Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 9

Читать книгу Холодные объятия
2518+2300
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Вскрикнув, я отвернулась и прикрыла голову руками, прежде чем меня забросало стеклами. Крошечные осколки отскакивали от меня, не причиняя никакого вреда, и с мелодичным звоном дверных колокольчиков ложились на пол.

– Боже правый, – прошептала я и подпрыгнула, когда у меня за спиной хлопнула дверь библиотеки и Стражи высыпали в холл.

Эббот вышел первым.

– Что здесь происходит, черт возьми?

– Не знаю. – Я выпрямилась и обернулась. Три огромных окна зияли пустотой. – Вау.

– Ты в порядке? – спросил Дез, подходя ко мне. Не слишком близко, но достаточно для того, чтобы я могла разглядеть его расширенные зрачки.

Я посмотрела под ноги. Прогулка босиком представлялась рискованной. Осколки покрывали всю поверхность пола и в свете ламп поблескивали, как мелкие бриллианты.

– Да. Даже не царапнуло.

Николай и Джефф подошли к выбитым окнам. Джефф, наш эксперт по безопасности, выглядел обеспокоенным, когда высунулся в окно, и не без оснований.

– В этих окнах стояли армированные стекла. Чтобы их выбить, нужна ракета, но я ничего подобного не вижу. Ни один датчик движения или брелок не сработал на проникновение.

– И внутри ничего. – Николай нахмурился, оглядывая холл. – Ни кирпичей, ни булыжников.

Эббот повернулся ко мне, и по его плотно сжатым челюстям я догадалась, что он далеко не в восторге от происходящего. Мой взгляд упал на его руки. В одной он держал небольшой флакон с молочно-белой жидкостью.

– Что здесь случилось, Лейла? – спросил он, прежде чем я успела поинтересоваться содержимым флакона.

– Не знаю. Я шла по коридору, и вдруг окна… они просто треснули, а потом взорвались. – Я помотала головой, вытряхивая из волос осколки. Здорово. Теперь так и буду трясти башкой, чтобы избавиться от этого стекла. Я осторожно шагнула в сторону.

Эббот вскинул брови.

– Значит, это не ты?

Я вскинула голову.

– Конечно, нет! Я вообще ни при чем.

– Тогда как получилось, что окна вылетели, если мы не видим никаких орудий преступления?

Я забыла про стекло в волосах и уставилась на Эббота. Холодный воздух врывался в окна, но не он вызвал у меня внезапный озноб.

– Понятия не имею, но я говорю правду. Я ничего не делала.

Джефф стоял перед нами, скрестив руки на груди. Ямочка на его подбородке еле просматривалась.

– Лейла, здесь нет ничего, чем можно было разбить окна.

– Но все равно это не я. – Мой взгляд заметался между ними. Никто из Стражей, даже Дез и Николай, судя по выражению их лиц, мне не верил. – Зачем мне бить окна?

Эббот вздернул подбородок.

– Почему ты оказалась в коридоре?

– Я не знаю. – От злости начало покалывать кожу. – Может, шла на кухню или в гостиную. Или в одну из комнат здесь, внизу?

Его глаза сузились.

– Не повышай на меня голос, Лейла.

– Я не повышаю! – Но мой голос взвился. – Вы обвиняете меня в том, чего я не совершала!

– Но окна сами по себе не бьются. – Его глаза загорелись яркой синевой. – Если это была случайность, я бы предпочел, чтобы ты сказала мне правду. Хватит лжи.

– Хватит лжи? Особенно приятно слышать это от тебя, – огрызнулась я. Слова сорвались с моих губ прежде, чем я смогла все обдумать, и это было равносильно тому, чтобы оказаться одной ногой в могиле. – Тем более, когда ты приказываешь не спускать с меня глаз.

Его грудь поднялась в глубоком вздохе, и он приблизился, угрожающе нависая надо мной.

– Значит, ты была здесь и подслушивала, когда разбились окна?

– Нет! – Не совсем. По крайней мере, я спустилась сюда вовсе не для того, чтобы подслушивать, но сейчас это не имело значения. – Я просто проходила мимо и услышала свое имя. Дверь была приоткрыта. И не похоже, чтобы вы таились.

Дез шагнул ко мне.

– Лейла…

Подняв руку, Эббот заставил замолчать молодого Стража.

– И что ты слышала?

Я сложила руки на груди и молчала. На меня накатило неожиданное упрямство. Я не проронила ни слова, хотя и слышала только концовку разговора.

Он опустил голову, словно показывая, что совсем меня не боится, и этот жест почему-то принес мне облегчение. Когда он заговорил, его голос прозвучал тихо и пугающе спокойно:

– Что ты слышала, Лейла?

Собрав все свое мужество, я заставила себя встретить его взгляд.

– А почему тебя это волнует? Что, по-твоему, я должна была услышать?

Его ноздри раздулись, когда он тяжело выдохнул.

– Девочка, я вырастил тебя как родную дочь. Ты будешь говорить со мной уважительно и ответишь на мой вопрос.

Я задрожала от страха. С одной стороны, мне хотелось сказать ему, что я ничего толком и не слышала, мне хотелось порадовать человека, заменившего мне отца. Я всегда искала его одобрения, стремилась заслужить его похвалу, но сейчас… он был несправедлив ко мне, и я не могла допустить, чтобы он вытирал об меня ноги.

И не только он.

В атриуме воцарилось напряженное молчание. Стражи неловко топтались на месте.

– Просто ответь ему, – тихо произнес Николай.

Решимость наполнила мои мышцы сталью, и я выдержала взгляд Эббота.

– Что происходит? – Зейн бежал вниз по лестнице, перемахивая сразу через три ступеньки. На его мокрых волосах блестели капли воды, черная рубашка местами прилипла к телу. Свежий после душа, аромат морозной мяты наполнил воздух. Взгляд Зейна устремился к окнам. Его брови поползли на лоб. – Отец?

Эббот еще какое-то время смотрел мне в глаза, потом повернулся к сыну:

– Как говорит Лейла, окна волшебным образом разбились.

– Я этого не делала, – сказала я, подавив желание топнуть ногой и добавить себе еще порезов от стекла. – Окна на самом деле взорвались. Я не знаю, как это произошло, но точно не по моей вине.

– Если она говорит, что не делала этого, значит, не делала. – Зейну это казалось очевидным. Он верил мне, и, видит бог, он был моим героем в тот момент. Его взгляд скользнул по полу. – Господи, осторожнее. Ты же босиком.

Я улыбнулась и уже хотела броситься к нему, но Эббот двинулся с места и прошагал мимо нас.

– Иди в свою комнату, Лейла. – Стекло захрустело под его сапогами. Увидев, что я не шелохнулась, он остановился, и его сердитый взгляд пронзил меня насквозь. – Сейчас же.

– Я ничего не сделала! – вырвалось у меня. – Почему я должна идти…

– Сейчас же! – крикнул он, и я дернулась в сторону.

Зейн поймал мою руку и удержал меня, чтобы я не наступила на стекло. Он бросил выразительный взгляд на отца.

Эббот повернулся к Стражам. Они двинулись к нему, но он жестом остановил их:

– Только Джефф. Остальные свободны.

Джефф обменялся взглядом с остальными, но последовал за Эбботом в библиотеку. Дверь за ними захлопнулась, и меня снова охватило недоброе предчувствие. Я посмотрела на Николая и Деза и повторила:

– Я этого не делала.

Они оба отвернулись, и смутная тревога вспыхнула во мне, как лесной пожар, когда Николай вышел из холла.

Дез вздохнул.

– Пойду, поищу Мориса, попрошу его помочь прибраться. И займемся окнами. – Он тоже ушел, оставляя меня наедине с Зейном.

– Кажется, он не в духе, – спокойно рассудил Зейн, помогая мне выбраться из моря осколков. – С тех пор, как Ро… демоны объявились вчера вечером.

Может быть, поэтому Дез вел себя так странно, будто его что-то мучило, но я подозревала, что дело не только в визите демонов. Мы подошли к лестнице, и я заговорила:

– Эббот был в библиотеке с другими Стражами. Я слышала, что он говорил.

Зейн уставился на пол, пряча глаза.

– Ты уверена, что не порезалась стеклом?

– Уверена. Послушай меня, – сказала я, дергая его за рукав рубашки. Он посмотрел на меня, вскинув брови. – Он сказал Стражам, чтобы они не спускали с меня глаз.

– Ну хорошо, – медленно произнес он.

– Хорошо? Послушай! Он просил их следить за мной.

Зейн взял меня за руку и повел вверх по лестнице.

– Теперь… когда вернулся, сама знаешь кто… конечно же, он хочет быть уверен, что ты в безопасности.

Я пропустила эти слова мимо ушей.

– Все было совсем не так, Зейн. Он говорил что-то еще, но слишком тихо, и я не разобрала. А потом он заговорил о том, что подозревает кое-что.

– Что именно?

– Я не знаю. – Расстроенная, я резко выдернула руку. – Я не расслышала, да еще эти дурацкие окна повылетали. – Я обернулась и посмотрела вниз. Осколки стекла поблескивали на полу, как капли дождя. – Но я действительно ничего не делала.

– Я тебе верю.

Мой взгляд отыскал его глаза.

– И я не доверяю твоему отцу.

– Лейла, – вздохнул он, отступая назад. – Между вами возникли очевидные проблемы, и я все прекрасно понимаю. Он очень многое утаивал от тебя.

– Это точно, – пробормотала я.

Он переминался с ноги на ногу.

– Но если он просит кого-то из ребят присматривать за тобой, так только потому, что беспокоится о тебе.

– И потому, что не доверяет мне.

– И это тоже, – признал он. – Послушай, ты должна понять. Ты…

– Соврала. Я знаю. Но он тоже обманывал меня, и куда серьезнее.

Зейн уставился на меня так, будто собирался объяснить, что злом зла не поправишь, а потом снова вздохнул:

– Ладно, проехали. Я стащил за ужином кусок жареной курицы. Холодной, как ты любишь.

– Кажется, мне приказали идти в свою комнату, – сказала я раздраженно.

Он закатил глаза и потянулся, чтобы схватить меня. Я отпрыгнула назад, и он проказливо усмехнулся:

– Идем, или я отнесу тебя на руках.

– Господи, ты с возрастом становишься деспотом.

Зейн подмигнул мне:

– Ты еще не знаешь, на что я способен. Даю тебе две секунды.

– Две секунды? А как же твое фирменное «Марш за мной»? – Я завизжала, когда он снова попытался меня схватить. – Ладно. Я пойду сама.

Его ухмылка стала шире.

– Я знал, что ты умница.

Я показала ему язык, и он рассмеялся, но я все-таки пошла за ним по коридору в его спальню. Живот заурчал в предвкушении холодной жареной курицы, но мои мысли все еще витали в атриуме на первом этаже, и по какой-то неясной причине я думала о флаконе с молочно-белой субстанцией.

Мне хотелось знать, что это было.

* * *

Бабочки-паразиты свили колючее гнездо у меня в животе и теперь пытались прогрызть себе путь на волю. Никогда еще я так не боялась школы.

– Ты уверена, что тебе уже лучше? – спросила Стейси, вышагивая вокруг меня, пока я доставала учебники из своего шкафчика в раздевалке. – У тебя такой вид, будто ты сейчас грохнешься в обморок.

– Я прекрасно себя чувствую. – Перекидывая сумку через плечо, я выдавила из себя улыбку – наверное, наводящую ужас. Рана, которую нанес Страж, почти не напоминала о себе, хотя из головы не шел Томас, который так и не объявился.

Бэмби растянулась вокруг моего живота.

Плохая девочка.

– Так ты рада? – спросила Стейси, подхватывая меня под руку.

У меня в горле будто застрял комок шерсти.

– Ты о чем?

– Ну, что Рот вернулся? – Стейси взвизгнула так, что у меня заложило уши.

Смертоносные бабочки снова принялись за работу. События последних двух дней и страх перед возвращением в школу вызвали приступ бессонницы, и мне так и не удалось сомкнуть глаз. Втайне я надеялась, что Зейн пропустит охоту на демонов и останется со мной, но он этого не сделал, а просить не хотелось. Это уж слишком.

– И, пожалуйста, не злись на меня, потому что я действительно не знаю, что между вами произошло, но вчера он выглядел чертовски сексуально.

Мое сердце сжалось от боли. Прекрасно. Надеюсь, мои надежды на то, что его физиономию разнесло от герпеса, оправдаются.

– Никакого восторга я не испытываю, – ответила я наконец.

Она затихла, пока мы шли по коридору. Странное ощущение, вызванное тем, что я не видела мерцающих душ учеников, отвлекало меня от надвигающейся встречи с Ротом.

– Хочешь, я найму кого-нибудь, чтобы ему вмазали как следует? – вдруг предложила Стейси. – Среди моих знакомых киллеров нет, но я уверена, что Сэм сможет подыскать нам подходящую кандидатуру по Интернету.

Я громко рассмеялась.

– Наверное, сможет, но я против. Все нормально.

– Ну, если передумаешь… – Она забежала вперед, открывая дверь в кабинет биологии. Еще не переступив порог, я уже знала, что его нет в классе. – Дамы вперед и все такое.

Улыбаясь через силу, я заняла свое место на задней парте. Миссис Клео до сих пор не оклемалась, так что за учительским столом восседал мистер Такер, старательно игнорируя обожающие взгляды девчонок, устроившихся в первом ряду.

Стейси села рядом со мной, и я достала учебник. Класс постепенно заполнялся. Я увлеченно рылась в пенале, выбирая авторучку, и остановилась на фиолетовой, которая выглядела так, будто ее искупали в блестках… в общем, как Кеша.

Прежде всего я уловила запах. Порочный, сладковатый аромат словно дразнил обоняние. Мои пальцы сжали авторучку, когда атмосфера в классе изменилась. Нет, не от напряжения; я как-то раньше не обращала на это внимания, но Рота всегда сопровождало это томное чувство пофигизма.

Крошечные волоски на моем затылке уже стояли дыбом – свидетельство того, что он рядом. Не только потому, что Стейси напряглась рядом со мной. Во мне говорило шестое чувство, которое распознавало его на глубинном, интимном уровне.

Я даже глаз не подняла, когда услышала, как заскрежетали по полу ножки стула перед нашей партой, но он был так близко, и чертовски пронзительная боль снова вцепилась в горло и грудь. Я не хотела страдать из-за него; скорее, согласилась бы промотать пленку жизни вперед и оказаться в будущем, где от жгучей боли останется лишь легкое недомогание.

– Приятно видеть, что ты с нами, а не в секте.

При звуке его глубокого бархатистого голоса дрожь пронеслась по моей коже. Я сделала глубокий вдох и тотчас пожалела об этом. Его запах был повсюду, и я практически ощущала его вкус. Я невольно подняла голову, и остатки разума улетели в соседнее окно.

Рот смотрел на меня сверху вниз своими янтарными глазами в обрамлении густых черных ресниц. Его волосы разметались в художественном беспорядке, касаясь арок бровей. Полные губы, вопреки моим ожиданиям, не изогнулись в усмешке, когда он заговорил со мной.

Я промолчала, и через несколько секунд его губы сжались в тонкую линию, и он отвернулся, усаживаясь за парту. У меня в груди закололо, когда я уставилась ему в спину. Под светло-голубой рубашкой его плечи были неестественно напряжены, и мне бы следовало испытать удовлетворение от сознания того, что ему неуютно. Кто бы мог подумать, что Кронпринцу Ада бывает неуютно? Но от этого открытия мне почему-то не стало легче.

Стейси потянулась ко мне и нацарапала «киллер?» в моей тетрадке.

Я улыбнулась и покачала головой. Она пожала плечами и переключилась на красавчика биолога, который возился с проектором. Я тоже попыталась сосредоточиться на привлекательном преподавателе с каштановыми волосами и мальчишеской ухмылкой, но думала только о том, что Рот сидит передо мной, словно его не отправляли в Ад пару недель назад и словно ничего нас не связывало.

Слава Богу и «Макдоналдсу» по соседству, что сегодня пятница. Впереди выходные, и я смогу прийти в себя после встречи с Ротом, потому что этот урок биологии оказался самым длинным в моей жизни, даже хуже, чем история.

Когда прозвенел звонок, я взвилась с места, как мини-ракета, затолкала учебники обратно в сумку и выскочила из класса. Стейси плелась сзади, и мне хотелось думать, что она не обидится на меня за это поспешное бегство. В дальнем конце коридора, у фонтанчика для питья я заметила Сэма и вздохнула с облегчением, когда он поднял голову и, улыбаясь, помахал мне рукой. Я немного удивилась тому, что он не облился водой с ногой до головы, как бывало всякий раз, когда он пытался попить из фонтанчика, и пулей помчалась к нему.

Мне удалось преодолеть только полпути.

Дверь в кабинет химии распахнулась, едва не заехав мне по лицу. Я попятилась назад, и глаза заслезились от едкого запаха тухлых яиц, вырвавшегося в коридор.

– Только не это! – воскликнул какой-то парнишка, зажимая рот ладонями.

Я не поняла, имеет ли он в виду зловоние зомби, забредшего в нашу бойлерную с месяц тому назад, или то, что случилось с демоном Раумом после того, как Рот превратил его в облако вонючего дыма в тот вечер в спортзале, но это не имело значения.

Учитель выскочил в коридор, жадно заглатывая воздух и обмахивая лицо руками. В следующее мгновение из класса выбежала учительница. Кончики ее светлых волос обгорели и покрылись черной копотью. Хуже того, у нее исчезли брови. Серые пятна покрывали ее багровое лицо.

– Замечательно, – пробормотал Рот, который каким-то образом – скорее всего, по закону подлости, – оказался рядом со мной. Черт. – Что называется, горячая заварушка.

Я метнула на него уничтожающий взгляд и отошла в сторону, испытывая желание подышать канцерогенным дымом, валившим из класса. Но он схватил меня за свитер и потянул назад. Я отскочила от его каменной груди и развернулась, чтобы заехать ему кулаком в живот, что доставило бы мне истинное наслаждение. Да и момент казался удобным – безбровая учительница неслась вперед сквозь дым.

Рука Рота скользнула вверх по моей спине.

– Осторожно, малышка, она сейчас не в себе.

– Не трогай меня. – Отшатнувшись, я заметила, как дрогнули его губы. – И не называй меня так. – Я повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как учительница настигла кого-то летящим прыжком. – Какого?..

Она оседлала химика.

Иначе говоря, запрыгнула ему на спину и повалила на пол. Посреди коридора, на глазах у толпы ошалевших школьников и преподавателей. Поставив его на колени, она заломила ему руку за спину и с силой заехала чуваку прямо между ног.