Прочитайте онлайн Холодная весна | Глава семнадцатая

Читать книгу Холодная весна
3718+2980
  • Автор:
  • Перевёл: А. Ю. Москвин
  • Язык: ru

Глава семнадцатая

Весна 1187 года.

Констанция, герцогиня Бретани, муж которой Джеффри был убит на турнире предыдущим летом, родила сына, которого назвали Артуром. Жители Бретани ликовали, по всему герцогству звонили колокола.

С поднятым капюшоном — небо было серое и накрапывал дождь — Гвионн проехал через Ля Порт дез Тур в Домме и направил свою лошадь к рыночной площади. Он разыскивал Арлетту де Ронсье, вместе со служанкой уехавшую в город в сопровождении сэра Вальтера. Из Хуэльгастеля прибыл священник, который привез для нее письмо от Элеанор, и Гвионн, сгоравший от нетерпения поскорее узнать его содержание, вызвался отыскать ее.

Сэр Вальтер не выказывал никакого стремления вернуться на север. Вместо этого он принес клятву верности сэру Этьену и считал теперь Ля Фортресс своим домом.

Прошло уже несколько месяцев с той поры, как Гвионн и леди Петронилла убедили сэра Вальтера отослать в суд подписанную и запечатанную декларацию по поводу действий де Ронсье той памятной августовской ночью. Суды вели свое делопроизводство безо всякой спешки, но возможно, в деле об измене они будут более расторопными. Гвионн надеялся, что нанесенный ими удар больно поразит графа, и ему очень хотелось, чтобы письмо к Арлетте из дому подтвердило его ожидания.

В течение прошедших месяцев он слегка флиртовал с графской дочерью. Но никаких попыток соблазнить ее. Пока еще не время. Если уж Гвионн вознамерился добиться грехопадения Арлетты, он должен выбрать для этого наиболее подходящий момент. Если он излишне поторопится, то может потерять все. А если подождать… Гвионн не сомневался в своем конечном успехе, он с удовольствием подмечал, что щечки предмета его мести розовели в его присутствии куща чаще, чем в обществе пожилого графа. Он притворялся, что очарован ее костлявыми прелестями, наслаждаясь заигрыванием с дочерью человека, которому, он надеялся, скоро придется несладко.

Арлетты и ее спутников на рынке не оказалось, но Гвионн обнаружил их на тропке, вырубленной в скале над рекою. У подножия утеса, похожая на серебристую ленту, неторопливо и степенно текла красавица Дордонь, в конце своего пути впадающая в Бискайский залив. Она несла на своих волнах габары местных жителей с таким же безразличным спокойствием, с каким в свое время носила барки римлян. Медленно-медленно река текла по своему руслу, не обращая внимания на муравьиную суету людишек по ее берегам. На сверкающей водной глади, осев по ватерлинию, покачивались баржи, нагруженные доверху дубовыми комлями, из которых изготавливались бочки для бордосских виноделов. За рекой до горизонта расстилалась равнина, плодородный ковер полей и рощ всех оттенков зеленого цвета.

— Леди Арлетта! — позвал Гвионн, подъезжая к ней и ее спутникам.

Дочь де Ронсье оторвалась от созерцания речных далей и откинула капюшон на затылок. При виде Гвионна в ее глазах зажегся озорной огонек.

Сэр Вальтер, который разговаривал с Клеменсией о чем-то очень серьезном, взглянул на подъехавшего, но, узнав Леклерка, продолжил с жаром объяснять что-то своей собеседнице.

Будучи человеком с врожденным чувством справедливости, Вальтер не распространял ту неприязнь, которую чувствовал к самому Франсуа, на его дочь. Хоть отец Арлетты лишил жизни его родного брата, он, в отличие от Гвионна Леклерка, не собирался вымещать обиду на невинной девушке. Она была хорошей госпожой, и он был счастлив находиться у нее в услужении. Этим утром сэр Вальтер должен был охранять суженую Этьена от непрошенных чужаков. Гвионн же таковым не являлся.

— Мастер Леклерк? — девушка рассмеялась. — Вы не говорили, что собираетесь на рынок.

«Да, — подумал Гвионн, глядя в бездонные голубые глаза. — Почти пора, курочка готова, чтобы ее ощипали».

— Вам письмо, — сказал он.

Она с готовностью приняла его.

— Благодарю. Но зачем было специально ехать и искать нас? Я прочла бы его по возвращении.

— Конечно, это так. — Его губы улыбались. — Но тогда я упустил бы возможность побеседовать с вами за пределами замка.

Эти слова вырвались у него непроизвольно, но увидев, как зарделись щеки девушки, Гвионн решил, что они попали в цель.

— За пределами замка? — переспросила она, глядя ему прямо в глаза, а потом перевела взгляд на письмо, которое еще даже не открыла.

— В Ля Фортресс слишком много лишних ушей, — сказал тот. — Я хочу передать вам кое-что, не предназначенное для посторонних.

— Я… мне кажется, вам не следует разговаривать со мной в таком тоне, мастер Леклерк.

Она повернулась к нему спиной и, сломав сургучную печать, направилась вниз по тропе. Тропинка была достаточно широка для двоих и Гвионн после секундного колебания догнал ее и зашагал рядом. Арлетта сделала вид, что не заметила его присутствия, но по тому, как запламенела ее щека, обращенная к нему, он понял, что это не так.

Несколькими ярдами ниже находилась каменная скамья, поставленная с таким расчетом, чтобы сидящие на ней могли созерцать не только реку, но и покрытую перелесками долину, открывавшуюся за ней.

— Почему бы вам не присесть и не прочитать письмо? — предложил Гвионн. — Должно быть, этот камень водружен тут каким-нибудь купцом из Домма, которому нравилось смотреть, как его грузовые суда проплывают вниз и вверх по реке.

Арлетта кивнула в знак согласия, уселась на скамью и начала читать.

— Можно, я присоединюсь к вам? — Гвионн занял место рядом с нею, и попытался читать из-за ее плеча. Они соприкасались бедрами, но девушка, поглощенная чтением, не замечала этого.

Вербное воскресенье, 1187 г.

Дорогая дочь, пишет тебе твоя любящая родственница. Я приветствую тебя, хоть сердце мое исполнено скорби, но верю, что Бог даст тебе силы вынести злые вести, которые я должна поведать тебе.

Я пишу тебе, ибо твой отец немощен и писать не может, а ты, наследница его вотчины, имеешь право знать, что здесь произошло. Попытаюсь изложить все случившееся без опущений и домыслов. Отец твой ныне весьма слаб здравием. Он всегда любил править лишь по нраву своему, не слушая добрых советов, которые я, сколько возможно, давала ему. Вся суть происшедшего мне неизвестна; сообщаю о том, что случалось, в силу своего разумения.

На этой неделе из Ванна прибыли всадники с вестью из дома суда. На отца твоего была подана жалоба по поводу земель де Вирсов. Как ни горестно, но тяжба та решена против твоего отца. Он был столь озлоблен этим приговором, что черная немочь снова напала на него, и он пал ниц в падучей. Болезнь его намного хуже, чем в прошлый раз.

С этой печальной минуты отец твой не может ни двигаться, ни говорить. Я узрела искру понимания в его очах и придумала простой способ общаться с ним: мы судим, что ему надобно, по морганию его глаз.

Что касается земель де Вирсов, сказано мне было, что Филипп Сен-Клер требует права наследования их, исходящего от Изабель, коя приходилась сестрой бабке твоей. Сам он еще дитя несмышленое, но есть у него заступник, некий Грегор Вимарк. Он, сэр Грегор, и поднял тяжбу от имени Филиппа. Суд отдал все земли де Вирсов сэру Грегору под опеку, и больше они не часть твоего наследия.

Как знаешь ты, земли те — лишь малая часть вотчины родителя твоего, и можешь удивиться, отчего их потеря столь тяжела отцу твоему. С печалью пишу тебе, что не из-за того болезнь на него напала.

В тот самый день, когда отец твой послание суда в Ванне по жалобе Филиппа Сен-Клера получил, дошло известие, что некие люди на него иную, весьма тяжкую вину возложили.

Родитель твой в измене обвинен. Епископу нашему доставлена хартия, и прописано там, что отец твой виновен в гибели герцога Джеффри. Я не знаю, что именно было в той хартии, но подана она свидетелем ристалища. Имя его такоже мне неизвестно. Знает его только епископ. Очень строга и тяжка кляуза та, и будет расследование, и герцогиня в нем участие примет.

А отец твой, будучи тяжко болен, себя защитить не сможет.

Дорогая дочь моя, обе мы знаем, что отец твой нравом весьма невоздержан и слишком часто в ярость впадает. И все же мне не верится, что он повинен в этом страшном деле.

Расследовать его будет герцогский суд, а на это время титул и земли отца твоего взяты под опеку короны. Бабка твоя, отец и я с ними бежали в монастырь святой Анны. Так и живем там, вкушая от милости отцов чина ангельского, и мнится мне, что жизнь сия родителя и бабку твою низведет в мир иной.

Дочь моя, боюсь, и тебя коснутся наши горести. Граф Этьен не захочет обручиться с девушкой, род которой в крови одного из принцев Анжевинских запятнан.

Не будет он рад и потере большей части приданого твоего, включая родовые земли, которые могли стать твоими, ибо, по всей видимости, не принесу я родителю твоему наследника.

В письме твоем ко мне ты пишешь, что граф Этьен человек благочестивый и набожный. Дай Бог, чтобы так оно и было, и он боясь кары Господней, не нарушил брачного сговора и тебя не отослал.

В другом письме сообщаю о горестях наших супругу твоему. Отец Йоссе вызвался письмоносцем. Доставив послание, он хочет вернуться назад в Хуэльгастель, где пока всем заправляет сэр Хамон. Всем нашим челядинцам дозволено остаться там. Герцогиня желает, чтобы крепость была в порядке, и подати исправно платила. Уповаю лишь на то, что, справедливость восторжествует, и имя рода нашего будет очищено. Тогда и мы сможем вернуться в свой замок.

Дорогая дочь, не знаю, чем помочь тебе, какой дать совет. Главное, помни, что граф теперь может отказаться взять тебя в жены.

Буду ежечасно молить Господа нашего о тебе.

И ты помолись об отце. Болезнь его тяжелая, поправится ли, не знаю.

Твоя мачеха,

Элеанор де Ронсье.

Арлетта уронила письмо на колени. Румянец сошел с ее щек. Дрожащими руками она смотала свиток и сунула в плетеный кошель, свисавший у нее с пояса.

— Леди Арлетта? Что-то случилось? — Гвионн коснулся левой рукой ее локтя.

Она ответила не сразу, затем обернулась к собеседнику, и Гвионн увидел ее расширившиеся от волнения глаза.

— Мой отец, — произнесла она, — очень сильно заболел. У него снова был припадок ярости, и на этот раз, как боится мачеха, он может не оправиться. Его парализовало, не может пошевелить и пальцем.

Она тихо всхлипнула.

— У него отнялся язык, но Элеанор понимает его по глазам — Бог не отнял у него разум. Кого порадует такое известие?

Кого порадует? Такой человек был, но она об этом не догадывалась — Гвионн Леклерк. Если это правда, и проклятый де Ронсье заключен в темницу собственного тела, то в мире есть высшая справедливость.

— Должно быть, он очень страдает, мастер Леклерк.

— Судя по всему, да.

— Бедный папочка! Элеанор пишет, что они в аббатстве святой Анны делают для него все, что возможно.

— В аббатстве? Но почему не в замке? — Это были не совсем те новости, которые хотел услышать Гвионн. Но все же слова о тяжелой болезни врага звучали музыкой для его слуха. Пусть де Ронсье страдает, теперь пришло время радоваться ему. Он делал все возможное, чтобы скрыть свое ликование.

— Сестра моего отца — аббатисса святой Анны, — пояснила она.

— А еще новости есть?

Арлетта поднялась с лавки.

— Есть. — Она устало подобрала юбки и отошла на некоторое расстояние. — Но прежде мне надо все обсудить с графом Этьеном. Вы поедете назад вместе с нами, мастер Леклерк?

Гвионн приложил руку к груди.

— Разве вы сомневаетесь в этом, госпожа моя?

Такое выражение преданности вновь вогнало девушку в краску, но она посмотрела на него уже не так тепло и дружелюбно, как несколько минут тому назад. Гвионн подумал даже, не совершил ли он ошибку, когда позволил себе нарушить установленные этикетом правила обращения к ней. Возможно, думал он, голубка еще не совсем созрела для того, для чего он ее прочил.

Они возвращались в замок так поспешно, как только могли. Арлетта не хотела мешкать.

Граф Этьен был на конюшне, когда копыта их коней зацокали по мощеному замковому двору. Он сразу вышел навстречу, словно специально поджидал их. Ледяным взглядом он вперился в Арлетту.

Девушка надеялась, что суженый встретит ее благосклонно, и сердце ее упало. Она соскочила с седла.

— Госпожа Арлетта, будьте добры, пройдите немедленно в горницу, — произнес граф повелительным тоном.

Без своей обычной ободряющей улыбки он выглядел совсем другим человеком. От невесты не укрылось и то, как он грубо заговорил с нею. Ничего хорошего это не сулило. Похоже, дело идет к тому, что граф, чего доброго, накажет ее за просчеты и преступления ее отца. Она должна попробовать оправдаться в его глазах.

В светлице граф Этьен недвусмысленным жестом приказал Клеменсии оставить их наедине.

— Мне нужно с глазу на глаз побеседовать с твоей госпожой, — сказал он.

Клеменсия, взглянув на Арлетту и получив подтверждающий кивок, вышла из комнаты.

— Итак, госпожа… Ты получила письмо мачехи?

— Да, господин.

В его зеленых глазах, пристально смотревших на нее, читался холодный расчет. Этот взгляд заставил Арлетту невольно содрогнуться и пробудил в ней ощущение, что кто-то другой совсем недавно точно так же смотрел на нее. Да, конечно, это взгляд Гвионна Леклерка! Смятенным рассудком она понимала, что это всего лишь случайное сходство, не более. К тому же Гвионн никогда не смотрел на Арлетту так строго. И тем не менее сходство казалось ей поразительным.

Граф Этьен и оруженосец из Бретани были очень похожи и телосложением, и комплекцией. Они не были ровесниками, и наверное поэтому их физическое сходство ускользало от ее внимания так долго. Граф Этьен уже давно вышел из поры своей молодости, а Гвионн Леклерк еще только становился мужчиной. Волосы ее суженого были безжизненные, тонкие, с серебряными прядями, а у Гвионна — густые и шелковистые. Но если сравнить теперешнего Леклерка и графа Этьена в молодости, тридцать лет назад… Они имели одинаковое телосложение и были примерно одного роста, вот только у молодого оруженосца не было привычки приволакивать ногу, которая у графа Этьена была повреждена в одном из давних сражений. Осанка у обоих была гордая и независимая. И даже взгляд их глаз был в чем-то схож. В них светился природный ум, но также какая-то сдержанность, даже скрытность. Теперь ей казалось очевидным, что Гвионн напоминал графа настолько, что мог бы по праву сойти за его сына. Арлетта даже удивлялась, не слепая ли она была все это время.

— Прочла ли ты письмо? — спросил граф.

— Да, прочла.

— В таком случае ты понимаешь, что наш брачный договор более не имеет силы, не так ли?

Внутри нее все сжалось. Как он груб и прямолинеен…

— Как это не имеет силы, господин?

— Очень просто. — Граф Этьен постучал носком своего лакированного сапога, доходящего ему до колена, по козлам. — Я никогда не свяжу свою жизнь узами брака с девкой-бесприданницей, чей отец, к тому же, обвиняется в государственной измене, измене своему сеньору.

Арлетта, опустив глаза, смотрела на тростник, которым был застлан пол; ее разум отказывался принять то, что сказал граф. Кто-то закапал стебли свечным воском, и она, рассматривая восковые натеки, пыталась собраться с мыслями.

Всю жизнь, почти от самого рождения, ее готовили к браку с этим человеком. Она его не выбирала, но привыкла к мысли о нем и по-своему желала его. Ее отец мог заболеть и впасть во временную немилость, но почему она должна была платить за его позор собственным бесчестием? Она — Арлетта де Ронсье, чьим сокровенным желанием уже много лет было стать графиней Фавелл, так оно и должно статься. Она стремилась к этому. Граф не мог просто взять ее и выбросить, как швыряют псам отрезанный ломоть хлеба. Он подписал контракт с ее отцом, и если тот не мог сейчас контролировать неуклонное его соблюдение, это становилось ее задачей. Это было ее право. Право и долг.

Арлетта подняла глаза и всмотрелась в лицо старого графа. Его щеки обвисли, надвигающаяся старость избороздила его лоб глубокими морщинами, а выражение глаз было твердокаменным, неумолимым. Это был человек, который, как и ее отец, привык считать любое свое слово законом и не допускал и мысли о том, что кто-то мог ему перечить. Но ей, если она хочет выполнить роль, к которой ее готовил отец, придется сказать графу то, что окажется ему совсем не по вкусу.

Гнев ей не поможет. Если она закатит истерику, граф ее только возненавидит — зачем в таком случае выходить замуж? Она и думать не хотела об этом. Нет, нужно действовать иначе. Она решила обратиться к его совести.

— Но, господин, вы уже взяли часть моего приданого, — сказала она.

— Можешь забрать ее назад, — последовал грубый ответ. — Используй ее в качестве вступительного пожертвования в какой-нибудь монастырь, где тебе придется молиться за спасение души изменника, ибо кто же теперь тебя возьмет? Наш контракт расторгнут.

«Похоже, взывать к его совести бесполезно», — подумала она.

— Но вы не можете так просто взять и нарушить данное вами слово.

— Не могу? Не будь такой наивной дурой. В условиях контракта оговорено, какие земли перейдут мне после свадьбы. Как наследница этих земель, ты подходила мне в качестве невесты и жены. А бесприданница, чей отец, вдобавок, обвинен в измене, никому не нужна!

— Не нужна? — Арлетта чувствовала, как внутри нее поднимается волна гнева, но она еще пыталась обуздать это чувство.

— Ну да. Контракт был основан на землях, которые ты бы мне принесла. Но теперь, когда твой отец под стражей, нет никакой уверенности, что я получу земли де Ронсье. Я утверждаю, что контракт потерял силу.

Арлетта выдавила из себя улыбку.

— Господин мой, я уверена, что вы допускаете ошибку. Мой отец, как я поняла, находится под обвинением, но ничего еще не доказано. Я уверена, что он будет оправдан и восстановлен в правах владельца замка Хуэльгастель.

— По словам твоей мачехи, твой отец не встает с ложа, — бросил граф сердито. Потом тон его смягчился и выражение лица стало почти обычным. — Твой отец калека. Прими этот подарок Господа Бога с надлежащим смирением, дочка. Это лучшее, что остается сделать христианке. И не надейся на что либо иное: я на тебе не женюсь.

Спиной Арлетта ощутила холодок — словно кто-то приоткрыл дверь. Она не обернулась, чтобы посмотреть в ту сторону и, гордо подняв подбородок, спросила:

— А как же наследник, который вам так нужен, господин граф? Чтобы сговориться о другом брачном контракте, потребуется время. Сколько вам еще осталось жить, господин граф?

Зеленые глаза — почти как у Леклерка — вспыхнули.

— Ты забываешься, дура!

— Нет. Я рассуждаю практически. И я не так глупа, как вы, может быть, обо мне думаете, господин.

Граф Этьен выпрямился в полный рост.

— Можешь делать и говорить что угодно, красавица, но свадьбы между нами не будет. Ты мне не нужна. Даю тебе день, чтобы упаковать пожитки, и отправляйся домой, в Бретань.

— Я не уеду!

— Уедешь.

Лицо графа потемнело, совсем как лицо ее собственного отца, когда тот был в гневе. Сердце Арлетты заколотилось.

— Нет, не уеду! — она твердо стояла на своем. С детства она привыкла спокойно смотреть в глаза разъяренному мужчине. — Сомневаюсь, что вы сумеете меня заставить. Много лет тому назад мой отец с обоюдного согласия подписал с вами контракт, скрепив его клятвой перед Господом, а это не шутка. И вы тоже поклялись. Он готовил меня стать вашей женой. Я уехала из дому и прибыла сюда в полном здравии. Я чиста как снег, и не хочу, чтобы меня вышвырнули из Орлиной Крепости, словно паршивую собачонку! Моего отца оклеветали! И я стану вашей женой! Я стану графиней Фавелл! Контракт был составлен как положено, с соблюдением всех законов, и, да поможет мне небо, я заставлю вас соблюдать его!

Граф Этьен в изумлении смотрел на невесту. Затем он закинул назад голову и расхохотался.

— Можешь лаять сколько угодно, красавица, только не вздумай кусаться! Если не выметешься по-хорошему, я выставлю тебя пинком. Поторопись собрать вещички к завтрашнему полудню. А до тех пор — прощай.

Он повернулся на каблуках и пошел вниз, в зал.

Арлетта застыла, как статуя, в центре горницы, уперев руки в бока. Чувствовала она себя не лучше дворняжки, которую переехала телега. Ее сердце готово было выскочить из груди, и она была одержима совсем неженским стремлением что-нибудь сокрушить. Она еще контролировала себя, но предел ее терпению был уже близок. Такого унижения она еще никогда не испытывала.

За ее спиной зашелестела чья-то юбка.

— Клеменсия? — осведомилась она, не оборачиваясь.

— Нет, дорогая моя. На этот раз Петронилла. Мне так жаль…

— Да неужели? — Больше не нужно было сдерживаться, боясь показаться грубой. — Насколько мне удалось вас узнать, вы должны прыгать от радости.

Ее побелевшие ноздри раздувались. Леди Петронилла, не привыкшая к такому тону, слегка опешила.

— Как это?

— Если меня отошлют назад, на север, этим летом граф Этьен не женится. Ваш муж снова будет наследником. И, скорее всего, им и останется. Разве вы не этого хотите, Петронилла?

Не ожидая ответа, Арлетта вышла из горницы и отправилась разыскивать Клеменсию, чтобы сообщить ей все последние новости.

— Пресвятая Дева! — воскликнула Клеменсия, глаза ее округлились в ужасе. — И что же теперь делать?

— Дьявол его знает, — отвечала Арлетта, меряя шагами замкнутое пространство своей комнатушки. Она посмотрела на массивное обручальное кольцо, все еще надетое у нее на пальце, и скорчила подруге гримаску.

— Вот проклятая жизнь; отец болен, и я знаю, что должна вместе с Элеанор молиться за него. Но, по-видимому, я дурная католичка. Чувство, что переполняет сейчас мою душу — отнюдь не смирение. Оно называется ярость. Клеменсия, я так разозлена, что сама себя боюсь.

— Разозлена? На графа Этьена?

— Именно. Если бы в тот миг у меня в руках был кинжал, клянусь, я убила бы его.

— В тебе просто заговорила гордыня, Арлетта, только и всего, — сказала Клеменсия.

Поднявшись, Клеменсия начала методично доставать одежду своей госпожи из гардероба. Сама-то она будет рада вернуться назад в Бретань, думала Арлетта, ведь там она сможет вновь встречаться с Морганом ле Биханом.

Клеменсия продолжила:

— Госпожа, ты почувствуешь себя лучше, когда между ним и тобою окажется несколько десятков миль. Тогда ты сможешь забыть о графе Этьене. По-моему, тебе будет намного лучше без этого старика. Зачем тратить время на мужчину, который по уши погряз в политике и ценит тебя исключительно из-за земель, которые ты принесешь ему в приданое? Мой совет тебе: сделай так, как он требует. Сегодня мы упакуем вещи, возьмем ту часть приданого, которую твой отец дал тебе с собой, и назад, в путь-дорогу. Если хочешь, мы будем готовы еще раньше.

— Клеменсия, ты ничего не понимаешь, — сказала Арлетта с печальной улыбкой. — Я просто обязана выйти замуж за графа. Он подписал контракт с моим отцом. Отец сейчас болен и не может защитить честь семьи, но я-то могу.

— Честь семьи? — фыркнула Клеменсия. — Ты не будешь счастливой в таком браке.

— Я и не верю в какое-то там счастье, — сказала Арлетта. — Но я верю во власть. Приобретение или потеря власти — вот что преображает жизнь человека. Можешь ты представить, что сталось с моим отцом, когда у него отобрали власть?

Клеменсия отрицательно покачала головой.

— И я не могу. Сегодня ты граф, тебе достаточно согнуть мизинец, и десятки людей бегут выполнять твой малейший каприз, а завтра ты уже бессильный калека, живущий за счет благотворительности сестер монашек. Бог не много дает нам возможностей насладиться тем, что может подарить нам жизнь, но тем хуже для него. Я много думала над этим, и знаю, что власть принадлежит мужчинам.

— А как же королева Элеанор? — заметила Клеменсия. — Ведь она принимает живейшее участие в политике.

— Королева — исключение, которое лишь подтверждает правило. Из всех женщин, которых я знаю, реальной властью обладают лишь те, кто связан с обладающими властью мужчинами. Кор? — заметила р, эм как всеp>— дацейти шееем, чт>—  вного согЁэѾ ди— онскольь, чсь ра решалостом времмьи, Ѓ дажо сабязднимаете, д нЀа моего оѰль…

ше чла не над пратить , а эѵм, чт>—,ор? —Дьетила Клемен,ва! , веЍis>Что касает в гибее об в .ла?

<ил АрлетѲо бынете так просѼу пе гиладЃла.

—¼ своой бана были вла,де поах бѶепде уевуѺом. посЂаного, как Ѓацогстраиле горедел а мебщаться ачеы еще ла пкотнаех женчто власт стравлѸтьсскольЂ, коень, когдезнЋ дохоуж Ќю муж, не адаѲсоле

Граф Эть с облждабе достатоьной власѰфа. Он покаетѽе женулся мменобы так оно е будео совла все лога и назаа Клеменсия.

— когда Кор? — заметиия п в гнтала моеб в ,сь ее исклѵжалитрД,ор? н напздилйла подрал.

Арлет и расхохошалЃди.

— Разт аговорала, что эѾ Очень про?го.is>Буо Очеоту столена, ах,ще н. Дай Бла, не п в гннлду! — орподм и остравилЃди, б Фавым взглядей комнмоя. ой етлит стровилоѷорарачакое выраженам.

‏, Арлеттто-то случилоли.

— но подила мнибдо коенн с мыва! — воскликнуЀ, Арлеттно достривла подёуо сл насщей улыЁия. а. Можеѱы упа взывася наѵм в!ть?

Клеменсго не ЁтояЁя пужй в тамогольного пер сюдамонатоѼлениЃ своей госпием, наеуклчала го емуо зго соглаѽие.

— выби сяйся до?сь.

— Неа Клеменсть. оиЃ со роо тЍет в горнвии. выб босем е годатьсятвоту неитренам.

Клеменсгоно о имен в з Моршила.

— Пp>— оращеЂак, госп?сь.

⛽сТя д ви но. Еснапочеш. Онак б , опуѽие.

┲ица,ль…

т. Сегодня го пео петьсне сти.

— Но, госѰль…

о поут мнрд мли покаЃдея вскоѵду!

⧌ и т и пртец сейѵхи?

— Дот этом.пол потЋвасѸко мижен н нp>а Кор?  заметики, и отпрала письи всегоджнке.т герцсяейежвы тоееагоЂЋена, что качеолнѽь челоен н нp>⸔¼ своей мачег, ик, которѵодпа м тан не.is>Буицо староподря у графа Этьеееодпа мбы. о ельскнам.

Клеменсг, ня дшалЃди.

— И что ж ТѰты пиш?ь…

тя начаизовяжгну: сдафанp>. В услоЈил брачного согиженбы между наѵц, в. Рсть сЋслян,сь к й кансей не п моелосженосто одпиенном контрактавно точ, и знаю, чтонь п чськ, спреоѼленти отѲинскиѰ земЀдо ст , ачолетву ст достеридны я та, что Ѻом бн и не можзабыкт расторгта, только из-ичегоет выпоижемон. нап-лек е это врзад мой отсе еще нанулся Ђ стрЀетенго сять и наследнифа. кт бы Очеоту стозагрЁтрнѾлирникбку.

—, где туый догоп?сь.

ПустѲное авилеая у гр,подрла уЀа моего оѵн а поПp> заметине отоывася еp>а одеодпа еp>⒀еза такЈки. Оех женѿоак благочесѶелаеодпа лед болЁ неѾ диѰд мой отѸец поасЧувсениой, я уверена, чѻи оЂринетьсяо тая справедлзум. Когдзор собственть о глаиунавид. В услоЈЏх контраела, ѿокишет, чѾм граф Этьак просна хочунасилгать ет выпоижеЁто обѾритЁобѷуклевнобе будет¼ своту сточег,ь грабе придетто взя у мены и женьен Ђо может позвЧесть себеосклывасяшь сеязгракЈкели о лия о в м о всенм, а это агось жался.

Клеменсбе с виненЌно покачала головой.

я, Арлетта тя уверена, чли эт продает нм она пол?е

Грак просЂ бн и о деѲстуилу.

Арлеттбуобернѽяв подбороаке.

—µй все заставнм, аp>о погу. Есне нНет,реему он егв СмяведетстПй ксяѻьскнха. Пусѽазад го тво! Моего отбы опуслилиостмьи, н, и не хось жерю мм брому Ђолен, и зниЃ сн в прмон. ла пис вы должзабыте отоѾлжвы еѸ всегобку.

м граф Этьен да, опуѾчѵз этбку.

➂ьеЋ ничего ас уД Нетня отоѻяд м своей мачан м от Йи вение.н м поезад в БретЌи всегодж,ак я поПp> чега об этоа пис ак рАрлдитсягстреками,тты петьлитролел, клян за спасе нЀа мие д,ть. Клеменсия. Онаяя сли не рееи без эитре,де не ьен дасулась, чтог

Граф Этьен выпоелал ,ец пЗачнак б а его ла пжна.ак е Есл! Моего отѿо совЋен не доая у гтому, чый де Ронсьнадена, чет такть чечил.

й отљи веого соглЀнулѴии оставиѻа пис,ли не пордамой малеичегоно невЧувсемо

Девуло по под. А до. Я Ђаиз, а Затбяоклялиле го НаковаЁком своеия детстлитрД,го, для чеЀь приялиа, ни о ще ле гострше дЌца заЈколак тоитреым былдуввлеприваме сятьа меѸвам тѲит же дна контань.

Клеменсб>

Арлелайпускали му дв вы раяжки, дерце, о свушк ьеВ ниосмотрам Болсем н о имаЁ:шь слуѰкт был совеименн преивкровенди,о вѽа понимаю, что доа чо кто-ся сделием, нобо кѽсьнвелем-л Именнь.

— Госпоая ,сь ра рмееѺо вна п выесть?

Арлетей улернулдна коогт. Этѽь челонев е пновиеньен тенеах, пѰссматр былт сяя исло, совсем кОом алиа Хуэльгасѵние.нт п защитЁтоло..по ,ец не ьли эѱе будее нуаке.

на ,ак ва, конечн усимаю, ч не должоиЃ со судитЃ сн спочки к завтрашнему полумоя?

< тот челснмивинѸия наѴ. В едлен в аелаал нониЃ с ниѾ саЃли.

—егкакЇем-ла с тех пожионет,   стаицатеЂорѳ. Воестом произазала Арлетта.  — подумжко, чѵ Еслобышь Ѵерж? Мовсегодп уверовсла все эѻа совеВ ней комвѽа поные,, а завтс ХзаколсЁя време пово времД По ссЁсьте деннотроле, а завтса спокойши порнем иа эа куш и отпраится внуемДйлоПх влзок. Ѝѱе будго луча. лемольт продап чтоодручу такас Ѐесжце, пим лолео ее пр чла?ли.

—егѽе натобы Болих свНо, госѰет, — поывалрна ,весорЄ брЋшел г и нсюдЌгасчине.   сейчтто внане могвоПздать вы рая р? е не жческе, дбку.

➵шь, мы будЋ Очеак бл податы.

увему по к Яна ех заЁлуѷ, а Ззыскивасе последнла изопро ослѽа Арлею ас нныл двитреть. ТепеѴзоѶ сноЂо мда вернутьѺы и прованкопорагоЂ Ё что стресникЃет. СегодЃ она в голаторке, я дшед Г о гтеожово.

— Не м не ЁѰвитля четь эеюопоывалѽане воватѼ,ор? — замегтеож,иѰ ривая совоПне.  прду ЂспрТакогно невЧувсеобы посмотрала, катрет РГоспоайпусоверновесѵе наЂ Ё чть Ѵерж? Їк чегнсне подум?ед готтьсяиѾ шее, чѰк ли?

на ехасхохоѽие.

—о агама зе выполнться. Ое доканулднсЂа на невЁобое ка не нуя у гтеганибтрабы упа взыватьс, а завтсалирохося назад в БретЈке нуЁию, чтоЏение и бын благѲнои к завтрашне внхочу, чтоисЁыреивасе е раньта. на ны еуклуться и по до колем.м неда тех пда у неия нач заболеачном, а эѾт быа вейлоо зЂаново, чтиа эа кушло пет ѽазывается староѽой. мен вы раяагана Арлею доканулде, д нна телу нимкнуазительнли? ‵>ПодаЈк нЏлась, с уД  не ьдѰ риритьсакпы сти.

— Бдичное ола, Яна кнак былм тратиет силане воез эиии оДьяа с денке.е дое у нновеелаа, как стортр, кЁта, ван кЕсл! ами следу!

⡴ля чееюе в?ия.

— конечн . СегодЃато>За ее спыхнѰть точтлипогѰешь,ия продо бѵд Г о,ор? о , веот еоее спытыв РГоспцей,ж>Ее ппокри неад го учу тете но с ты и нis>Бнност счит- одпПусѽаа веанк сум,ем гоѠно поадитьѾр собственн в рєьяеамѻа горвснте, совчу така, мой взгсли ЈиЋѵе л. Леди Петронмогу.

⭻еттее тен кое-иЈ поЁя нтот еоее спытыврк ор, векы, утичелѴиЇлеклеько ЀслеимаыитЁѸ  — фитЁти, словнормгу.

⭾бона !шь,ия провол естѲеФтеож,ех потортрДь о глаили? я четь тѲн я Ѐ Ты нЋ дохо?д… Оа, чет ,та пыхн ли?

гижлѴл двиа бы а Зговорк⏃веоиЈ ЇлДа, потрезЇако совеЁкЏто ,мт геовй дооен⏃ведикаЃи к й бетското. — Арлетта де РонѺак и ть Ѵержила последоЕснапращенам.

☎дЌт сае, д,ю в качей,жЃжна? на са пркинул е обм срикы пновилѺбтроЂѸец и порыл дверь. Оба бы а Теп сти.

емо? — спросед Г оогу.

—°ч-, ч ньт прсту.е скран нао, с м живнуѸсь. Лела Арлеттышь Ѵерж? Мем е глилисѸтренам.

теожя у заехасхохоѽие.

❼ому,дцегово!ет. жалииѾ Јки. те демоим а сюли не выивнѽие.

┲зазок. Тсех к проса, не п коледе Жове,ю в как стортр, кЁор? е , что ссужбр, е , чтте деючительпопрЁтохосед Г ооор?  уД ить ,подп?гу. ЕсЂо эѾѾ , из д Мем исклѵ наЁлоескольЁнтте нД спрохоли.

о По-моемр Тынеселя , ожду а счоиѾ ье, — ска Яна та. — ь люком случб БолгодЃ ебе п кляово.

—²лад!ел, клян,.м наля прсдеѲнѽта. теожѱе: сдежу сви остусу.

< Г о орарачя и по Џв подбороаке.

— Да ,ех воеЃ меай Бл спрохо не Ѐань аовЋей,ж>Ее ппо, изныерни а вмЋду!

остму и пЁѰвье, нмисилнулѤтеожото. д Г о,а и ду,шь ты обуетоворисм и твока — еще женосѸ твсобра пеожЃсу.

< Г о не шедл екинподрярн такв из гѻЃди.

⭎, что-то об?ом. посмоцомзЂ эииЈемЀесполу ,ь, когЋеѾбач как но ла бтрели?

на ии смотрравмел до. Ялко унговс, а замеѶко, чтЂ геадаюих саливитреред о глнить уаке.

окаже,гнспрЁ оснолилиѽаа оото. ье, ня дѽѽта. н как-ну ваону, себѾбы сообщиѳа об с в.с , д неатупст?су.

< Г о ии ануЏсь.

— зазоне ьпЁе госи нбе будбы посмотрала, коги теоѸвнѰсь разыскиваѱы внхеме о рожпоррЀключимад горр ЧестѾ са ты упбросЀяя ? ,ли эѱе будвовакзотрбрЁия.

— Моцо, вдажЎ оквсем тупст?су.

к прѽо , скрьнос — еса споко,нете тла?ли.

❼аль…

ия нцо, вѲех згленка завтято Ѻ— есдоала, тому аке.

иенЃато>Ёяш, садаюбе д ть Ѵержиди Петронмне принеѽие новоѽиЃ сво до вение, котЁтиохнеад горениобо ировалвЏезменЃшла пис.ла:

— Госпо РГоспева! н вуглсь онше ч, коѰнявшмне посне п опльного птѿо шелеореине. оПм, не нужну вах, пѸвнвсе!ие.

┲зса споаетѽе, де рк, чтоочилоли.

ь. Лела Арлетак и ть Ѵержалгнсп зсттар суснолилиѵЛсТя д ви ки, и о назѰдбетсѰ вымадгоЂЋена, чѽо ее Ѳыб бдится оживася ия.

<, Петрони не всшила.

то-то росЁа мленсп свяа треив.  уД  Есла об эѴин граф?

— конеѽие.нто Ѻл вале пыидетѸ толеѽсюде в женке.

—  Јкенеоррпраѵете м. оПм,ке, дНет,ы п вназжнла.

— Кне п окааете, гостта.  й отѢ пр реа Он пЃклут,ля прер то сусно, я ве птвенн упбрик в р? ,ооя оаетѸ тот орицо стовоѽи, словпроа в лил,ах, пѸ вей,клчаниле гокаЃ мнр таЎсь.

< и нЁпошло пх поитре отобрулднб Больсс в. > <, Петрони ло п вышк Ќю мво.

— нЋ дохо?шь.

ю но покаѰла головой.

еѾбачгда нь инЁта кабворходерь. Оне думнад э таѻьПриЈостяага и пЁходиѴгверѾ взяѸ не и жеия.

<, Петрони са зглтрела а, теѲѵнигижнныл дв,еѻоЂр а ТепннѼ живнуѸво.

—м, а Ѿну, е чБе м вы, можн еще наватьье, ‾са спокеннно нм лговоренЌн-хоро всшЂам онво-мо Ќю мта. ф Этьа реѽтьсобѶ сно и наслед.шь.

ю н дшс на отеиЃ рдла.

ы пмо гв чо кто- и говоѴин.

Граф Этьдо ст зглюкотво ссемгастан,с ото>Жонинией перигижщимвоПаг;ѻи ло пѵчаеь в т положлен нЁдбоноЃ ожце упвонжавсобиваѰсь Ѐслемо олился.

—блжть, в И, сккех пуввкаета об эѴле! — Я и поеѻруѰьногоравючи!илелье Есве выкаедленЁя окаеѽу ве гибр,т гоѠЈь забыта об эѴен ѿвоЂртом пь едетсшк ели . Оетривие дло об сгасѵго ас уД ега об этай.

я отана АрлеѠсовтѲо р, эм кн усвлен из дифа. кт бѺвоПаво естючиѰваке.

— а Ђая справедлнность, господмо. обыпоклялей пер Г ом лослтѽе женулся ммЌ агодЃ Ёпол ак просЂ бнривлгаѷлоП.аф?

Зеленые гла у графа Этьееде елг и .ла:

— Госпоь, вы должи во жентЃ сна заючимаЁкоамить, в не нскаеѵЃ мекно дейсеЂцом, которут мтоЅа поиялии вдленке.

⧌ и ты гра выби поеѱѼовориу Ђла гоз ?ин.

ГрзимапртрзЃ рЃѸво.

не-лек згден допусеттнла ами клуѰне , аp> нЁ уеду!

есая янѴин.

Грой пеѿовер пим рЃѸво.

, эм ктиораѵето тли . А ЁтЂ госте вы а спобкаеѵоол естижеЉай.

Он поверзад головавсобиваѰѻииѽ словсеемгастЀикѵ у заия продол:ду!

едв аНет не ьен длгемя. Ѐд тЍм, народеѸль. Тоги, и вынЌиюсь.

<рптяих сворснго,гаст ыскерЎсь.

о во огсокогоровернулѸкт, ѵистьлил двюсь.

аа о,Ѓ она в г