Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 33

Читать книгу Холодные объятия
2518+2310
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 33

Как только мы взмыли в небо, оставляя пепелище позади, я перестала следить за происходящим. Мое сознание мерцало, как неисправная лампочка.

Рот приземлился на какой-то крыше, и к нему быстро присоединился Кайман.

– Мы не можем лететь на Палисайд, – сказал Адский правитель. За его спиной сверкал огнями город. – Они наверняка знают, где ты живешь.

– Да, вынужден с этим согласиться. – Янтарные глаза впились в меня, и я увидела в них свое спасение. – Мне нужно, чтобы ты продержалась, ради меня. Договорились, малышка? Я залатаю тебя, будешь как новенькая.

– Я снова вижу… души, – сказала я. Мне почему-то казалось важным объявить об этом.

Рот криво усмехнулся.

– В самом деле? Это круто, детка. Правда, здорово. Скоро ты будешь в тепле. Только держись!

Я смутно осознавала, что на меня снова обрушиваются порывы ветра. На этот раз наш полет длился не секунды, а целую вечность и еще два года. Наконец мы приземлились в теплом и уютном доме. Я хотела спросить, где мы, но язык еле ворочался.

Сердце Рота громко колотилось, когда он прошел по тускло освещенной комнате и положил меня на кровать, которая пахла сиренью. Как только он выпрямился, тень соскользнула с его руки и прыгнула на кровать, где точки слились в узнаваемую форму.

Бэмби подползла ко мне и, подняв голову, положила ее мне на бедро. В моем сердце шевельнулась нежность, когда змея высунула раздвоенный язычок, здороваясь со мной.

– Открой глаза, Лейла.

Я почему-то думала, что они открыты. Пришлось моргнуть.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Рот, поглаживая мой влажный лоб.

Я попыталась понять, что чувствую.

– Не очень… больно.

Черты его лица напряглись, как будто ему нанесли удар.

– Это хорошо. – Он оглянулся через плечо. – Кайман?

Адский правитель шагнул вперед, осторожно раскладывая мои руки по бокам. Его глаза, в которых обычно плясали чертики, теперь смотрели серьезно.

– Кровяной корень, – сказал он, пробегая пальцами по моим рукам. – Он все еще в ее организме, поэтому она такая заторможенная. Она не сможет сменить обличье, пока он полностью не выйдет.

Как он догадался?

Кайман, наверное, прочитал вопрос в моем взгляде.

– Я долго живу на свете, сладкая, и много чего повидал.

Мне оставалось лишь поверить ему на слово.

Пальцы Рота коснулись моих скул.

– Это следы когтей. Кайман, это следы когтей.

– Я знаю, дружище, но не это самое страшное. – Он приподнял подол моей рубашки.

– Вот что… серьезно.

Рот прошипел.

– Железо.

– Да. – Он положил руки мне на живот, но я почти не почувствовала прикосновения.

Из моей груди вырвался шаткий вздох.

– Кажется… я умираю.

– Нет, – произнес Рот с яростью в голосе, как будто одними словами мог предотвратить неизбежное. – Ты не умираешь.

– Она в плохой форме, – сказал Кайман. – Похоже, ее хорошенько напичкали кровяным корнем.

Обвивая меня рукой, Рот придвинулся ближе. Разговаривая с Кайманом, он не отрывал от меня взгляда, и это было хорошо, потому что я цеплялась за него, как за спасительную соломинку.

– Я три дня не мог связаться с ней. Думал, что она опять меня избегает. – Он выглядел убитым горем. – Я писал и звонил, но…

Я хотела сказать ему, что он бы и не смог ничего узнать обо мне, но меня опередил Кайман, который произнес страшные слова.

– Плохи дела.

– Ни хрена, – отрезал Рот. – Я знаю, но мы должны что-то сделать.

Он покачал головой.

– Она не сможет исцелиться, Принц. Ты понимаешь, что это значит? Рана слишком глубокая. Хоть она и наполовину демон, но железо делает свое дело, и, будь она человеком, уже давно бы…

– Замолчи, – прорычал Рот, и его золотистые глаза засветились радугой. – Выход должен быть.

Кайман отступил в тень, будто не хотел нам мешать… нарушать наше уединение. Я открыла рот, но из него засочилась кровь. Рот быстро вытер мне губы и нежно накрыл ладонью мою щеку.

– Я не позволю этому случиться, Лейла. Должен быть… – Его глаза вдруг ярко вспыхнули, и он обернулся через плечо. – А что, если она пригубит душу? Это поможет?

– Я не знаю, – донесся до нас голос Каймана. – Во всяком случае, не повредит.

– Найди мне кого-нибудь. Кого угодно, – приказал он. – Мне плевать, кто это будет, просто сделай это сейчас.

– Нет, – прохрипела я. Собрав остатки сил, я заставила губы двигаться. – Я уже достаточно навредила. Я не буду… пить душу. Неважно… чью.

Досада промелькнула на лице Рота.

– Это необходимо. Ты это сделаешь. Возражения не принимаются. Я не позволю тебе умереть.

Казалось странным, что он так борется за мою жизнь – ведь его послали наверх, чтобы убрать меня, если будет доказано, что по моей вине разрушен порядок, – но сейчас было не время копаться в его мотивах. Я резко вдохнула.

– Не делай этого со мной. Пожалуйста. Пожалуйста… не заставляй… меня пить душу. Прошу.

Он покачал головой.

– Лейла…

– Не… делай этого со мной.

Его лицо исказилось, кожа натянулась, и я поняла, что он близок к тому, чтобы сменить обличье. Он наклонился, прижался лбом к моему лбу и взял мои руки в свои.

– Не заставляй меня сидеть здесь и смотреть, как ты умираешь. Ты не делай этого со мной.

Волна сожаления всколыхнулась во мне, подступая к самому горлу, и, хотя его слова выбили меня из колеи, я ничего не могла с собой поделать. Не знаю, сколько душ я уже забрала, но сейчас уж точно не собиралась сознательно губить еще одну.

– Ты хочешь умереть? – спросил он тихо. – Ты этого хочешь?

– Нет. Не хочу, но я не стану отправлять… в Ад… еще одного человека… ради того, чтобы выжить.

Дрожь сотрясла его тело, и он судорожно вздохнул.

– Ох, Лейла, – печально произнес демон. – Я не могу этого допустить. Ты можешь ненавидеть меня, когда все будет позади, но ты будешь жить.

Сердце учащенно забилось, и я попыталась протестовать, но заговорил Кайман.

– Постой. Кажется, есть еще один вариант.

Рот выпрямился, оглядываясь на него.

– Излагай. Только быстро.

– Как насчет ведьм? – спросил Кайман, подходя ближе к кровати. – Тех, кто поклоняется Лилит. Они почтут за честь спасти ее дочь.

Рот широко раскрыл глаза.

– Ты думаешь, у них есть какое-нибудь зелье?

– Кто знает, на что способны эти фрики, но игра стоит свеч.

– Иди, – хрипло произнес он. – Дай им все, чего они попросят, если только они смогут помочь ей. Плати любую цену.

Кайман на мгновение заколебался.

– Любую?

– Иди.

Кайман ушел. Больше ни о чем не спрашивая. Рот повернулся ко мне:

– Если это не поможет, я приведу сюда кого-нибудь, и ты возьмешь душу.

Я приготовилась спорить, но, встретившись с ним взглядом, поняла, что это бесполезно. Так же, как и Рот. Если с ведьмами не прокатит, у нас просто не останется выбора.

Рот опустил голову и глубоко вздохнул, а потом поднес мои руки к своим губам и начал целовать костяшки пальцев.

– У тебя такие холодные руки.

Я медленно моргнула. Мне хотелось задать ему столько вопросов, но каждый вдох требовал слишком много сил.

– Как это все началось? – спросил он, поднимая на меня измученный взор.

– Зейн… Зейн поцеловал меня, – прошептала я, наблюдая, как расширяются его зрачки. – Он делал это… раньше, и ничего не происходило, но…

Его губы пришли в движение.

– Выходит, из-за того, что этот идиот поцеловал тебя, они решили, что это ты на него напала?

Я закрыла глаза, с трудом подбирая слова.

– Не только это… но Зейн… с ним все в порядке. Сейчас.

– Честно говоря, мне по барабану, что с ним стало.

Я бы рассмеялась, если б смогла.

– Открой глаза, Лейла.

Мне не сразу удалось разлепить веки.

– Я… устала.

Он с трудом сглотнул.

– Я знаю, детка, но ты должна держать глаза открытыми.

– Хор… рошо.

Еле заметная улыбка, больше похожая на гримасу, промелькнула на его лице. Он положил мои руки к себе на колени и накрыл их ладонями.

– Ты сказала, что он целовал тебя раньше и ничего не происходило? – Когда я кивнула, он выругался себе под нос. – Мне следовало это предвидеть.

Я не очень понимала, о чем он говорит.

– Бэмби. – Догадка озарила его лицо, когда он взглянул на змею, свернувшуюся клубком у моего бедра. – Я знал, что она стала твоим фамильяром. Этого я и хотел от нее, чтобы она могла защитить тебя в случае чего, но даже не предполагал, что она способна воздействовать на таком уровне. Но теперь все встает на свои места. Ты снова можешь видеть души, да?

– Да.

– Это из-за нее. Сейчас она не на тебе, но, когда была с тобой, она влияла на твои способности, изменяла их. Фамильяры могут это делать, и я так понимаю, что даже с полудемонами. Я думал, что она просто сделает тебя сильнее. Но я не знал, что она может повлиять на твою способность контролировать дегустацию души.

Я закрыла глаза, пытаясь осмыслить все сказанное. Выходит, это не мои чувства к Зейну не давали мне высасывать его душу, служа неким космическим щитом любви. Все дело было в Бэмби – демоническом фамильяре. Разочарование свернулось тугим узлом в животе, но, по крайней мере, теперь я знала, в чем секрет моих безопасных поцелуев. И почему мои способности пошатнулись. Во всяком случае, большинство из них. Возможно, сила Бэмби извратила и мой дар забирать души, и я нечаянно погубила Дина и Гарета. Это имело смысл, тем более что меня не мутило после дегустации души той женщины в клубе, зато я почувствовала тошноту после поцелуя с Зейном. Выходит, все зависело от того, со мной ли Бэмби. А то, что случилось с Мэддоксом и разбитыми окнами – возможно, это Бэмби повлияла на мои силы. Или, как того опасался Эббот, мои способности непредсказуемы. И, значит, в доме нет никакого призрака. Что ж, хоть одна хорошая новость.

Если все так, получается, что если бы Бэмби не стала моим фамильяром, ничего бы вообще не случилось. Впрочем, я не могла злиться на змею. Бэмби спасла мне жизнь в ту ночь с Томасом. Только одного я не понимала – зачем Роту понадобилось, чтобы Бэмби сроднилась со мной?

– Я бы заставил тебя оставить ее, если бы знал, – тихо сказал Рот. – Я бы никогда не выпустил тебя из того лифта, если бы только догадывался о том, насколько влияет на тебя Бэмби.

Я удивленно посмотрела на него. Меня поразила искренность, сквозившая в его взгляде, которой не было прежде.

– Черт, – произнес он низким голосом. – Выходит, я заварил всю эту кашу.

Кайман вдруг ввалился в комнату, и Рот пристально уставился на него.

– Прошу, скажи, что ты не с пустыми руками.

– А то. – Он подошел к кровати, сжимая в кулаке небольшой пузырек. – Гарантий никаких, но это было лучшее из того, что они могли мне дать, и ты вряд ли захочешь знать, что я пообещал взамен.

– Мне все равно, что тебе пришлось им пообещать. – Нежно вернув мои руки на кровать, Рот поднялся и забрал у Каймана пузырек.

– О, ну, вероятно, потом станет не все равно. Но об этом лучше поговорить, когда все закончится, верно?

Тревога шевельнулась во мне, но Рот уже открутил крышку флакона.

– Что это? – спросил он.

– Какая-то смесь, которая нейтрализует эффект кровяного корня и, чисто технически, должна вернуть ее телу природную способность к исцелению. – Он помолчал. – Они сказали, что от этого ее потянет в сон, и просили не пугаться, если она отключится.

Рот кивнул и снова сел рядом со мной. Даже если в действиях ковена и скрывался подвох, это уже не имело значения. Усталость становилась все тяжелее, и я чувствовала, что мои силы на исходе. Холодный ужас кольнул меня при мысли о том, что я действительно умираю. И, видит Бог, я совсем не хотела умирать. Я позволила Роту приподнять мою голову, чтобы он мог влить в горло содержимое пузырька.

Я едва не задохнулась. Жидкость оказалась огненной, но Рот сжал мои губы, потирая большим пальцем горло, заставляя меня проглотить.

– Прости. Я знаю, что это невкусно, но все позади.

Когда я наконец сглотнула, он положил мою голову обратно на подушку.

– Если это не сработает, я уничтожу весь ковен. – Задергались желваки на его скулах, и он заскрежетал зубами. – Я надеюсь, они это понимают.

– Думаю, да. – Кайман попятился назад, когда Рот снова переключил внимание на меня. – Я, пожалуй… ненадолго слиняю.

Рот уже не замечал его. Он снова сменил обличье и растянулся на кровати рядом со мной. Мои ноги будто налились свинцом. Я чуть повернула голову, и наши глаза встретились. Я увидела, что он думает о том же, о чем и я.

Возможно, Кайман и ведьминское варево безнадежно опоздали.

– Сейчас я просто хочу держать тебя в руках. – Его голос звучал хрипло. – Это все, чего я хочу.

Я отдаленно почувствовала, как сдавило грудь. Если бы спросили меня, то я бы ответила, что хочу того же. Уходить в одиночестве совсем не хотелось. Но в моем желании крылось и нечто большее, правда, сейчас я не могла это осмыслить. Мои губы сложили слово хорошо, но произнести его вслух уже не было сил.

Он обнял меня, и его тело подарило мне приятное тепло. Через несколько мгновений я уже не могла держать глаза открытыми. Страх понемногу отступил, и во мне разлился блаженный покой. Если так умирают, то я бы сказала, что это совсем не страшно. Как будто погружаешься в сон.

Рот крепче обнял меня, обвил мои ноги своими ногами, положил подбородок на мою голову. Он глубоко вдохнул. Я тоже глотнула воздуха, проваливаясь дальше в темноту.

– Лейла?

Я хотела ответить, но уже не могла. Меня манила пустота, и я не противилась этому зову.

– Ты меня слышишь? Я хочу, чтобы ты знала кое-что, – сказал он. Его голос, хриплый и густой, звучал где-то очень далеко, но настойчиво. – Я люблю тебя, Лейла. Ты слышишь меня? Я полюбил тебя, как только услышал твой голос, и буду любить тебя вечно. Несмотря ни на что. Я люблю тебя.