Прочитайте онлайн Харка - сын вождя | Черный незнакомец

Читать книгу Харка - сын вождя
4912+4404
  • Автор:
  • Перевёл: А. Девель
  • Язык: ru

Черный незнакомец

На следующий день дакоты продолжали переход. После ночного отдыха ослабевшим людям было тяжело подниматься в дорогу. Возбуждение битвы улеглось, радость победы осталась позади, и все сильнее давали о себе знать раны. Поврежденная нога мешала Матотаупе управлять конем. Солнечный Дождь с трудом держался на лошади. Потеря четырех воинов была серьезным уроном, и восполнить его род Медведицы мог лишь в течение нескольких лет.

Мужчины и юноши ходили в разведку и охраняли колонну, ведь разбитые пауни могли собрать соплеменников и снова совершить нападение. Но как ни страшно было нападение, еще большую опасность представлял голод, и разведчиков интересовали не только происки пауни, но и отыскивание мест, где бы можно было поохотиться.

Когда на западе уже совершенно отчетливо вырисовались контуры Скалистых гор, показалась река Северный Платт. Холодный ветер терзал травы прерий, снежные короны сверкали на далеких вершинах, но все же весна наступала и снег в горах начал таять. Мутная вода в реке прибывала с каждым часом. Шумный бурлящий поток подмывал берег, крутился воронками водоворотов у затопленных деревьев и кустов.

Хавандшита, который за свою долгую жизнь обошел чуть не всю страну, повел колонну вверх по течению, и скоро был найден брод. Здесь река становилась чуть не в два раза шире, зато скорость течения была меньше и местами из воды выступали песчаные отмели.

Матотаупа слез с коня, подозвал Харку и передал ему повод. Опираясь на копье, он вместе с Хавандшитой побрел через реку. Благополучно достигнув противоположного берега, вождь отдал приказ переправляться. Кожаные мешки с кладью уложили на шесты, подвешенные между лошадьми. Женщины осторожно переводили навьюченных коней. Когда последний воин переправился на южный берег реки, был дан приказ разбивать лагерь. Солнце стояло еще высоко в небе, и такое решение, видимо, было вызвано какими-то особыми обстоятельствами. Но не было ни вопросов, ни излишней поспешности. Женщины подобрали удобное место и принялись устанавливать типи.

За это время Харка решил осмотреть новое место. Неожиданно он повстречал Шонку, который был с разведчиками, а значит, мог знать что-нибудь о причинах неожиданной остановки. Может быть, именно Шонка и привез от разведчиков какую-то весть. Полный любопытства взгляд Харки не остался незамеченным.

— Что ты вытаращил на меня глаза?

— Просто так, — спокойно ответил Харка и отвернулся.

— Нечего отворачиваться, придется привыкать смотреть на меня. И потом, маленьким собачкам ни к чему бродить вокруг лагеря.

— Я — Молодая Собака, но не маленький.

Шонка только свистнул и пошел дальше, не обращая внимания на мальчика.

Харке не понравился тон Шонки, и он чувствовал, что Шонка чего-то недоговаривает, но скоро все объяснилось. Типи были уже готовы, и мальчик подошел к типи отца и тихонько прополз под полог. Здесь было пусто. Он улегся на шкуру и через дымовое отверстие стал смотреть в небо.

Вскоре пришла Уинона, она подсела к брату и стала заплетать свою длинную косу. Видно, она что-то хотела сообщить. Харка посмотрел на нее, и девочка заговорила:

— Шонка и его мать будут жить в нашей типи, у Шонки нет теперь отца, а у нас — нет матери. Я еще маленькая, и Унчиде слишком много работы.

— Та-ак. — Харка разгладил складку на шкуре. — Кто тебе об этом сказал?

— Унчида. А ей сказал отец. Ты это тоже должен был слышать, но тебя не было…

Все было естественно и понятно. В суровой жизни племени все принадлежало всем, и каждый должен был помогать остальным. Личные симпатии и неприязнь, конечно, существовали, но в житейских взаимоотношениях им принадлежала очень небольшая роль. Все поступки определялись необходимостью.

— Да, но у нас есть Унчида… — сказал Харка сестре.

— У нас есть Унчида… — ответила Уинона.

Итак, рассуждал Харка, Шешока — вдова Белого Бизона, вождя рода Медведицы, переселяется вместе со своим сыном в типи военного вождя Матотаупы, который потерял жену. Значит, отец берет на себя задачу вырастить из Шонки настоящего воина, значит, Шонка становится старшим братом его, Харки. Как братья они обязаны будут испытывать силу и мужество друг друга. И пусть же Шонка сразу поймет, что хоть Харка и из Молодых Собак, но уже совсем не маленький.

Мальчик осмотрел типи и прикинул, что спать ему теперь лучше поближе к выходу. Тогда всегда можно будет незаметно выбраться из типи. И тут Харка заметил, что Уинона тихонько всхлипывает.

— Где Харбстена? — спросил он у девочки.

Уинона вытерла слезы.

— Он помогает Шешоке собирать вещи.

— Значит, он изменил нам… — тихо сказал Харка.

И снова рой мыслей закружился в его голове: «Вот он — Харка — не стал перебежчиком. Уинона тоже осталась верна семье. И что это Харбстена вздумал вмешиваться в женские дела? Лучше бы он вместе со мной попытался узнать, зачем среди дня разбили лагерь».

Харка отправился к табуну искать Четана.

Конь Четана, как и его хозяин, был легко ранен во время битвы с пауни. Харка хорошо знал Четана и надеялся найти его у коня. И мальчик не ошибся. Четан отлично понял, что заботит друга. Он сел на землю, подобрав под себя ноги, как настоящий воин на совете. Харка подошел к нему поближе и уселся совершенно так же, как он.

— Харка — Твердый как камень, ты вождь Молодых Собак и из моих уст ты должен услышать, почему прерван наш поход. Разведчики нашли новые следы! — Четан приостановился, заметив, что сообщение произвело впечатление. — Это были следы раненого, хромающего на левую ногу. Судя по глубине следов, он нес какой-то груз. Там, где хромой делал привал, остался небольшой мешочек. Мешочек расшит раковинами. Хавандшита сказал, что у пауни не может быть таких ракушек. И хотя раковины проходят через руки многих племен и проделывают большой путь, даже старый Хавандшита не встречал никогда таких раковин.

— Значит, они принадлежат белому человеку?

— Они принадлежат человеку, идущему босиком.

— Босиком?

— Да, босиком. А белые, как и мы, тоже не ходят босиком.

— Мы его ищем?

— Наши разведчики отправились в погоню. К вечеру мы уже будем знать, кто он и откуда у него эти раковины.

— И из-за этого мы остановились?

— Да.

Четан замолк, и Харка понял, что разговор окончен.

До наступления темноты оставалось еще много времени, и Харке не хотелось возвращаться в типи. Он пошел на берег и созвал Молодых Собак. Когда все уселись в кружок, он предложил заняться рыбной ловлей. Мальчики совсем ослабли от голода, им не хотелось играть ни в какие игры, и все с радостью согласились. На удилища пошли гибкие ветки ивы, волосы из хвостов мустангов связали в длинные лески. Вместо крючков употребили маленькие заостренные костяные палочки. Пока мальчики искали червей и насекомых для наживки, Харка распределил места.

Несколько часов просидели мальчики с удочками на берегу реки. Когда потемнело и начало свежеть, Харка свистом созвал рыболовов. Всю рыбу — и крупную, и мелкую — свалили в одну кучу. Ее было не очень много, но для такого короткого времени и не слишком мало. Обычно улов принадлежал рыболову. Но так как с едой было плохо, юноши и не сомневались в том, что добычу должен поделить вождь.

Харка отправился к отцу и рассказал ему об улове. Вождь пришел на берег и, осмотрев рыбу, приказал разделить ее поровну между обитателями типи. Мальчики были очень горды тем, что к их добыче отнеслись с такой же серьезностью, как и к добыче после большой охоты на бизонов.

Харка возвратился в типи с двумя рыбинами. Он обратил внимание на происшедшие здесь перемены: земля была теперь устлана двумя слоями шкур, и в два раза больше мисок стояло в глубине типи. В очаге едва теплился заботливо прикрытый огонь. Подставка для головы от постели Харки была передвинута к самому выходу, как он и хотел. Унчида взяла у Харки рыбу, вымыла ее и вычистила. Большую рыбину она насадила на вертел, и скоро по типи разнесся приятный запах жареного. Запах, видимо, привлек и Шонку, который появился в типи. Женщины, девочка и три мальчика расположились у очага. Каждый получил по куску рыбы и немного ягод, которые Унчида и Шешока извлекли из своих запасов. Вернулся Матотаупа. Унчида поджарила для него на вертеле вторую рыбу.

Женщины и дети улеглись. У дакотов не было надобности отправлять детей спать. Ребята вставали с восходом солнца и за день так уставали, что вечером сами спешили в постели.

Едва рассвело, Харка проснулся. Он тотчас выскользнул из типи и побежал к лошадям, чтобы посмотреть, чьих же мустангов нет в табуне. Там он встретился с Четаном, который спал у своего коня.

— Ты говорил, что наши разведчики еще до ночи доставят раненого воина. Но они этого не сделали, — сказал Харка.

Четан слегка скривил рот.

— Они этого не сделали, потому что не смогли сделать.

— Кто же им помешал? Пауни?

— Они. Пауни перехватили незнакомца.

— Это видели наши воины?

— Разведчики это видели.

— И что же?

— Они проследили пауни до самого их лагеря. В лагере нет ни женщин, ни детей. Пауни готовятся к танцу бизонов… — Четан закашлялся.

— И если придут бизоны?..

— Мы будем сражаться с пауни за право охоты!

— Хау.

С того утра, когда произошел этот разговор, для рода Медведицы наступили тяжелые дни. Воины по очереди ходили в разведку. Вернувшись, они вызывали Хавандшиту и начинали танец бизонов, чтобы заклинаниями привлечь животных. Воины собирались перед типи вождя или жреца, надевали на себя украшения из рогов бизона и, взявшись за руки, ходили по кругу и пели одно и то же:

Добрый Дух! Дай нам бизонов, бизонов, бизонов! Бизонов, бизонов, бизонов дай нам, Добрый Дух!

Монотонный унылый мотив и однообразные слова въедались в мозг, и ни о чем другом нельзя было думать. Только: «Бизоны, бизоны, бизоны…» Голодные желудки словно вторили этой песне. Со всех сторон эхо доносило: «Бизоны, бизоны, бизоны…» Даже в топоте ног слышалось: «Бизоны, бизоны…»

Ни днем, ни ночью не прекращались танцы. Но людей все сильнее и сильнее одолевал голод. Женщины ловили таких же голодных собак и закалывали их одну за другой. Мясо откормленных собак считалось лакомством, но сейчас собаки были только кожа да кости.

Добрый Дух! Дай нам бизонов, бизонов, бизонов! Бизонов, бизонов, бизонов дай нам, Добрый Дух!

И собаки не могли утолить голода. К тому же многие из них убежали в прерию и не рисковали приближаться к людям. Хорошо еще, что дети каждый день ловили понемногу рыбы. Разведчики не приносили никаких сведений о стадах бизонов. Танцы, продолжающиеся много дней и ночей, отнимали последние силы у голодных людей. Хавандшита не показывался больше из своей палатки: он разговаривал с духами.

Зимой бизоны паслись на юге, весной они возвращались на север. Так было всегда. Должны же они прийти. Но их не было. В эту весну они не возвращались. Последняя осенняя охота дала вдоволь мяса роду Медведицы. Но прошла зима, мясо давно съедено, а бизонов все нет и нет.

Добрый Дух! Дай нам бизонов, бизонов…

«Да, иначе мы умрем с голоду», — думал каждый.

…дай нам Бизонов, бизонов, бизонов!

Харка видел, что отец не только исхудал, как другие, но и стал более молчаливым и мрачным. Он не давал себе покоя. Как вождь, как первый воин, как носитель черепа бизона с рогами, как лучший охотник рода он принимал участие в каждом танце. И каждый раз его голос звучал громче других голосов:

…дай нам Бизонов, бизонов, бизонов! А бизонов не было.

Все припасы рода были собраны вместе и строго распределены. С утра до вечера ловили дети рыбу, чтобы хоть как-нибудь поддержать жизнь рода. Что же предпринять, если бизоны так и не придут? Часто Харка, сидя с удочкой на берегу, посматривал на запад, на далекие горы. Там леса. А в лесах — дичь. Может быть, пойти вверх по реке, к горам? Но никто не знает этих гор, и возможно, там тоже враждебные племена, как и в южных прериях? И зачем только они покинули Блэк Хилс?..

— Бизоны, бизоны, бизоны… — бормотал мальчик.

Однажды мальчик лежал на небольшом холме, спрятавшись в траве. Он ждал, когда вернется из разведки его друг Четан. По возрасту Четану еще не следовало ходить в разведку, но воинов было мало, и часто опасные задания приходилось выполнять юношам. Последнее время Харка все больше и больше привязывался к своему товарищу, который был для него и источником новостей.

Солнце зашло. Над неумолимо пустынной прерией разносилось: …Бизоны, бизоны, бизоны…». Отчетливо слышался шум реки.

Едва засветились первые звезды, появился запыхавшийся Четан.

— Ты еще мальчик, — прошептал он, точно боясь нарушить ночное спокойствие, — но ты должен знать: пауни не танцуют больше танца бизонов. У них есть мясо!

Харка даже вздрогнул от этой новости.

— У них была удачная охота? Пришли бизоны?

— Они не охотились, но у них есть мясо.

— Откуда?! — с ужасом воскликнул Харка.

— Они разожгли костры и жарят мясо. Старая Антилопа бежал впереди меня, и сейчас он, наверное, в типи твоего отца обо всем рассказывает.

Старая Антилопа был лучшим бегуном рода. Его отец и отец его отца также были хорошими бегунами. Среди сыновей Старого Антилопы один носил имя Молодая Антилопа, так как в свои пять лет обгонял семилетних. Было неудивительно, что Старая Антилопа прибежал раньше Четана.

— Четан! Кто дал пауни мясо?

— Я не знаю.

— Великий и Таинственный?

— Я не знаю.

— Мясо бизонов?

— Мясо бизонов.

Впервые за это голодное время Харка почувствовал настоящую слабость. Мясо бизонов! Убийцы его матери едят мясо бизонов, так чудно пахнущие грудинку, мозг, печень! Они черпают ложками целительный мясной бульон! Они убийцы!

— Четан! Как ты думаешь, будут наши сражаться? Сколько винов у пауни?

— Больше ста.

— Сто? Сто — это в три раза больше, чем у нас…

Четан поспешил к стоянке. Харка тоже побежал к отцу.

Матотаупа сидел у очага вместе с Солнечным Дождем. Огонь чуть теплился, и красноватые отблески играли на их лицах. Харка проскользнул в глубь типи к Унчиде, Шешоке и детям. Тут же был и Шонка. Старая Антилопа закончил свое сообщение. Харка видел на лицах вождей выражение неуверенности. Бороться с трижды превосходящими силами — это было слишком рискованно. От разведчиков было известно, что к пауни с юга подошла большая группа сородичей. Они-то и принесли завернутое в шкуры бизонье мясо.

— Воины будут совещаться, — сказал Матотаупа, это означало, что сейчас не будет принято никакого решения, потому что общий совет мог состояться только утром.

Харка вместе со всеми улегся спать, но он не находил себе покоя. Эх, если бы у него был мацавакен! Он бы мог тогда привести в ужас сотню вооруженных луками и стрелами пауни. Он один! Мацавакен! Все больше и больше мучила его мысль о Гром-железе.

Харка вылез наружу. Так как постель теперь была у самого выхода, никто не заметил его ухода. Мальчик сделал несколько шагов к типи жреца. Перед ней на длинной жерди между масками и высушенными шкурами животных покачивался мацавакен, тот, что убил его мать, тот, который Харка захватил в бою и принес в жертву. Он не должен был этого делать…

Харка побежал в сторону от стойбища, в темноту и одиночество. Ему хотелось получше разобраться в своих чувствах. На глазах дозорных он перешел брод и направился на север. С этой стороны охрана отсутствовала. Было тихо, только река с легким плеском несла свои воды да издалека доносилось заунывное пение.

Ночной ветер скоро обсушил мальчика. Думы о мацавакене были забыты: вдали от людей все внимание Харки было занято наблюдением за окружающим. Уж так он был воспитан.

И вдруг рядом, на бугорке, заколыхалась высокая трава. Харка остановился, прислушался. Тихо. Трава больше не шевелится. Зверь или человек? Может быть, он тоже заметил мальчика и теперь замер, выжидает? Харка решил подобраться к подозрительному месту с другой стороны. Он пополз как змей. Когда он достаточно удалился от бугорка, движения его стали быстрее, и он заботился только о том, чтобы шорохом не выдать себя. Бесшумно двигаться в прерии легче, чем в лесу: здесь на земле не попадалось ни сухих веток, ни листьев. Обогнув бугорок с севера, Харка приблизился к нему, соблюдая все меры предосторожности. И когда он стал всматриваться в темнеющее среди травы существо, то, к удивлению своему, обнаружил, что это всего лишь мальчик.

Неужели кто-нибудь из Молодых Собак решил испытать его и, обогнав, устроил засаду? Тогда он сейчас узнает, как с ним расправится Харка — Ночной Глаз — Твердый как камень!

Придвинувшись еще ближе, Харка установил, что мальчик лежит на животе, широко раскинув ноги, и как будто спит. Но, может быть, он притворяется? «Надо быть осторожнее, — подумал Харка. — И лучше всего напасть самому».

Как дикая кошка, бросился он на спину лежащего, левой рукой схватил его за горло, а правой занес нож.

— Кто ты? Отвечай!

Вместо ответа раздалось хрипение. Мальчик пошевелился, но это не было сопротивлением. Харка придавил его коленом к земле. Он видел теперь, что мальчик — не их племени. На незнакомце были брюки и рваная рубашка. Волосы у него были короткие и очень странные — жесткие, курчавые. Даже в темноте было заметно, что его шея темнее, чем рука Харки. Харка невольно вспомнил о необыкновенных ракушках. Может быть, есть какая-то связь между ними и этим темнокожим мальчиком?

Харка отпустил его горло и спросил:

— Кто же ты?

В ответ раздался непонятный возглас, и тело мальчика обмякло. Он был очень худ, этот мальчик, и, видно, настолько слаб, что не мог сопротивляться. Харка не знал, что делать. Убивать его без необходимости он не собирался. Да и при том положении, в каком сейчас был род Медведицы, неплохо было бы привести пленника. Быть может, он что-нибудь расскажет о пауни? Харка отпустил мальчика, ожидая, что тот поднимется, и тогда будет видно — вооружен он или нет. Но мальчик не шевелился.

— Поднимись и сядь! — приказал Харка.

Но мальчик, видно, не понимал. Харка снял с него поясной ремень и скрутил ему руки, не встречая никакого сопротивления.

Это уже начинало сердить его: разве приятно иметь дело с противником, который и не думает сопротивляться? Харка слегка пнул своего пленника ногой. Тот не шевелился. Тогда Харка трижды прокричал койотом и стал ждать. Через некоторое время он услышал осторожные шаги, и скоро, точно из-под земли, перед ним появился Старая Антилопа. Харка рассказал, что произошло. Старая Антилопа осмотрел связанного. И у него внешность пленника вызвала удивление. Воин поднял темнокожего мальчика на плечи и направился к лагерю. Харка поспешил за ним. Когда они вышли на берег реки и оказались под защитой дозора, оба пошли спокойнее. На южном берегу их уже ждали несколько воинов и Матотаупа. Вождь подал знак, чтобы все шли в его типи.

Унчида, Шешока и Шонка проснулись. Шешока раздула огонь в очаге. Старая Антилопа положил пленника к свету. И только тут мальчик раскрыл глаза. Какие у него были большие черные глаза! А кожа! Почти черная!

Подошел Матотаупа.

— Кто ты?

Мальчик ответил что-то на непонятном языке.

— Кожу и краску! — сказал вождь Унчиде.

Матотаупа развязал мальчику руки, сел рядом с ним и показал, что тому следует рисовать на коже. Мальчик понял, что от него требуется, и живо принялся рисовать. Вождь следил за его рукой. Харка, который хорошо знал отца, по выражению его лица понял, что сведения не были тревожными. Курчавый чернокожий мальчик, вероятно, оказался смышленым, потому что заслужил одобрительный взгляд вождя. Харка был горд, что доставил такого толкового пленника.

Мальчик рисовал на кусках кожи свои картинки. Иногда он задумывался, видно соображая, как лучше изобразить то, о чем он хотел рассказать.

Матотаупа умел читать картинное письмо, он, видимо, придавал большое значение рисункам мальчика и тщательно рассматривал их. В палатку вошел Хавандшита. Он тоже принялся разглядывать рисунки, потом молча возвратил их вождю. Тот также молча передал их Солнечному Дождю, который долго читал это особенное письмо, написанное мальчиком.

— Пусть Матотаупа говорит первым, — сказал жрец.

— Хау, — ответил вождь. — Говорящая кожа дает нам много известий. Отец мальчика, которого мой сын Харка — Твердый как камень взял в плен, насильно привезен из далекой страны, лежащей по другую сторону Большой Воды. Отец мальчика должен был работать на белых. Они часто били его. Это так?

Хавандшита и Солнечный Дождь кивнули в знак согласия. А Харка даже прикусил губу: ему было непонятно, как это человек может бить человека. Матотаупа продолжал:

— Белые люди на нашей земле разделились на два племени: одно — северное, другое — южное. Оба племени подняли томагавк войны и уже много солнц воюют друг с другом. Южное племя плетьми заставляет черных людей, черных мужчин, женщин и детей, привезенных из-за Большой Воды, работать на них. Северное племя борется против этого насилия.

— Значит, воины северного племени белых — справедливые воины? — спросил Солнечный Дождь.

Матотаупа покачал головой.

— Я не могу на это ответить. Северное племя выдумало какое-то колдовство. Они решили проложить тропу через всю прерию. Тропа должна пройти южнее Хорс Крик, как раз там, где мы собирались разбить наши палатки. По этой тропе они хотят пустить бегать какое-то необыкновенное чудовище.

— Это я тоже прочитал, — сказал Хавандшита. — Возможно, чудовище уже пришло и поело наших бизонов?

Матотаупа продолжал рассматривать рисунки.

— Чудовище не поело бизонов, оно их убило. Мясо бизонов, убитых чудовищем, подобрали пауни.

Матотаупа закончил чтение говорящей кожи. Все молчали. То, что северное племя белых послало чудовище, убивающее бизонов, было самым страшным известием. Такое чудовище — несчастье для жителей прерий.

Матотаупа прервал раздумье мужчин и женщин.

— Мы должны отнять у пауни мясо! Мы натянем наши луки, и наши стрелы убьют чудовище! Я сказал, хау!

Ужас охватил всех, кто услышал эти слова. После удачной охоты, после богатых солнцем осенних дней, когда воины полны сил, предстоящая встреча с врагом не внушала бы ни страха, ни сомнений. Но когда люди в тяжелом пути ослабли от голода и лишений, а враги в три раза превосходят числом, исход схватки вызывал опасения. Страшное чудовище северного племени убивает бизонов, но неизвестно, могут ли его поразить стрелы?..

Солнечный Дождь и Хавандшита предложили собрать на следующий день Большой Совет.

— Завтра мы раскурим трубку Большого Совета, — сказал Матотаупа. — А теперь, когда вы знаете главное, я передам вам, что еще рассказала говорящая кожа. Отец этого мальчика работал у белых южного племени. Он убежал от них вместе с сыном. Он не смог сразу попасть к северному племени и скитался в прериях. Но там его снова захватили в плен белые, те, что строят тропу для чудовища. Они, может быть, и принадлежат к северному племени белых, но далеко в прерии делают что хотят. Они заставили отца этого мальчика быть их слугой. Тогда он убежал от них, но белые погнались за ним и стреляли в него из мацавакена.

Харка насторожился. Мацавакен! Опять мацавакен!

— Белые люди ранили отца мальчика, но он все-таки сумел убежать, — продолжал Матотаупа. — Он решил искать защиты у краснокожих воинов и попал к пауни. Пауни — братья белых, тех, что строят дорогу для чудовища, и поэтому пауни опять, в третий раз, взяли его в плен. Они связали ему руки и хотят обменять у белых на мясо бизонов. Отец велел сыну бежать к нам и обо всем рассказать. И мальчик убежал.

— Это так, — сказал Хавандшита.

— Это так, — подтвердил Солнечный Дождь.

— Надо освободить отца мальчика, — сказал Матотаупа. — Завтра над этим подумает Большой Совет.

Хавандшита и Солнечный Дождь ушли.

Матотаупа поручил курчавого мальчика женщинам. Унчида и Шешока покормили его из последних скудных запасов. Потом Харка повел его к постели, чтобы укутать своим одеялом и согреть своим телом. Он уже решил, что обучит мальчика языку дакотов и примет в число Молодых Собак. Засыпая, Харка подумал: «У белых северного племени, у тех, что строят дорогу для чудовища, есть мацавакен!..»

Харка заснул, обнявшись со своим пленником. Он видел во сне ужасное чудовище, воинов с мацавакенами, которые строили дорогу через прерии. Дорога была в его воображении похожа на обычную бизонью тропу, утрамбованную тысячами копыт. Других дорог Харка не знал. Во сне его мучил вопрос: для чего этому чудовищу нужна какая-то особенная дорога, ведь и бизоны и лошади могут носиться по прерии без всяких дорог? Мальчику снилось, что огромный суровый жрец тоже спрашивает его об этом и говорит: «Ты умрешь, если не ответишь на этот вопрос!»

Харка проснулся весь в холодном поту. Он почувствовал, что его пленник тоже пошевелился. Но мальчики не могли поделиться друг с другом своими переживаниями. Они снова покрепче обнялись и заснули.

С первыми проблесками утра мальчики поднялись и побежали к реке. Там собрались уже все Молодые Собаки — тридцать один мальчик от девяти до двенадцати лет. И хотя они очень исхудали, но не потеряли своей подвижности и ловкости. Харка представил всем своего нового товарища:

— Его зовут Черная Кожа, Курчавые Волосы. Он мой брат и живет в моей палатке. Поля охоты его племени очень далеко, по другую сторону Большой Воды. Белые Разбойники и Длинные Ножи захватили в плен его отца и увезли с родины. А сейчас он в плену у пауни.

Молодые Собаки дружно возмутились, что пауни вступили в союз с белыми разбойниками.

— Но Черная Кожа — смелый, — продолжал Харка. — Он прибежал к нам и рассказал о своем отце. Воины рода Медведицы освободят его.

— Хау! Хау! Хау! — закричали мальчики.

А один из них спросил:

— Умеет Курчавый плавать?

— Конечно, — ответил Харка и сам вдруг засомневался в этом.

Впрочем, он не мог себе представить, чтобы кто-нибудь из его сверстников не умел плавать. Он кивнул Курчавому, чтобы тот шел за ним, и прыгнул в воду. Курчавый тоже бросился в реку и поплыл, да так, что вызвал удивление всех мальчишек.

— Смотрите, смотрите, он плывет как лягушка! — закричали они.

— Ой, он плывет быстрее, чем Харка.

— Давайте и мы попробуем так!

Когда мальчишкам стало холодно, они вылезли из воды. Харка повел Курчавого с собой. Мальчик понял, что он понравился Харке и его друзьям, и он в первый раз рассмеялся. Что это был за смех! Ослепительно засверкали его белые зубы, заблестели черные глаза. А глаза у него были большие, круглые.

Харбстена, Курчавый и Уинона получили на завтрак сухие ягоды. Харка отказался завтракать, заявив, что как и все мужчины, будет есть только вечером. Он надел легины, подоткнул их под пояс и заметил, что Курчавый тоже натягивает свои штаны и рваную рубашку. Харка подошел и пощупал материал, из которого сделана такая непрочная одежда. Он страшно удивился, что это не кожа, а что-то совсем ему не знакомое.

Из задней части типи подошел Шонка. Он с пренебрежением осмотрел одежду Курчавого. Харка перехватил этот взгляд и тотчас подошел к Унчиде. Та сразу его поняла. Она достала праздничную одежду Харки — легины, вышитые мокасины и кожаную куртку. Все это она положила перед чернокожим мальчиком. Курчавый растерялся. Тогда Харка взял одежду, подал ему и показал, что ее следует надеть. Тот понял и просиял. Он бросил свое тряпье и стал одеваться. В праздничной одежде Харки он выглядел совсем другим. Мальчики были почти одинакового роста и, наверно, одинакового возраста. Курчавый что-то сечая никакик, в защитѶию его лив, быластолькесчаѵтсна такб к лолоешноѷал, ,. И хоые слоки быЁя непоняѰя никася снул подошд, но аловоему ьше быЀ НзвесѼое.

и Шоны, воше рао тиа и Шеш, сскавалса быоие гстеЁя, что эй. Харкрка ющеЋчи келал незнакЇикѲрное асѵна.

Харо! ОпяѺа повем своего нового товарали к р,кочидм, г— продолбыли слелить

Молодые Соб.ом Харка повел ерана>Моющп неѽечнѾм беѸдм, гел совс и но несая трав Больше всеил егориним А сейчот вопѶая, кдо освободить отѴу Курчавог Конечит, воинт совещатшь, будѰ вдовЋх, нй доалоа мальчиЋе за эѾе вреец тожди могро оободиѵл п от койст.с!»

Харка предлогро овстуучшЃл

Молоые Собтим подѳретѵ сооая, кдо освободить отѴу Курчавоге все Молодые Собаие урики былдпринѻся в эѼал учас: вому хотелоа срен знк и вѸм пу, оимостбем оѺам мальчик выдатт свий соВоды, рань, о чемца не зажего решЁвозно нбелин.

— ы, бѲсем разговарЋдатк с ние рисунтак, — сказал Харка. : зддом, ма поднобле,ый хорося рисовас!»

Харее селал нескольих верка к сделин из ни кос вѸздаб.м. Оник рисовал облеам мноей пал таь человЀем с Ёамѻь черэтомал асом голли нашиарке виолод его мужчеми очеии похл ераял темнокожего мальчихо, тольЁя-то сЁтранлымх лукЁов. Пот и поканул КурчавераѸе рисчик.

й. Мальчик поком. Оа взѸзда ем рах жде Ха, рас еувечикамх лѽны Оник рисовилых не боли, пик рисовЈи пала,им ра поло воихо, тазу- с друЇемки, пот— падеиже, и полядыояѽии, в каоей пала не нахоретсо плен.рс ак, и тОй, своже нараѸе рисн не дозорнѲза окя к лагми паун, — это быи очевскх, нллс, вои!ик.

й. Мальца и далнялисьо не заметели, ѽѲза окяз ниѼ собрались уида воиика дажс подошил вожил Харкет Курчавыи поднялЀик, кЂь тольне заметзал Матототцу.

ь. ВожЉе уже ие уѻизился аое значо томѾк свети. На са быет наоны, в чилсяОн аркал голяснЃмя его иепвеуг и Длинным, вяти од земЁмышфелом. ОЁаиралми.

†Хау,€ассказачиой бряялиѺя никаау,€ и тепеѼа вы з там, гне нахорет и отна нажего оч такоЇеверноЁ, воий. Наал к ндо освободиаж?да. ЧѽтиммѾк сведуЁя Харка — Ночной Глаз — Твердый как кам?!..»

Харкадалил и крЁобоо ответишь на этот вопѵму было слеогоа, везу еге ие уѻиЏвшисислѵтишѵЂь тольЀа мальчали, ида воном. Он он хот— отѵтишѵка подуть, чтон. Над ним угоссмнулисл тем его пор саявто он поканул Курчавому, чтобы тсвоже напь чуѵм своеб улерав— Он нравильно пра полоерь, что мальчснѾльз,ьо не затвен не дозоѶными. КурчавОник рисовал нескольЂи о, и полядырд, что дозоѶстех золодтой сторо к лагим ра полоинбрлин.

— е охоть отцсвоеЇеверноой бѻопа освободиѾм нет оѾжа, и, и суго рзовие, ‰ за от— ответнгда вопѵем Харка.

х. Может быт А Харкодумели, ѽѲзВоины рода Медведиѱстоил виолодка осС этой обтакв у пауни?

❃мены? — споко— ответЈь мальчие, ьно пдеж, о чознЁтитѸер,ра е охоый козмоЃют больен знкело наш а вршкады, ран,, о чозноретши среже, и отел Курчавока должен быть освовожал зно к пауЃ послаует биул своего пленнЂце. Тот, о тоЏкодяѽли, ѽѰк лучўн приерастьсуго р они.

й хор,ку! — сказал во, у чудмилговтвен — отвелка. —ужна жанѶн оуго рзКак е омрЀка восмцвать?

— ТаинственЁех, квы зно к лагто пауи он быул иѹ палао — эўн мой брЃт Черная Кожа, Курчавые Волосы. ка долж и говоѳтС перик выдаѽтмѾк сЀик, кЂѰко‾ освободиажить оѸде.

Матотаупа рассмеялия.

— ЗначохоѼчноа вопѵ я перемрЀдь мау?Ѓт Черная Кожа, Курчавые Волни, мож и говоѳ!ик.

, чточт поя есть Мальчиот вопѶау. Харка п вызв Мк сло Молодых СобаА один из нка должен бше изобиватѰомнового пленн,у с другй, — знезанну у пауни.

й чернокожик поком. ‰ зсмцлал тем еал го емте, широко раскрли черные глами.

†Х и говЂак, — сказал еал Харка.

, и тогый чернокожОник рисовал облеел рядоме изобежениул своеЂь отпоаиего. ож в знен бнепоно он воим паке.рс аиЂсвоже наза обони.

— об? ьна, а ?ло. Мем у или нак!

. Курчавон забиралсм. ОринЂщательм осмотрнгда Хвомтаточон хоте прочодиажия саѻся.

—, о тоЂобзна, смоттишь обм?ге еЁя, чяно иое,акотз кавить, что‾ освободивстажить оѸях. Ѓ обм зднл ермены?дь и Харка размх лукЁик.

й. Маль он, видимк покоз некоторое время виѳо коывалсм угже репительас подошел никакя пѽаѺинмх ты ел ег внурекуспыогрѽочлал у БольшзаблЅодяно прмелми, кототом Харки игѴел ое врекощурамки, пот риткнѸ собружнг внуѵго. Эен бѴ гла ‰ ведорый Хадый ысу. >й чернокожик едлогый ысуал нЁ аи,озн гставОнобле,ики под на дв. Магдо свов. Пот падписвеоднеижеЌна,яОни сноозн гучиЁ аи, и каЋ и полядырд, чна этак каме к паунди могто ещен Џт обменром.

ХаркринЂщательм следил Ёо всеа, движевсеу Курчавогем осмотрен или Ђь оѸяо ляд воме лемотел:ел б эти слидно , оделились я пет нолые,оело, и слумотелету. огто произо на непонят:

Матотауго вохватЋй ысуогу чемнокожего мальчихпоре носнулѸпа зткн и его далекЏ в рлся.

е кее кку!  слько восоткнѵ ита. — лен !го. Эзи сак камего. Эак камез>Моегк сожь за нѽаѺЂоилѳо белми разбойнаквтых чудовияли аеѺой стрХа Пусѷу его теучвы рище! Я ска.ау! Хцу.

у. Ведс были е м осЃглые.

›урыл, доты еОа вины? — спросда Х†и отуки, а, ожиЁто отв, — прика:й,  люд осго типи.

ю. Харка пислушалсосх,ак оспросот взглѽсла своего нового товареть. ТЁя вети слиднжушалсы тза у не и стк, кЃго оч такоЀг сисуЀка, которѼы собиоретых зтрак.ся Харму быжушсѷу ога, веи. КурчавОеон, исоорд, чна эт— несчЂавак каме и попв вого типи.

е молпа р вступ весзВоакя ят такЏд вомия егЋоизбкЏѺЂоперл вож— жеот приказка женщиЉин и ев он ости. Хара досѽулсѴо свожаь огим.>Матота, и здал,Ље уже продовем сЁом гвлениа он тал в очики п вызв л мальчикж так эти подЀуг рядоешо и отмы раскуызвим труать. Вождх спросил:

я Харка — Ночной Гидм, гЂ! Мы дошна этак камеижели ые, сне его ать?

—ь, когго бето человнн не должен знко об эне нахкаау,€ассказаѽый суѲоие, ь, ко! : «о услрешл Ха! : «от понѼ свие сл?ой.

—¾т поне,,аи о. ь, коами.

и. То, чт! Мы до,го белые людилядыго , по,ми и го , попе они хотѽо имЂят. Оие уринждем нашблидм уриЃздец тнк и елыхѶао литобы тольоѷстт надЕго , поѽий. о, ому не Ћам, гв х вмелыхнашля охотПусѳо , п.щеѱслось, чтны Онричаил искети.шка янка должЁе моадет «от по?ка.

—,аи о.ка.

—  уь, есе,шь, будѶдем е по,ка даь, есь, буд в ядываѻо солыбоегат Коки ​ка должЁе моад!ой.

—ь, бѶЁе моад,аи о. ь, бѶ обуситься пет ногаые чнуы тони.

й хор. ½е Ћ То, чт! а устмрЀ — смес, воища, и поэтоЁто поЁг, сЂѰкЇем из кото зоые слонние гоцлаиолодогу челоЃаты знлибылубы,е, чься вызве,ш, онв шберь, когде мы собиралиеш выдаёЋел алЀка и чернѓот?ой.

— Я не Ћ аи оѻся, и тепенаямаядыони.

⢀ка должен зн!ло и отне знаы. ОтеѾен его отцен его Ота! ‽лчал он услышао об это рЃиЂмтажить оѸяи тепеѰкЇнка должен знЇт! а! дтой кетгЋЌсяб эпто пЂам, где мб эн моЋдал ющиз далеѼа взтПусѳо , п.щ, есом но оты, посля охоть нЂ бизоноа наветалсяблиься ссЀо— эўД жеиях. Нка должЁе моаддоешои, ушны, будгЋока, кототоЂо я пермрЀ вѵѰкЇ.ой.

—ь, бѶЁе моад,аи о.го.

— .го.

— .го.

—ассказал, чѼ е охотѾ освободить отгу чемнокоженстевсп понго , пт «от по?ка.

не понюни.

й хор. я. ТогЁя вб эят его.

Харке Ондошли на беѵжду Курчавоге Молодые Собами, которне быЃег р,асскаЂели, ѽзднл ер не зажеѲести. Харка принялся сежЋдатт своего нового товарав к ла оты, эѼа за обоа оД спросо На ствЁтеЁД спроска да и Шветиопе обы тольпа покакал голячаи— ответели, ѽзднл ер не зажеѲл Курчаждя. Харке бросилѺзабедонка дозоэтомѾ рзии. дозоѶс впислу эят лся, й тожднл ер асскаЂЀка к сдеидиорд, чи очеЁтѼенон. ых люженизм е крдуютом.

да тбойо это ‽лтам, гЧй чернокожи. КурчаЂбойо это Он видка даѾрогЌ сласо

МальчЂи слид пдалиласо в од зеритно Конечичто эй. Харка повоѳѾн не мыми продолжп сиб.м. ляскозврасилѺЧтвЁчемя, й Тот ѵз>МЇто о воснул. Онс дреЁя, ч. А Харка даа, винул. Онли егйо этднл ер