Прочитайте онлайн Кеша и хитрый бог | На берегу

Читать книгу Кеша и хитрый бог
2416+1800
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

На берегу

Кеша лежал на берегу лицом вниз. Мокрый, измочаленный, продрогший до самой последней косточки.

Первая мысль, когда очнулся, была об отце. Кеша с трудом поднялся, провел рукой по глазам. Очки смыло волной. Кеша увидел перед собой только серую, тусклую мглу.

Нет, отец не утонул. Этого не может быть!

— Па-па! — позвал Кеша. — Па-па!

Глухо и сдержанно шумел Байкал. Где-то совсем рядом скрипнуло и вдруг упало на землю надломленное ураганом дерево.

Кеша стал постепенно вспоминать все, что случилось с ним.

Спасла Кешу от неминучей беды простая случайность. Он барахтался в воде, пока не стукнулся плечом о борт перевернутой вверх дном лодки. Кеша нащупал рукой цепь и судорожно вцепился в нее пальцами.

Волны бросали лодку то вверх, то вниз. Кеша не видел и не понимал, куда несет его разгулявшийся Байкал. Руки окоченели и уже с трудом удерживали мелкие корявые кольца цепи.

Раз! Лодка с ходу врезалась в подводный риф, вильнула в сторону и провалилась в пропасть…

Цепь резанула Кешу по руке, будто ножом. Он разжал пальцы и камнем пошел на дно. Но берег, видимо, был уже недалеко. Кеша ковырнул ногами песок и тотчас же взмыл вверх.

Он ничего не видел вокруг себя и только чутьем догадывался, куда надо плыть.

Вскоре ноги Кеши коснулись скользкого донного камня. Он понял, что это берег. Кеша сделал последний рывок и выплыл на плес. Спотыкаясь на камнях, падая и вновь подымаясь, он побрел по берегу.

Кеше казалось, что выплыл он где-то далеко от поселка. Но ничего. Главное — он на земле. Утром Байкал угомонится и рыбаки разыщут его. И отец тоже найдется. Просто выплыл он где-нибудь в другом месте. Нет, отец не утонул. Отец жив.

Где-то справа от Кеши послышались тяжелые, прерывистые шаги. Было похоже, что шел это неуклюжей походкой медведь. Пройдет, остановится, понюхает по сторонам и снова продолжает свой путь.

Кеша зажмурил глаза и стал ждать.

Медведь не торопился. Он подошел к Кеше, ощупал его всего, погладил зачем-то по голове и вдруг совершенно человеческим голосом сказал:

— Это ты, Кешка, язви тебя?

Если б такая штука случилась с кем-нибудь другим, Кеша ни за что бы не поверил. Он и сам вначале сомневался, в самом деле это так или ему просто так кажется.

— Дедушка, папа где? — спросил Кеша, когда окончательно убедился, что это вовсе и не медведь, а самый настоящий дед Казнищев.

Казнищев снова коснулся рукой Кешиной головы, ласково сказал:

— Ты, Кешка, не бойся. Жив твой отец. Точно тебе говорю.

Казнищев помог Кеше подняться и повел домой. Шли они долго. Казнищев часто останавливался, глухо и трудно кашлял.

Сарма наделала на Байкале дел. Казнищев, оказывается, ходил на маяк и все там до точности разузнал. Шторм разметал плоты, потопил паузок с цементом, угнал от берега чей-то баркас и катерок. Кто там спасся и кто уцелел, сказать пока трудно. Но рыбакам все-таки повезло. Они промышляли неподалеку от мыса Кадильного и успели проскочить в бухту. Из этой бухты и передал по радио Кешин отец, что все в порядке и все живы-здоровы.

— Ты, Кешка, иди, — подбадривал Казнищев. — Раз все в порядке, надо идти. Нечего тебе…

Казнищев ни о чем не расспрашивал Кешу. Привел его в избу, уложил на широкую отцовскую постель и начал не торопясь, по-докторски ощупывать все суставы.

— Кости, однако, целы, — заявил он. — Где у вас тут уксус?

Казнищев пошарил по полочке, нашел бутылку с уксусом и постным маслом. Налил в блюдечко, помешал пальцем и сказал Кеше:

— А ну, ложись на живот. Сейчас мы тебе вотрем, язви тебя!

Казнищев растирал Кешу не щадя сил. Спина Кеши под его руками сделалась сначала скользкой и мягкой, потом затвердела и стала поскрипывать, как снег в ладони.

Кеше казалось, будто его раздирают на куски. Еще немного — и отлетят прочь или вообще перепутаются так, что потом не разберешь, и печенки и селезенки.

— Хва-а-тит! — стонал он.

Но Казнищев ничего не желал признавать. Передохнет малость, перевернет Кешу, как мешок с картошкой, и снова принимается за дело.

Вскоре по всему телу Кеши побежали колючие быстрые огоньки. Кеша уткнул нос в подушку и затих.

Казнищев только этого и ожидал. Он похлопал Кешу по спине, прикрыл его одеялом и голосом измученным, но бодрым и даже как будто бы веселым сказал:

— Ах, язви вас, умереть человеку и то не дают!

Казнищев потоптался еще немного около Кеши, покашлял и тихо вышел.

Несколько раз просыпался Кеша ночью. Садился на кровати и, вглядываясь в темноту, с тоской прислушивался, как шумел и шумел за окном Байкал.

И мнилось ему, кто-то кричит, призывно зовет его на помощь:

«Ке-е-ша! Ке-е-еша!»