Прочитайте онлайн Хороша была Катюша | Глава 30

Читать книгу Хороша была Катюша
2818+1466
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 30

Катерина не ожидала застать дома такой карнавал. Пашка на радостях накрутил на себя кучу маминых юбок, которые должны изображать мантии, надел на голову пластмассовый кузов от машины, взял скалку и изображал королевича, который должен расколдовать Дуську-царевну. Бедная собака и так вся тряслась от переживаний, выпавших на ее долю, а тут еще пришлось терпеть какие-то косынки на голове и банты на пузе… На Катю никто не обратил внимания — пришла и пришла. Оно было и к лучшему.

Вечером, за чаем, когда Пашка уже улегся, а мама отправилась в ванную, сестры сидели за столом, поддерживая вялую беседу ни о чем. У каждой накопилось много новостей, но вести вечером серьезные разговоры не хотелось. Света встала помыть чашки, когда зазвонил телефон.

— Тьфу ты, Пашку сейчас разбудят…

— Я возьму. — Катерина вмиг оказалась возле аппарата.

— Алло…

Последовала пауза, после чего Катя протянула трубку сестре:

— Это тебя. Сергей.

Катя тактично ушла в кухню и закрыла за собой дверь. В ее душе поднималась горечь — Сергей был ее женихом, он знакомил ее с родителями, она жила в его квартире, они собирались пожениться. И теперь он звонит ее сестре. Светка старше, она никогда не была красавицей, разведена, у нее ребенок. А вот на тебе… Кто бы рассказал — не поверила.

— Света, здравствуй. Нам так и не удалось поговорить толком. Прости, что звоню поздно — только что пришел с работы.

— Ничего страшного.

— Что там у тебя на работе произошло?

— Не поверишь. Я после разговора с тобой пошла к начальнице и сказала, что она кретинка и моральный урод.

— Ну ты даешь!..

Сергей аж присвистнул от изумления. В его представлении Света была тихой, даже робкой женщиной, неспособной встать на свою защиту.

— Сама не знаю, как получилось. Но теперь мне там точно не работать. Если твое предложение в силе — я согласна. — Светлана сказала и осеклась. Фраза прозвучала, мягко говоря, двусмысленно. — Я имею в виду работу… — Еще не лучше. Хорошо, что он не видит, как она краснеет.

— Конечно, в силе. После праздников жду тебя в офисе. Сразу все оформим. Я очень рад, что мы все-таки будем работать вместе.

— Я тоже.

— Если ты не против, я хотел бы спросить…

— Конечно, спрашивай.

— Та девочка, которая была с нами в цирке, Аня, она тебе кто?

— Практически никто. Анечка учится в школе, где я работаю… или уже работала… Я же была библиотекарем, а она много читает, часто приходила ко мне, мы разговаривали. Она очень одинокая девочка, росла без отца, а недавно умерла мама. Аня ко мне потянулась — она живет с теткой, а у той свои маленькие дети, ей не очень-то есть дело до племянницы. Ане некого было пригласить на заключительный концерт в музыкальной школе, она позвала меня.

— А как у нее сейчас дела?

— Не знаю, мы давно не общались. Хорошо, что ты спросил. Надо будет обязательно поздравить ее с Новым годом, рассказать, что Дуська нашлась, пригласить в гости.

— А можно и меня пригласить? Тем более такой повод — Дуська нашлась. Она, выходит, терялась…

— С удовольствием. В ближайшие же дни устроим праздник.

— Жду приглашения.

— Решено. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Сергей повесил трубку и уставился в стену. Выражение его крупного, мужественного и небритого лица стало детским и мечтательным.

* * *

Ольга Ивановна никак не могла взять в толк, почему надо устраивать какой-то праздник, когда на носу Новый год.

— Ты даже елку еще не купила. Откладываешь на тридцать первое? Чтобы схватить последнее, что останется? Да еще втридорога!

— Мам, ну при чем тут елка? Хотя ты права — пора покупать и наряжать. Вот сегодня же с Пашкой и отправимся. А ты пока, пожалуйста, достань с антресолей игрушки. Сегодня поставим елку, а завтра я пирогов напеку. К нам придут Сергей и Анечка, посидим, чаю попьем.

— Что за блажь? Да что толку спорить — ты все равно по-своему сделаешь. Такая стала строптивая. Не узнаю тебя.

— Я сама себя не всегда узнаю.

Света понимала, что давно пора сказать маме, что она уходит из школы, но все не решалась. Не хотелось долгих разговоров, охов и ахов. Ольга Ивановна привыкла от всех перемен ждать только неприятностей. А идея работы в юридической фирме, под началом бывшего Катиного жениха, ей не нравилась с самого начала.

— Знаешь, мам, я увольняюсь из школы. После Нового года работать буду в фирме Сергея.

Ольга Ивановна только махнула рукой:

— Делайте что хотите.

* * *

Небольшая, но пушистая ель наполнила квартиру своим смоляным запахом. Пашка самозабвенно копался в коробках, выбирая то стеклянный шар, то самодельную картонную игрушку.

— Мам, а почему мы в этом году не делали елочных украшений?

— Не делали да не делали. Захотим — пожалуйста. Что нам мешает?

— Ура!!! Будем делать игрушки. Где там мои открыточки и картоночки?

Пашка по пояс залез в тумбочку, куда весь год запихивались красивые картонки, открытки, картинки, фольга. Традиция самостоятельного изготовления елочных игрушек родилась, когда Света и Катя начинали ходить в детский сад. Ольге Ивановне попался как-то журнал, где было показано, как склеить простой шарик, пирамидку, сделать елочку или сердечко. Ей нелегко было найти время для этого занятия, но девчонки так полюбили эти предновогодние вечера с ножницами, клеем и мишурой, что год за годом она собирала открытки и фантики, а в конце декабря вываливала перед девчонками свои сокровища. Как ни разнились характеры сестер, в этом они были едины — нет в году лучшего времени… А теперь и Пашка весь год ждет, когда можно будет разложить по всему дому яркие бумажки.

— Кать, будешь с нами игрушки делать?

— А как же! — Катерина потрепала племянника по голове и начала деловито копаться в пестрой макулатуре. — Буду делать большой шар. Если не разучилась…

Последние поделки вешать было уже некуда.

— Сложи в одно место и раздари своим друзьям.

Светлана не упускала случая вспомнить основные педагогические принципы. Больше всего она боялась, что Пашка, как единственный ребенок, растущий в окружении заботливых женщин, станет эгоистом.

— Ладно, мам. Завтра в школу возьму и подарю Эле, Максу, Никите, Пашке, Полинке… Нет, Полинке не подарю, она вредная. Мам, а как ты думаешь — можно я подарю эту елочку Татьяне Петровне?

Пашка просто боготворил свою учительницу, считая ее воплощенным идеалом красоты и ума. Света радовалась, что сыну повезло, — сама она относилась к своей первой учительнице с уважением, но такой любви не питала.

— Конечно, можно. Наверняка ей будет приятно. Но завтра у нас будут гости — им-то что-нибудь останется?

— А кто к нам завтра придет?

— Анечка и дядя Сережа. Помнишь, мы с ними в цирк ходили.

— Конечно, помню. И в кафе… Здорово. Анечке я подарю это сердечко, а дяде Сереже… Не знаю…

— А тебе нравится дядя Сережа? — Светлана сама удивилась, почему у нее вырвался этот вопрос. Обсуждение с Пашкой взрослых людей противоречило ее представлениям о том, как надо общаться с ребенком.

— Дядя Сережа? У него машина классная.

«Какой вопрос, такой ответ. Нечего лезть к ребенку с глупостями, — подумала Светлана. И тут же задала себе тот же вопрос: — А тебе нравится Сережа?»

Семейное торжество по случаю возвращения Дуськи прошло замечательно. Виновница получила кусок печенки и пребывала в полном блаженстве. У остальных тоже было хорошее настроение, кроме, может быть, Катерины. Ей становилось очень-очень грустно из-за взглядов, которыми обменивались Светлана и Сергей. Впервые она ощущала свою женскую невостребованность…

А Сергей теперь не мог понять, что связывало его с Катей — она казалась такой чужой, холодной. Зато Света становилась ему все роднее.

Пора было уходить. Ольга Ивановна на кухне мыла посуду, Пашка с Анечкой уселись за пазлы, которые, как оказалось, оба горячо любили и на этой почве ощутили настоящее родство. Катя, сославшись на головную боль, ушла в спальню. Сергей поднялся из-за стола и направился в коридор, проклиная себя за нерешительность. Весь вечер он мучился вопросом, с кем и где Света встречает Новый год, но так его и не задал. Наконец тянуть дальше было невозможно.

— Светлана, а где ты встречаешь Новый год?

— Подруга с работы зовет в кафе, где собирается компания друзей ее мужа. Катерина, наверное, со мной пойдет…

— Жаль, мне бы хотелось встретить Новый год с тобой.

— Я бы не против, но уже договорилась. Неудобно. И Катя без меня туда не пойдет.

— А может быть, сбежишь оттуда часов в двенадцать и приедешь ко мне? — Сергей сам ошалел от собственной смелости, но Света слушала его вполне благожелательно, и он решил ковать железо, пока горячо.

— Вряд ли. До двенадцати я вообще, наверное, дома буду — с мамой и Павликом. А потом они спать лягут, а мы с Катей отправимся веселиться. Не знаю, что из этого выйдет — я в той компании никого, кроме Ольги, никогда не видела. Она меня уговорила…

— Давай еще подумаем. Может быть, удастся придумать что-то более интересное.

— Хорошо, я с Ольгой завтра посоветуюсь. Объясню все как есть.

— А с увольнением ты все решила?

— Решила. А заявление подам завтра.

— Вот и хорошо. Позвони мне, когда что-то прояснится. И не волнуйся — мы тебя оформим к себе с любого нужного числа. А будет твоя мымра что-нибудь шипеть — припугни. Скажи, что в суд подашь. Я тебе подскажу, чем ее можно напугать. Юрист я или не юрист?