Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 31

Читать книгу Холодные объятия
2518+2329
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 31

Беспокойство зашевелилось во мне, и страх, его верный спутник, тисками сдавил горло. Я посмотрела на Рота. У него на скуле дернулась мышца.

– Что вы имеете в виду?

Старуха обратила на меня молочно-белые глаза.

– Он знает. Ты знаешь. Это все, что я могу сказать. Вам незачем было сюда приходить. А теперь ступайте. – Она подняла хрупкую руку и помахала нам костлявыми пальцами. – Я устала от разговоров. Идите.

Рот не дал мне возразить. Он взял меня за руку и одним рывком поднял с дивана. Ведунье он поклонился в пояс.

– Будьте благословенны.

Старуха проворчала.

– Глупо, Принц, глупо…

По его лицу блуждала нахальная улыбка, но взгляд мог заморозить даже круги Ада. Рот крепко держал меня за руку, когда мы шли обратно мимо сидящих за столиками ведьм. Возможно, они посылали нам вслед порчу или сглаз, но меня это уже не трогало.

Ты ищешь то, что находится прямо перед тобой, принц. И ты это знаешь.

Чувствуя, что узлов в животе стало втрое больше, я попыталась выдернуть руку, но Рот лишь усилил хватку.

– Не надо, Лейла.

Мое дыхание участилось – два вдоха, один выдох. Я позволила ему вывести меня в коридор, но, как только мы зашли в лифт, вырвалась и нажала аварийную кнопку.

– Что ты от меня скрываешь? – потребовала я ответа, сжимая кулаки.

Рот прислонился к стене лифта.

– Не знаю, с чего ты это взяла.

– Не валяй дурака, Рот. Я хочу знать, почему ты вернулся из Ада. Скажи мне всю правду.

– Ты знаешь, почему я вернулся. Искать Лилин, – сказал он, скрестив руки на груди.

Все во мне кричало о том, что это лишь часть правды.

– Кажется, старуха уверена, что мы уже знаем, кто Лилин. Как будто она у нас перед носом – перед моим носом. И знаешь, что я думаю? Я думаю… – Мой голос треснул, и я отвела взгляд.

– Что ты думаешь? – тихо спросил он. – Скажи мне, Лейла.

Наши глаза встретились.

– Я думаю, что нет никакой Лилин, по крайней мере, той, что родилась от ритуала, успешно проведенного Паймоном.

Он ничего не сказал, стукаясь головой об стенку. Закрыв глаза, он выругался себе под нос, и у меня внутри все оборвалось.

– Рот, – прошептала я.

Он расцепил руки и потер лицо.

– Все это не просто. Я не думаю, что ты поймешь, насколько не просто.

Я сделала пару вдохов.

– Попробуй объяснить.

Опустив руки, он пронзил меня взглядом… настолько печальным, что я все поняла, прежде чем он заговорил.

– Меня там не было, когда начали рваться цепи, и я даже не знаю, произошло это до того, как меня сбросили в яму или во время моего падения. Босс… ну, он не очень-то следил за происходящим. Мы не могли понять, в чем дело. Ведь ритуал не был завершен.

Я привалилась к стене, из последних сил заставляя себя держаться на ногах. Я просила правду и должна ее услышать.

– Во всяком случае, мы не думали, что ритуал завершен, но Кайман оказался прав. Что считать плотским грехом – секс или просто связанные с ним удовольствия? Никто из нас не даст ответа, но мы знали, что наверху что-то происходит, и предположили, что либо Лилин возродилась, либо…

– Либо это я? – вырвалось у меня.

Рот снова на миг закрыл глаза и кивнул.

– Либо это ты. Третьего не дано. В этом мы были уверены. Поэтому Босс отправил меня обратно – найти Лилин или доказательства того, что это ты.

Я надавила на грудь основанием ладони.

– Вот почему я для начала вернулся в школу. Я не был уверен, что Лилин действительно там, но знал, что нужно… держаться поближе к тебе, чтобы увидеть, не изменилась ли ты, – продолжал он, оттолкнувшись от стены. Он начал расхаживать взад-вперед, под странный аккомпанемент фоновой музыки. – Я не думал, что это ты, ведь я тебя знаю. Ты, может, и полудемон, но душа у тебя чистая. И это настоящая чистота, а не та, о которой привыкли трепаться люди.

Сердце разрывалось от боли, потому что его слова напомнили мне многое из того, во что верил Зейн. Пожалуй, единственное, что их объединяло – это неугасающая вера в мою добродетель.

– Но потом были заражены другие ученики, все так или иначе связанные с тобой. – Он покачал головой, проходя мимо меня. – А доказательств существования Лилин по-прежнему не было. Да и до сих пор нет, разве что кокон. Я надеялся, что старуха подскажет нам другое направление поисков и не подтвердит то… чего я и боялся.

Что это я.

Он остановился передо мной, и выразительные черты его лица напряглись.

– Я с самого начала знал, что твои способности не уступают Лилин, только проявляются несколько иначе. Если Лилин забирает душу прикосновением, ты это делаешь через дыхание. Но, возможно, твои способности изменились. Я не знаю, но верю, что ты сама не догадываешься об этом, как и о том, что происходит на самом деле.

Я закрыла глаза.

– Разве это имеет какое-то значение?

– Да.

Резкий смешок вырвался у меня.

– Только не для Стражей и не для Альф. Как и не для людей или…

– Однажды ты сказала мне, что каждый имеет свободу воли, а я говорил, что это чушь. Помнишь?

Я открыла глаза.

– Да.

– И ты была права. Мы все имеем свободу волю. Даже демоны. – Он обхватил мою голову руками и наклонился ко мне. – Я доказал, что это так. А то, что происходит с тобой – если, конечно, это ты, – не твой свободный выбор. Так что для меня это имеет значение.

– Что значит «если»? Мы не нашли Лилин. Старуха прямо указала на меня. Ты даже вернулся… – Мой голос снова дрогнул. Я и сама не знала, почему меня так задели его слова о том, что он вернулся в школу только из-за моей способности забирать души. – Вернулся, решив, что, скорее всего, причина во мне. Почему… почему ты мне сразу не сказал?

Он отвернулся и глубоко вздохнул.

– А что бы это изменило?

– Ты должен был сказать мне.

Рот повесил голову.

– Я не хотел взваливать на тебя такую ношу.

Что-то шевельнулось у меня в груди от этого тихого признания, но я еще не все выяснила.

– Какой тебе дали приказ на случай, если я окажусь виновницей всего этого хаоса?

Он слегка покачал головой.

Меня захлестнул гнев, и я потянулась к нему, хватая за плечи.

– Говори.

Он посмотрел мне в глаза.

– Я должен позаботиться о тебе.

Меня будто ударили по лицу.

– Другими словами, ты собирался убить меня?

Он сглотнул.

– Лейла…

– Боже мой, Рот, ты… ты действительно здесь для того, чтобы уничтожить меня, да? Если ты найдешь доказательства или другой демон или Стражи обнаружат, что это я, ты должен будешь остановить меня.

– Это моя работа.

– Ты серьезно? – Я скользнула в сторону, подальше от него. Живот скрутило. После того, что между нами было, после того, как он утешал меня, когда я признавалась в собственных страхах… – Я доверяла тебе. Господи, получается, что все в тебе – в наших отношениях – это лишь хитрая игра. Ты сам-то хоть понимаешь это? В первый раз ты появился здесь, чтобы найти Паймона, а я была лишь средством достижения цели. А теперь я для тебя в буквальном смысле и средство, и конечная цель. Опять, блин, работа.

Он поморщился.

Я забилась в угол, смахнула волосы с лица. Мои мысли кружились и путались.

– Есть что-нибудь еще, чего я не знаю, но ты хочешь мне сказать?

Последовала пауза, и, хотя он покачал головой, я уже и сама знала ответ на свой вопрос.

Я опустила руки, уставившись на него.

– А сейчас ты врешь.

– Ты не понимаешь.

Это уже слишком. Я не сдержалась. Не знаю, что стало для меня последней каплей. Возможно, осознание того, что Рот получил задание на убийство. Я замахнулась и с силой ударила его по лицу. Удар ошеломил его, но не сдвинул с места. И он не дал сдачи. Он просто смотрел на меня. Молча. Демон, полный секретов. Я снова замахнулась, но на этот раз он перехватил мою руку.

– Прекрати, – сказал он.

Но я уже ничего не слышала.

Я подняла ногу, целясь коленом в самое уязвимое место, но он успел развернуть меня, и моя рука оказалась прижатой к груди, а я сама – в его медвежьих объятиях.

– Отпусти меня! – завизжала я, брыкаясь.

Рот напрягся.

– Мне что-то не хочется снова получить по морде.

Я напрягла ноги и переместила вес верхней части тела вниз. Застигнутый врасплох, он дернулся, и нас швырнуло вперед. Рот принял на себя основную тяжесть падения, но быстро перекатился, опрокидывая меня на пол. Я попыталась встать, но он вдруг оказался на мне, наваливаясь всем своим длинным телом.

– Прекрати, – прошипел он мне в самое ухо. – Я не хочу делать тебе больно.

Мое сердце перевернулось.

– Уже сделал.

Рот внезапно переместился, перекатывая меня на спину. Прежде чем я успела поднять руки, он поймал их за запястья и прижал к полу над моей головой. Я пыталась отбиваться, поднимая бедра, но эффект получился прямо противоположный, потому что он еще сильнее придавил меня.

Его глаза встретились с моими, и что-то изменилось в его взгляде. Рваное дыхание вырывалось из моей груди, и она судорожно поднималась и опускалась. Рот не выглядел сердитым, но ураган собственных эмоций не позволял мне разобраться в его чувствах, и лишь когда его взгляд упал на мои губы и по лицу пробежали тени, я различила в его глазах… голод.

И пусть миллионы причин объясняют, почему это неправильно, но между нами протянулась незримая нить понимания, которую не разрубить вовек.

– Пожалуйста, – прошептала я.

Он скатился с меня и в мгновение ока оказался в другом углу лифта. Его глаза полыхали, когда он выпрямился.

Поднявшись на ноги, тяжело дыша, я снова нажала аварийную кнопку, и лифт поехал вниз. Он сделал шаг в мою сторону, но я замотала головой.

Рот сцепил руки.

– Лейла…

– Я что-то значила для тебя? – Уже не в первый раз я задавала этот вопрос, но сейчас… сейчас от ответа на него зависело очень многое. И когда он опять промолчал, я обреченно кивнула, подтверждая свои самые страшные догадки. Я прокашлялась, но горло все равно болело, когда я заговорила: – Больше не подходи ко мне.

Желваки на его скулах ходили ходуном.

– Это невозможно.

– Мне плевать, что для тебя возможно, а что нет. Подойдешь ко мне – пеняй на себя, – предупредила я. И тогда меня осенило. Бэмби. Сразу стало понятно, почему он приказал змее остаться со мной. Ведь это все равно, что установить чип GPS-навигатора, только в виде демонической татуировки. – Бэмби, слезай.

Рот широко раскрыл глаза.

– Лейла, это неразумно. Не делай этого. Бэмби – такая же часть тебя, как и меня.

– Мне больше не нужно ничего, что является частью тебя. – Я снова позвала змею, и она разлилась в воздухе, материализуясь между нами. – Иди к нему, – произнесла я голосом низким и дрожащим.

Бэмби склонила голову набок, изучая меня. Когда лифт остановился и открылись двери, она повернулась к Роту.

– Нет, – сказал он. – Лейла, я нужен тебе. Послушай…

– Держись от меня подальше. – Я вышла из лифта и, потянувшись к цепочке на шее, сорвала ее и швырнула к его ногам. – Просто держись от меня подальше.

Двери лифта плавно закрылись, оставляя в кабинке Рота и Бэмби, а я повернулась и выбежала из вестибюля в холодную ночь.

Зейн ждал меня, привалившись к капоту «Импалы». Он оттолкнулся от машины, когда увидел меня.

– Слава богу. Ты в порядке?

– Да. – Я сбавила шаг, оборачиваясь через плечо. Рот не вышел следом за мной. – Нам лучше поскорее уехать.

Вместо того чтобы задавать десятки вопросов, он распахнул передо мной пассажирскую дверцу, а потом поспешил сесть за руль. Но как только за ним закрылась дверца и ожил мотор, молчаливая передышка закончилась.

– Что случилось?

Я покачала головой, не зная, с чего начать.

– Дай мне минуту. – Подавшись вперед, я закрыла лицо руками.

Зейн положил руку на мое колено и вырулил со стоянки.

– Я с тобой.

Кивнув, я закрыла глаза. Это были единственные слова, сказанные за всю дорогу до дома. Что бы ни чувствовал Зейн, он знал, что сейчас не время подталкивать меня к откровенности. И это хорошо, потому что я действительно не знала, что сказать.

Честно говоря, я попросту онемела. Или, может быть, какая-то моя часть уже осмыслила и приняла истину, даже свыклась с ней, пока все эти дни я складывала два и два, но рана от предательства Рота оказалась слишком глубокой.

Он знал правду все это время, с тех пор как вернулся. Всякий раз, когда он говорил со мной, ему ничего не стоило все рассказать, особенно в момент нашей недавней близости. Он мог рассказать. Но, собственно, зачем ему это? Я доверяла ему. Как это ни глупо, но я доверяла ему, и, если бы он нашел железные доказательства моей причастности к происходящему, ему было бы легче подобраться ко мне.

Боже, я столько раз оставалась с ним наедине. В тот день, когда спускалась с ним в подвал дома на Палисайд, а потом в его квартире… Я содрогнулась. Он мог бы «позаботиться» обо мне в любой из таких моментов. И это больнее всего, черт возьми, потому что это было время честности между нами. Несмотря на то что он отверг меня, выбросил как отработанный материал, несмотря на то что в моей жизни появился Зейн и расцветил ее новыми красками, я все еще – в глубине души, в самых потаенных ее уголках – тосковала по Роту, и эти чувства были намертво впаяны в мое сердце.

Похоже, ничего не оставалось, кроме как напиться в стельку где-нибудь в укромном уголке. Ладно. Сейчас не до этого. Еще столько всего предстоит сделать. И для начала решить, что дальше? Меня снова сотрясла дрожь, и я вцепилась пальцами в волосы.

– Лейла?

При звуке его голоса я подняла голову, и до меня дошло, что мы уже сидим в гараже. Машина стояла с выключенным двигателем. Я даже не догадывалась, как долго мы здесь находимся, но холодный воздух уже просачивался в салон.

Я посмотрела на него и заметила, какой он бледный, хотя его взгляд оставался твердым.

– Давай зайдем в дом, – сказал он. – И там поговорим. Хорошо?

Дом встретил нас тишиной. В холле нам встретился Морис, который тащил в одну из гостиных горшок с пуансетией. Мы поднялись наверх, и Зейн закрыл за нами дверь.

Я повернулась к нему, когда он подошел и обнял меня за плечи. Он ничего не сказал, лишь прижал меня к своей груди. Наслаждаясь этими мгновениями покоя, я закрыла глаза. Рядом с ним, в его объятиях, я чувствовала себя прежней, какой была, прежде чем все это началось. Но не могла же я жить прошлым.

Отстранившись, я подняла голову, готовясь рассказать то, о чем поведала старуха и в чем признался Рот. Я понятия не имела, куда заведет нас страшная правда, но отныне все изменилось, и мне пришлось с этим смириться.

Впрочем, я не успела и рта раскрыть.

Зейн взял мое лицо в ладони, поглаживая большими пальцами скулы. Мои глаза сами собой закрылись, и, пока его дыхание ласкало мои губы, тревоги рассеялись, отступив на второй план. Поцелуи не входили в мои планы, но со мной ему ничего не угрожало, и сейчас, когда я чувствовала себя чудовищем, такое напоминание было совсем не лишним.

Его рот ласково потерся о мои губы, и они сразу же открылись ему. Глубокий звук вырвался из его горла, когда он проник в мой рот. Я вдохнула его вкус и застонала, растворяясь в поцелуе.

Дрожь пробежала по его рукам, и пальцы впились в мои щеки. Искра боли заставила меня распахнуть глаза. Он смотрел на меня невидящим взглядом, и я… я почувствовала это.

Оно собралось в самом низу живота плотным сгустком энергии. Я судорожно вцепилась в запястья Зейна, заставляя его оторваться от моих губ, пока не стало слишком поздно.

Но опоздала.

Я уже чувствовала его сущность – его чистоту – по вкусу напоминающую мятный леденец. Дрожь в его руках распространилась по всему телу. Паника уже царапала мне душу своими отвратительными когтями. Я все пыталась оттолкнуть его, но он будто намертво впился в мой рот.

И я забирала его душу.