Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 35

Читать книгу Холодные объятия
2518+2290
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 35

Моему телу понадобилось еще полтора дня, чтобы полностью восстановиться. За это время Рот стал моим закадычным другом. Как и Кайман. Они вдвоем развлекали меня, как могли, заставляя выдерживать постельный режим.

В результате я посмотрела все фильмы с Уиллом Ферреллом из домашней видеотеки.

Мы втроем строили планы на будущее, решая, куда ехать дальше. Осмысливая события последнего времени, мы пришли к выводу, что я неоднократно сталкивалась с пострадавшими и заразила их во время случайных контактов, поскольку мы, разумеется, не целовались. Такое объяснение годилось для Дина и Гарета, но выглядело притянутым за уши в случае с женщиной из клуба на Палисейдс и другими безымянными и безликими жертвами. Многое не стыковалось, посоветоваться было не с кем?

Мне стало легче оттого, что у нас появился план действий, пусть даже не самый детальный и продуманный, но в минуты тишины, когда Рот уходил, а Кайман засыпал в своем кресле-качалке, я не могла не думать обо всем, что потеряла.

А потеряла я многое.

Хотя Стражи так жестоко обошлись со мной, они все равно оставались моим кланом. Другой семьи я никогда не знала. Я потеряла Зейна, но, если быть честной до конца, я знала, что это произошло задолго до рокового поцелуя. На самом деле это случилось, когда я позволила начать наши отношения, зная, что они закончатся печально. Печально для Зейна. И теперь прощайте, наша дружба и все, что было между нами, потому что Зейн наверняка презирает меня, забравшую его душу. Он должен испытывать отвращение, ведь он доверял мне, а я его предала. И мое предательство похлеще любой измены.

Я чуть не убила его.

Боль от потери Зейна не ослабевала, и я сомневалась, что она когда-нибудь пройдет. Мне как будто отрубили руку или ногу.

И мои друзья? Сэм? Стейси? Я не могла с ними связаться и даже не знала – вдруг они тоже заражены, только еще не проявились симптомы? Безвестность мучила меня. Боже, как все смешалось и перепуталось.

В такие сумрачные моменты мне хотелось свернуться клубочком и превратиться в нечто совершенно бесполезное. Мне семнадцать лет, а моя жизнь, в некотором смысле, уже закончена. Может, впереди меня ожидала совсем другая, новая жизнь, но я никогда ее не планировала.

Рот ворвался в гостиную, держа в руках миску с сырными шариками. Он плюхнулся на диван рядом со мной, окинул меня долгим взглядом, а потом зачерпнул целую пригоршню сырного лакомства и отправил в рот. Только ему удавалось есть по-свински и при этом выглядеть сексуально.

Проклятый демон.

Между нами… между нами еще сохранялась напряженность. Многое было сказано, многое недосказано. Так или иначе, он относился ко мне с глубокой нежностью, и никто не убедил бы меня в том, что до боли красивые слова, которые он произнес, родились в моем воображении. Просто я не знала, что делать с этими словами, верить ли им, пускать ли в свое сердце. Тем более что и в сердце, и в голове сейчас царил полный сумбур.

– Что такое? – спросил он и снова полез в миску рукой.

Я дернула плечом и перевела взгляд на Каймана, устроившегося перед телевизором. На экране шел «Эльф».

Рот предложил мне сырных шариков. Я взяла один, сунула в рот. Крошки посыпались на колени. Вздох. Он ничего не сказал, и я знала, что он ждет ответа.

Я подтянула ноги к груди и оперлась подбородком на колени.

– Я хочу увидеть Стейси.

Он плотно сжал губы и нахмурился.

– Я не думаю, что это хорошая идея.

– Мне нужно увидеть ее и Сэма. Я должна убедиться, что не заразила их, – объяснила я. Кайман, как ни странно, повернулся и внимательно нас слушал. – Теперь, когда я снова вижу ауры, я сразу все пойму.

– Раз уж мы заговорили об аурах, – начал Рот. – Я хочу, чтобы ты взяла Бэмби обратно. Она, может, и нарушает твои способности, зато делает тебя сильнее.

Я тоже хотела забрать ее к себе, но не сейчас. Во всяком случае, пока мы не узнаем наверняка, из-за нее ли мои способности вытягивать души достигли уровня Терминатора.

– Я возьму ее со временем, потому что сейчас для меня важнее видеть души.

– Это верно. – Кайман потянулся, словно кот. – Но встречаться с друзьями – глупо. Стражи из твоего клана только этого и ждут.

Я твердо стояла на своем.

– Возможно. Но мне нужно увидеться хотя бы со Стейси. Она моя лучшая подруга. Мне нужно знать, не навредила ли я ей. Я… я не могу уехать, не выяснив этого.

Кайман закатил глаза.

– Иногда я задаюсь вопросом, не человек ли ты наполовину.

– Заткнись, – сказал ему Рот, потирая челюсть. – Ладно. Я понял. Мы это сделаем, но надо действовать быстро и осторожно. А потом мы должны решить, куда все-таки едем.

Я испытала невероятное облегчение и опустила ноги. Если бы только я могла повидать и Зейна, но вряд ли это возможно. Этого не будет никогда.

Кайман вздохнул в своем углу.

– Кстати, о вариантах маршрутов. Я слышал, что Гавайи – довольно крутое местечко. Не знаю, как вы, ребята, но я бы не отказался от пляжного отдыха.

Мы отправились к Стейси домой на следующий день, в пятницу. Ее мама была на работе, маленький братик в яслях как минимум до пяти вечера, поэтому мы смогли проникнуть в дом и подождать ее там.

Под проникновением в дом я подразумевала вовсе не взлом замков. Я просто достала запасной ключ, который Стейси всегда оставляла под огромной пальмой в кадке на заднем дворике, и мы вошли.

Я вдохнула слабый аромат яблок и тыквы, стараясь запомнить его надолго. Мама Стейси была помешана на ароматизаторах, отчего в их доме всегда пахло теплым осенним вечером.

Рот шел следом за мной, и меня не покидало ощущение, будто демон буравит взглядом мою задницу. В гардеробе, который они с Кайманом «подобрали», не оказалось привычных для меня вещей. Зато в нем появились платья, плотно облегающие джинсы, которые приходилось надевать лежа, кожаные брюки и куча всяких обтягивающих свитеров.

Сегодня я надела белые джинсы и черную водолазку, и в этом прикиде мне оставалось только заняться стриптизом и найти ближайший шест.

Я обернулась через плечо, и Рот выгнул бровь, а уголок его губ скользнул вверх.

– Ты можешь идти впереди?

Он хмыкнул.

– Не в этой жизни.

Бросив на него выразительный взгляд, я поспешила в гостиную. Стейси могла прийти в любой момент, и, если нам повезет, то с Сэмом. Мы с Ротом решили, что лучше не предупреждать ее о нашем визите, и раз десять объехали окрестности, прежде чем запарковались в трех кварталах от дома. Рот, зная, что его «Порше» слишком приметная тачка, позаимствовал машину Каймана.

Винтажный «Мустанг». Да уж, скромнее не придумаешь.

Я присела на краешек дивана, сцепив руки.

Рот остановился у газового камина.

– Хочешь, согрешим прямо на диване?

У меня отвисла челюсть.

– Или можем сделать это на кухонном столе. – Он подмигнул. – Конечно, спальня тоже подойдет, но боюсь, получится очень грязный секс.

Меня обдало жаром, и он рассмеялся.

– Ты бы видела выражение своего лица.

– Извращенец, – сказала я, с трудом сдерживая улыбку.

Рот пожал плечами.

– Из всех ругательств, которые я слышал в свой адрес, это вряд ли худшее.

– Зато в точку, – пробормотала я.

Он снова засмеялся.

Я услышала, как открывается входная дверь, и вскочила на ноги. Я приготовилась бежать ей навстречу, но Рот меня опередил. Он уже стоял у входа в гостиную, прежде чем я успела сделать шаг.

Из прихожей донесся визг Стейси.

– Что за?.. Рот, ты напугал меня до чертиков!

– Извини, – ласково протянул он.

– Где ты был? Где Лейла? Как ты?.. – Голос ее дрогнул, когда она появилась в дверях.

Я улыбнулась, увидев ее, и вдруг почувствовала слабость в ногах. Это было такое облегчение… сладкое, приятное облегчение. Ее аура осталась прежней – мягкого оттенка зелени. Не совсем чистая душа, но здоровая. Я не понимала – ведь мы очень тесно общались, и с ней ничего не произошло. Впрочем, только это и имело значение.

Рюкзак с тяжелым стуком упал на пол, когда она заметила меня.

– Боже мой, Лейла, где ты была? Я так волновалась! – Она бросилась вперед, но я подняла руку, останавливая ее. Она застыла как вкопанная. – Что такое?

– Не подходи слишком близко. Я… короче, это может быть небезопасно для тебя.

Она нахмурилась, переводя взгляд с Рота на меня.

– Почему рядом с тобой небезопасно? И где, черт возьми, ты была? Мы все переживали. Сэм думает, что тебя похитили те парни из Церкви, и Зейн…

– Что с ним? – перебил Рот, подходя ближе к Стейси. Его голос выдавал крайнее напряжение. Оно буквально сочилось из него.

Стейси округлила глаза, отступая назад. Она с трудом сглотнула.

– Он заезжал несколько раз, спрашивал, нет ли вестей от Лейлы. Вот и все.

Мое сердце билось о ребра, словно дикий зверь, пытающийся вырваться из клетки.

– Как он… выглядит? Здоровым?

Казалось, мой вопрос запутал ее окончательно.

– Да вроде как обычно. Просто очень взволнованный и расстроенный. Как и я. – Она бросила взгляд на Рота. – А что происходит, ребята?

– Когда в последний раз Зейн приезжал сюда? – Тот факт, что Рот не назвал его Каменным, лишь подтверждал серьезность ситуации.

– Вчера, примерно в это же время. Он заезжает каждый день, начиная с…

Рот выругался и повернулся ко мне:

– Я говорил тебе, что это плохая идея. Нам нужно уходить.

– Подождите! – взвизгнула Стейси, топая ногой. – Никто не выйдет отсюда, пока мне не объяснят, что происходит!

– У нас есть время, – сказала я Роту. – Никто же не ломится в дверь прямо сейчас.

– Вот именно, что прямо сейчас. – Он посмотрел на меня, и его плечи напряглись. – Я знаю, ты не хочешь думать об этом, да и я не думаю, что он намеренно причинит тебе вред, чего не скажешь о тех, кто ходит за ним по пятам. И, наверное, следит за ним по дороге сюда.

– Я тоже об этом думаю, Рот. Не совсем уж я дура. Я знаю, что нам надо торопиться, но Стейси заслуживает того, чтобы знать, что происходит.

– Чертовски верное замечание! – звонко воскликнула Стейси. – Наследный ты принц или нет, как насчет того, чтобы сесть и заткнуться?

Рот ошалел от такой наглости, но рассмеялся.

– Неплохо, ты мне нравишься.

– Я всем нравлюсь, – парировала она. Затем, глубоко вздохнув, посмотрела на меня. – Так что случилось?

– Наверное, тебе лучше присесть, – предложила я.

На мгновение показалось, что Стейси опять примется спорить, но она уселась в кресло. Я вкратце рассказала ей, что произошло, не вдаваясь в подробности о клетке или пытках. Мне не хотелось переживать это заново, пусть даже в рассказах. К тому времени, как я закончила, на ней лица не было.

– Боже, Лейла, я… я даже не знаю, что сказать. Я хочу обнять тебя, но ты ведь испугаешься, если я приближусь, да?

Я закусила нижнюю губу.

– Я точно не знаю, как заражаю людей, но это… это точно я.

Слезы наполнили ее темные глаза.

– Нет. Я отказываюсь в это верить. Дело не в тебе, даже если ты не знаешь, как это происходит.

Я улыбнулась ей. Мне и самой хотелось обнять подругу.

– Спасибо тебе, но…

Она покачала головой.

– Это бред какой-то. Почему же я не заразилась? Или Сэм? Ты находишься рядом с нами больше, чем со всеми остальными.

– Мы пока не знаем, – сказал Рот. – Но обязательно попытаемся выяснить.

Смахнув невидимые слезы, она шмыгнула носом и уронила руки на колени.

– Что ты собираешься делать? Ты же не можешь вот так просто уйти.

У меня закололо в животе.

– Я должна, Стейси. По крайней мере, на время, пока не выясню, как я это делаю.

– А как же школа? Ты не закончишь школу. Старшую школу, Лейла.

– Думаю, она это знает, – сухо ответил Рот. – Но спасибо, что напомнила.

У нее задрожали губы.

– Извини, но это же очень важно. Что ты будешь делать со своей жизнью? Как ты…

– У нее все будет в шоколаде, – твердо сказал Рот.

Я вздохнула.

– Сама еще не знаю. Может быть, удастся получить аттестат, а потом записаться на онлайн-курс в колледже, пока буду заниматься своей проблемой.

Стейси встала с кресла, качая головой.

– Это неправильно.

Конечно, нет.

Она принялась расхаживать по комнате.

– Должен быть какой-то выход. Не поверю, что это твой единственный…

Рот застыл с прямой спиной, словно ему в позвоночник залили бетон. Он тихо ругнулся и резко повернулся ко мне. Я уже была на ногах, потому что только одно могло вызвать такую реакцию.

– Что это? – спросила Стейси, оглядываясь по сторонам.

– Страж поблизости, – ответил Рот.

Мои руки сами сжались в кулаки, когда по коже пробежал ток.

– В котором часу, ты сказала, обычно приходит Зейн?

– Примерно в это время, может, чуть позже. – Ее глаза расширились. – Он никогда не обидит тебя, Лейла.

– Я знаю, – кивнула я и надеялась, что мы обе правы. Я даже представить себе не могла, какими глазами посмотрит на меня Зейн после того, что я с ним сделала.

– Страж учует, что мы здесь. Он распознает нас по запаху. – Рот повернулся, черты его лица заострились. – Это будет…

С треском распахнулась дверь, и Стейси вскрикнула. Шум доносился из задней части дома, откуда мы зашли и заперли за собой дверь. Но мне ли не знать, что Зейн – настоящий профи во вскрытии замков. И я знала, что это он. Слабый аромат морозной мяты уже дразнил мое обоняние.

Рот внезапно оказался передо мной, заслоняя меня спиной, но я отступила в сторону. Я не собиралась прятаться или скрываться. И в тот миг, когда мое сердце подскочило к самому горлу, в прихожей промелькнула тень, и вот уже Зейн стоял на пороге гостиной.

Я чувствовала, что даже если бы сто человек находились в комнате, он все равно нашел бы меня сразу. Его взгляд тотчас отыскал мои глаза, и первое, что я заметила, это его ауру. Она оставалась все такой же белой и красивой, но слегка потускнела, словно угасающая лампочка. И выглядел он ужасно.

Темные тени залегли под глазами, похожие на бледные чернильные пятна. Щетина покрывала его обычно гладкие щеки, появилось напряжение в челюсти. Неужели это сделала я, когда забрала часть его души?

Зейн шагнул ко мне и споткнулся, словно не мог двигаться дальше.

– Лейла, – произнес он надтреснутым голосом. И будто что-то сломалось в нем. Исчезла подтянутость в теле, плечи обмякли.

– За тобой нет «хвоста»? – спросил Рот.

Но Зейн неотрывно смотрел на меня – его лицо побледнело, грудь тяжело вздымалась.

Рот исторг из груди низкое рычание.

– Слежки не было?

Стейси благоразумно попятилась назад.

– Чувствую, мне надо держаться подальше.

Зейн покачал головой.

– Нет.

Его ответ ничуть не успокоил Рота.

– Как ты можешь быть уверен?

– У них нет причин следить за мной. – Он на миг закрыл глаза, качая головой. – Боже, Лейла, я… прости меня.

Ошеломленная, я прижала руку к груди.

– Почему ты просишь прощения? Ведь это я виновата…

– Я знаю, что они сделали с тобой. – Он наконец взглянул на Рота. – Что бы ты ни сделал, но ты ей помог, спасибо тебе. Я перед тобой в неоплатном долгу. Навечно.

Вау.

Даже Рот слегка опешил от такого поворота. И воздержался от ответной колкости. Он лишь сдержанно кивнул, и взгляд Зейна вернулся ко мне. Он покачал головой, и у меня сжалось сердце.

В парадную дверь постучали, и волоски на моей шее встали дыбом.

– Надеюсь, это не Стражи, а? – спросила Стейси. – Вряд ли они стали бы стучаться, верно?

Зейн не сводил с меня своих отливающих зеленью голубых глаз.

– Обычно они не стучатся, но я уверяю вас, что за мной не было слежки. Все думают… думают, что она мертва.

Губы Рота искривились, обнажая клыки. Он метнулся к Зейну, и, хотя я знала, что он не считает Зейна в чем-то виновным, ему хотелось пролить кровь – кровь любого Стража.

Я бросилась к нему и схватила его за руку.

– Не надо. Ты же знаешь, это не его вина. Не сражайся с ним. Пожалуйста.

Он так зыркнул на Зейна, будто хотел вспороть ему живот и выпустить кишки. Наконец он повернул голову и наклонился ко мне, так что когда заговорил, его дыхание обжигало мой висок.

– Только потому, что ты просишь. Только из-за этого.

Зейн закрыл глаза. Стук повторился.

– Э-э, я пойду, открою, – сказала Стейси и добавила одними губами: – Неудобно.

Рот высвободил руку.

– Я пойду с тобой. – Проходя мимо Зейна, он бросил на него предостерегающий взгляд. – Не заставляй меня жалеть о том, что я оставил тебя в живых.

Мышца дрогнула на скуле Зейна, но он промолчал. Как только Рот и Стейси вышли в коридор, я глотнула воздуха, в котором и не нуждалась.

– Я… я не знаю, что сказать, – прошептала я, обхватывая руками талию. – Но я сожалею о том, что сделала с тобой. Я не хотела. Я знаю, это ничего не меняет, потому что мой поступок…

– Стоп, – прервал меня Зейн, и его голос треснул. – Прекрати извиняться, Лейла. Здесь нет твоей вины. Ты не понимаешь. Столько всего произошло. – Он не договорил, сделав шаг вперед. – Мне плевать, что ты со мной сделала и что произошло, но это не ты. Этого не может быть.

– Зейн, – взмолилась я шепотом.

– В доме действительно живет призрак, – продолжил он, и я заморгала в недоумении, решив, что ослышалась. – Это Петр. Джефф поймал его на камеру вскоре после того, что… боже, что мой клан – твой клан – сделал с тобой… – Он тяжело сглотнул, и я готова была поклясться, что в его глазах блеснули слезы. – Они думают, что ты умерла. Даже Николай не уверен в том, что вовремя вызвал Рота, но я знал, что ты жива. Я чувствовал это. – Он похлопал себя ладонью по груди. – Если бы ты ушла, то забрала бы с собой частицу моего сердца.

Я судорожно вздохнула, заслышав приближение голосов, и вот в комнату вернулись Стейси и Рот. Следом за ними шел долговязый Сэм, и воздух выбило из моих легких, как если бы кто-то ударил меня в грудь.

Мои колени дрожали, когда я попятилась назад. Мозг отказывался осмысливать то, что я видела, но никаких сомнений не оставалось. Я чувствовала, как разрывается на куски мое сердце.

Зейн сдвинул брови, с тревогой глядя на меня.

– Лейла?

Комната покачнулась. Я смутно сознавала, что Рот приближается ко мне и встает рядом, но каждая клеточка моего существа устремилась к Сэму.

Он стоял в дверях, склонив голову набок, и что-то загадочно-неуловимое проскальзывало в его лице. Внешне он казался обычным. Обычным по стандартам «нового Сэма» – художественный беспорядок на голове, стильный прикид; и весь он искрился уверенностью в себе, как если бы щеголял в дорогущих дизайнерских джинсах. Сэм определенно изменился.

И это вызывало подозрения.

Он широко улыбнулся, и его глаза замерцали.

– Лейла? Ты в порядке?

Его голос тоже стал другим – теперь он словно впивался в мою кожу когтями. Я сделала вдох, и вдруг – о боже! – в голове что-то щелкнуло. Внезапно все стало понятно, до тошноты. Я просто многого не замечала до сих пор.

– Я знаю, – в ужасе прошептала я.

Недоумение промелькнуло на лице Стейси, и она сложила руки на груди.

– Знаешь что?

– Ах, наконец-то, – проворковал Сэм. – Озарение. Давно пора, а то я уже всерьез начал сомневаться в твоей сообразительности, сестренка.

Ледяной холод пронесся по комнате, когда понимание пришло и к Роту, и он глухо зарычал.

Взгляд Сэма скользнул в его сторону, но на него, похоже, ничуть не подействовала угроза, волнами исходящая от Кронпринца. Между тем я оцепенела, и, если до сих пор мне казалось, что мой мир рухнул после рокового поцелуя, я ошибалась. Он рушился сейчас, на моих глазах.

Вокруг Сэма не было никакой ауры. Ничего. Так же, как с Ротом и другими демонами. Бесконечная пустота. Но с Ротом все понятно. А вот с Сэмом…

У Сэма не было души.

О, но это еще не все. Человек не просто теряет душу. Если у него есть душа, но она его покидает, он умирает и становится призраком. Только нечеловеческое существо окружено бездушным вакуумом. Или одержимый.

Зейн только что сказал, что в доме бродил призрак. Выходит, это Петр творил безобразия, которые приписывали мне. В памяти всплыли слова старухи-ведьмы. Мы все не так поняли. Тот, кого мы искали, все это время находился перед нами, и он всегда крутился возле меня, общался с теми же людьми, что и я. В какой-то момент я даже сама догадалась об этом, когда узнала о смерти женщины из клуба на Палисайд. Я сказала тогда, что единственно возможное объяснение – то, что Лилин следит за мной, но отбросила эту идею, сразу же поверив в худшее о себе.

Ритуал Паймона завершился в ту ночь, которая сейчас казалась такой далекой. Моя девственность никогда не была ключом к заклинанию. Кайман оказался прав, когда сказал, что это должен быть только плотский грех. Моя кровь пролилась той ночью, прожгла дыру в полу, и в школьном подвале образовался кокон, что тоже стало частью ритуала. Моя кровь должна была пролиться.

Бэмби повлияла на мои способности, но только к лучшему. Она не давала мне забирать души людей, моих друзей и знакомых. Она помогала мне, и не я стала виновницей разыгравшейся трагедии. Странно, но я не чувствовала никакого облегчения.

– Все, включая твой клан и обе любви твоей жизни, думали, что это ты. – Сэм рассмеялся, и этот смех был его смехом. Только вот в его оболочке скрывался совсем не тот мальчишка, которого я знала. – Даже ты сама думала, что все это твоих рук дело. И это печально, на самом деле. Выводит низкую самооценку на новый уровень.

– Сэм, – выдохнула Стейси, прижимая руки к груди. Кровь отхлынула от ее лица. – О чем ты говоришь?

Его зрачки поглотили радужку, превращая глаза в осколки обсидиана. Черты лица остались прежними. Нет. Сэм не потерял свою душу. И не был одержимым. Все гораздо хуже, потому что перед нами стоял не Сэм. Впрочем, как и все это время.

Сэм был Лилин.