужденного аскетизма. Аркадию был не нужен тот темперамент, который проснулся в жене после родов, и ее чувственность находила выход в эротических снах, после которых Светлана не сразу приходила в себя и еще подолгу краснела, вспоминая свои смелые фантазии.

— Ладно, Свет, закончим сейчас этот разговор. Ты подумай… А пока пойдем, потанцуем. Все-таки сегодня такой праздник.

Вино, полутьма, приятная музыка. Французский шансон настраивал немолодых в общем-то людей на романтический лад. Катерина, не отводя восхищенного взгляда, слушала Андрея, Светлана покачивалась в надежных объятиях Сергея. Ей было хорошо, как никогда.

«Может быть, хватит раздумывать? Сомневаться? Взвешивать? Просто поехать к нему — и все. Будь что будет…»

В паузе между танцами, когда прозвучал очередной тост, Света подошла к Ольге.

— Спасибо тебе, подруга. Боюсь, что вашу компанию я не украсила, но мне здесь очень хорошо. Такие приятные люди…

— Вот и здорово. Спешу тебе сказать, что ты прекрасно выглядишь. И в этом платье, и с этим мужчиной. Он тебе явно идет.

— Правда? — Светлана залилась краской. Хорошо, что в полутьме это незаметно. — Я вот о чем думаю: может, нам стоит сбежать отсюда к нему? Это не будет слишком вызывающе?

— Да нет, собственно, дело твое. Только я не советую. Побудьте еще здесь, потанцуйте. Посмотри, как твоя Катя ловко Андрея окручивает… Просто мастер-класс. Я честно восхищаюсь. Он, кстати, неплохой жених. Живет где-то в Подмосковье… Так что увезет твою сестричку из родного гнездышка. А ты, похоже, скоро к своему будущему начальнику переедешь. Останусь я в этой школе одна-одинешенька.

— Не преувеличивай. У нас большой педагогический коллектив.

— Коллектив-то большой. Нормальных людей раз-два — и обчелся.

— Это правда. Но ведь и ты там долго не задержишься. Тебя уже сколько раз в лицей звали?

— Да много. Может быть, уже пора соглашаться.

— Давай с тобой выпьем. Чтобы в Новом году все у нас сложилось. Хочется перемен.

Приближалось утро Нового года. Старики и дети, уснувшие сразу после полуночи, уже просыпались, а те, кто веселился всю ночь, готовились разойтись по домам. Завершилась одна из трехсот шестидесяти пяти ночей года. Но за многие века люди привыкли, что именно в эти часы оживают самые смелые надежды, загадываются желания, принимаются решения.

Светлана и Катерина стояли у окна и смотрели, как занимается рассвет. Зрелище завораживало и рождало волнение в сердцах сестер.

— Свет, ты меня прости. Я себя часто веду как свинья. Но я на самом деле очень вас люблю — и маму, и Пашку, и тебя… Знаешь, я, может быть, уеду в другой город.

— К Андрею?

— Да. Он мне предложение сделал. Неужели, сестренка, наконец у меня все будет хорошо?! Я даже думать боюсь… Мы только познакомились, но я верю, что это серьезно.

— Ты становишься романтичной барышней, Кать. Я очень за тебя рада. Мне тоже показалось, что у вас все получится… И ты, Кать, меня прости…

— За что?

— Да вот получилось, что я у тебя жениха увела. Сергей ведь мне тоже что-то вроде предложения сделал.

— Замечательно. Вы с ним просто созданы друг для друга. Честное слово, я не шучу. Можешь мне поверить… И не надо извиняться — он моим женихом когда был!.. С тех пор столько воды утекло.

Ольга Ивановна тихо стояла в дверях. Она любовалась взрослыми дочерьми — такими разными, но очень красивыми и любимыми.

— С Новым годом, мои дорогие! С новым счастьем!

— Ой, мамочка, а мы тебя не услышали. Как ты так тихо вошла? С Новым годом тебя. Будь здорова и счастлива. — Светлана первая подошла, обняла и поцеловала мать.

— И вы, мои дорогие, будьте счастливы.

— Постараемся. Мы, мам, может быть, в этом году замуж выйдем…

— Вам, что ли, нагадал кто?

— Нет. Но все равно…

— Как же мы две свадьбы сразу осилим?

— Да уж как-нибудь. А может быть, мы и свадеб никаких не захотим. Распишемся потихоньку. Я вообще второй раз замуж выхожу.

— И мой жених уже был женат. — Катя взяла маму за руку и погладила шершавую ладонь. — И все у нас будет хорошо. А ты наконец отдохнешь. Будешь ездить то ко мне, то к Светке. А мы будем тебя холить и лелеять.

«Любимые мои девочки. Только бы вы были счастливы…»

По лицу Ольги Ивановны текли слезы. Радость переполняла ее сердце.