Прочитайте онлайн Тайник | ГЛАВА 2

Читать книгу Тайник
3016+1146
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Перцева
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 2

Возвращение домой, в белый домик в Гринвиче, всегда удовольствие. Джуд локтем захлопнула дверь и бросила на кухонный пол пакеты из супермаркета. Прошлой ночью она оставалась в Излингтоне у Каспара, но хотя сегодня суббота, требовалось поработать в конторе. Поэтому она вернулась вместе с ним на метро и распрощалась у вокзала Кингс-Кросс.

Они почти не разговаривали. Каспар плохо выглядел: слишком много выпил вчера, а вечеринка продолжалась почти до рассвета.

Джуд провела время еще хуже, чем опасалась. Шестеро из компании, которые при случайных встречах выказывали дружелюбие и даже шутили, в общей массе гостей оказались ужасно скучны. Говорили о ресторанах, в которых Джуд не бывала. Упоминали имена дизайнеров, которые были ей безразличны, старых друзей, которых она в глаза не видела.

Джуд молча ковырялась в еде, все больше раздражаясь и чувствуя себя исключенной из общей беседы. Мысль провести с ними две недели в Дордони вызывала острую депрессию. Когда она спросила о достопримечательностях в окрестностях Брантома, хозяйка Йенгуд Марни наморщила носик и заявила, что они обычно проводят все дни у бассейна и выходят за пределы виллы только вечером купить что-нибудь на ужин. На улице слишком жарко, чтобы гулять днем.

— И давайте начистоту, — вставила пухленькая смешливая Паула. — Если видел один замок, считай, видел всю чертову кучу.

Все рассмеялись, и Джуд выдавила вежливую улыбку. Ее светлая кожа мгновенно багровела на солнце, поэтому она ненавидела лежание у бассейна. Ее идеал отдыха — бродить по безмятежным городкам и деревням, узнавать как можно больше об их истории, которая порой оказывается на удивление красочной, порой жестокой. Похоже, на этот раз ей придется гулять в одиночку. Судя по разговору в баре, Каспар тоже не любил бродить по окрестностям.

Благополучно вернувшись домой, она сбросила туфли и наполнила чайник водой. Насколько приятнее в своем родном уголке! В своем прелестном домике она не чувствовала себя в одиночестве. Этот дом они с Марком выбирали вместе после помолвки. Здесь они жили три коротких года их брака, и Джуд до сих пор чувствовала его присутствие, словно он вот-вот должен переступить порог.

Последние два года ее мать, Клер, Софи — сестра Марка, тревожились за Джуд. Предлагали продать дом, намекая, что окружать себя памятными вещами по меньшей мере небезопасно. Но она продолжала оставаться здесь. Только позволила родственникам рассортировать одежду Марка.

Джуд успокаивалась среди его вещей: это была часть механизма выживания. Белые стены гостиной все еще были увешаны поразительными фотографиями, сделанными Марком: Патагонская глушь, вершины Килиманджаро, шотландский национальный парк Кэрнгормс… Все это он снимал во время альпинистских экспедиций в долгие каникулы, на которые имел право как школьный учитель.

Некоторые предметы современной мебели, вроде кровати с изголовьем из кованого железа и дивана с яркой обивкой, они выбирали вместе. Но овальное зеркало Викторианской эпохи и изразцы Уильяма де Моргана для камина — выбор Джуд. Марк любил современность, Джуд любила старину. Когда они уезжали куда-нибудь вместе, к ней домой, в Норфолк или на южное побережье, Джуд объявляла:

— Я только на минуточку… — После чего исчезала в очередном таинственном дворце, наполненном старинными сокровищами, оставляя Марка любоваться современными вещицами в лавчонке кемпинга или мелочного торговца.

Он только смеялся, глядя на ее приобретения. Особенно его смешило трио маленьких индийских слоников, умоляюще глазеющих на людей пуговичными глазками с витрины магазинчика, торгующего разным хламом.

И сейчас, с чашкой кофе в руках, она медленно обходила гостиную, останавливаясь, чтобы повернуть небольшой антикварный глобус, взвесить на ладони слоника из черного дерева и в очередной раз насладиться тяжестью безделушки.

— Слоны всегда должны стоять хоботом к двери, иначе тебя ждут неприятности, — твердила она Марку.

— Почему к двери? — спрашивал он, скрещивая руки, как подобает ученому-скептику.

Еще одна разница между ними. Она любила старинные легенды и всяческие суеверия, он их вечно разоблачал. Но они оба наслаждались оживленной дискуссией.

— Так говорил папа. Возможно, привидения появляются, чтобы предупредить о пожаре или что-то в этом роде.

— Не слышал идеи более сумасшедшей, — поддразнивал Марк, и оба смеялись.

Они были такими разными и одновременно предназначенными друг для друга. Джуд всегда это чувствовала. С самой первой встречи.

«Почему же ты меня обманул? Зачем ушел так рано?»

Она смахнула пыль со слоника и осторожно поставила его на место.

Мысль о том, что сегодня абсолютно свободный день, неожиданно обрадовала. Разворачивая покупки, Джуд прикидывала, как провести время: подняться на холм, посмотреть экспонаты Королевской обсерватории, создать себе соответствующее настроение перед встречей с астрономом восемнадцатого века.

Когда она пошла ставить молоко в холодильник, взгляд упал на прикрепленное к дверце фото племянницы. Саммер. Имя так шло к тонким волосам цвета меда, голубым глазам и личику феи! Удивительно, но в августе ей исполнится семь! Как приятно увидеть Саммер в следующий уик-энд!

Она взяла трубку и набрала рабочий номер Клер.

— «Стар-бюро», — раздался деловитый голос сестры.

Клер держала маленький магазинчик на паях с подругой в Холте, небольшом городке в Норфолке. Там продавалось все связанное со звездами и астрологией. В том числе сертификаты на обладание не чем-нибудь, а звездой, которой присваивалось ваше имя. Указывалось местоположение и серийный номер звезды. К такому необычному подарку прилагалось написанное Клер стихотворение «Звездная пыль» в рамке. По мнению Джуд, третья строка не совсем удачна, но она знала, что ее мнение, как всегда, не приветствуется.

— Это Джуд. Ты очень занята?

— А… ты… минутку… Линда, я заберу телефон в офис. Звонит моя сестра Джуд, — сообщила Клер своей партнерше. — Джуд, давай побыстрее. Здесь полно туристов. Брысь, негодница!

Джуд представила, как Клер, с ее маленьким личиком эльфа, сгоняет со стола Пандору, черно-белую кошку, которую иногда брала с собой на работу.

— Я собиралась позвонить тебе, Джуд. Не хочешь приехать погостить? Саммер спрашивает о тебе.

«Саммер спрашивает, а ты?» — Джуд постаралась выбросить эту неблагородную мысль из головы.

— Я подумывала о следующем уик-энде. Ты будешь дома?

— Сейчас посмотрим… В субботу лечу в Дубай с Пирсом, а в воскресенье — на Соломоновы острова с Рупертом. Не дури, конечно, я буду дома. Куда я поеду? Прежде всего, мне не по карману.

Джуд распознала застарелую зависть в голосе сестры, и ее смех звучал неубедительно. «Стар-бюро» приносил скромный доход, большая часть которого шла на оплату кредита за коттедж. Клер никогда не завидовала вслух финансовой стабильности сестры, но недвусмысленный намек в очередной раз пробудил упреки совести. И чтобы утихомирить их, Джуд порой посылала сестре чек. Стараясь не ранить ее самолюбие, уверяла, будто деньги предназначены для Саммер.

— В таком случае могу я застолбить местечко на вечер пятницы и субботы? Мне придется уехать рано утром в воскресенье.

— Конечно, очень буду рада тебя видеть! Если не возражаешь ночевать вместе с Саммер.

— Обожаю спать в комнате Саммер. Она не храпит, как ты! Кстати, как моя дорогая племяшка?

— Прекрасно, — заверила Клер с легкой запинкой. — На прошлой неделе получила Волшебную звезду за чтение.

— Волшебную?

— Она дается, когда получаешь двадцать пять обычных.

— Добрая старушка Саммер.

— Но знаешь… я немного волнуюсь за нее.

— Почему?

— Плохо спит. Видит кошмары. Если хорошенько поразмыслить, тебе не стоит ложиться с ней в одной комнате.

— Что за кошмары?

— Не знаю. Твердит одно: «Я нигде не могла найти тебя, мамочка».

Джуд застыла. «Где ты, мама? Я тебя не вижу…» — вспышкой пронеслись детские воспоминания.

Она просыпается в маленькой лондонской спальне, и уличный свет пробивается сквозь светлые занавески, и муха жужжит на стекле…

Джуд заставила себя прислушаться к тому, что говорит Клер.

— …доктор ничего не объясняет, я не знаю, что делать.

— Прости… что все же сказал доктор?

— Ничего! — раздраженно повторила Клер. — Заявил, что не видит ничего серьезного.

— Но ты волнуешься, верно?

— А ты на моем месте не волновалась бы?

— Конечно, ты права.

Она привыкла к резкости Клер. Оскорбляться нет смысла. Клер одна воспитывала Саммер, и постоянный стресс сказывался на характере сестры.

— Но в остальном с ней все в порядке? Она не больна?

— Я не заметила. Мало того, она определенно кажется счастливой.

— Возможно, переутомляется в школе, — неуверенно пробормотала Джуд.

— Возможно, ты права. — Клер, похоже, идея понравилась. — Там просто ужасное количество тестов и домашних заданий. А она — самая младшая в классе.

— Они живут под постоянным давлением, — добавила Джуд. — Я читала о шведской системе, где начинают учебу только в…

— Джуд, мама не звонила? — перебила ее Клер.

— На прошлой неделе. Сообщила, что они благополучно прибыли в Малагу. А тебе?

— Нет, — с горечью ответила Клер, — с чего она будет мне звонить. Это я всегда звоню ей.

— Вздор, — устало вздохнула Джуд.

Семейной традицией стало убеждать Клер, что ее все любят.

— Но это правда. Слушай, мне надо бежать, там наверняка скопилась очередь.

— Послушай, как по-твоему, бабушка еще держится? Я хотела переночевать у нее с четверга на пятницу.

— О, она будет рада! — Голос Клер смягчился. — Она в порядке, Джуд, только немного слаба. В субботу мы с Саммер повезли ее в Шерингам выбирать туфли. Это стало чем-то вроде испытания, потому что у них не оказалось ее обычного фасона. В конце концов мы что-то подобрали. А почему ты вдруг собралась приехать в будний день?

— Это чудесное совпадение, но я еду в Старбро-Холл, чтобы оценить кое-какие вещи.

— Старбро-Холл? Правда? Так бабушка все тебе расскажет. Слушай, мне действительно нужно идти.

Джуд положила трубку. Сердце тревожно забилось. Что-то здесь не так. Возможно, дело в обычных внутрисемейных распрях. Клер не права, думая, что матери она безразлична. Абсолютно не права. Мама любит старшую дочь не меньше, чем Джуд. А Джуд никогда не сомневалась в родительской любви. Просто знала, что эта любовь есть, и принимала ее как данность.

«Полагаю, мама звонит мне чаще, потому что полагается на меня, — размышляла она, запихивая в стиральную машину грязное белье. — Хотя теперь у нее есть Дуглас, но она тоскует по отцу, а я немного похожа на папу, такая же надежная и крепкая… Фу, до чего скучно звучит! Отношения мамы с Клер сложнее. Они — как огниво и кремень: стоит столкнуться, сразу искры летят. Но это не означает, что ма не любит Клер, и, видит Бог, она обожает малышку Саммер. Да, но Саммер меня тревожит. Не хочется верить, но… похоже, племянница видит тот же кошмар, что пугал в детстве меня».