Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 18

Читать книгу Холодные объятия
2518+2328
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 18

Рот попятился назад и начал менять обличье. Кожа приобрела цвет гладкого полированного оникса, крылья проросли из спины, достигая в размахе трех метров и выписывая высокую дугу в воздухе. Надбровья украсили острые, смертоносные рога, но, в отличие от Стражей, его череп оставался голым.

Губы открылись, обнажая клыки.

– Попробуй еще раз.

Зейн остался в человеческой форме, но все выглядело так, будто он собирался снова ударить Рота в лицо. И не то чтобы я сомневалась в умении Зейна постоять за себя, но не стоило забывать, что Рот все-таки Верховный демон, Кронпринц, да и к тому же глупо затевать драку из-за такой ерунды.

Я заметалась между ними, заглядывая в налитые яростью голубые глаза Зейна.

– Остановись.

– Не слушай ее. – Рот в своей истинной форме говорил голосом гортанным и грубым. – Ты же не хочешь останавливаться, Каменный.

Я выстрелила в него убийственным взглядом.

– Прекрати, Рот!

Его глаза, все еще золотистые, застыли на мне. Повисло напряженное молчание, пока он сжимал и разжимал свою когтистую руку, и я даже подумала, что он сейчас схватит меня за шкирку и отшвырнет в сторону. Когда он отступил назад, мой пульс замедлился.

– Каменный первый начал.

– Вау. – Я повернулась к Зейну, который буравил Рота взглядом. Я положила ладони ему на грудь и почувствовала жар его тела, прожигающий рубашку. – Тебе надо успокоиться.

– Ты допустил, чтобы ее ранили, – рявкнул он.

Рот зарычал, опуская голову, словно готовился к нападению.

– Я вылечил ее раны.

– Как будто от этого легче?

Я слегка оттолкнула Зейна.

– Он не заставлял меня ничего делать. Я пошла туда добровольно, и он велел мне уйти, но я осталась. Не зря же ты меня тренировал, Зейн. Я была более чем подготовлена к драке – я убила Ползуна. – Кажется, все об этом забыли. – Ты не можешь винить его за то, что я пострадала, тем более что раны пустяковые. Как видишь, я в полном порядке.

Зейн, наконец, посмотрел мне в глаза. Его ноздри раздулись, когда он глубоко вдохнул. Последовала еще одна напряженная пауза, а потом он вздернул подбородок и резко кивнул.

Выждав еще мгновение и убедившись в том, что он не передумал, я опустила руки и повернулась к Роту. Когда я увидела, что он вернулся в человеческую форму, у меня отлегло на душе.

– Теперь, когда мы это уладили, скажи, Эббот и клан отправились в школу?

– Они уже там, но не станут ничего предпринимать, пока не закончатся занятия. – Зейн говорил отрывистым тоном. – Мы контролируем ситуацию. Не стоит беспокоиться.

Рот фыркнул.

– Я совершенно спокоен.

Вспышка гнева промелькнула на лице Зейна, и я знала, что чем дольше эти двое будут находиться рядом, тем выше вероятность второго раунда подросткового поединка.

– Нам надо идти, – тихо сказала я.

Зейн кивнул.

– Двумя руками «за».

Я повернулась, чтобы сказать Роту – ну, хотя бы спасибо, ведь он помог мне, – но пальцы Зейна уже сплелись с моими. Прищуренный взгляд Рота упал на наши сцепленные руки. Он поджал губы, и черты его лица заострились – сильнее проступили кости, обтянутые кожей, – а потом лицо превратилось в маску, скрывающую все мысли и чувства.

– Кстати, Зейн… – От звука его холодного голоса у меня по спине побежали мурашки. – Это первый и последний раз, когда ты поднял на меня руку и ушел от расплаты.

Мы с Зейном почти всю дорогу молчали. Каждый раз, когда я поглядывала на него, мне казалось, что его зубы стиснуты до хруста. Я знала, что он зол, настолько зол, что не может говорить.

Чувство вины забродило у меня в животе, как прокисшее молоко, и это лишь усилило мое смятение. Зейн просил меня не сбегать с Ротом, а я не послушалась – хотя… не совсем так. В животе заурчало от сознания того, насколько жалки мои доводы. Я понимала, что проблема гораздо серьезнее.

Гнев Зейна исходил совсем из другого места – места, которым стала моя постель поздним субботним вечером. Я не могла обманывать себя, придумывая иные причины. Я знала, что в тот миг, когда он прикоснулся ко мне, все изменилось между нами, и его нынешнее настроение рождено этой переменой.

Но ведь я не сделала ничего плохого. Если подумать, я совершила настоящий геройский поступок. Я убила Ползуна, доказав, что могу приносить пользу не только своим временно утраченным даром.

Когда мы въехали на подъездную аллею, молчание стало невыносимым.

– Я собиралась рассказать тебе о том, что спустилась в старый спортзал вместе с Ротом.

Дернулась мышца на его скуле.

– Неужели?

Его вопрос горячо жалил.

– Да. Я собиралась позвонить тебе сразу, как только выйду оттуда, но свалилась из-за этой дурацкой царапины.

– Эта дурацкая царапина могла причинить тебе серьезную травму или того хуже, Лейла.

– Но ведь все обошлось, – мягко возразила я. – Рот опередил меня, но, честное слово, я сама хотела позвонить.

– Рот. – Он прошипел это имя.

Сердце сделало удар.

– И это еще не все, что я должна сказать тебе. Я думаю, что у нас появилась зацепка, где искать Лилин, но сведения… из очень нетрадиционного источника.

Его пальцы постукивали по рулю.

– Даже боюсь спрашивать.

– Ты не должен никому рассказывать. Я знаю, это звучит не очень хорошо, но я доверяю тебе. Ты не станешь осуждать меня и не будешь…

– Ладно, – вздохнул Зейн. – Понял.

Поскольку я действительно доверяла ему, то рассказала про Джеральда, его ковен и шабаш ведьм в Бетесде. Он был не совсем в восторге от запрета приводить туда Стражей.

– Лейла, я не хочу, чтобы ты туда ходила.

– Кто-то же должен, – сказала я.

– Пусть он идет.

– Я не позволю, чтобы Рот отправился туда один. Он наломает дров или разозлит этих ведьм настолько, что мы не получим никакой информации.

Он затих, пока мы объезжали дом, направляясь в гараж.

– Ты хоть представляешь, насколько мне тяжело думать о том, что ты пойдешь вместе с ним?

Закусив нижнюю губу, я промолчала.

– Я знаю, что сегодня он спровоцировал меня, и я, как дурак, повелся.

Ну, с этим я не могла не согласиться. По какой-то причине Роту захотелось уесть Зейна, и он преуспел в этом.

– И все-таки он не уберег тебя, – продолжил он, заезжая в гараж и паркуя свою «Импалу» рядом с парком внедорожников. Заглушив мотор, он повернулся ко мне. Разговор снова вернулся к нему. – И теперь ты пахнешь, как он. За что я опять хочу набить ему морду.

– Ты больше не ударишь его.

Он удивленно вскинул брови.

– Я пострадала не по его вине.

– Но он затащил тебя туда, когда мог сам отлично справиться, и, увидев этот кокон или Ползунов, он должен был тотчас увести тебя. Он этого не сделал. И не только потому, что хотел позлить меня. Он хотел, чтобы ты была рядом с ним.

Я рассмеялась на это.

– Уверена, он вызвал тебя без всякой задней мысли, зная, что я обязательно расскажу тебе обо всем.

Он покачал головой, вытаскивая ключ из зажигания и открывая дверцу.

– Это не единственная причина, Лейла. – Когда я вылезла, он стоял с другой стороны автомобиля, опираясь рукой на крышу. – Я вижу, как он смотрит на тебя.

Я захлопнула дверцу и шагнула ко входу, который вел на кухню. Да, я хорошо знала этот взгляд Рота, но подтверждать слова Зейна не стала, опасаясь последствий. Зейн наверняка распустил бы крылья, полетел обратно к Роту и на этот раз забил бы его до смерти.

– Не знаю, что ты там увидел.

Я сделала еще один шаг, когда Зейн вдруг оказался передо мной. Испуганно ахнув, я попятилась назад, но он схватил меня за руку – нежно, но твердо.

– Зато я знаю. – Воздух со свистом вырвался из моих легких, когда он прижал меня к своей груди. Он опустил подбородок, и наши лица оказались всего в нескольких сантиметрах друг от друга. Я оцепенела от такой близости. – Я точно знаю, как он на тебя смотрит, и ты тоже это знаешь.

Все слова вылетели из головы, когда я заглянула в его глаза цвета бездонного неба, потому что… боже, наши губы почти соприкасались, и голод, проснувшийся во мне, не имел ничего общего с желанием поесть. Мне хотелось лишь попробовать на вкус его губы.

Другая его рука скользнула по моей спине, поднимаясь выше и запутываясь в кончиках моих волос.

– Я знаю этот взгляд. И ты знаешь. Потому что так я смотрю на тебя.

Мое сердце пропустило удар, когда до меня дошел смысл его слов. Я растерялась, не зная, что сказать, и набухающее во мне чувство переросло в нечто большее, поселилось в груди, и пульс бешено застучал.

Глубокий звук вырвался из его горла, и он опустил голову, сокращая расстояние между нашими губами. В самую последнюю секунду здравый смысл взял верх, и я выскользнула из его объятий.

Учащенно дыша, я продолжала пятиться назад, пока не уперлась в «Импалу». Мои губы защипало, а ведь мы даже не поцеловались. Но были близки к этому, что привело меня в ужас. Лед просочился в мою кровь, и мне стало холодно, как февральским утром.

Я зажала рот рукой и уставилась на него.

– О чем ты думал?

Его грудь тяжело вздымалась.

– Лейла…

Страх охватил меня, и я запаниковала сильнее, чем при встрече с Ползуном. Если бы мы поцеловались, я бы взяла душу Зейна – превратив его в настоящее зло. Я бы убила в нем того, кем он был.

Как это сделал бы Лилин.

Я резко рванула прочь от «Импалы», прошмыгнула мимо Зейна и забежала в маленькую прихожую. Я остановилась на пороге ярко освещенной кухни.

За круглым столом сидели Даника и Жасмин с близнецами. Перед ними стояли миски с мороженым, но на перемазанных лицах детей сливочного лакомства было больше, чем они съели.

Робкая улыбка промелькнула на лице Даники. Ее правую руку усеивали радужные брызги мороженого.

– Ты вернулась.

Я заставила сердце успокоиться.

– Да.

Задняя дверь ударилась об стену, возвещая о приходе Зейна. Он ворвался на кухню и, так же, как и я, остановился, когда понял, что она занята. Он мельком оглядел стол и повернулся, впиваясь в меня пронзительным взглядом.

О боже.

Взгляд Жасмин заметался между нами и остановился на Зейне. Воцарилось неловкое молчание, когда Даника уткнулась в свою миску.

– Не хотите мороженого? – предложила Жасмин, кашлянув. – Думаю, еще немного… осталось.

Изи захихикала, и ее рыжие кудряшки запрыгали, когда она макнула кулачки в липкое месиво. Мороженое забрызгало нагрудник.

– Еще!

– Э-э, спасибо, но я пас. – Я повернулась, чтобы уйти, но столкнулась с Джеффом. Он вскинул брови, оглядывая стол.

– Есть какие-то новости от ребят? – спросила Жасмин, выпрямляя спину.

Он кивнул, пробежавшись рукой по длинным, до плеч, каштановым волосам.

– Да. Поскольку школа закрывается до конца дня, они собираются навести там порядок. Им уже удалось убрать несколько тварей, которые были близки к созреванию. – Он взглянул на меня и, что удивительно, улыбнулся. – А ты молодец, Лейла. Я слышал, ты одного прикончила.

Наконец хоть кто-то признал мои заслуги.

– Спасибо.

Джефф кивнул, и его внимание переключилось на Зейна.

– Есть минутка?

Я воспользовалась этим как предлогом для поспешного бегства. Мне и в самом деле хотелось собраться с мыслями, да и принять душ, в конце концов, потому что запах Рота не приносил мне тепла и покоя. Я выскользнула в коридор, когда почувствовала, как странный холодный воздух проходит сквозь меня. Не обдувает, а именно проходит сквозь меня. Я застыла на месте. И тогда услышала голос Зейна.

– Это может подождать.

Мое сердце забилось в горле, и я помчалась в сторону лестницы. Я перемахивала через две ступеньки, когда вдруг меня сбили с ног и закинули на чье-то крепкое плечо. Слишком ошеломленная, чтобы издать хотя бы писк, я подняла голову и увидела, как вокруг меня вращается холл, и Зейн несет меня через гостиную прямо в библиотеку. Он пнул ногой дверь и, повернувшись, громко щелкнул замком. Сердце у меня оборвалось, а в воображении рождались самые дикие фантазии.

Так же неожиданно, как схватили и закинули на плечо, будто мешок риса, меня поставили на ноги. Я попятилась назад, а потом бросилась на него, замолотив кулаками по его широкой груди. Со всей силой.

– Какого черта?! – крикнула я.

Губы Зейна дернулись, словно он еле сдерживал смех.

– Нам нужно поговорить.

– Тебе нужно поговорить с Джеффом.

– Все, что он хочет сказать, может и подождать. – Он наступал на меня, пока я, хмурая, продолжала пятиться. – С чего ты вдруг удрала?

– Я… мне нужно в душ, – запинаясь, пролепетала я.

Его глаза сузились.

– Да, это не помешает, но ты бежала так, словно за тобой гналась целая армия Геллионов.

– Вовсе нет.

Он выгнул бровь.

– Хорошо. Может, почти так. О чем ты хотел поговорить? О ведьмах? О том, когда мы можем пойти в клуб?

– Нет.

Мы приблизились к дивану, и он сел. Я сделала шаг в сторону, но он успел схватить меня за руку.

– Что ты?..

Он потянул меня вниз, и мне ничего не оставалось, кроме как приземлиться на его колени. Я сидела лицом к нему, и мой рот находился на уровне его горла. На мгновение я оцепенела. В этой позе, когда я практически оседлала его, непрошеные чувства обострились до предела. Стоило мне сдвинуть бедра чуть вперед… страшно подумать, чем все могло закончиться.

– Я не убегала от тебя, – пробормотала я.

– Врешь. Ты снова избегаешь меня. – Его руки обхватили мою талию, когда я попыталась слезть с него. – Не-а. Ты никуда не денешься.

– Что… что ты делаешь? – выдохнула я.

– Мешаю тебе сбежать. – Он притянул меня к себе, и мне пришлось упереться руками в его плечи, чтобы избежать слишком тесного контакта. – Если ты еще этого не поняла, я не люблю за кем-то гоняться.

Мой мозг иссяк, так и не сумев подкинуть ни одного разумного ответа. Медленно я подняла глаза и встретилась с его взглядом. Он смотрел на меня… ага, как и говорил. Живот, готовься к встрече с бабочками.

Я слегка покачала головой:

– Зачем тебе гоняться за мной?

В выражении его лица смешались нежность и удивление – короче, «ты что, совсем тупая?».

– Я не хочу, но это происходит само собой. Да, я бегаю за тобой. И думаю, что после вечера субботы это слишком очевидно.

Кровь загустела в жилах.

– На самом деле… – Его глаза искали мои. – Это стало очевидным уже… довольно давно. Или, может, было не так заметно, но ты должна знать.

Должно быть, я и впрямь туповата, раз ничего не заметила, особенно после всего, что было, но…

– Я не понимаю.

– Возможно, это неправильно. Откуда мне знать? Когда отец привел тебя к нам много лет назад, он сказал мне, что отныне это моя работа – присматривать за тобой, стать для тебя кем-то вроде старшего брата. И я воспринял это серьезно. Хотя мне было всего-то двенадцать лет. – Его темно-русые ресницы опустились, и я подумала про Мистера Снотти. Буря эмоций разразилась в груди и подкатила к горлу. – Я знаю, что не должен был относиться к тебе по-другому, но ты повзрослела… в прошлом году или раньше?

Мои руки впились в его плечи, кровь прилила к ушам.

– Я ловлю себя на том, что не могу не смотреть на тебя, и мне трудно побороть желание проводить время с тобой. А почему еще я всегда встаю так рано? – Он негромко рассмеялся, и его щеки порозовели. – И когда отец начал приглашать Данику, я понял…

– Понял что? – прошептала я.

– Понял, что не могу быть с ней. Когда все мои мысли только о тебе. Это неправильно? – Его взгляд снова заметался, и наши глаза встретились. – Нет. К черту… к черту все. Это правильно. Так было всегда.

В горле пересохло, когда я заговорила.

– Ты не можешь…

– Не могу что, Букашка Лейла? Не могу думать о тебе? Не могу сказать тебе, что ты самая удивительная девушка, которую я когда-либо знал? Не могу перестать жить с тобой под одной крышей и притворяться, что испытываю к тебе какие-то братские чувства? – У меня перехватило дыхание, когда его руки скользнули к моей груди, оставляя шлейф мурашек. – Что я не могу обнять тебя? Прикоснуться к тебе? Как я убедился в последний раз, все это я могу.

– Зейн…

– И я знаю, что ты тоже этого хочешь. Знаю давно. – Его пальцы выписывали ленивые круги, пока он говорил. – Или что-то изменилось из-за него?

К нему это не имело никакого отношения. Ждать столько лет, мучительно переживать свои девичьи фантазии с участием Зейна и понимать, что это совершенно безнадежно, чтобы сейчас услышать эти почти священные слова… и не знать, что с ними делать. Мне казалось, что такое невозможно, и еще чуть-чуть, и мое сердце просто не выдержит и разорвется, но где-то глубоко внутри усиливалось беспокойство, порождая смятение и страх.

– Почему сейчас? – Вопрос сам собой сорвался с языка.

– Если я скажу, что только сейчас у меня в башке что-то щелкнуло, тебя устроит такой ответ? Наверное, звучит глуповато, да? – Он уткнулся лбом в мое плечо, его пальцы впились в ткань чужой рубашки, и у меня снова перехватило дыхание. – Я едва не потерял тебя в ту ночь, когда тебя похитил Паймон. Когда я понял, что ты можешь умереть. – Он содрогнулся. – Что я могу умереть. Я больше не хотел лгать самому себе. Не мог.

Я уставилась на его поникшую голову и медленно подняла руки. Так ли это на самом деле? Или его слова скрывали нечто большее? Не из-за Рота ли все это? Может быть, Зейн просто не хотел, чтобы я осталась с демоном? А может, все дело в том, что теперь он знал, что я могу менять обличье, и я стала для него своей? Закрыв глаза, я отмахнулась от тревожных мыслей. Нет, он не такой, и он никогда не считал меня ущербной. Я осторожно коснулась кончиков его волос, и у него вырвался тяжелый вздох. Зейн не стал бы врать мне.

Мягкие шелковистые пряди его волос проскальзывали между моими пальцами, и я задавалась вопросом, чувствует ли он, как страдает мое сердце. Слезы жгли глаза, смачивая ресницы, и я крепко зажмурилась. Всего несколько месяцев назад, когда мысль о том, что Зейн может питать ко мне чувства, казалась красивой сказкой, мне было гораздо легче, чем сейчас, когда я слушала его признание и не могла ответить.

– Это не имеет значения, – произнесла я хриплым голосом. – Это невозможно.

Зейн отстранился, поднимая голову.

– Как так?

– Мы не можем… я имею в виду, мы не могли бы… – Мои щеки вспыхнули, и я опустила подбородок.

– Не можем? – Его глубокий, поразительно сексуальный смешок пронзил меня острой болью. – Я думаю, что субботний вечер доказал, что мы многое можем.

Меня обдало жаркой волной смущения, когда я вспомнила о том, чем мы занимались.

– Но это слишком опасно.

– Я доверяю тебе.

Эти три слова звучали так просто, но они заводили в тупик.

– Ты не должен. Не должен так поступать со своей жизнью.

Он нахмурился.

– Ты всегда себя недооценивала, не верила в себя. Я слишком давно тебя знаю, но никогда не видел в тебе угрозы.

Слезы подступили к глазам, и еще немного – и я бы разрыдалась, как если бы смотрела телемарафон на канале «Холмарк».

– Ты – не зло, Лейла. И никогда им не была. – Его широкая улыбка пробилась в мое сердце. – И я верю, что если бы поцеловал тебя прямо сейчас, ты бы не забрала мою душу!

Я ахнула и инстинктивно отпрянула от него.

– Не вздумай! Я не могу…

– Расслабься, – усмехнулся он.

Мои мышцы едва не сводило от напряжения. Как я могла расслабиться после таких слов? Я слишком дорожила им и, наверное, зачахла бы и умерла от тоски, если бы стала причиной его гибели. От одной только мысли об этом мне захотелось сменить почтовый адрес.

Зейн поднял руку, перебирая пальцами пряди моих волос, в то время как его взгляд скользил по моему лицу. Он наклонил голову и, прежде чем я успела сообразить, что он делает, прижался губами к моей шее, прямо к тому месту, где бешено бился пульс.

Мои чувства воспламенились, когда его твердые губы прочертили горячую тропку к чувствительному месту под ухом. Мой мозг уже не справлялся с потоком мыслей. Я чувствовала, как его волосы щекочут меня под подбородком, ощущала мягкость его губ и прикосновения языка, словно пробующего мою кожу на вкус. Знакомое тепло разлилось в моем теле, грудь сдавило набухающим комом чувств. И снова ожило что-то еще, новое и неизведанное. Когда он обхватил рукой мой затылок, забравшись под волосы, это ощущение лишь усилилось. И в нем угадывалось что-то мужское.

Когда пришло осознание, я положила руки на его лицо. Он поднял вопросительный взгляд. Я не могла выразить это словами, но в самой глубине души уже понимала, что происходит.

– Боже мой, – прошептала я, вычерчивая пальцами контур его лица. – Я поняла.

Он вскинул брови.

– Я чувствую тебя. Я чувствую твои эмоции.