Прочитайте онлайн Холодные объятия | Глава 11

Читать книгу Холодные объятия
2518+2316
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина А. Литвинова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 11

Мне потребовалось много усилий, чтобы выбросить из головы все, что сказал Рот, и дотянуть до конца дня. Я так и не поняла, что он имел в виду, но заставила себя отказаться от попыток понять. На уроках я разрывалась между желаниями найти Рота, сделать с его лицом то же, что с гамбургером, и просто поглазеть на него.

Нелегко все-таки быть девушкой.

Я вышла из школы и доплелась до перекрестка. При виде старенькой «Импалы» усталая улыбка расползлась по моему лицу. Я и забыла, что пригласила Зейна на ужин, и, пока выясняла отношения с Ротом, мне было недосуг задаваться вопросом, почему он согласился потусить с нами.

Это такая редкость.

Решив на пару часов забыть о коварном демоне, я открыла дверцу и скользнула на пассажирское сиденье. Улыбнувшись, я бросила сумку назад.

– Привет, – сказала я.

Зейн усмехнулся. Он так низко натянул бейсболку, что она скрывала верхнюю часть его лица. Некоторые ребята не умеют носить бейсболки, но это не касалось Зейна, на нем они смотрелись классно.

– Куда мы едем?

– В «Маленькую Италию», это в паре кварталов отсюда.

– Круто. – Он поправил боковое зеркало и через несколько секунд тронулся с места.

– Спасибо, что приехал, – сказала я, откидываясь назад. – Я была удивлена, что ты согласился.

– И напрасно. Я хотел приехать. – Он убрал выбившуюся прядь волос. – Как дела в школе?

Я повернула голову, изучая его мужественный профиль.

– Ничего такого, о чем бы мне сейчас хотелось поговорить. – Поделись я с ним своими подозрениями насчет Лилин, неминуемо пришлось бы рассказать и про Рота, а я хотела насладиться нашей маленькой вылазкой. – Давай потом, когда поедим?

Он взглянул на меня и затих на мгновение.

– Мне пора волноваться?

– Нет. – Мне нравилось, как торчат из-под бейсболки завитки его волос. – Чем сегодня занимался?

– Спал. – Он рассмеялся, проезжая мимо закусочной в поисках парковочного гаража. – Ночь выдалась скучная. Улицы словно вымерли. От ночного безделья на следующий день я себя чувствую разбитым.

– Не странно ли такое затишье? – Я подумала о Лилин.

– Пока трудно сказать. Посмотрим. – Отыскав место на первом уровне паркинга – невероятное везение! – он заглушил мотор и повернулся ко мне, вытаскивая ключи из замка зажигания. – Сиди смирно, – предупредил он, и я повиновалась, больше из любопытства. Он протянул руку и нежно провел большим пальцем по моей нижней губе. – Какая-то ворсинка попала… думаю, что…

Его слова утонули в рваном вздохе. Я не сразу поняла, чем он вызван, что я такого сделала, но постепенно до меня дошло, что происходит. Я почувствовала мучительную боль, скручивающую внутренности тугим узлом; увидела, как расширились его зрачки и заблестели голубые глаза, как резко поднялась грудь; ощутила соленый привкус грубоватой кожи, когда мой язык скользнул по шероховатой подушечке его большого пальца.

О боже.

Боже правый.

Я лизнула его палец. Именно что лизнула.

И мое тело откликнулось на этот абсолютно запретный вкус его кожи. Мои груди налились тяжестью, и меня обдало жаркой волной. Он не отстранился. Напротив, будто рвался вперед, нависая над коробкой передач, что разделяла нас.

Кровь бушевала во мне по двум очень разным причинам, и я дернулась назад, разрывая контакт. Мои щеки горели – да все тело было в огне. Я не могла сообразить, что сказать и как вести себя дальше. Зейн уставился на меня, его грудь вздымалась и опускалась от прерывистого дыхания. Я не знала, о чем он думает. И не хотела знать.

Чувство стыда укротило огненную лаву, что растекалась во мне. Черт возьми, что на меня нашло? Задыхаясь от духоты и замкнутого пространства, я быстро отстегнула ремень безопасности и почти кубарем выкатилась из машины.

Глаза щипало. Да разве я смогу высидеть этот чертов ужин после того, что наделала? Лучше поймать такси, или идти домой пешком, или бежать на Аляску, или зашить себе рот…

Я обогнула «Импалу», когда Зейн вдруг оказался прямо передо мной. Бейсболка повернута козырьком назад, глаза широко распахнуты. Что и говорить, он наверняка думает, что я сумасшедшая. Я и есть сумасшедшая. Как последняя трусиха, я метнулась в сторону, чтобы обойти его. Он преградил мне путь, положив руки на мои плечи.

– Эй, – мягко произнес он. – Куда это ты бежишь?

– Я не знаю. – Горло сдавило так, что я не могла дышать. Что, если у меня аллергия на его кожу? Звучит глупо, конечно. Возможно, это обычный приступ паники. – Нам надо идти. Сейчас. Или можем поехать домой, если хочешь. Я все пойму, и мне так…

– Послушай, не надо ничего говорить. – Его пальцы впились в мои плечи. – Все в порядке. Все хорошо.

– Нет, неправда. – Мой голос дрогнул. – Я…

– Все очень хорошо. – Он привлек меня к себе и, встретив мое сопротивление, потянул сильнее. Я уткнулась ему в грудь и вдохнула его свежий аромат. – Послушай, ты пережила сильнейший стресс, и вообще кругом какое-то сумасшествие.

Все верно, но это совершенно не повод лизать чей-то палец. Я зажмурилась, когда он крепко обнял меня. Опустив голову, он уткнулся подбородком в мою макушку. Только Зейн мог быть таким чутким. Иногда он казался чересчур идеальным.

А я навечно останусь девушкой со странностями.

– Сама не знаю, что со мной. – Мой голос прозвучал глухо. – Я даже не понимала, что делаю, пока… ну, ты сам знаешь. И мне очень стыдно.

– Стоп. – Он покачал меня в своих объятиях, успокаивая. – Это не было…

Я чуть отстранилась, осмелившись взглянуть на него.

– Это не было что? Грубо? Ты бы наверняка предпочел, чтобы я не…

– Откуда тебе знать мои предпочтения? – Он произнес это вовсе не пренебрежительно. Скорее, констатировал факт.

Я искала в его лице ответ на вопрос, задать который пока была не готова, да и не хотела. Наши глаза встретились, и я опустила ресницы. Он накрыл ладонью мою щеку, и меня затопило нежностью, к которой примешивалось еще более глубокое и сильное чувство.

Зейн убрал руку.

– Нам действительно уже надо идти. Твои друзья, наверное, заждались.

Я кивнула, и мы вышли из гаража навстречу стремительно угасающему ноябрьскому солнцу. Зейн перевернул бейсболку, пряча глаза под козырьком. Мы молчали всю дорогу до закусочной, и я не знала, то ли это из-за моей выходки, то ли по какой-то другой причине.

Симпатичная хостесс, с виду студентка, которая провожала нас за столик, не сводила с Зейна глаз.

– Если вам что-нибудь понадобится, пожалуйста, дайте мне знать, – сказала она, обращаясь к нему, когда мы остановились у дальней кабинки.

Он улыбнулся.

– Непременно.

Я подавила желание закатить глаза. Стейси и Сэм уже сидели бок о бок за столом в просторной кабинке, рассчитанной на шестерых. Они хорошо смотрелись вместе. Кучерявый Сэм с длинной челкой, спадающей на стекла очков, и Стейси, смиренно сложившая руки на столе. Я искренне надеялась, что у них все сложится.

Включая взаимное облизывание пальцев.

Зейн первым скользнул в кабинку, и Сэм сразу выпрямился. Я спрятала усмешку, усаживаясь рядом с Зейном.

– Извините, мы немного опоздали.

– Все нормально, – сказала Стейси. – Мы пожевали хлебных палочек.

– Наверное, пешком было бы быстрее. – Зейн откинулся назад, закидывая руку на спинку дивана бордового цвета. – Но не мог же я оставить свою «малышку» припаркованной на улице.

Упоминание о машине Зейна вызвало жгучий интерес у Сэма, и он сразу же принялся обсуждать «Импалу». Мы со Стейси уставились на него. Наверное, ждали, что он сейчас захлебнется от восторга, но приятель держал себя в руках.

Когда подошла официантка, чтобы принять заказ на напитки, Сэм как раз размахивал хлебной палочкой, усыпая чесноком клетчатую скатерть.

– А ты знал, что «Шеви Импалу» выбрали для съемок в «Сверхъестественном» только потому, что в ее багажнике помещается человеческое тело?

Я нахмурилась.

Зейн отреагировал как истинный профи.

– Я уверен, что в ее багажник можно затолкать и два тела.

Сэм усмехнулся, но вдруг его взгляд вспыхнул, и в ту же секунду я почувствовала, как напрягся Зейн рядом со мной. Атмосфера в зале неуловимо изменилась, запахло сверхъестественным. Зейн замер, вытянув шею, и, когда он тихо выругался себе под нос, я уже все знала. Я знала, хоть это и казалось невероятным.

Напротив меня Стейси вскинула брови.

– Хм…

Я закрыла глаза, когда почувствовала, что он остановился возле столика.

– Какими судьбами, ребята?! – воскликнул Рот, и сарказм сочился из каждого его слова. – Рад видеть вас, всех вместе.

Когда я заставила себя открыть глаза, он все еще стоял рядом. Рот нахально подмигнул мне, перехватив мой взгляд, и мне захотелось сделать то, что отчебучила сегодня утром учительница.

– Привет, Рот. – Сэм помахал ему рукой. – Не хочешь присоединиться? У нас тут места полно.

От неожиданности я открыла рот, но не успела вымолвить и слова, как Рот уже уселся рядом со мной. Я уставилась на Стейси, которая выглядела так, словно ей срочно нужно ведро попкорна.

– Как удачно ты здесь оказался, – сказал Зейн. Его рука все еще лежала на спинке сиденья, но сам он подался вперед и положил другую руку на стол. – Это при том, что в городе, насколько я знаю, тысячи ресторанов.

Губы Рота изогнулись, когда он вальяжно раскинулся на диване, сложив руки на груди. Зажатая между ними, я вдруг поймала себя на мысли, что кабинка стала одноместной.

– Думаю, мне просто повезло.

– Вероятность того, что он зашел сюда случайно, невелика, – пробурчал Сэм, когда Стейси медленно повернулась к нему. – С другой стороны, это недалеко от школы, так что все возможно.

Мои глаза расширились. О нет, только не это! Караул! Я же так и не сказала Зейну, что Рот учится в нашей школе. После того как Рот угодил в дьявольскую ловушку и бесследно исчез, я не видела в этом смысла.

– При чем здесь это? – спросил Зейн.

Поскольку никто из присутствующих, кроме Рота, не догадывался, в чем дело, и мог проболтаться в любую минуту, я решила всех опередить. Лучше, чтобы это исходило от меня.

– Рот ходит в нашу школу.

Зейн будто окаменел.

Я осмелилась взглянуть на него краем глаза. Он неотрывно смотрел на Рота.

– Вот как? – пробормотал он.

– Ребят, вы что, не знакомы? – спросила Стейси.

Дрогнули мышцы на предплечье Зейна.

– Мы встречались раз или два.

Рот широко улыбнулся.

– Хорошие были времена.

О боже…

– Ты же знаешь, что он Страж, да? – прошептал Сэм, подавшись вперед. – Кажется, мы тебе говорили как-то за ланчем, не помню когда.

– Сэм! – зашипела Стейси.

Он нахмурился.

– Что?

– Я не знаю, – сказала она, – но мне кажется, неучтиво указывать на это.

– Вовсе нет. – Золотистые глаза Рота блеснули озорством. – Как я уже говорил, по мне, так это грандиозно.

Зейн натянуто улыбнулся, но его рука, лежавшая на столе, сжалась в кулак.

– Еще бы.

Мне хотелось биться головой об стол.

– О, в самом деле. Вы же помогаете бороться с преступностью и все такое, – с фальшивым воодушевлением ответил Рот, и я проглотила стон. – Это потрясающе. Держу пари, каждый день ты кладешь на подушку свою маленькую – э-э, не совсем маленькую – голову, чувствуя себя героем. Постой-ка. А вы хоть на кроватях спите? Я слышал, Стражи…

– Тебе обязательно нужно сидеть с нами? – перебила я, теряя терпение. Подтрунивание над Зейном не сулило ничего хорошего.

– Ну, кое-кто оставил меня без обеда. – Рот выразительно посмотрел на меня. – Поэтому я голоден.

Сэм усмехнулся.

– Да уж, пожалуй, с тебя причитается ужин.

Я сникла.

Зейн откинулся назад и смотрел прямо перед собой.

– Как-то неловко получилось, – пробормотала Стейси, но в ее темных глазах зажегся интерес.

И это называется неловко? Неловко было, когда я лизнула палец Зейна, как… даже не знаю, как кто. Ужин обернулся сущим кошмаром. Рот и Зейн постоянно обменивались колкостями, Сэм и Стейси увлеченно за ними наблюдали, как будто каждое брошенное слово было теннисным мячиком, и к тому времени, как я попросила счет, мне уже хотелось вцепиться кому-нибудь в глотку.

Прежде всего, самой себе.

Рот поинтересовался, сколько весит Зейн, будучи, по его мнению, сделанным из камня. Я же с надеждой выглядывала из кабинки, моля о том, чтобы счет принесли как можно быстрее. Когда Сэм в очередной раз возвращался из уборной, один из завсегдатаев крошечного бара в дальнем углу обеденного зала упал с табуретки. Я округлила глаза, когда Сэм оглянулся через плечо и посмотрел на меня, сморщив нос. Черт, да тут еще и напиваются в стельку. Должно быть, мы попали в «счастливый час».

– Я вешу прилично, – ответил Зейн. – Не то что некоторые, с бараньим весом.

Он фыркнул.

– Разуй глаза, а еще лучше – сходи, проверь зрение. Стражи, случайно, не страдают дегенеративными заболеваниями глаз?

Я вздохнула, оглядывая по большей части пустующие столики и раскачиваясь взад-вперед, как душевнобольной. Я уже побывала в туалете, но сейчас всерьез подумывала о том, чтобы спрятаться там до самого отъезда. Закусочная не сказать чтобы процветала, но близился вечер, и народу прибывало. Язвительные реплики Зейна и Рота уже тонули в шуме голосов, и мой взгляд скользнул к одному из занятых столиков. Чем-то привлекли мое внимание парни за столиком на двоих. Оба были немного старше меня. Я прикинула, что они скорее ровесники Зейна. У обоих каштановые волосы, одинаково коротко подстриженные – как у военных или копов. Белые рубашки выглядели наглаженными, хотя и не были заправлены. Насколько я могла видеть, на обоих были легкие брюки цвета хаки. Поскольку ауры я теперь не различала, ничего странного в них вроде и не было, но чем-то они меня зацепили.

Возможно, тем, что они пялились на наш столик немигающим взглядом психопата, выбирающего жертву.

Я вздрогнула, когда встретилась глазами с парнем справа. Выражение его лица было безучастным, холодным. Как у робота.

Рука Рота легла на мое бедро, отчего я подпрыгнула.

– На что уставилась, малышка?

– Так, ни на что. – Я хотела убрать его руку, но Зейн меня опередил.

– Руки прочь, приятель. – Он едва не заехал Роту его же собственной рукой. – Если не хочешь их лишиться.

Рот наклонил голову, его лицо посуровело. Ой-ой! Он открыл было рот, но тут появилась официантка – наконец-то, – и я выхватила у нее счет.

– Ребята, вы готовы? – Я повернулась к Стейси и Сэму. Завороженные происходящим, они кивнули. Зейн быстро расплатился, и я чуть ли не силой вытолкала Рота из кабинки.

Он низко опустил голову, и прямо над ухом я почувствовала его теплое дыхание, когда Зейн вышел следом за нами.

– Не убегай, – прошептал он. – Нам троим надо поговорить.

Зейн сузил глаза, вставая преградой между Ротом и мной, на что Рот ухмыльнулся, как кот, который только что заметил мышь, забившуюся в угол комнаты. Я сделала вид, будто собираюсь зайти в туалет, надеясь, что Стейси и Сэм не станут нас дожидаться и уйдут. Я решила, что будет лучше, если мы поговорим здесь, а не где-нибудь в укромном месте, где эти двое, не дай бог, еще поубивают друг друга.

Как только Стейси и Сэм вышли за дверь, Рот занял место, где сидела Стейси, и жестом пригласил нас обратно. Я вздохнула, вернувшись обратно в кабинку. Спагетти, которые я поклевала за ужином, не очень-то прижились у меня в животе, и мне стало еще более неуютно, когда я отважилась взглянуть на столик, привлекший мое внимание. Те двое так и сидели, наблюдая за нами.

– Только давай побыстрее, – сказал Зейн. – Потому что не знаю, как долго смогу еще терпеть твое присутствие.

Рот изобразил обиду.

– Какой ты грубиян, Каменный. Все тебе неймется. Что, в заднице свербит?

– Рот, – прикрикнула я, хватаясь за край стола. – Прекрати.

– Он первый начал.

Я разинула рот от удивления.

– Парни, вам сколько лет?

Рот перевел взгляд на закипающего от злости Зейна, и в его глаза вернулся озорной огонек.

– Он и впрямь выглядит так, будто обосрался и ему нужно поменять подгузник.

– Ну, все, хватит. – Зейн начал подниматься, но я положила руку ему на плечо.

– Перестань. Пожалуйста! – Он тяжело выдохнул и снова сел, а я держала его за руку, на всякий случай. – О чем ты хочешь поговорить, Рот?

Взгляд Рота переместился туда, где лежала моя рука.

– Он не знал, что мы вместе учимся.

Я убрала руку, напрягаясь всем телом.

– Я не успела рассказать ему и очень надеюсь, что это не то, о чем ты хотел поговорить.

Демон пожал плечами.

– Мне просто интересно, что ты держишь в неведении своего лучшего в мире каменного друга.

Зейн постучал пальцами по столу.

– Давай ближе к делу, Рот.

В расслабленной позе демон являл собой воплощение ленивого высокомерия.

– Есть причина, почему я здесь, помимо вкусной лазаньи. По этой же причине я вернулся в школу. Хоть я и нахожу это заведение забавным, есть кое-что еще, что меня в нем привлекает. – Его взгляд скользнул ко мне. – Мы полагаем, что Лилин была или находится в школе.

– А подробнее?

Рот объяснил, что произошло сегодня, а потом я рассказала про драку в начале недели.

– Я как-то и не думала об этом до сегодняшнего дня. Я собиралась сказать тебе…

– После ужина? – уточнил Зейн. – И тогда же рассказать мне об этом? – Он кивнул в сторону Рота.

Рот фыркнул.

– Да. Понимаешь, я не хотела…

– Испортить ужин? – Он улыбнулся Роту. – Это я могу понять.

Рот закатил глаза.

– Во всяком случае, странные происшествия в школе – далеко не единственный повод для беспокойства. Я думаю, что Лилин попытается установить контакт с Лейлой, – продолжил он, удивив меня до чертиков.

– Что?! – вырвалось у меня. – Ты мне этого не говорил.

Он улыбнулся мне.

– Ты была не в том настроении, чтобы слушать.

Что верно – то верно, но все-таки.

– Почему ты так думаешь?

– Лилин будет тянуть к тебе, – спокойно объяснил он. – В вас течет одна кровь.

Я содрогнулась. Мое семейное древо серьезно подпорчено. Отец оказался Стражем, который хотел меня убить. Мать – супердемон, с которым никто не хочет связываться, и вот теперь объявилась Лилин, претендующая на родство со мной. Круто.

– Ты считаешь, что Лилин опасна для Лейлы? – спросил Зейн, поднимая плечи, словно собирался подхватить меня и взмыть в воздух.

Рот покачал головой.

– Не знаю.

– Это не самая большая наша проблема, – сказала я, подавшись вперед. – Если Лилин орудует в школе, тогда получается, что в ее сети попали уже четыре человека, которых мы знаем. Что с ними будет?

– Я не знаю, можно ли остановить процесс, чтобы они не потеряли душу и не превратились в призраков. Возможно, жертв больше, чем четыре, о которых мы знаем. Сотни могут быть… заражены. – Рот поднял брови. Заражены. Звучит угрожающе. – На самом деле мы не можем сказать, что зараженные – это именно те, кого попытается забрать Лилин.

– Куда забрать? – спросила я.

Рот пожал плечами.

– Если ты помнишь, Лилин создают призрака, которого могут контролировать. Только они могут это делать. Вспомни и о хаосе, в который они повергают мир. Лилин не просто существуют, но создают отвратительных, сумасшедших духов, которые не очень-то любят все живое.

Я совершенно об этом забыла. Почему-то.

– Выходит, мы узнаем о том, что Лилин добилась своей цели, если… – Я тяжело сглотнула, охваченная тревогой. – Если те, из школы, умрут.

Он кивнул, переводя взгляд на Зейна.

– Вот почему я вернулся и собираюсь остаться. И еще я думаю, что нам необходимо провести небольшое расследование.

Я выгнула бровь и, не дождавшись, пока он продолжит, вздохнула.

– Это как?

– Думаю, можно смело предположить, что Дин заражен. Нам нужно поговорить с ним.

– Его временно исключили из школы, и одному богу известно, сколько он просидит дома, – заметила я.

Рот хитро улыбнулся.

– Я уверен, что мне не составит труда раздобыть его домашний адрес.

Нисколько не сомневаясь в этом, я осторожно взглянула на Зейна. Он медленно кивнул.

– Может, он скажет что-нибудь полезное или вдруг укажет нам направление, в котором необходимо двигаться.

– Вот видите? – У Рота заблестели глаза. – Без меня вам не справиться.

– Я бы не стал заходить так далеко. – Зейн перехватил веселый взгляд Рота. – Но обещаю, если ты сделаешь хоть что-нибудь, что причинит Лейле боль или хотя бы заставит ее смотреть на тебя с опаской, я лично уничтожу тебя.

Мои глаза чуть не выскочили из орбит.

– Ладно. Думаю, эта встреча друзей окончена. – Я подтолкнула Зейна локтем. – Пойдем.

Он задержал взгляд Рота чуть дольше, а потом поднялся из-за стола. Повернувшись, он протянул мне руку и помог встать. Всем своим видом и поведением он давал понять, что сумеет меня защитить, но, собственно, в роли защитника Зейн всегда чувствовал себя как рыба в воде.

– Чтобы ты знал: я никогда не хотел причинить ей боль.

Мы оба повернулись к Роту, который тоже поднялся со своего места. У меня вырвался легкий вздох, но Зейн усмехнулся уголком рта.

– Я тебя предупредил, приятель. – Он перегнулся через стол. Хотя и шире в плечах, он был не таким высоким, как Рот, но сейчас их лица оказались на одном уровне. – Ты можешь играть в свои хитрые игры с кем угодно, но только не с ней.

Я сжала его руку, пока дело не дошло до смертельной схватки.

– Пойдем.

Мышца дернулась на скуле Рота, когда мы вышли из кабинки. Я знала, что он идет следом, и, когда обернулась, нисколько не удивилась, увидев его. Но меня удивило другое: те двое парней в хаки тоже встали из-за стола. Я нахмурилась.

Рот прищурился и проследил за моим взглядом. Потом повернулся ко мне, и его губы сжались в плотную линию. Он как будто угадал, о чем я думаю – с этими чуваками явно что-то не так.

На улице уже горели фонари, отбрасывая свет на быстро темнеющие улицы. Мы обошли небольшую толпу на автобусной остановке, и Зейн крепче сжал мою руку. Он вздохнул, когда понял, что Рот все еще с нами.

– Ты серьезно? Собираешься проводить нас до машины?

– Думаю, да. – Рот замедлил шаг за моей спиной. – Тем более что за нами следят.

Даже под козырьком бейсболки было заметно, как расширились глаза Зейна, когда он оглянулся через плечо. Он зашагал быстрее.

– Две мужские особи?

– Ага, – ответил Рот и причмокнул.

Мне так хотелось обернуться, но я подумала, что это будет слишком подозрительно.

– Есть идеи, кто это может быть?

– Понятия не имею. Может, хотят взять у тебя номер телефона, – бросил Рот. – Стать членами твоего фан-клуба.

Помню, однажды он сказал, что станет президентом моего фан-клуба – глупость, конечно, – но сейчас у меня слегка защемило сердце, потому что его слова ничего не прояснили. Я вдохнула холодный воздух.

– Что будем делать?

– Твоя машина в гараже, верно? – спросил он у Зейна. Когда я бросила на него вопросительный взгляд через плечо, он подмигнул. – Я следил за вами.

– Здорово. – Зейн отпустил мою руку и обнял меня за талию. – Так ты не только демон, но еще и маньяк. Потрясающе.

– Умно, Каменный. – Рот хмыкнул в ответ на низкое рычание, исходящее от Зейна. – Посмотрим, пойдут ли они за нами. Что уж такого они могут сделать? Они же люди.

Мне не хотелось задумываться о том, что и люди способны на самые ужасные поступки. Но я ничего не могла с собой поделать. Я вспомнила, как однажды мы с Ротом оказались в парковочном гараже, где на нас напали демоны Истязатели, которые хотели поиграть в футбол нашими головами. С парковками, как и с переулками, мне катастрофически не везло.

Мы свернули за угол. Дыхание вырывалось у меня изо рта туманными облачками, нос совсем замерз. Наконец я осмелилась оглянуться. Позади нас шли несколько человек, и среди них были те двое. Края их рубашек хлопали на ветру. Что-то металлическое блеснуло на поясе одного из них. Мое сердце перевернулось.

– Кажется, у одного из них пистолет.

– Господи, – пробормотал Зейн.

Рот скривил губы.

– Если они попытаются нас обокрасть, я буду долго смеяться.

– Смешно только тебе, – ответила я, сморщив нос. Мне совсем не хотелось, чтобы грабеж пополнил список неприятностей, которые произошли со мной на этой неделе.

– Что такое? – сказал он, когда мы подошли к входу в гараж. – Я просто имел в виду, что для грабежа они выбрали не тех, кого надо.

В гараже было тихо, и тусклые желтые лучи ламп верхнего света падали на капоты машин и пятнистый от грязи цементный пол. Атмосфера совсем не располагала к тому, чтобы чувствовать себя в безопасности.

Мы двинулись вдоль первого ряда машин, и наши шаги отдавались гулким эхом. Рот резко остановился, когда Зейн повернулся и встал передо мной. Он снял бейсболку и передал ее мне. Интересно, для чего, подумала я. Чтобы не испачкать?

Один из наших преследователей выдвинулся вперед – но не тот, что с пистолетом. В приглушенном свете его лицо выглядело изможденным, осунувшимся, словно он давно ничего не ел.

Рот скрестил руки на груди, отчего его рубашка натянулась на плечах.

– В чем дело, приятели?

Я закатила глаза.

Парень остановился у него за спиной, и мое сердце замерло. Рот опустил руки, а Зейн занял положение низкого старта. Парень достал что-то черное и прямоугольное – явно не пистолет – и поднял перед собой как щит, вцепившись в него так, что побелели костяшки пальцев.

Рот разразился громким густым смехом.

– Ты, должно быть, шутишь.

В правой руке парень держал Библию.

– Мы знаем, кто вы такие, – отчеканил он, переводя взгляд с Зейна на Рота, а потом и на меня, выглядывающую из-за спины Зейна. – Ошибка Всевышнего, демон Ада и нечто гораздо худшее.