Прочитайте онлайн Тайник | ГЛАВА 18

Читать книгу Тайник
3016+1903
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Перцева
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 18

Джуд злилась на Клер и убеждала себя, что для полноты картины ей действительно необходимо подняться на башню и посмотреть на звезды. Но в глубине души она понимала: звезды тут ни при чем, ей не терпится снова увидеть Юэна.

В начале первого она выбралась из леса. На небе сияла луна в третьей четверти. Недостающий сегмент виднелся призрачным контуром.

Джуд опоздала, увлекшись чтением новой книги Юэна, поэтому пришлось ехать на машине, а не идти пешком. А когда она вышла на Фоксхолл-лейн, ее фонарь неожиданно погас. Из тени у башни выступила высокая фигура. На секунду у нее упало сердце, но она тут же узнала голос:

— Джуд! Я уже беспокоился, вдруг вы заблудились!

— Простите, почти заблудилась. Мой капризный фонарь!

Юэн отступил, чтобы дать ей пройти в башню, и зажег собственный фонарь. Лестница озарилась красным сиянием.

— При красном свете лучше наблюдать звезды, — пояснил он. — Красный не искажает наше ночное видение.

На этот раз она поднималась увереннее: успокаивали свет и присутствие Юэна. Ей показалось, что они поднялись в комнату всего за несколько минут.

Джуд огляделась, пытаясь найти тайник бабушки и Тэмсин…

«Нет, сейчас не время», — решила она.

Квадрат лунного света на полу показывал, что люк открыт.

— Осторожнее на лестнице, не ударьтесь головой, — остерег Юэн.

К ее удивлению, верхушка башни оказалась маленькой — всего метра четыре в диаметре. Несмотря на высокий парапет, у нее мгновенно закружилась голова. Джуд заставила себя отойти от лестницы и села на пол, чтобы привыкнуть к окружающей обстановке. Она отметила, что пол сложен из выкрошенных кирпичей. И еще ей показалось, что башня покачивается на легком ветерке, отчего Джуд затошнило. Она попыталась зажмуриться, но стало только хуже. Открыв глаза, Джуд увидела встревоженное лицо Юэна. Ощутила исходящее от него тепло и потянулась к его руке.

— Вы в порядке?

Она кивнула.

— Я первый раз тоже ощущал себя не лучшим образом. Но когда привыкнете, станет легче. Посмотрите вверх.

Джуд послушалась и… ахнула изумленно.

— Мы почти среди звезд! Никогда не видела так много… — прошептала она.

— Когда нет луны, зрелище еще прекраснее.

Здесь когда-то был навес, но теперь остались только кирпичные опоры. Поэтому верх башни открыт небу. И какому небу! Казалось, над деревьями парит сверкающий, переливающийся купол.

— Вам тоже кажется, будто мы на вращающейся в космосе планете, верно? — пробормотал Юэн. — Особенно когда луна становится не плоским диском, а огромным шаром.

— Похоже, звезды живые…

— Так оно и есть. Наверное, вы знаете, что поскольку они отдалены от нас миллионами световых лет, мы видим, какими они были в прошлом. Возможно, некоторых больше нет, и мы видим только их призраки.

— Слишком поразительное явление, чтобы осознать его… — пробормотала Джуд.

Она впервые как следует разглядела Млечный Путь — туманную ленту Галактики, состоящую из миллионов звезд и отдаленную от Земли на миллионы световых лет. Ошеломляющие слова «вечность» и «бесконечность», которые люди беспечно употребляют каждый день, неожиданно обрели новые смысл и форму.

Она вспомнила отчетливо, словно это было вчера, как вместе с Марком стояла босая на школьном поле и давала клятвы, которые, если учесть, что люди — всего лишь крошечные скопления молекул в бескрайней Вселенной, были слишком незначительны, чтобы их сдержать.

Джуд едва не заплакала. Глянула вниз, в попытке найти поддержку в скромной реальности старых джинсов и кроссовок, и неожиданно остро осознала присутствие другого мужчины, почти незнакомого. Он сидел рядом на полу в обшарпанном анораке, положив руки на колени. Джуд невольно восхитилась силой и нежностью этих рук, вернувших ее в хорошо знакомый крошечный мир, в котором каждый человек имеет место и значение.

— С вами все в порядке? — осторожно поинтересовался Юэн. — Вы все время молчите.

— Да. Все хорошо.

— Вставайте.

Юэн, оттолкнувшись, поднялся, протянул ей руку и подвел к телескопу, установленному на треножнике с краю площадки.

— Это безопасно? — спросила Джуд, с тревогой оглядывая парапет.

— Думаю, да. Только не перегибайтесь на всякий случай, — рассеянно ответил он, припав к трубе телескопа.

Джуд подвинулась к нему, но, мельком глянув вниз, остановилась и постаралась выбросить из головы мысль о Саммер, которая тоже может оказаться здесь. Но ведь Юэн не приводил ее сюда, верно? Она вспомнила, как Шанталь рассказывала о несчастном случае сорокалетней давности. Отсюда очень легко свалиться, если ты пьян или под кайфом.

От этой мысли у Джуд опять закружилась голова. Она снова уселась на пол.

— Подойдите и взгляните на это, — потребовал Юэн.

Он снова помог ей встать и придерживал за плечи, пока она не прижалась глазом к окуляру.

— Ничего не вижу. Слишком напугана. Нет, подождите, не уходите.

Перед ней неожиданно всплыло нечто похожее на топаз в небесном венке из света и тумана.

— О Господи! Что это? — выдохнула Джуд.

— Арктур. Страж Медведицы. Одна из самых близких к Земле ярких звезд. Попытайтесь взглянуть на нее невооруженным глазом. Смотрите туда.

Джуд прищурилась.

— Видите созвездие в форме воздушного змея? Арктур в самом низу того, что мы называем созвездием Волопаса.

— А полукруг слева?

«Если не смотреть вниз, голова не кружится, — думала Джуд. — А Юэн крепко меня держит».

Она чувствовала, как от его дыхания трепещут ее волосы.

— На северо-востоке? Северная корона. Греки называли ее короной Ариадны, дочери короля Крита.

— Тот, у которого был Минотавр?

— Да. Интересно, что самая большая звезда короны время от времени меняет свой вид. Каждые сто лет или около того она неожиданно тускнеет, после чего возвращается к прежнему виду, потому что в ней взрывается темная материя. Я не слишком хорошо разбираюсь в астрофизике, так что не спрашивайте, что такое темная материя.

— Разве это не важно для вашей новой книги? Кстати, последняя мне очень нравится!

— Спасибо. Только до определенной степени. Конечно, меня это интересует, но главная цель — показать, как относятся к звездам люди разных стран и почему для нас так важно понимать космос. Вероятно, это одна из старейших отраслей научных исследований, хотя наши дальние предки вряд ли были знакомы с современными теориями.

— Когда смотришь на звезды, сразу осознаешь свое место во Вселенной, — прошептала Джуд.

Преодолев головокружение и страх, она пребывала в состоянии приятного благоговения. Теперь, когда Юэн держал ее, Джуд не так нервничала и даже радовалась, что сможет хоть немного разобраться в звездной чехарде.

Следующие полчаса они продолжали смотреть на звезды. Заметив, что Джуд дрожит, Юэн сообщил, что внизу у него есть термос с кофе.

— Продержитесь несколько минут? — спросил он.

— Да, я обрела «ноги астронома», — слабо улыбнулась Джуд.

Действительно, она чувствовала себя увереннее и даже ощутила что-то наподобие счастья, стоя высоко над беспокойно шепчущейся листвой деревьев.

Джуд стояла, запрокинув голову, глядя в огромную чашу неба, наблюдая, как плывет по небу луна, и в абсолютной тишине. Она пыталась представить Энтони Уикема, сидящего здесь в одиночестве холодными ночами и вычисляющего движения небесных светил. Что он надеялся обнаружить? Сесилия почти ничего не узнала о нем и о ценности его открытий для науки о звездах. Что им двигало? Трудно сказать. Хотя сегодня Джуд начала понимать притяжение ночных небес.

На площадке появился Юэн.

— Кофе растопит лед в вашем сердце, — пообещал он, наливая чашку до краев.

Кофе оказался сладким, как нравилось Джуд. Она с удовольствием сделала несколько глотков, передала ему чашку, и Юэн допил до конца.

— Вы часто приходите сюда? — спросила Джуд.

— Иногда. Если небо ясное. Я нашел башню вскоре после того, как перебрался сюда, когда искал идею для новой книги. Поднялся на площадку вот в такую ночь, и ко мне сразу пришло вдохновение. Я уже довольно много знал о звездах, так что в голове почти мгновенно сложился сюжет. Такое бывает крайне редко. И конечно, моему издателю мысль понравилась. Здесь я чувствую, что творю волшебство.

— Чудесно, когда работа одновременно является любимым делом! Со мной примерно то же самое. Вернее, было бы, если бы не постоянное давление и стремление руководства сделать деньги любой ценой.

Она увидела, как сверкнули в темноте его белые зубы. Похоже, он улыбается.

— Но у всех у нас есть проблемы, верно? Продукты, кредиты…

— Расскажите, как случилось, что вы стали писать о природе? Я почему-то представляю, что в детстве вы были неутомимым натуралистом. Сажали насекомых в спичечные коробки и разводили ящериц в туалетном столике.

— Что-то в этом роде, — засмеялся Юэн. — В детстве меня не ограничивали в свободе. Я мог, например, целыми днями гонять на велосипеде. Кроме того, мой любимый учитель вел исторический клуб, и я, конечно, стал его активным участником. Потом, выучившись, читал зоологию в университете и ненадолго стал лабораторной крысой, иначе говоря, исследователем. Но мне это не подошло. Вот я и переехал сюда. Нашел работу в природоохранной организации. Так все и началось.

Он замолчал, и Джуд вдруг почувствовала, что они ступили на опасную территорию. Очевидно, одновременно с рассказом о первой книге ему придется упомянуть о женитьбе. Юэн не из тех, кого легко понять. Он дружелюбен и открыт, с ним можно вести себя непринужденно, но какой-то уголок его души оставался наглухо закрытым. Она это уважала. Всему свое время, можно и подождать.

Луну закрыло облако. Джуд допила кофе и неожиданно ощутила ужасную усталость.

— Думаю, мне пора возвращаться.

— Да, конечно. Надеюсь, вы хорошо провели время.

— О да! — искренне ответила Джуд, наблюдая, как он развинчивает телескоп и кладет в сумку.

— Вот и хорошо, — кивнул Юэн, и в темноте снова блеснули его белые зубы.

Он помог ей встать на лестницу, сам спустился вниз и запер крышку люка.

— Вам обязательно нужно прийти сюда еще раз. С таким компаньоном хорошо смотреть на звезды.

— Спасибо. Если согласны принять помощь, я могу записывать ваши заметки.

«Зачем, интересно, я это предложила? Уж очень напоминает ситуацию Энтони и Эстер».

— Как вы добры! Долго пробудете в Норфолке?

— Если не считать необходимости иногда показываться в Лондоне, — еще две недели.

«Времени мало… нужно снова заняться перепиской мемуаров Эстер, а потом набросать статью для Бриджей. И что-то делать с колье Тэмсин…»