Прочитайте онлайн Хомут да любовь | Часть 8

Читать книгу Хомут да любовь
4618+760
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

– А между прочим, «спасибо» от тебя ожидала Бэллочка, жена Олега Игнатьевича, – разъяснял Соболь. – Это ж она тебя вытолкнула, картину выставила и заявку оформила. И даже название изменила – не просто рассвет, а «Рассвет Изабеллы»! То есть аккуратненько так себя протащила, чтоб подружки обзавидовались...

– Да ладно вам, – отмахнулась Ксения.

– Ты пока эти деньги не сильно раскидывай, – поучал Соболь, не отрываясь взглядом от дороги. – Сейчас ты становишься модной, значит, надо светиться, на тусовках появляться, и не просто так, а с деньгами! Я завтра уезжаю, а потом приеду, мы с тобой посветимся. Лина! Ты подбери нам места какие-нибудь особенно злачные, а то я и сам уже... уже месяц никуда не выхожу!

– С ума сойти! – лукаво сверкнула глазищами Лина. – Ну что ж, придется поработать! Да, Ксюша, а Эдвард прав, тебе сейчас и в самом деле домой пока не нужно.

Ксения примолкла. Вот сейчас самое время взять и сигануть к себе домой. Квартиру она себе купить не сможет, но если с кредитом... или еще можно машину, но тоже чтоб дома, потому что... потому что сил-то может не хватить на эту славную пару любоваться... И ведь хоть разбейся, а ничего не сделаешь. И самое обидное – они так друг другу подходят: худенькая, стройненькая Лина и накачанный красавец Соболь. Ксения даже в мыслях не могла себя представить рядом с ним – там вообще получается картина маслом!

– Не вздумай удрать домой с этими деньгами, – совершенно нахальным образом прочитал ее мысли Соболь. – А то небось уже представляешь, как на самолет билет покупаешь?

– На поезд, – поправила Ксения. – Так дешевле. И потом – самолеты, они ж падают все время. Вот я сама видела – почему-то, как они нормально летают, по телевизору не показывают, а как ни посмотришь катастрофу про самолет, так обязательно – упал или подбили.

– А ты катастрофы-то не смотри! – фыркнул Соболь. – Комедии смотреть надо!.. А что касается домой... у меня в кармане для тебя четыре визитки – к тебе уже очередь. Но... две можешь не выполнять совсем, на твое усмотрение, одну... в общем, это известный актер, можешь писать, тебе понравится. А вот последнюю ты должна написать в первую очередь, там товарищ из большой политики, и тебе сейчас его поддержка совсем не лишняя будет. Надо постараться.

Ксения готова была летать ласточкой по салону машины – надо же! У нее теперь солидные клиенты, все, как у людей. И вовсе она не приживалка какая, у нее вон тоже теперь деньги крупные имеются... И клиентура! И главное... она теперь запросто может на одной ноге с великими мира сего!.. Ну пусть пока не запросто, но через месяц... черт с ним, она даже согласна – через год, ничего, потерпит.

– Все. Приехали! – остановил машину Соболь. – Ксения, ты теперь давай домой и сразу спать, времени уже много. Меня не жди, ясно? А я сейчас Лину завезу и... Ксения, закрой рот. Ты всегда меня так слушаешь, будто я тебе Вишневского читаю. Все! Пока.

Вот идиотство! Умеет же этот Соболь вот так взять и все настроение под хвост... собаке! Или коту, кому там? Кому бы там ни было, настроение погибло, и из машины она вышла, будто сдутый шар, да еще так неудобно выходить, когда у тебя в руках охапка букетов... Соболь аккуратно развернул машину и дал по газам. И как будто и не было никакого вечера награждений, будто и не заняла она первого места... Ох, не умеют еще у нас ценить искусство.

Она плелась к себе на этаж и даже не улыбнулась охраннику, который шутя взял под козырек.

Дома хандра продолжалась.

– Бос, если б ты видел, как меня поздравляли! А Соболь... он даже не пригласил меня в ресторан отметить такое событие! Хотя для него это и вовсе никакое не событие, а так... Ну что ты молчишь, Бос? Ну хоть бы взвизгнул от радости! Мне же надо, чтоб кто-то за меня радовался! И домой не позвонишь, они там спят все давно, у нас же такая временная разница...

И все же она позвонила. Не домой, а Аленке, своей подружке, наплевав на всю временную разницу, а также на то, что подружка, возможно, видит двадцать седьмой сон. Ксения терпеливо дождалась, пока та не возьмет трубку.

– М-м-м? – сонно промычала Аленка, и Ксения даже будто увидела, как ее подруженька, качаясь, стоит возле зеркала, держит трубку и даже глаз открыть не может – так жутко ей хочется спать.

Ну и что?! Можно подумать, Ксения ей звонит каждый день! Можно подумать, Ксению каждый день выбирают лучшим юным талантом!

– Аленка! Ну ты чем там занимаешься? Спишь, что ли? Чего трубку-то не берешь? – сразу напала на подругу Ксения. – Я тут всякие премии получаю, меня, может быть, по телевизору хотят показывать, а она спит там!

– Ксюшка-а-а! Обалде-е-еть! – мгновенно проснулась Аленка. – Ну давай, рассказывай – какие премии?

И Ксения стала рассказывать. Она говорила долго, рассказывала, с кем ей пришлось встретиться за последнюю неделю, чьи визитки у нее сейчас на очереди и вообще – какие у нее перспективы. Получалось, что жизнь провинциальной художницы заложила крутой вираж и теперь резкими скачками направляется прямиком к большой славе, к большим деньгам и стремительно тащит Ксюху в ряды тех, кто называется бо-ге-мой! И по всем Аленкиным понятиям, Ксюша должна визжать от восторга и прыгать по всей Москве огромным кузнечиком, пугая прохожих! Однако, судя по голосу, ничего такого Ксения не вытворяла, а даже напротив – чем-то была еще и недовольна!

– Ксюш, так я ничего не понимаю... а чего ты нудная такая? Ну в смысле... какая-то скучная? – напрямик спросила Аленка. И бесхитростно предположила: – Наврала, что ли, мне все?

– Да ничего я не наврала... – вздохнула тяжело Ксения. – А скучная... ой, Аленка, ты знаешь... мне кажется, я этого Соболя... ну прямо так сильно... просто невозможно... ненавижу!!

– Да что ты?! – охнула там у себя в далеком городе Аленка. – А чего он, гад, – приставал небось? Ну конечно, ты ж теперь – звезда! Вот он и... Ой, как тебе теперь трудно придется! Он, конечно же, будет всеми силами добиваться своего – приставать, домогаться, предлагать себя, проходу не давать, а ты...

Ксения задрала глаза к потолку – ох, и дурочка же эта Аленка! Да если бы этот противный Соболь хоть раз!! Хоть один только разочек предложил ей себя!!! Если б он хоть однажды увидел в ней женщину, а не няньку для Боса!

Ксения наклонилась и чмокнула Боса в смешную рожицу.

– Слушай! А ты если на него в суд, а? – все еще бурлила по поводу Соболя Аленка. – Ну за приставание! А что? Вон в Америке даже президенту по шапке надавали! Ты, Ксюшка, не трусь – чуть он за тебя хвать! А ты – сразу в суд!

– Алена... – вдруг совсем тихим голосом спросила Ксения. – А если бы он тебя – хвать, неужели бы ты его в суд потащила?

Аленка не думала ни секунды:

– Я бы не в суд, я б в загс!

– Ну и вот... я б тоже... да только... и когда это «хвать» будет... Не видит он меня, ну никак! А я, между прочим, такую стрижку сделала!

– Ну не паразит, а? – активно сочувствовала подруга.

– Да нет, не паразит он... – задумчиво вздохнула Ксения и вдруг спросила: – Ален, а как там Дашка? Они приехали?

– Так давно уже!

И в самом деле, Аркаша же успел даже к ней в Москву наведаться! Денег не пожалел – на один день, а смотался! А подержать жену в Испании лишнюю неделю не догадался.

– У них теперь с Аркадием полный ажур, – продолжала щебетать Аленка. – Твоя сестрица все никак от заграницы отойти не может. Собралась через полгода на Кипр. А потому все эти полгода будет прилежно любить своего супруга.

– Ты, Ален, позвони ей, скажи, что у меня все нормально...

– Ага, нормально, а чего голос такой скучный?! – сразу же поддела Аленка и кинулась спасать Ксюшкино нелегкое положение. – Ксюш, а ты знаешь что? А ты вот так возьми и... Черт, что ж тебе сделать?.. Во! Поняла! У меня сейчас мозги проснулись и все! Я все поняла! Смотри, этого же Соболя все любят, все перед ним...

– Да никто перед ним!

– Не важно! Он красивый, успешный мужик, поэтому по нему все – «ах»! А ты выделись! Вот возьми и пошли его подальше! Пошли!

– Замечательно! – скривилась Ксюша. – Я его пошлю, а он меня! И куда я потом... с этими визитками? Я ж живу у него, он меня продвигает, помогает во всем, а я вот так возьму и пошлю! Ты думаешь, что говоришь? Нет, у тебя мозг не проснулся, а окончательно помер!

– Да ты ничего не поняла! – кипятилась в трубку Аленка. – Ты с ним дома-то все нормально, ну когда он тебя продвигает, а вот когда он к тебе – шасть! Тут ты его и...

– Да нету никакого «шасть»!!! Я ж тебе битый час толкую! А уж если случится, то я тебе честно говорю – никуда я его не пошлю, понятно?! Потому что мне наплевать на все портреты! Мне чихать на всех светил! Мне все тусовки глубоко фиолетово...

– Стоп... – вдруг совершенно загробным голосом произнесла Аленка. – Тусовки... я опять все поняла. Он тебя никогда не заметит. Никогда. Потому что мужчины никогда никого не замечают, пока объект не заметит кто-то другой. Тебе надо заявиться на тусовку... надо! И не перечь! И там закрутить роман с каким-нибудь приличным мужиком. Прикинь – ты сразу убиваешь двух зайцев – заставляешь ревновать Соболя и... если он все же на тебя будет плевать и дальше, у тебя появится шанс удачно выйти замуж! О-о-ой... точно! Ксюшка! Завтра же на тусовку!.. Блин... завтра мне в налоговую надо, что-то там у меня с декларацией им не нравится... а так бы я к тебе прямо завтра же! Прямо сегодня же и вылетела! Боюсь, тебе без меня никак не справиться, наломаешь ты бревен...

Ксения мысленно перекрестилась и пообещала вечером же отправиться на тусовку. Все же какое-то зерно мудрости в Аленкиной болтовне было. Маленькое такое зернышко, маковое, однако ж...

Она бросила трубку и стала размышлять – а куда ей завтра направиться? Где они проходят-то, тусовки?

– Ты телефон уже освободила? – сунулась к ней в двери голова Соболя.

– Ой! – испуганно пискнула Ксения. – А ты... ты почему дома? Сам же говорил – не жди!

– Правильно, говорил, – согласился Соболь. – Потому что могу поздно прийти, чего ты будешь у окошка торчать?

– А почему не с Линой? – оторопело хлопала глазами Ксения.

Соболь поморщился:

– Ну сколько раз повторять? У нас все по домострою! Я к ней слишком серьезно отношусь.

– Тем более, – пробурчала Ксения. – Будешь кругами ходить, так девчонка подумает, что у тебя проблемы со здоровьем, и на фиг ей инвалид?

– Ну знаешь!! – вспыхнул Эдвард и с силой захлопнул двери. Потом снова резко открыл и заявил: – Кстати! В субботу не вздумай куда-нибудь удрать – я уже всех предупредил, отмечаем твое награждение. Ну и... чтобы у тебя там прическа, платье какое-нибудь... Ну это ты с Линой посоветуйся, она уже что-то для тебя придумала, мы сегодня говорили...

– Говорили? – Вот свинство какое! Пока она там жаловалась Аленке, они говорили про нее, думали, что на нее напялить, чтобы выглядела достойно, а она... – В субботу? Ну я... в субботу я как раз свободна!

– Да что ты? – вздернул брови Соболь. – Я бесконечно рад!

И он, фыркнув, прикрыл двери.

– Я тоже... – шепнула ему в спину Ксения, а потом хитро прищурилась. – А до субботы я обязательно смотаюсь на тусовку, зацеплю себе какого-нибудь выдающегося деятеля и появлюсь с ним на вечеринке. Вот ты обалдеешь!