Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 15

Читать книгу Холодные объятия
2518+2330
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15

– Есть идея.

Когда Рот произнес эти слова перед уроком биологии во вторник, я уже приготовилась выслушать очередную галиматью, особенно после нашего визита к Дину.

– Выкладывай.

– Я тут пораскинул мозгами после вчерашнего облома с Дином. – Он опустил голову и понизил голос. – Никто ведь не заглядывал в старый спортзал, верно?

– С той ночи – нет, насколько я знаю. И что?

Его глаза ярко сияли.

– Кто знает, какие улики мы могли бы найти, если учесть, что вроде как там и родилась Лилин. Не мешало бы его осмотреть. Я подумал, что тебе будет интересно совершить экскурсию во время ланча.

Я открыла рот, но тут же закрыла. Он предлагал ровно то, от чего предостерегал меня Зейн. Хотя, если подумать, вылазка в спортзал, находящийся в недрах школы, это совсем не бегство с Ротом.

– Ты же не захочешь сидеть сложа руки, спихнув это на нас, – поддразнил он, склонив голову набок. – По крайней мере, Лейла, которую я помню, была девчонкой активной, не из тех, кто предпочитает держаться в сторонке.

Мои глаза сузились.

– Я знаю, что ты задумал. Хочешь уговорить меня пойти с тобой?

– Получается?

Я вздохнула.

– Да.

– Прекрасно, – ответил он и, повернувшись, распахнул передо мной дверь в кабинет биологии. – Это свидание.

Когда он засмеялся, я поняла, что у меня будет шанс убить его и спрятать тело за трибунами.

Вместо того чтобы идти на ланч, как все нормальные люди, я оставила рюкзак в шкафчике и направилась в противоположную сторону. Почти все утро я убеждала себя в том, что не делаю ничего плохого и, как только встречусь с Зейном после школы, обязательно скажу ему, что мы обследовали спортзал.

В коридоре было пусто, за закрытыми дверями кабинетов слышались приглушенные разговоры. Под потолком покачивался красно-золотой баннер, обдуваемый потоком воздуха из центрального кондиционера. Когда я проходила мимо компьютерной лаборатории, дверь открылась, и оттуда, пошатываясь, вышел Гарет.

Такое впечатление, что ноги его не слушались. Его качнуло в сторону, и он привалился к шкафчику. В следующее мгновение он согнулся в поясе, прижимая подбородок к груди.

Я остановилась, покусывая нижнюю губу. Нас с Гаретом уж точно не назовешь друзьями, и я не могла поверить, что он вообще знает, как меня зовут, когда недавно он пригласил меня посмотреть тренировку по футболу. Как сказала Стейси, Гарет, наверное, узнал мой размер бюстгальтера, что напугало меня еще больше.

Его тело содрогнулось, когда он сделал глубокий вдох.

Парень явно попал в беду – и, возможно, это как-то связано с Лилин.

Набравшись смелости, я подошла к нему.

– Гарет? Ты в порядке?

Гарет прижал руку к животу, и, когда он не ответил, я слегка тронула его за плечо. Он резко дернулся и смахнул мою руку. На меня уставились налитые кровью глаза.

Потрясенная, я попятилась назад. Так же, как у Дина, за красными прожилками и желтоватой радужкой проглядывала пустота. Что-то произошло.

– Что уставилась, уродка? – спросил он и расхохотался. – Уродка-глотка-глотка… – пробормотал он, хихикая, медленно удаляясь в сторону столовой.

Боже мой…

Я поспешила к лестнице и, заслышав, как наверху открылась дверь, прижалась к стене и подняла голову. В следующее мгновение все пространство лестничной клетки заполнилось двухметровым Ротом. У меня перехватило дыхание, и я отпрянула в страхе.

– Боже! Зачем ты это делаешь? – Я прижала руку к груди, пытаясь успокоить сердцебиение. – Мог бы воспользоваться ступеньками.

Он усмехнулся, раскачиваясь на пятках.

– И какой в этом прикол?

– Мне не до приколов. Прекрати появляться и исчезать, как привидение.

– Ты просто завидуешь, потому что сама так не можешь, ведь ты не стопроцентный, полнокровный, удивительный демон вроде меня.

Я закатила глаза, но одна моя половина действительно завидовала. Видит Бог, как бы мне пригодилось это умение в ситуациях, когда нужно незаметно исчезнуть.

Пропустив его колкость мимо ушей, я сосредоточилась на главном.

– Похоже, Гарет заражен.

– Не могу сказать, что я слишком переживаю по этому поводу.

Я сузила глаза.

– Что? Я уже говорил тебе, что Гарет и его папаша успешно продвигаются по дороге в ад.

– Может, Гарет и дрянной человек, но он не заслуживает того, чтобы потерять душу. – Видя, что мои слова оставили Рота равнодушным, я вздохнула. – Неужели человеческая жизнь ничего для тебя не значит?

– Я – демон, – ответил он. – Еще вопросы есть?

Да нет, и так все ясно. От его слов веяло холодной наглостью, но я-то знала, что Рот – больше чем просто демон. Впрочем, у меня не было никакого желания снова заводить этот разговор. Я спустилась ниже, преодолев последний пролет лестницы. Не хотелось торчать рядом с ним на лестничной площадке, предаваясь воспоминаниям. Он последовал за мной – тихо, как призрак.

– Дверь заперта, – сказала я, кивая на цепь с замком. – Сможешь разорвать?

Шагнув вперед, он дьявольски ухмыльнулся через плечо.

– Легко.

Все, что от него потребовалось – это обхватить цепь двумя руками и потянуть. Послышался лязг металла. Легкость, с которой он разорвал цепь, заставила меня задуматься. Рот был опасен, и не стоило об этом забывать.

Затхлый холодный воздух просочился в коридор, когда Рот толкнул тяжелую дверь. Шагнув в бездонную темноту, он поискал выключатель, тихонько напевая себе под нос.

Сердце заныло, когда до меня дошло, что он мурлычет «Райский город». Песня отдалась во мне болью, и захотелось заткнуть уши.

Рот нашел выключатель, и глухое жужжание разнеслось по залу. Под потолком замерцали и зажглись большие купольные светильники. Мои глаза не сразу привыкли к тусклому свету.

Рот успел уйти вперед, направляясь к площадке перед баскетбольным щитом с кольцом без сетки. Все оккультные и сатанинские штучки давно убрали, но в промозглом воздухе еще витало зло. Это место наводило на меня ужас.

Обхватив себя руками, я плелась следом за Ротом, и мне на глаза то и дело попадались отметины на полу, оставленные когтями демонов-Истязателей. Их было много в ту ночь. Пятачок, где держали меня, связанную, чернел от огня, унесшего Рота и Паймона. Подняв взгляд, я уставилась в спину Роту, задаваясь вопросом, чувствует ли он что-нибудь, находясь в этих стенах.

Он опустился на колени и провел рукой по полу, сметая грязь и пыль.

– Значит… ты с Каменным?

Вздохнув, я подошла к нему и остановилась у чуть заметной белой линии, оставшейся на месте нарисованной пентаграммы. Оглядываясь по сторонам, я как будто снова увидела себя здесь, в ту ночь. Содрогнувшись, я сделала глубокий вдох.

– У вас, стало быть, киносвидание? – спросил он, ничуть не смущенный моим молчанием.

Я присела на корточки там, где мне когда-то связывали руки. На полу валялась обожженная, потрепанная веревка.

– Я не стану говорить с тобой о Зейне.

– Почему нет?

Сжав губы, я подняла голову, и наши глаза встретились. Он выгнул бровь, и я покачала головой. Потом снова уткнулась взглядом в пол, делая вид, что внимательно его осматриваю.

– Я так понимаю, вы с Каменным сблизились, – продолжил он, выпрямляясь. – Ходите по ресторанам. В кино собираетесь…

– Мы живем в одном доме, Рот. В том, что мы ходим куда-то вместе, нет ничего необычного.

Он щелкнул языком, и металлический болтик пирсинга ударился о зубы.

– Да, но за этим стоит нечто большее, не так ли? Судя по тому, что Каменный предупредил меня, чтоб я к тебе не приближался – уже два раза.

– Два раза? – Я пробежалась пальцами по полу.

– Один раз в ресторане, где мы ужинали, – сказал он, и его голос прозвучал совсем близко. Обернувшись, я увидела, что демон стоит у меня за спиной. Я даже не расслышала, как он подошел. – А потом в субботу ночью. Мы случайно столкнулись с ним в городе.

– Знаю. – Я отвернулась, стараясь не замечать дрожь от сознания того, что он рядом.

– О, так он рассказал тебе? – Рот схватил прядь моих волос и нежно потянул к себе. Я сузила глаза, высвобождая волосы. Он усмехнулся. – Знаешь, что он мне сказал?

– Не знаю и знать не хочу.

Рот опустился на колени рядом со мной – почти вплотную, прижимаясь ко мне бедром.

– Он сказал, чтобы я держался от тебя подальше.

– Правильно, – пробормотала я.

– Да. – Его дыхание согрело мою щеку, и я напряглась. – И еще он сказал, что ты не принадлежишь мне.

Я вскинула голову и оказалась лицом к лицу с ним.

– Кажется, недавно я узнала, что это так и есть.

Улыбка стала шире.

– Хочешь знать, что еще он сказал?

– Если соглашусь, мы сменим тему?

Он опустил подбородок.

– Конечно.

Я ни на секунду ему не поверила. Чуть отстранившись, я заставила себя выдержать его взгляд.

– Что, Рот?

– Он сказал, что ты… – он постучал мне по кончику носа, – …принадлежишь ему.

Я уставилась на него, разинув рот.

– Я тебе не верю.

Он пожал плечами.

– Он никогда бы не сказал ничего подобного. – Негодование накатило горячей волной. – Никогда.

Рот поджал губы.

– Можешь мне не верить, но я заметил, что ты этого не отрицаешь.

Я уже порывалась возразить, но, пока мы смотрели друг на друга, злость взяла верх.

– Почему мы вообще об этом говорим?

– Просто любопытно. – Он плавно поднялся, обтирая руку о футболку с эмблемой «Пинк Флойд». – Я думаю, как это… здорово, что ты так быстро переметнулась.

Я заморгала в недоумении, решив, что ослышалась, но, когда до меня все-таки дошел смысл его слов, страшно захотелось заехать ему кулаком в одно место.

– Ты серьезно?

Его брови сошлись на переносице.

– А что, не похоже?

– Ты считаешь, это здорово, что я так быстро переметнулась. Да? От кого? – Я вскочила на ноги. – От кого я переметнулась? Тебя послушать, так все, что между нами было, не имеет значения. Я годилась лишь для того, чтобы скрашивать твою скуку, помнишь?

– Я же извинился за эти слова, – возразил он, и его глаза зажглись ярко-желтым. – Ты хочешь, чтобы я еще раз это сделал?

– Нет! – Я шагнула вперед, тяжело дыша. – Позволь задать тебе вопрос. Ты хочешь быть со мной, Рот?

Его зрачки расширились, и он отступил назад.

– Что?

– Ответь на вопрос.

Он снова попятился. Его грудь резко вздымалась.

– Речь не о том, чего я хочу.

– И все-таки, Рот. – Подойдя ближе, я ткнула пальцем ему в грудь. – Ты мне нравился – очень нравился, и, когда ты исчез, я думала, что тебя пытают в огненной яме, и мне было больно.

– Лейла…

– Я знаю, мы никогда не были вместе, но после того, как ты пропал, я не могла ни есть, ни спать, и Зейн был единственным, кто не дал мне сойти с ума! Тебе ли это не знать? Ты даже сказал, что поэтому и занял его место. Потом ты возвращаешься, и ты же говоришь мне, что все, что между нами было, ни черта не значит для тебя. Ты сам предложил мне остаться с Зейном, а теперь упрекаешь в том, что я так быстро нашла тебе замену. Знаешь что? А пошел бы ты…

– Лейла.

– Что?! – крикнула я.

Его глаза стали золотыми омутами.

– Ты такая секси, когда злишься.

Опешив на мгновение, я перешла к действиям. С пронзительным визгом я заколотила кулаками по его непробиваемой груди. Застигнутый врасплох, он отшатнулся.

– Ты меня достал, черт возьми!

Рот чуть запрокинул голову и громко расхохотался. Когда он наконец успокоился, ухмылка медленно сползла с его лица.

– Но если серьезно, если бы я действительно тебя хотел… – Он вдруг оказался прямо передо мной, и его пальцы коснулись моего лица. Это невесомое прикосновение словно пригвоздило меня к месту. Долго сдерживаемая обида взорвалась, как пушечный снаряд, сбивая меня с ног. – Если бы я хотел тебя, ты бы все равно предпочла его?

Я задержала на нем взгляд, а потом отстранилась, разрывая контакт. Его вопрос… он разозлил меня, но в то же время обезоружил, потому что я не могла на него ответить. Не могла. К тому же это нечестный вопрос – ведь Рот так и не стал моим, а Зейна я знала практически всю жизнь. И выбирать между ними – все равно что разматывать запутанный клубок.

– Это несправедливо, – прошептала я, и мой голос дрогнул. – Даже жестоко.

По его лицу пронеслась буря чувств, а потом оно снова стало холодным.

Разозлившись и на него, и на себя, я снова уткнулась в пол и, наконец, нашла то, что искала. Отверстие размером с двадцатипятицентовик. Его края выглядели обгоревшими, как будто половицы прожгло кислотой. Есть от чего взволноваться – ведь это сделала моя кровь.

– Здесь ничего нет. – Рот огляделся вокруг, вскинув брови. – Если не считать смрада от потерянной мечты и упущенных возможностей.

Я нахмурилась.

– А что внизу?

Его взгляд упал на меня.

– Умница. Туда мы и рванем.

– Я не собака, – проворчала я, поднимаясь с карачек и вытирая руки о джинсы. – Почему ты сразу это не предложил?

Рот не ответил и зашагал в сторону одной из боковых дверей. Плетясь за ним, я только и думала о том, чтобы врезать ему по башке. Никто из нас не проронил ни слова, пока мы спускались по еще одной старой заброшенной лестнице, которая вела в допотопную раздевалку.

Запах плесени и чего-то… поганого ударил мне в ноздри, и я побоялась дышать этой гадостью. Хоть и не зловоние зомби, но такая же тошниловка.

Рот нашел выключатель, и вспыхнули пара-тройка ламп дневного света. Рядами тянулись серые одинокие шкафчики. Половина скамеек были сломаны или сгнили, а на дверцах шкафов лежали причудливые тени, но, когда Рот подкрался ближе, даже у него сдали нервы, и он застонал.

– Слизь, – сказал он и скривил губы в отвращении.

Я подошла к одной из скамеек. Вязкая белая субстанция стекала с доски по металлическим ножкам и капала на пол, густая и тягучая, как мед или сироп. Я сглотнула.

– Эктоплазма?

– Да, и много. – Рот быстро отскочил в сторону, едва не наступив в мерзкую лужу. – Я думаю, мы на верном пути.

– Неужели? – сухо пробормотала я.

Он фыркнул.

– Удивительно, что никто в школе не видел этого. – Оглядывая покрытые слизью стены, демон невесело рассмеялся. – Было бы довольно трудно объяснить происхождение.

– Да никому и в голову не придет тащиться сюда. – Я пошла вперед, стараясь не наступить на что-нибудь липкое. – Что все это значит?

Рот медленно выдохнул.

– Ума не приложу. Существует несколько тварей, которые оставляют после себя эктоплазму. Но чтобы в старшей школе?..

Я двинулась дальше, пытаясь сообразить, куда могла просочиться кровь в процессе ритуала. Вскоре до меня дошло, что она наверняка стекала в душ.

Я заглянула в коридор, ведущий в душевую зону. Тускло мерцали лампы. Скованная напряжением, я заставила себя двинуться с места и осторожно зашла в открытую душевую. Краны и штанги, вырванные из стены, оставили после себя зияющие дыры. Вниз по стенам сползала слизь, и здесь ее скопилось еще больше.

Это был… настоящий водопад.

– Запах определенно усиливается… о, вот тебе и причина. – Рот положил руку мне на спину, и я повернулась, проследив за его взглядом.

– Вот это да! – прошептала я, выпучивая глаза.

В самом углу душевой какое-то… месиво свисало с потолка на толстых серовато-белых усиках, напоминающих паутину. Только сплести такую массивную конструкцию мог разве что паук на стероидах. В паутине болтался разбитый кокон, его белый панцирь раскололся посередине. Кокон опустел, и его нутро цвета пожелтевшей газеты было забрызгано темным маслянистым веществом.

Зрелище напоминало кадры из научно-фантастического фильма.

Проследив взглядом, я догадалась, что паутина висит прямо под отверстием в полу верхнего этажа – где я лежала связанной и где пролилась роковая капля крови.

– Это то, на что способна моя кровь? – спросила я.

– Догадываюсь, что да. При определенных обстоятельствах. – Рот прошел вперед. – Круто, если вдуматься.

Я сморщила нос.

– Не вижу ничего крутого в том, что моя кровь создает кокон, прямо как в «Чужом».

– Классный фильм, между прочим. Правда, к сиквелам это не относится. – Когда я застонала, он послал мне хулиганскую улыбку через плечо, и, несмотря на весь ужас происходящего, мне захотелось рассмеяться. – Похоже, именно здесь вылупилась наша маленькая проказница Лилин.

– Из кокона?

Он кивнул.

– Про Лилин мало что известно. Никто толком не знает, как она растет, как выглядит и все такое. Но что это может быть, как не ее колыбель?

– Надо поискать еще улики. – Я не стала подходить ближе, решив, что находиться рядом с этой дрянью небезопасно. – А провидец нам не поможет? – спросила я, вспомнив о мальчишке, с которым мы однажды встречались. Фанат видеоигр, он, кажется, общался с ангелами… или с кем там еще.

Рот фыркнул.

– На этот раз, думаю, нам не отделаться цыпленком от «Пердью», чтобы выудить из него такую информацию.

– Какого черта? – Я начинала злиться. – Мы опять блуждаем в потемках. И эта вылазка лишь доказывает, что моя кровь обладает способностью создавать омерзительный кокон.

Он обернулся, склонив голову набок.

– Что она действительно доказывает, так это то, что Лилин вышла отсюда. Лилин была здесь, малышка.

Я подняла руки.

– Разве мы об этом не знали?

Он не ответил и снова повернулся к кокону.

– Это служит доказательством рождения Лилин, потому что я не знаю…

– Кто здесь? – Голос прогремел по всей душевой, и я закрутилась волчком. – Кто здесь?

Мои глаза расширились, когда я повернулась к Роту, но он лишь пожал плечами. Успокоил, называется. Прежде чем я успела сообразить, что делать, в широком дверном проеме возникла тень, и у меня перехватило дыхание, когда в комнату шагнул человек.

Мужчина средних лет с медно-рыжими волосами и россыпью веснушек на лице. Он казался незнакомым, но его выдавали темно-синий мундир и кольцо с ключами на поясе. Я догадалась, что это сторож.

Когда его взгляд скользнул поверх моего плеча, я почувствовала, как Рот подошел ближе. Даже не глядя в его сторону, я всегда знала, что его движения исполнены чистейшей грации хищника, которая настораживает любого.

Сторож сложил руки на груди.

Рот обнял меня за плечи и притянул к себе. Я замерла, когда он скользнул рукой вверх по моей спине, погружая пальцы в мои волосы и сжимая их в кулаке.

– Мы искали укромное местечко… ну, вы понимаете, чтобы побыть наедине. – Он склонил ко мне голову, и черные, как смоль, завитки упали ему на лоб. – Потом мы увидели всю эту хрень и вроде как отвлеклись. Не так ли, детка?

Я так сильно стиснула зубы, что челюсть заныла от боли. Эта импровизация Рота была совершенно ненужной. Мне доводилось видеть, как он проникает в сознание людей и всего несколькими правильно подобранными словами обращает их в бегство. Разве не подчинил он себе миссис Макдэниел? Короче, обнимать меня совсем ни к чему.

Но раз уж он затеял эту игру…

Я обняла его за талию, впиваясь пальцами ему в бок. Когда из его груди вырвалось глухое рычание, я лучезарно улыбнулась:

– Да. Все верно, милый.

Сторож хмыкнул.

– Да будет вам.

Не тот ответ, которого я ожидала. Я уже хотела вырваться, но Рот крепко удерживал меня. Когда сторож опустил руки, я наконец увидела его имя, вышитое на нагрудном кармане. Джеральд Янг.

– Не стоит сочинять байки. – Закатав рукав, он обнажил татуировку, сделанную черными чернилами – четыре петли, соединенные с небольшим кругом. Картинка напомнила мне юлу, и что-то в ней показалось смутно знакомым. Когда он снова взглянул на нас, я заметила, что глаза у него цвета теплой вишни. – Пора бы уже кому-то наведаться сюда.

Рот еле слышно вдохнул и пробормотал:

– Ведьмак.