Прочитайте онлайн Хороша была Катюша | Глава 12

Читать книгу Хороша была Катюша
2818+1472
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12

Прошел месяц, Катерина упорно продолжала звонить, слать письма до востребования и бегать с одного свидания на другое. Дважды она едва избежала изнасилования, причем один раз «жених» хотел пустить ее по кругу в компании обкурившихся кавказцев. Эта история чуть было не отбила у нее охоту когда-либо знакомиться по объявлению, но, подумав, она решила, что другого варианта найти богатого мужа у нее нет. Хотела обратиться в агентство, которое обещало найти заграничного жениха, уже сходила в фотоателье, заказала несколько снимков — портрет, в купальнике, в деловом костюме… Хорошо, случайно включив телевизор, попала на передачу, где подробно рассказывали о расследовании деятельности такой же конторы, которая под видом сватовства поставляла живой товар в бордели третьего мира.

Однажды Катя решила, что наконец-то вытянула свой счастливый билет. Придя на назначенную встречу, она увидела мужчину своей мечты — высокого стройного брюнета в дорогом классическом костюме, окруженного облаком головокружительного парфюма. Они посидели в кафе, поговорили полчаса ни о чем, а потом мужчина ее мечты ушел, не оставив своих координат. Катя готова была себе локти грызть от обиды — к ее чарам остался совершенно равнодушен именно тот, кто был ей нужен. «Неужели я теряю форму?..» Эти мысли не давали заснуть по ночам и заставляли Катерину морить себя голодом, тратить последние деньги на чудо-кремы, обещавшие извести семьдесят процентов морщин, и обратиться к услугам модного стилиста. Результат был чудовищным, еще долго Катя оплакивала выброшенные на ветер деньги и дома пыталась закрасить ядовито-малиновый оттенок волос.

* * *

«Я пока еще неплохо выгляжу, нельзя упускать ни дня».

Катерина обновила свой гардероб и решила как можно чаще бывать на вечеринках, тусовках, стала ходить в клубы и рестораны. Увы, большинство мужчин или уже имели спутниц, или стремились «снять» подругу на ночь. Но однажды ей повезло…

Как-то, сидя в модном кафе за чашкой кофе по-венски, Катя поймала на себе заинтересованный взгляд весьма приятного мужчины. Быстро выпрямив спину, она приняла изящную позу и взглянула в ответ. Мужчина был лет тридцати с небольшим, с ранней сединой, элегантный и явно весьма обеспеченный. Кольца на руке не было. Через четверть часа незнакомец подошел к ее столику:

— Позвольте?

Такого бархатного, теплого голоса Катя не слышала никогда. Он сказал ей пару дежурных комплиментов, но она разволновалась, как девчонка на первом свидании. И больше всего боялась, что он не попросит номер телефона.

— Катенька, солнышко мое… Тебя нужно в меха завернуть, брильянтами с ног до головы обвешать — все мало будет. И как мне досталось такое сокровище?..

Катя даже сама себе боялась признаться, что теряет голову. Впервые в жизни ей было все равно, сколько у возлюбленного денег, когда они отправятся в ЗАГС и где будут жить. Кажется, она могла бы даже согласиться с пословицей, которая всегда вызывала у нее жуткое раздражение. С этим милым можно было решиться и на рай в шалаше.

Собственно, шалаш уже имелся. Олег, будучи приезжим коммерсантом широкого профиля, снимал запущенную однокомнатную квартиру в пригородном поселке, куда можно было добраться лишь с тремя пересадками. Привыкшая хотя бы к минимальному комфорту, Катерина ужаснулась, впервые попав в это логово своего возлюбленного. Готовая вот-вот рухнуть лестница на второй этаж разваливающегося барака, висящие клочьями старые обои, плита, которая помнила еще комсомолок первых пятилеток, скрипящие от каждого шага деревянные половицы, лампочка без абажура под потолком и паутина в каждом углу…

Была еще ванная, почему-то с большим окном, просторная, но доведенная до такого состояния, что Катя побаивалась туда лишний раз заходить — грибок сделал черными когда-то бежевые стены, раковина зияла огромной дырой, дно ванны было покрыто ровным слоем ржавчины. И все это теперь не имело для нее никакого значения. Тем более Олег с упоением рассказывал, что вот-вот ему удастся провернуть дело, которое позволит им построить настоящий коттедж: трехэтажный, с подземным гаражом, большим садом, где будет беседка, место для барбекю, теннисный корт, детская площадка…

Погружаясь в грезы о светлом будущем, Катерина переставала видеть кошмар их нынешнего любовного гнездышка. Тем более что Олег приглашал ее туда не часто и редко оставлял ночевать. Он вообще был очень занят, иногда не появлялся всю неделю, не отвечал на звонки, а потом вдруг возникал с каким-нибудь презентом, трогательными извинениями и заверениями в вечной любви.

Приближался август — последний месяц лета. Скоро с дачи должны были вернуться Света с Павликом. Катерина понимала, что никто не выгонит ее из дома, но самолюбие не позволяло признать, что за лето она так и не смогла устроить личную жизнь. Катя начала нервничать.

* * *

Ольга Ивановна в пятницу вечером приехала на дачу. Впервые за лето у нее получились полноценные выходные — из-за отпусков персонала приходилось все время кого-то подменять. Но тут, накупив городских гостинцев, она ехала в дребезжащем автобусе и предвкушала два полноценных дня на природе и с любимой дочкой и обожаемым внуком. Месяцы, прожитые наедине с Катериной, измотали ее до последней степени. Материнское сердце честной женщины-труженицы обливалось кровью при виде того, как каждый вечер таскается на гулянки младшая дочь. Все время разные мужики привозят ее на такси под утро, часто навеселе. Кавалеры не провожают Катю до двери, а высаживают у подъезда и уносятся в ночь. Подобную «красивую жизнь» Ольга Ивановна считала полным развратом, но, попытавшись однажды поговорить на эту тему с дочерью, получила такую отповедь, что решила больше рта не открывать. И вот наконец хотя бы два дня отдыха для души и тела…

— Мамуля приехала!

— Бабуля приехала!

Пашка с разбегу кинулся к Ольге Ивановне и чуть не сбил ее с ног. Дуська залилась оглушительным лаем; Ольга Ивановна села на корточки, чтобы погладить собачку, та подпрыгнула и лизнула ее в лицо.

— Ну хватит, хватит тебе. — Ольга Ивановна пыталась унять Дуську, которая буквально обезумела от радости. На даче собачонка преобразилась — маленькое тело стало литым и сильным, кроха носилась по участку, как метеор, прыгала на полметра в высоту, бросалась за каждой бабочкой и стрекозой, без устали готова была играть с Пашкой.

Мальчишке дачная жизнь тоже пошла на пользу. Он загорел, как Тарзан, в неглубоком, но чистом пруду научился плавать, строил шалаши, а когда на выходные приезжали еще двое соседских ребят, их игры продолжались от восьми часов утра до одиннадцати вечера. Покормить — и то не всегда удавалось. Чаще он вбегал на кухню, требовал налить свежего молока, которое дачникам носили из соседней деревни, отламывал горбушку батона, уплетал все это и, схватив из таза большой огурец, уносился прочь. Светлана сначала хваталась за голову, ожидая, что от такой диеты у малого сильно расстроится живот. Ничего подобного — за все время она не слышала от него ни одной жалобы, хотя зимой бабушка описывала обычное состояние здоровья внука старой поговоркой: «То понос, то золотуха…»

— Бабуль, пойдем смотреть, какой шалаш мы с Ванькой построили! Там два входа и окошко есть. Я хочу там ночевать, а мама не пускает. Может быть, ты со мной там переночуешь?

— Нет уж, заяц… Я хочу спать на кровати. Но сходить с тобой обязательно надо… Сейчас только отдохну, с мамой твоей поговорю… Ох, как же я по вам, мои дорогие, соскучилась! — Ольга Ивановна прижала к животу светло-русую Пашкину голову.

Света заваривала свежий чай, резала хлеб, доставала печенье, а сама поглядывала на маму. Как она состарилась… Или просто, когда живешь рядом, не замечаешь, а тут не виделись два месяца. Тяжело ей, надо бы на пенсию идти, да как они проживут без ее зарплаты? И клиенты хоть какие-то остались, соседке два раза в год надо курс капельниц делать — пусть небольшой, а приработок. Хорошо, что в своем доме… Раньше чуть не по всему городу носилась уколы делать. Сейчас, правда, все сами научились делать хотя бы внутримышечные — спасибо одноразовым шприцам.

Ольга Ивановна поймала внимательный Светланин взгляд, смутилась и полезла в сумку.

— Я тут колбаски свежей привезла. Порежь к чаю… И зефира в шоколаде коробку пациент очень кстати подарил — хоть вас побалую. А то сидите тут на одних кашах да овощах. Пашка наконец начал солянку есть?

— Нет, все упирается. Говорит — я этого не ем. И конец…

— Что ж это ты? — Бабушка строго посмотрела на внука. — Тебе осенью в школу идти, а ты все как маленький — того не ем, этого в рот не беру. Как расти будешь?

— А!

Пашка весело махнул рукой. Он никогда не принимал всерьез ворчание бабушки. Вот мама — другое дело. Она может и подзатыльник отвесить, и в угол поставить. Особенно если после работы ей под горячую руку попасться.

Чаепитие было закончено. Все, довольные и умиротворенные, сидели за маленьким столиком под раскидистой старой яблоней.

— Надо бы по саду пройтись… За лето ни разу в руки лопаты не взяла, — вздохнула Ольга Ивановна. — Небось заросло тут у вас. Вон малина скоро все забьет…

— Мам, ты сюда отдохнуть приехала. Я что успеваю — делаю, а остальное подождет. У меня к тебе просьба — отпусти меня завтра в город. Я не все, что нужно Пашке к школе, купила, мне надо Ольге позвонить. Она уже, наверное, приехала. Узнать, как дела на работе.

— Поезжай, конечно. Хоть развеешься немного. Я вот все думаю — может, напрасно ты Пашку в свою школу не отдала? Так он был бы у тебя перед глазами. Домой не сможешь отвести — у себя в библиотеке посадишь уроки делать, или во дворе погуляет. А так… Тебе же не разорваться, а у меня не всегда получится его из школы забрать.

— Нет уж, мамочка. Я из своей школы сама не знаю, как сбежать поскорее, а еще ребенка туда отдавать… Наша мегера вокруг себя все как напалмом выжигает. Младшие классы всегда сами по себе жили — не тужили, никто их не трогал, а теперь и там учительницы каждый день плачут. Замучила проверками, отчетами, какими-то перспективными планами. Будто перед ней казарма или зона, а не школа. Я себе буду работу искать, а Пашка пусть пока ходит поближе к дому, как-нибудь справимся.

— Ну ладно, тебе виднее. Поезжай завтра, узнай все как следует…