Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 5

Читать книгу Холодные объятия
2518+2283
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Он был высок и ослепительно красив, как и положено принцу.

И выглядел он так же, как в первый раз, когда я увидела его.

Мягкие пряди иссиня-черных волос падали на лоб, сливаясь с такими же темными, изогнутыми бровями. Скулы, широкие и высокие, выделялись на лице; глаза, слегка раскосые, притягивали блеском золота и янтаря, придавая его облику неземную красоту. И эти губы – нижняя чуть более полная, чем верхняя, – были приоткрыты. Черная футболка обтягивала грудь, невероятно хорошо сложенную – мне ли не знать? – и накачанный живот, перед которым меркнут любые «кубики». Джинсы низко сидели на бедрах, подхваченные ремнем с металлическими заклепками.

Ему не хватало только Бэмби, и она уже извивалась на моей коже, ерзая вверх-вниз. Но главное – что Рот жив и он здесь.

Его глаза слегка расширились. Может, это играло мое воображение, но я была готова поклясться, что разглядела металлический отблеск гвоздика на языке, когда он лизнул губы. Его скулы напряглись, на лице промелькнуло какое-то непонятное выражение, и я забыла обо всем на свете. Мое сердце разбухло, словно его накачали воздухом, и я чувствовала, что могу воспарить прямо к звездам.

Прозвучал чей-то голос, но слова потонули в грохоте моего сердца и бурлящем потоке крови.

Рот сделал шаг в мою сторону, и его взгляд вдруг метнулся вправо. Он остановился, сверкая глазами цвета насыщенного янтаря. Я почувствовала чью-то хватку на своем предплечье, чуть ниже повязки.

Мой шаг сбился, и я проглотила крик. Зейн двинулся вперед одновременно с Ротом, но Эббот склонил ко мне голову.

– Осторожно, девочка. Неважно, что он сделал для нас, но не забывай, что он все-таки демон.

– Вообще-то я – принц, – поправил его Рот своим глубоким, густым, как шоколад, голосом, от которого волна мурашек прокатилась по моей спине. А я-то думала, что мне уже не суждено снова услышать этот голос. – И лучше тебе этого никогда не забывать.

Эббот напрягся, и его пальцы крепче сжали мою руку, когда я попыталась вырваться.

– И еще было бы неплохо, если бы ты отпустил ее, – продолжил Рот, чуть вскидывая подбородок. – Чтобы мы могли начать размахивать белым флажком дружбы, не проливая крови.

– Не проливая крови – это неинтересно. – Рядом с Ротом стоял демон, в котором я сразу узнала Адского Правителя. Он широко улыбался, показывая прямые белые зубы. Кайман считался демоном среднего звена. А вот кто третий демон, стоявший у них за спиной, – для меня оставалось загадкой.

– А тебе хорошо бы вспомнить, что ты находишься на моей территории. – Эббот все-таки убрал руку, и я бы помчалась вперед, но взгляд Рота предостерег меня от этого.

Сбитая с толку, я сделала глубокий вдох и попыталась унять сердцебиение. К черту его предостерегающий взгляд, я хотела броситься к нему. Просто чтобы прикоснуться, убедиться, что он живой и настоящий, но не стоило забывать, где я нахожусь. Добрая половина моего клана стояла во дворе, и, хотя Рот пожертвовал собой – во всяком случае, так это выглядело, – ради благой цели, никому из Стражей не доставило бы удовольствия видеть, как я вспрыгиваю на него подобно обезумевшей паукообразной обезьянке.

Я смотрела на него, постепенно осознавая, что Рот действительно здесь и в полном порядке, но все-таки не могла понять, как так получилось, что я вижу его. Иначе говоря, как ему удалось выбраться из адских чертогов? Ведь говорят же, что это невозможно.

А еще хотелось бы знать, почему он здесь.

Эббот выпрямился в полный рост.

– И между нашими родами никогда не будет «белого флага дружбы».

Рот положил руку на грудь.

– Ох, прощайте, мои надежды и мечты об общих плясках под радугой.

Вены вздулись на лбу Эббота. Он повернулся ко мне:

– Ты должна вернуться в дом, Лейла.

С какой стати? Но, прежде чем я успела произнести это вслух, Рот наклонил голову:

– Нет, она должна остаться здесь. Я появился здесь не просто так, хотя мы немного отклонились от курса.

От какого еще курса? Как давно Рот здесь? Я откинула волосы с лица, и у меня возникло такое чувство, будто мой мозг отчаянно тормозит. Я покосилась на Зейна, но он неотрывно смотрел на Рота, и в его взгляде угадывалось желание отправить его обратно в Ад. Уголки моих губ опустились. Мне стало окончательно ясно, что Зейн и Рот никогда не станут лучшими друзьями, но неужели Зейн забыл, что Рот сделал для него?

Мэддокс вышел из дома и встал рядом с молчаливым Дезом. В какой-то момент Мэддокс, должно быть, успел сменить обличье, потому что теперь предстал в своем истинном виде. Его кожа приобрела цвет гранита, а крылья в размахе достигали около двух с половиной метров. С плоскими ноздрями и яростно сверкающими желтыми глазами он оскалил клыки.

– Не вижу никакой причины позволять им находиться здесь. – Он повернулся к Эбботу, и его когтистые руки сжались в кулаки:

– Томас пропал, и держу пари, что это их рук дело.

Хм…

Бэмби свернулась у меня на животе, а потом лениво потянулась, словно предаваясь счастливым воспоминаниям о предвечерней трапезе.

– Я понятия не имею, кто такой Томас, – ответил Рот, и его губы – губы, которые навсегда отпечатались в моей памяти, – изогнулись в ухмылке. – Опять же вы, Стражи, все на одно лицо.

Мэддокс зашипел.

– А себя ты, наверное, считаешь красавцем?

– Нет, себя я нахожу сексуальным. – Ухмылка стала шире, но не коснулась его холодных глаз цвета охры. – И еще со мной не соскучишься.

Дез и остальные Стражи напряженно замерли. Похоже, они думали, что Рота смутит их многочисленная рать, но Рот… чем отчаяннее казалась ситуация, тем более дерзким становился он.

Кайман подмигнул мне и с важным видом шагнул вперед. Мои брови поползли вверх. Происходящее казалось нереальным. Быть может, я потеряла слишком много крови, отключилась и теперь все это мне просто снится?

– Мы можем перейти к делу? – игриво спросил Кайман. – Время дорого.

Эббот шумно выдохнул, раздувая ноздри, но кивнул.

– У нас гигантская проблема, – сказал Рот, обращаясь к главе клана. Ухмылка медленно сползла с его лица, и холодок скользнул по моей спине. – Лилин возродились.

Все Стражи уставились на него так, словно он снял штаны и пустился в пляс. Я смотрела на него, разинув рот, лихорадочно переваривая его слова. Да нет, наверное, мы ослышались. Невозможно, чтобы Лилин – раса демонов, которые забирают души одним лишь прикосновением, – вновь появились на свет. Эти твари настолько отвратительны, что, забирая души, они не просто убивают человека или Стража, но превращают их в мстительных духов, заточенных на разрушение. Стражи были созданы, чтобы стереть Лилин с лица земли еще во времена Евы и того чертова яблока.

– Этого не может быть, – прорычал Зейн. – Что за чушь ты пытаешься нам впарить?

Рот перевел на него взгляд, и его лицо стало застывшей маской.

– Я ничего не пытаюсь впарить, и поверь мне, фантазии у меня гораздо более увлекательные.

– Это не может быть правдой, – заявил Эббот, складывая мощные руки на своей широкой груди. – Мы знаем, что нужно для возрождения Лилин, и эти условия не были выполнены. Не говоря уже о том, что Паймона остановили, прежде чем ритуал был завершен.

– Демон пытается нас обмануть? – фыркнул Дез. Прохладный ветерок растрепал его волосы. – Эка невидаль.

Злость, способная сокрушить целые города, вспыхнула в глазах Рота. Он приготовился ответить, но я его опередила.

– Как такое возможно? Вы… мы знаем, что так не бывает.

Рот пристально смотрел на Зейна.

– Бывает.

– Откуда ты знаешь? – не унималась я.

Страж хохотнул, бормоча:

– Жуть как охота услышать эту историю.

Губы Рота скривились в усмешке.

– Как все вы, должно быть, знаете, если читали свои умные книжки о том, как происходит конец света, Лилит удерживают в Аду на четырех цепях.

Я кивнула. Я знала, что Лилит, моя далекая и незнакомая мать, закована в Аду, но не могла понять, при чем здесь это.

– Две цепи были разорваны, когда Паймон пытался провести ритуал, так что теперь она сидит только на двух цепях, – продолжил он. – Третья…

– Подожди. – Эббот жестом остановил его. – Как именно были разорваны две цепи? Паймона мы остановили, а невинность Лейлы – залог успешного ритуала – никуда не делась. Так что в твоих словах нет правды.

Боже мой…

Опять эта тягомотина с невинностью. Я с трудом сдержала стон, и рука машинально потянулась к цепочке на шее. Для того чтобы ритуал возрождения Лилин свершился, необходимо наступление сразу нескольких событий. Должна пролиться кровь Лилит, и это уже произошло, когда разбили кольцо, которое я до сих пор носила на шее. Моя кровь тоже пролилась, но последние два условия до сих пор оставались невыполненными.

Я должна забрать душу и лишиться невинности, в библейском смысле. Только Зейн и Рот знали, что я уже забрала душу, но Эбботу нельзя было об этом говорить, иначе он не простил бы меня. А что до последнего условия… Я все еще была девственницей, и это ставило крест на успехе ритуала.

– Паймон добился того, что пролилась и мертвая, и живая кровь, – сказал Рот, словно читая мои мысли. Он не смотрел на меня, пока говорил, но от его острых, как бритва, слов у меня в животе затягивался тугой узел. – Ее порезали. Я сам видел.

Ума не приложу, как он умудрился во время схватки разглядеть крошечный порез на моей руке.

– Да. Паймон пролил мою кровь, но… – Тотчас ожили воспоминания о той страшной ночи. После того как Рот и Паймон оказались в демонической ловушке и сгинули в огненной пучине, на полу остался опаленный круг, а в том месте, где лежала связанной я, образовалась дыра.

Эббот сурово сдвинул брови. Он открыл рот и повернулся, буравя меня пронзительным взглядом, в котором читалось обвинение. Я невольно отшатнулась. Неужели он узнал правду о Петре? О том, что я забрала душу Стража, защищая свою жизнь? Я уже чувствовала, как петля затягивается на моей шее. Зейн придвинулся ближе ко мне, и в моих легких будто кончился воздух.

– Твоя невинность, – произнес Эббот тихим, обманчиво спокойным голосом. – Ты клялась, что до сих пор невинна, Лейла.

Клялась?

– Я не лгала тебе.

– Тогда как же разорвались цепи? – спросил он.

– Теперь он верит нам, – сказал Кайман, качая головой. – Как быстро он засомневался в Лейле.

Хотя меня и задело это меткое замечание, я решила не обращать внимания на слова Адского Правителя и обвела взглядом демонов и Стражей. Николай отвернулся, когда наши глаза встретились. Дез и Мэддокс уставились на меня так, словно им наконец-то открылась вся правда. На Зейна я даже боялась смотреть – вдруг и он поспешил сделать выводы?

Утешало лишь то, что, кажется, никто из них не подумал о загубленной мною душе. Вместо этого они предпочли поверить, что кто-то залез ко мне в трусы. Я сжала губы, разрываясь между желанием разубедить их в том, о чем они подумали – тем самым признавшись в том, что натворила на самом деле, – и необходимостью держать рот на замке.

Зейн шумно выдохнул.

– Лейла сказала нам, что она… ну, ты знаешь, что она сказала. У нас нет причин сомневаться в ней, но у нас есть все основания не доверять вам.

Облегчение, которое я сразу испытала, оказалось недолгим. Рот удивленно выгнул красивую бровь:

– Если вспомнить, что я спас твою задницу, угодив вместо тебя в ловушку, думаю, ты мог бы доверять мне чуть больше.

Я закрыла глаза. Все шло к тому, что этот разговор закончится ссорой.

– И я благодарен тебе, – сдержанно ответил Зейн. – Но это не меняет твоей сути, как и того, что Лейла по-прежнему…

Тепло хлынуло к моим щекам.

– Ладно. Прекратите. Все вы. Мне бы не хотелось продолжать этот обмен сплетнями о моей девственности.

– Мне тоже, – пробормотал Дез.

– Но когда я проверяла в последний раз, девственная плева была на месте, и это означает, что я невинна. – Мои руки непроизвольно сжались в кулаки, когда у Рота брови полезли на лоб. – Думаю, теперь мы можем закрыть эту тему?

– Что ж, если ты говоришь правду, выходит, демон лжет, – со злостью произнес Эббот.

– Демон? – с издевкой переспросил Рот. – Правильнее будет «Ваше Высочество».

– Ладно. – Кайман скользнул вперед, поднимая руки в притворной капитуляции перед Стражами, уже обнажившими клыки. – Никто не лжет – ни наш Кронпринц, ни наша умница, драгоценная, целомудренная Лейла.

Я метнула на него неодобрительный взгляд.

Демон усмехнулся.

– Как это обычно бывает, в тексте ритуала нет ни слова о том, как и при каких обстоятельствах Лейла должна потерять невинность.

– Я бы попросила тебя замолчать, – пробормотала я, потирая лоб. Голова уже раскалывалась от боли. – Невинность – это не вещь, которую можно вот так запросто «потерять» или случайно положить не на то место и забыть.

Эббот сузил глаза.

– Хорошее замечание. – Кайман сунул руки в карманы джинсов, раскачиваясь взад-вперед на каблуках своих сапог, и по ликующему выражению его лица я вдруг с ужасом догадалась, что загнала себя в угол. – Потеря невинности – это плотский грех, но совсем не обязательно заниматься сексом, чтобы испытать удовольствие от греха. Верно?

Кровь отхлынула от моего лица, и, шокированная, я открыла рот. Ах, какое удовольствие я испытала с Ротом. Кровь снова прилила к лицу, стоило мне вспомнить о том, чем мы занимались, прежде чем отправились на поиски «Малого ключа». Рот и я… мы не дошли до самого конца, но были близки к этому. Его рука блуждала… о боже, только не думай сейчас об этом, одернула я себя.

Невозможно длинные ресницы Рота опустились, когда слова Каймана медленно дошли до всех присутствующих. Стражи по очереди посмотрели на меня так… словно я убила целый выводок младенцев, а затем радостно искупалась в их крови.

– Что? – сказала я, переминаясь с ноги на ногу, и взглянула на Зейна. На его скуле дергалась жилка.

Кайман вскинул голову.

– Иными словами, все, что ей нужно было испытать, так это оргазм.

– О боже, – простонала я, закрывая руками пылающее лицо. Я бы предпочла снова оказаться в переулке, где меня порвал бы на куски тот Страж. Все лучше, чем находиться здесь.

– И, скорее всего, с чьей-то помощью, – добавил Кайман. – Пожалуй, это единственное объяснение.

Кто-нибудь, убейте меня сейчас.

Зейн выругался себе под нос, и мне показалось, что я расслышала слово шлюха, брошенное кем-то в глубине арахисовой аллеи позади меня, но я не могла сказать с уверенностью, потому что никто не отреагировал на этот тихий шепот. Несложно было догадаться, с кем я испытала «удовольствие греха». И если вспомнить, что мне заказано приближаться к тем, у кого есть душа, возможных кандидатов – раз-два и обчелся.

– Ну… – протянул Рот. – Как-то неловко это обсуждать.

Я медленно опустила руки.

– Ты думаешь?

Он не смотрел на меня.

– Что ж, теперь, когда мы это выяснили…

– А как же загубленная душа? – всполошился Николай.

Волоски поднялись у меня на загривке. Я должна была испытать облегчение от того, что мы сменили тему, но на душе стало еще тревожнее.

Рот пожал плечами:

– Если ты помнишь, «Малый ключ» – древний текст. Это означает, что расшифровать его не так-то легко. Очевидно, что мы все толкуем его неправильно, в том числе и я, хотя и обладаю сверхспособностями. «Малый ключ» у вас. Посмотрите, может, вам и удастся выяснить, что к чему.

Стражи, казалось, приняли его доводы, но Эббот метнул на меня взгляд, в котором читалось, что мы поговорим об этом позже и разговор будет не из приятных.

– Но вернемся к насущному вопросу – три цепи сорваны, и это означает, что Лилин возродились.

Снова-здорово.

– Подожди. – Я сделала глубокий вдох. – Я не знала, что цепи разрываются с рождением Лилин. – Беспокойство шевельнулось у меня в животе, когда я взглянула на Эббота и Зейна, а потом перевела взгляд обратно на Рота. – Никто… никто из вас ни слова об этом не сказал. Вы уверяли меня, что если Лилин возродятся, все силы будут брошены на их поимку, и до Лилит уже никому не будет дела.

– Не было никакой необходимости посвящать тебя в подробности, – отрезал Эббот.

Тревога уступила место обжигающей злости, когда я повернулась к человеку, в котором некогда видела второго отца. Я так устала от лжи. Эббот долго скрывал от меня, что Лилит моя мать; что Илья – Страж, который вел себя так, словно ненавидел меня только за то, что я появилась на свет, – на самом деле мой отец.

– В самом деле? Не было никакой необходимости, учитывая, кто она для меня?

– Справедливое замечание, – признал Рот.

– Ты тоже мне ничего не сказал, – огрызнулась я в ответ. Его губы сжались в твердую линию, и я мысленно призывала его посмотреть на меня, объяснить, почему он умолчал об этом. Он так и не поднял взгляд, и мрачное предчувствие шевельнулось глубоко во мне. – Значит, если четвертая цепь оборвется, Лилит окажется на свободе?

Третий демон, который до сих пор хранил молчание, покачал головой.

– Лилит не выйдет на свободу. Босс держит ее под замком, и, скорее, Ад покроется льдом, прежде чем она вырвется на волю. – Он рассмеялся своей шутке, и я удивленно выгнула бровь.

Эббот расправил плечи.

– Даже если Лилит все еще в плену, возродившиеся Лилин представляют для нас огромную проблему.

– Пока родилась только одна из них. Будь их больше, вы бы уже знали об этом. Все вокруг кишело бы призраками. Но даже одна Лилин способна превратить этот город в свою персональную игровую площадку для высасывания душ, – сказал Рот. – Лилин могут забрать душу сразу, одним прикосновением руки, а могут присасываться к людям, медленно вытягивая из них души, изменяя их внутренний моральный кодекс. Лилин могут искусить и Стража, если он попадется им в руки.

О, это гораздо хуже. Караул.

– И они единственные, кто может контролировать призраков, – добавил Кайман. – Если они заберут душу целиком, созданное ими мстительное существо будет подчиняться только Лилин. Это вдвойне опасно.

Любое существо, прежде имевшее, а потом потерявшее душу, превращалось в призрака. Они не доставались ни Аду, ни Раю. Призраки застревали на Земле, и горькая ненависть зрела в них. Очень скоро они становились опасными и могущественными, так что их отношения с людьми нельзя было назвать дружественными. Иногда они охотились за теми, кого знали при жизни. А случалось, что и не делали никаких различий и нападали на всякого, кто встречался на их пути.

– Знаете, что-то мне подсказывает, что Альфы – ваши небесные монстры – не очень-то обрадуются. – Рот скрестил руки на груди. – Поэтому мы должны найти Лилин, прежде чем Альфы надумают вмешаться. Иначе нам всем не поздоровится, в том числе и Стражам.

Альфы решают все. Ангелы. Моя полудемоническая задница еще ни одного не видела.

– Почему ты считаешь, что опасность грозит и Стражам? – недоуменно спросила я.

Мне ответил Кайман.

– Альфы не самые большие поклонники Стражей, хотя сами их и создали. Верно, бесстрашный лидер? – Не дождавшись ответа от Эббота, Адский Правитель усмехнулся. – Альфы воспримут существование Лилин как доказательство никчемности Стражей, их полной бесполезности. И в качестве наказания сотрут их с лица земли, заодно со всеми остальными.

Боже мой, Альфы действительно не станут церемониться.

– Поэтому мы должны действовать сообща, – заявил Рот.

Мэддокс недобро засмеялся.

– Стражи заодно с демонами? Ты что, обкурился?

– Как я уже говорил, Босс запрещает баловаться наркотой во время работы. – Лицо Рота приняло невозмутимое выражение. – И вам придется переступить через свои предрассудки и нетерпимость. Мы находимся в городе, где более полумиллиона жителей, и это не считая пригородов. Масштаб ущерба, который может причинить даже одна Лилин, астрономический.

– Значит, возвращаемся к тому, что мы имели два месяца назад? – сказал Зейн. – Только вместо влюбленного демона у нас теперь Лилин? Лилин, которая может вытягивать душу из человека…

– Постой. – Мэддокс повернулся, наконец, отрывая взгляд от демонов. – Если ритуал состоялся и родилась Лилин, тогда выходит, что Лейла – ее мать? Демон рожден ее кровью.

– Фу. – Я сглотнула, ощутив во рту привкус крови. – Уж к новорожденной Лилин я точно не имею никакого отношения. Даже не пытайтесь мне это приписать.

– Лилин родилась и от крови Лилит, так что… – Рот вздохнул, качая головой. – Это не имеет значения, ты все равно отпадаешь.

– Прошу прощения? – прорычал Мэддокс.

Рот проигнорировал Стража.

– Зато пригодишься для борьбы с Лилин и им подобными, – пробормотал Эббот себе под нос. Я нахмурилась. Что это значит, черт возьми? Он покачал головой. – Мы должны найти и остановить Лилин.

– Мы уверены, что Лилит не может выйти на свободу? – спросила я, так до сих пор и не разобравшись в своих чувствах к матери, закованной в Аду.

– Босс не допустит этого. – Рот наблюдал за Эбботом с натянутой улыбкой.

Напряженность между ними казалась ощутимой, и чутье подсказывало мне, что их конфликт гораздо глубже и вызван не только тем, что они враги.

– Дело в том, что мы толком ничего не знаем о Лилин.

Я почувствовала, что мне нужно сесть.

– Не знаете?

– Нет. Возможно, какая-то информация скрыта в «Малом ключе», но… – Рот повернулся к Эбботу. – «Малый ключ» у вас.

– И он останется с нами, так безопаснее, – ответил Эббот.

– Безопасность – понятие субъективное, – пробормотал Рот.

– Мы уже знаем, что говорит «Малый ключ» о Лилин, – вмешался Николай.

– Не хочешь поделиться? – ухмыльнулся Рот. – Это всегда полезно.

Эббот переступил с ноги на ногу.

– Там нет ничего нового. Только смутные ссылки на времена, когда они правили Землей. Ничего заслуживающего внимания. Дело серьезное, – выдержав паузу, добавил Эббот. – Достаточно серьезное, так что мы не будем мешать вашему расследованию.

Имелось в виду, что Стражи не станут охотиться на Рота и его команду, и это уже многое значило. Мэддокс и другие Стражи зароптали, но Эббот жестом заставил их замолчать.

– Как Глава клана Округа Колумбия я сам принимаю решение, – сказал он, бросая свирепый взгляд на своих подчиненных. – Мы не можем допустить, чтобы Лилин взяли верх над нами. – Он перевел убийственный взгляд на демонов. – Но если я хотя бы заподозрю какой-то подвох, то лично истреблю каждого из вас.

Рот пожал плечами:

– Все, что нам нужно, это чтобы вы все проявляли особую бдительность во время вашей… охоты.

– Не могу поверить, что мы вступаем в сговор с демонами, – сказал Мэддокс, пятясь назад.

Мне тоже не верилось, но борьба с Лилин стоила того.

– Ничего не поделаешь, – с тяжелым вздохом произнес Эббот. – Мы будем следить за любыми подозрительными сигналами. Наши контакты в отделах полиции и больницах очень пригодятся.

Кайман кивнул в знак согласия, и одно то, что между нами состоялся довольно цивилизованный разговор, уже было эпохальное событие.

– Мы будем присматривать и за тем, что творится на земле. Лилин, скорее всего, станет разыскивать других демонов. Ну, чтобы сблизиться и подружиться. Надеюсь, хотя бы один вызовет у нее доверие.

– Хорошо, – сказал Эббот, расправляя плечи. – А теперь убирайтесь к черту из моих владений.

Облачко пара вырвалось из моего рта, и сердце ухнуло куда-то вниз. Нельзя допустить, чтобы они вот так ушли. Я шагнула вперед, не обращая внимания на колющие взгляды Стражей. Мне было все равно. Пусть засунут свои фанатичные идеалы куда подальше…

– Мы уже уходим, но… – Рот, наконец, повернулся ко мне. Наши взгляды столкнулись, и словно тисками мне сдавило грудь. – Нам нужно поговорить.