Прочитайте онлайн Хаос Возрождённый | Дмитрий

Читать книгу Хаос Возрождённый
4516+347
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Дмитрий

Я открыл глаза и тут же закрыл. Ну и кто додумался сначала разбудить меня чувствительным тычком в бок, а потом светить в глаза фонарем или настольной лампой? Конечно, это шуточка вполне в духе Марины, но она-то уже две недели у родителей, в ста километрах от меня! Хотя могла и внезапно вернуться, устроить очередной сюрприз, а от них, бывает, сердце екает. Ключ от квартиры есть, конечно, еще у хозяйки. Но неужели Анна Петровна, эта милая женщина бальзаковского возраста, снизойдет до такого издевательства над тем, кто исправно платит за снимаемое жилье и содержит его в идеальном порядке? Вспомнилось, что в боевиках в лицо любят светить всякие силовые службы, правда, для этого надо сидеть на стуле. Я же прекрасно ощущал, что как лег ночью спать в любимую кровать, так и продолжал лежать. Только вот жестковато как-то, матрас, наверное, пора менять.

— Так, Марин, — не открывая глаз, заговорил я хриплым спросонья голосом, — шутка удалась, заканчивай. — Однако даже сквозь закрытые веки я чувствовал, что свет никуда не делся, а на первое за сегодняшний день мое предложение ответом оказалась тишина. Ну что ж, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому. Я резко вскочил… Вернее, попытался вскочить, поскольку остался в неизменном положении. Бывало, я отлеживал руку или ногу и потом долго не мог ими пошевелить, но чтоб все тело сразу? В голове фейерверком вспыхнули две мысли, одна хуже другой. Либо я привязан к кровати, либо полностью парализован. Я вдруг почувствовал такой жуткий страх, которого не испытывал ни разу за долгую двадцатипятилетнюю жизнь. Спокойно Дима, спокойно, без паники — по крайней мере, язык работает, помощь позвать сможешь. Если меня связали бандиты или полицейские, они бы молчать не стали, что-нибудь да сказали. Да что с меня бандитам взять? Живу на съемной квартире с девушкой, зарабатываю скромные по современным меркам деньги, которых хватает для того, чтобы зваться представителем среднего класса. Ну а полиция? Закон уважаю, никогда преступных деяний не совершал, даже в глубокой юности не хулиганил. Накануне вообще целый день дома просидел — рубился в компьютерную игрушку, прихлебывая холодное пиво. Повода для задержания нет! А если не связан, а парализован? Это ж кошмар! Что делать?

Звать на помощь я пока не стал, в конце концов, может, и затекло все тело, мало ли что в жизни случается. Но проклятый свет не выходил у меня из головы. Я, набравшись храбрости, медленно стал поднимать веки, чтобы привыкнуть к бьющему сверху свету. Вначале не разглядел ничего, но спустя пару минут разобрал, что было надо мной. От увиденной картины у меня непроизвольно открылся рот, а закрыл я его только тогда, когда почувствовал, что по левой щеке уже потекла струйка теплой слюны. Это походило на бред сумасшедшего, но, судя по всему, я каким-то неведомым образом очутился в пещере. Ну да, в пещере, я по каналу «Дискавери» такие видел. Полости в верхней части земной коры, карстовые там, тектонические и другие. В меня целились со всех сторон коричневые сталактиты, а прямо над головой высоко зияла дыра, через которую я смотрел на голубое небо и солнце, чьи лучи поначалу и били в лицо.

Великолепно! Просто замечательно! Какого хрена, спрашивается, я тут делаю? Как можно оказаться в пещере, если до этого преспокойно спал дома? Во сне, конечно, разное происходит, но я-то уже не сплю, на кошмар мое чудесное перемещение в пространстве не спишешь. Перетаскивать меня в пещеру тем более никто не будет, даже Марина. Да и откуда в нашем городе пещеры? У нас ни гор, ни холмов, сплошная равнина! Нет, естественно, меня могли вывезти в область, холмов там хватает, вот только кому это надо? К тому же за время путешествия я бы проснулся, ну невозможно спящего человека таскать на такое расстояние, не разбудив его в итоге. Оставалось только одно рациональное объяснение. То есть совсем не рациональное. Я переместился в другой мир или измерение. Читал же я такие книги, вон, когда в поезде или на автобусе долго едешь, эти истории с попаданцами неплохо так время убивают. Так что, выходит, я сам попал. Попаданец, блин. Тут уж я не выдержал и закричал. Долго кричал. Протяжно, с надрывом. Как младенец. Эхо загуляло по пещере, и я, вскоре обессилев, умолк.

Мысли беспокойно носились в голове, я хватался за каждую из них, но так и не мог решить, что делать дальше. Не знаю, сколько точно прошло времени, прежде чем я сумел повернуть голову влево. Это небольшое движение, которое я сделал совершенно случайно, придало мне сил. Движение — это жизнь! Одно дело попасть в иной мир полностью парализованным, другое — обладая своим телом. Если получилось повернуть голову, рано или поздно смогу пошевелить рукой, а там уже и остальными частями. Слева я обнаружил лишь сплошную горную породу в паре метров от меня. Ни наскального рисунка, ни надписей, только голый необработанный камень. Хотя какая разница, ну нашлись бы они там, что мне до этого? Неужели там бы я увидел способ вернуться домой или еще что-нибудь полезное? Я повернул голову вправо. Здесь также в паре метров оказалась стена, но в ней был прорублен широкий проход. Уже что-то, из моей пещеры есть выход. Правда, туда солнце не светило, поэтому я не знал, что скрывается за тьмой. Там вполне могло ожидать местное кровожадное чудовище, яма или тупик, что не многим лучше. Это мне и предстояло выяснить, как только я, наконец, восстановлю былую подвижность. Пока что я продолжал осматривать место своего пребывания.

Чуть приподняв голову, я увидел, что лежу с голым торсом, но в странных темных штанах и в сапогах. Ого, это что — бонус при переносе? Незачем в другой мир являться в трусах, вот тебе штаны и обувка! Что ж на рубаху-то поскупились? Жадобы! Кому и зачем вообще понадобилось выдергивать меня с Земли?! Я не военный, познаний в медицине тоже не имею. Учился на юриста, а последние пару лет работаю в службе взыскания просроченной задолженности в одном из банков. В этом мире нехватка законов что ли? Местные аборигены хотят жить по Уголовному кодексу Российской Федерации? Или у тех, кто забросил меня сюда, проблемы с заемщиками? Ха! И еще раз — ха!

Но ведь на самом деле ситуация может быть хуже некуда. Вдруг никто меня не переносил в иной мир, а это произошло случайно? Или вот минуту назад я думал, что во тьме прохода, вероятно, прячутся чудовища. А что, если здесь вообще больше нет никого живого? Что, если кто-то по ошибке забросил меня в края, где я проведу оставшиеся годы в одиночестве, причем, отнюдь не гордом? Какие противные и нехорошие мысли лезут тебе в голову, Дима! Положение сложное, так ли надо его еще накручивать? Я разозлился, хотел уже громко, чтобы каждый сталактит в пещере услышал, сказать: «Не будь тряпкой, Ладыженский! Рано паниковать». Тут-то и понял, что уже несколько секунд сжимаю кулаки. Ура, пальцы заработали! Ноги вон тоже шевельнулись, никогда бы не подумал, что столь простые мелочи умеют доставлять неописуемую радость.

Подниматься я не стал, решил еще немного подождать, ведь паралич мог вернуться и свалить меня на пол, а падать с высоты своего роста очень опасно, говорят, и на смерть убиться легко. Кажется, я даже чуть-чуть задремал. Мне снилась большая белая пирамида, сложенная из массивных гранитных плит. Она стояла посреди густого леса и смотрелась здесь бельмом на глазу. Сам я как будто парил в воздухе на приличном от этого места расстоянии. На вершине пирамиды кто-то стоял, воздев руки к небу, вроде бы темноволосая женщина в черном платье. Она словно молила небеса, периодически складывала ладони вместе и снова поднимала их вверх, но отсюда я не слышал ее слов. Потом неожиданно женщина взорвалась сонмом ярко-красных огней, а я вдруг стремительно понесся к земле. Наверное, все знают это чувство, когда лежишь на своей любимой кровати и пытаешься заснуть, а затем внезапно проваливаешься в яму. Неприятное ощущение, и вот сейчас подобная штука и случилась со мной.

Я вздрогнул от ложного падения, а дремота сразу исчезла. Сон продлился не больше десяти минут — солнце в дыре надо мной не сдвинулось с места. Хотя откуда у меня такая уверенность? Сколько здесь длятся дни, ночи? Существует ли тут вообще время? Я отбросил эти пугающие вопросы в сторону. Во-первых, ответить на них пока некому; во-вторых, сначала надо подробнее осмотреть таинственное место, где мне сегодня довелось встретить утро. Кстати, я почему-то не подумал, что меня могло перенести не в другой мир, а в прошлое! Ну, или в будущее, чем черт не шутит! Только разница какая? Планета Земля, конечно, роднее неизведанных параллельных вселенных, но будет ли мне легче, если за пределами пещеры сейчас бродят динозавры или кроманьонцы бьются с неандертальцами за господство под небесами?

Встать в итоге вышло без особого труда, не верилось, что несколько минут назад мое тело отказывалось повиноваться. Я стряхнул кое-как со спины, рук и затылка каменную крошку, огляделся, теперь твердо стоя на ногах. Пещера оказалась небольшой, на первый взгляд, метра три на четыре. Никаких новых деталей я не обнаружил: голая порода, сталактиты, дыра вверху. Здесь было тихо, из чернеющего прохода тоже не доносилось ни звука. Я вперился в темноту, будто имел кошачьи глаза или прибор ночного виденья. Не скажу, что считаю себя трусом, но смельчаком тоже назвать не могу. В школьные годы в основном молчал, когда меня задевали, но если доходило до драки — никогда не убегал и не прятался. Но сейчас-то я не на перемене, а передо мной не здоровый старшеклассник. Мне было очень страшно идти в этот проход, бесспорно, но оставаться тут истуканом — полнейшая глупость. Давай, Дима, подбодрил я себя, если тебя кто-то хочет сожрать, он может устроить трапезу и здесь, а так хоть узнаешь, что там, за этой пугающей темнотой.

Я медленно зашагал к выходу из пещеры, слушая хруст камешков под ногами. Хм, хорошие сапоги, удобные. Проход на деле был длинным узким коридором, не таким уж темным, каким изначально представлялся. В конце этого пещерного туннеля висел факел, который разгонял мрак. Чудовища меня здесь не ждали, за что им огромное человеческое спасибо. У факела коридор сворачивал вправо и выводил в просторное помещение; отсюда было видно, что оно освещается солнцем. Я разглядел из коридора лежащий на полу ковер и книжный шкаф у стены, заставленный толстенными фолиантами. Хорошая новость, я не просто в какой-то пещере, а в обжитом доме. Правда, в той же степени это может быть библиотека в горах или обсерватория, или еще бог весть что. Главное, что разумные существа тут присутствуют, очень хотелось бы еще, чтоб они выглядели как люди, а не как неведомы зверушки, выражаясь словами Александра Сергеевича Пушкина.

— Добрый день! — робко крикнул я. Только сейчас обратил внимание, что голос как будто вообще не мой, то ли охрип при переносе, то ли еще что. Я откашлялся и спросил:

— Кто-нибудь меня слышит? — Ответа из комнаты или кабинета не последовало. Тогда я не стал больше ждать и вышел из туннеля.

Проход привел меня в просторное помещение, которое было спальней. По крайней мере, у одной из стен стояла невероятно красивая деревянная кровать, на которой лежали две подушки с одеялом. Постельное белье чуть ли не искрилось в лучах солнца, которое проникало сюда из нескольких маленьких застекленных окошек в потолке. Интересно, что за материал такой? До потолка было метра четыре, не меньше, стены представляли собой ту же горную породу, что и в первой пещере. Шкафов с книгами я насчитал три. Возле одного из них стояли резной красный столик и каменное кресло с высокой спинкой, на которой висело что-то, похожее на плащ с капюшоном. На столе я увидел чернильницу, сделанную в форме кулака, перо для письма и раскрытую книгу. Или это записная книжка? Я немного подождал, вдруг хозяева этого места соизволят показаться передо мной. Проход в другое помещение выглядел шире, чем коридор, который привел меня сюда в спальню. Там тоже горел факел, пламя его едва дрожало. Но ни человек, ни какая-нибудь тварь с тремя глазами, ни змея на ножках в итоге не явились оттуда со словами: «Приветствую, избранный» или «Сейчас я тебя съем». Похоже, пока что я действительно одинок.

Я подошел к каменному креслу, вблизи заметил на нем какие-то непонятные то ли рисунки, то ли иероглифы там, где их не закрывал плащ с капюшоном. Потрогал плащ. Шерсть вроде бы, не синтетика уж точно. Марина, конечно бы, мигом определила, из чего сделана эта вещь, но рядом ее нет, и слава богу. Не хватало, чтобы мою любимую девочку тоже сюда занесло.

С Мариной мы познакомились чуть больше года назад. Я таких на голову повернутых девушек до нее не встречал, видимо, это и привлекло меня. Я высокий, метр восемьдесят шесть, если память не изменяет, Марина на двадцать сантиметров ниже. Когда я подошел к ней знакомиться в фойе кинотеатра, она заявила следующее: «Уважаемый молодой человек, вы загородили мне свет. Что вам надо от несчастного карлика?» Тут я вспомнил сцену из старого отечественного фильма «Ширли-Мырли», где главный герой Васька Кроликов (он же Изя Шниперсон) в исполнении замечательного актера Валерия Гаркалина произносит фразу про бабушку Мусю, которая карлик была. И заржал. Почти как конь. Здесь нормальная девушка должна была покрутить пальцем у виска и послать меня куда подальше. Но не Марина. Она просто взяла и спросила:

— Что ржешь? Давай-давай, говори, я тоже хочу смеяться, а то до фильма еще десять минут, скучно!

— Тебя не Муся случайно зовут? — спросил я. Выяснилось, что зовут карлицу Марина, а «Ширли-Мырли» — фильм, который загубил ее счастливое детство. Ее родители часто смотрели эту великолепную картину на видеокассете, поэтому бедная девочка сошла с ума. Образно говоря, конечно. Совпадение? Не думаю. Скорее судьба. Через некоторое время я узнал, что в моем городе Марина учится на экономическом факультете в технологическом институте, снимает квартиру с подругой и уже год как без отношений. Я теряться не стал, и скоро мы стали встречаться. К чему я вообще сейчас все это вспоминаю? Боюсь, что мы больше не увидимся? А кто сказал, что так будет? Я все сделаю, чтобы вернуться к Марине, к родным, друзьям. Знать бы еще поконкретнее, что именно нужно сделать.

Я поднял записную книжку, закрыл, осмотрел переплет — однозначно кожаный. Надписей на нем не нашлось, поэтому открыл те страницы, где неведомый мне владелец этого места оставил свои последние закорючки. Сначала буквы, которыми щедро усеял серые страницы человек (я решил для себя — пусть это будет все-таки человек), ровным счетом ничего мне не сказали. Таких я не видел нигде на Земле. А спустя неуловимое мгновение все эти записи внезапно стали понятны. От неожиданности я даже опустился в кресло, камень, кстати, на удивление ощущался теплым. Нет, буквы не превратились в кириллицу, как можно подумать, просто… Это сложно объяснить. Символы, которые оставила рука хозяина пещеры, не изменились, я вдруг стал знать их значение. Как будто я выучил, к примеру, китайский язык, и теперь, глядя на иероглифы, могу их читать. Как там говорила Алиса в стране Чудес? Все чудесатее и чудесатее, все страньше и страньше. Я принялся за чтение.

«Пятый день месяца дубов, год три тысячи двадцать второй от сотворения Энхора. Я, Аархин Маггорайхен, последний оставшийся в живых н'шаст, вынужден признать, что Источник загрязнен настолько, что моих сил очистить его не хватит. Я чувствую, что Хаос возвращается, чувствую, что запертые н'уданы могут быть освобождены. Если произойдет прорыв, я уверен, что справлюсь один, силы н'уданов иссякли за время спячки, быстро восстановить их возможно только через Источник. Но эти отвергнутые Порядком предатели не только лишили нас возможности обучать новых н'шастов и увеличивать продолжительность жизни, они отрезали себе путь к прежней мощи и могуществу».

Я читал эти строки и некоторые слова не понимал. Энхор? Видимо, это название мира, в который я угодил. Что ж, прощай, Земля, но, надеюсь, мы скоро увидимся. Этот Аархин явно кто-то не простой, вероятно, маг; может, он и вернет меня назад. А если это он тебя призвал, Дима? Как призвал, так и на дембель отправит. Я в Источниках, Хаосе и н'шастах непонятных не смыслю, поэтому в его деле плохой помощник. Я вообще уже стал думать, что в Энхор меня затянуло по ошибке. Маггорайхен, твою мать! Я стал читать дальше.

«Седьмой день месяца дубов, год три тысячи двадцать второй от сотворения Энхора. Я перечитал письмо старому другу Мийэну Заурбанзу, которое месяц назад отправил в Грелимарай, с указанием собрать тех детей, в которых жизненная энергия уже кипит так, что их ауры скоро будут видны для обычных людей. Я долго их искал и надеялся, что найду больше, но трое — лучше, чем ничего. Необходимо обучить их, пока энергия не убьет их или до них не доберутся хаоситы. Со временем, если дети быстро обуздают дар Порядка, я попробую очистить Источник от скверны с их помощью. Кроме того, так как теперь я не могу прибавить к своей жизни еще десяток лет, нет гарантии, что я доживу до прорыва Хаоса. Если я умру, хотя бы останется шанс, что мои новые ученики смогут защитить Энхор в очередной битве Порядка и Хаоса.

Сегодня отправлюсь в Шантайз проведать Крамди Палстарника. Если со мной что-нибудь случится до того, как дети полностью пройдут обучение, он должен будет проводить их обратно к Мийэну, с указанием доставить их в Первый Храм Порядка в Нагарских горах. Там знают, что делать, если в Энхоре не останется н'шастов, хотя это не сильно поможет».

Господи, что за имена у них тут?! Палстарник, Заурбанз, Маггорайхен. Язык сломаешь, но меня волновало другое — противостояние Порядка и Хаоса. Что вообще происходит в этом долбанном Энхоре? В дневнике, а иначе эту тетрадь в кожаном переплете я назвать уже не мог, оставалась последняя запись.

«Одиннадцатый день месяца дубов, год три тысячи двадцать второй от сотворения Энхора. Не делал записей три дня, очень устал. Сказывается загрязнение Источника, и, клянусь Порядком, впервые за долгую жизнь я почувствовал страх. Он полз по мне змеей этой ночью, мешая спать. Он и сейчас сдавливает мне плечи невидимыми руками, пока я пишу эту заметку. Мне не было страшно, когда мы сражались с н'уданами. Я не испугался, когда выяснилось, что Источник отравили прислужники Хаоса. Меня не ужаснуло то, что после коварного убийства Ритайлины хаоситами, я остался последним н'шастом. Я никогда не страшился смерти и прожил долгую жизнь, дарованную не всем. Меня пугает лишь одно — что я могу не успеть даже начать обучение детей! Тогда Энхор обречен, силы Хаоса поглотят его, Саусесан высосет из нашего мира всю энергию до последней капли. Последователи Порядка, не прошедшие испытание Источником и не получившие всех знаний н'шастов, не выстоят. Надежда только на детей, они способны использовать энергию, которая их переполняет сейчас, в обучении. Ждать я больше не буду. Отправляюсь в Грелимарай сегодня сам, на такое расстояние я давно не перемещался, но силы на это должно хватить даже при отравленном Источнике. Если не выйдет, тогда сяду на корабль».

Я положил дневник на стол. Стоило обдумать все, что я прочитал, а думать было над чем. Что за Саусесан? Японец? Почему он жаждет высосать энергию? Какую энергию, магическую? Как вообще живое существо способно высосать из чего-либо энергию? Взять электрический провод и приложиться к нему губами можно, хотя вряд ли так получится что-то высосать. Ясно, что речь шла об энергии другого толка, но мой разум отказывался понять этот странный процесс. И главный вопрос — удалось Аархину телепортироваться в этот Греми… Глире… Грелимарай?! Или он все-таки отправился туда на корабле к детям, которых собирался научить магии. В любом случае, хозяин пещеры сейчас находился далеко. Где же искать помощи? Шевели мозгами, Ладыженский, напряги серые клеточки. Ты же всегда находишь, что сказать должнику, когда он выдает очередную отмазку, лишь бы не возвращать деньги. Почему же сейчас как будто тормозной жидкости выпил? Здесь рядом есть город, как его, Шантайз. Там живет Крамди Палстарник, знакомый Аархина. Возможно, он знает, как попасть домой или как найти местных магов не из числа н'шастов. Из записей Маггорайхена понятно, что они есть. Я пока мог только предполагать, способны ли эти люди на такую магию, но терять надежду не собирался. К тому же есть вероятность, что Крамди каким-то образом поддерживает связь с Аархином. Чем быстрее отсюда выберусь, тем лучше. Оставаться в мире, который находится на пороховой бочке? Только без меня. У нас-то на Земле, положим, тоже неспокойно сейчас: санкции, террористы, эмигранты. Но там свой, знакомый Хаос, к которому люди давно привыкли, да и Порядок на нашей голубой планете не в таком плачевном состоянии, как на Энхоре.

Я поднял руки к лицу, чтобы протереть глаза, и заметил что-то у себя на ладонях. Две черных восьмиконечных звезды красовались там, где их отродясь не было, что за дела! Я послюнявил большой палец правой руки и попробовал стереть им звезду с левой ладони. Тер сильно, тщательно, аж горячо стало, но рисунок даже не потускнел. Что же это такое. Татуировки? Или клейма? Е-мое, а сами кисти! С ними тоже произошла какая-то метаморфоза, ведь Марина всегда смеялась надо мной, утверждала, что меньше моих рук могут быть только детские. А тут я гляжу прямо на большие кисти с толстыми пальцами, куда делись мои тонкие, которыми я струны на гитаре перебирал?! Мурашки стремительной волной набежали на меня в тот же момент, рот сам собой открылся, когда до меня дошло, что случилось на самом деле. Неужели, неужели это действительно так? Не просто перемещение, а с особой изюминкой. Бред, но разве проснуться в пещере не бред? Я рванул сам не свой в проход в следующую комнату. Теперь мне было все равно, ждут ли меня в полумраке монстры. Мысль, которая посетила мозг при виде чужих рук, шокировала сильнее. Во второй комнате я не стал осматриваться, потому что сразу обнаружил то, что хотел увидеть сейчас больше всего на свете — большое зеркало в кованой металлической раме золотого цвета. Но вот отразился в нем не двадцатипятилетний блондин Дмитрий Ладыженский, собственно, именно это я уже и ожидал. Из зеркала на меня взирал мужчина лет под сорок с темными волосами, по краям отливающими сединой. Ну, здравствуй, Аархин Маггорайхен, приятно познакомиться.