Прочитайте онлайн Обратный отсчет | ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Читать книгу Обратный отсчет
416+1095
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. С. Евтушенков

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Алекс и Дэнни сидели в кабинете у начальства, Сьюзан прочла их рапорт.

— Вы не сочли нужным прежде сообщить мне, а потом уж разрешить этим типам убраться из Англии? — спросила она.

Алекс и глазом не повел:

— Мы держали все под контролем.

Сьюзан Баксендейл вновь взглянула на отчет.

— Вам следовало настоять на обыске всего этажа, — сказала она. — Если у этих троих было оружие, то разумно предположить, что и у других охранников оно имеется.

— Мы тоже так полагали, — ответил Дэнни. — Однако мы не хотели идти на скандал, — юноша пожал плечами. — Прима заявил, что ничего не знал про оружие, и мы решили не настаивать на повальном обыске. По крайней мере, мы избавились от трех типов, которые напали на нас.

— А тем временем у Примы было время спрятать оружие, которое они, возможно, привезли сюда, — проговорила Баксендейл.

— Да, если его ребята и сейчас при оружии, то у него явно не все дома, — ответил Алекс.

— Согласна, — кивнула Сьюзан и взяла телефонную трубку. — Я позвоню министру иностранных дел и расскажу ему об инциденте. Вы же — немедленно в «Хилтон». Сохраняйте невозмутимый вид, но не выпускайте Приму из вида. Пусть знает, что от УПР так просто не отделаться. — Женщина холодно кивнула: — Можете идти.

Алекса и Дэнни без лишних слов тотчас же провели в люкс Джиорджио Примы. Когда они вошли в номер, он стоял у стола и говорил по телефону. Помахав им рукой, итальянец указал на поднос с кофе. Закончив разговор, он положил трубку.

— Господа, я ждал вас. Пожалуйста, кофе, — итальянец улыбнулся. — Только что я прекрасно побеседовал с вашим министром иностранных дел. Мне удалось успокоить его насчет оружия у моих охранников. Надеюсь, эти три идиота, покидая ваши края, не натворили чего-нибудь напоследок?

— Нет, — ответил Алекс.

Прима посмотрел на него.

— Вижу, и вас беспокоит то, что здесь может быть оружие, — итальянец задумчиво покачал головой. — Хороший полицейский не должен верить словам. — Прима развел руками. — Ну что ж, вы можете с моего благословения обыскать на этаже все номера. Я даже настаиваю на этом.

Дэнни с Алексом переглянулись. Если Джиорджио сам желает обыска, стало быть, они ничего не найдут.

В дверь постучали.

— Войдите.

В номер с листком бумаги вошла Сесилия Росси.

— Вам по электронной почте от Сильвио Берлускони, — сказала она.

Прима чуть не вырвал листок из ее рук. Улыбка исчезла с его лица, пока он читал распечатку.

— Может и подождать, — проворчал он. — Я позвоню ему позже.

— Через пятнадцать минут у вас встреча, — напомнила итальянка.

— Так скоро? — удивился Прима и посмотрел на агентов. Улыбка вновь засияла на его лице. — Этим встречам нет конца и края, — промолвил он. — А куда деться? Если б я только мог поручить… но кому? — мужчина бросил на Сесилию Росси холодный взгляд. — Кому Джиорджио может доверять? Сказать весьма затруднительно, весьма. — Он вдруг замолк и поднял руку. — Слушайте!

Из соседнего номера доносилось пение. Чистейшее сопрано.

Лицо Примы расплылось от удовольствия.

— Bella! — прошептал он. — Bella voice! Внимайте ангельскому голоску. Вам когда-нибудь доводилось слышать столь чудесное пение?

Голос воспарял ввысь и устремлялся вниз и вдруг застыл на чистой верхней ноте, которая, казалось, замерла в воздухе. Дэнни взглянул на Сесилию Росси. Та напоминала кошку, подстерегающую птичку, чтобы полакомиться ею.

— Я мог бы слушать мою Лючию вечность, — Прима вздохнул, когда певица продолжила пение. — Но, увы, дела зовут. Сегодня у меня встреча с теми, у кого бы я хотел приобрести здесь, в Лондоне, газету, — итальянец улыбнулся. — А когда у Джиорджио будет газета, то прекрасный облик Лючии никогда не сойдет с ее первой страницы. — Он блаженно улыбнулся Алексу и Дэнни. Но выражение его лица изменилось, когда он обратился к Сесилии Росси. — Отправляйтесь, — рявкнул он, — и проследите, чтобы моя машина была готова.

Сесилия Росси покинула номер.

Улыбка вновь заиграла на его губах. Алекс постепенно привыкал к неожиданной смене настроения у Примы. Кем бы тот ни был, но актером он был превосходным.

— Боюсь, я должна вас оставить, друзья мои, — сказал Прима. Он поднял палец. — Я хочу, чтобы вы облазили все уголки на этаже. Если вы найдете то, чему здесь не место, то, поверьте мне, я буду у вас в неоплатном долгу. — Протянув руку к двери, итальянец промолвил: — Я ухожу, а вам суждено наслаждаться голосом Лючии, самим совершенством. Как же я завидую вам!

Прима стремительно вышел из комнаты. До них доносился его удаляющийся голос, когда он, идя по коридору, отдавал распоряжения.

Дэнни с Алексом переглянулись.

— Ну? — спросил Дэнни. — Будем искать?

Кивнув, Алекс ответил:

— Будем. Прима полагает, будто он умнее нас. Я намерен доказать, что он заблуждается.

— Не только ты, но и я. — Дэнни кивнул в сторону соседней двери, за которой стихло пение. — Нам лучше начать оттуда, — предложил он и постучал в дверь.

— Viene, tesoro, — отозвался голос.

Друзья переглянулись. Алекс улыбнулся.

— Я, конечно, здорово подзабыл итальянский, — проговорил он, — но, по-моему, она сказала «Войди, дорогой».

Дэнни посмотрел на него.

— Откуда ты знаешь эту фразу?

Алекс усмехнулся:

— Я провел отпуск в Риме.

— Ясно, — сказал Дэнни. — Потом расскажешь подробнее.

Он повернул ручку и толкнул дверь. Они вошли в роскошно убранную спальню. Лючия Барбьери лежала на кушетке в красном шелковом халате и учила партию.

— Ой! — она вскочила. — Прошу прощения… я не ждала вас. Я подумала, что мой Жожо вернулся раньше, чтобы повидаться со мной. — Певица плотнее закуталась в халат. — Вы полицейские, да? — поинтересовалась она. — Что вам угодно?

— Синьор Прима попросил нас обыскать все комнаты, — ответил Алекс. — Однако мы можем зайти и позже.

— Нет, я ухожу. Делайте, что вам положено.

Лючия Барбьери удалилась через вторую дверь.

— Жожо? — ухмыляясь и глядя на приятеля, произнес Дэнни.

— Прелестно! — кивнув, ответил тот.

— А ты ни на что больше не обратил внимания? — поинтересовался Дэнни. — Или у меня разыгралось воображение, или Лючия — вылитая Сесилия Росси в молодости?

— Ей недолго наслаждаться своим положением, — спокойно промолвил Алекс. — Не только синьоре Росси пришлось уступить место новой подружке, но и той придется подыскивать себе агента, когда у охранников ее хозяина найдут провезенное нелегально оружие.

— По-моему, Жожо ищет приключений на свою голову, — сказал Дэнни. — Не хотел бы быть поблизости, когда Сесилия выйдет из себя.

Алекс оглядел помещение:

— Приступим.

В течение часа они методично обшарили каждый закоулок во всех номерах и ничего не нашли. У Алекса было такое чувство, что Прима посмеивается над ними, и это злило его больше всего. А он-то надеялся, что надменность итальянца заставит забыть того об осторожности. Кажется, Прима полагает, будто с УПР можно шутки шутить. «Что ж, — подумал Алекс, — это ему аукнется».

Лайэм поставил фургон с мороженым на углу площади Гамильтона. Из открытой торговой секции был виден на противоположной стороне забитой транспортом Парк-Лейн синий фронтон «Хилтона».

Лайэм выбрал место, не посоветовавшись с Мэдди. По чистой случайности они оказались рядом с гостиницей, где остановился синьор Прима. Район Мейфер притягивал туристов, как магнит. А где полно туристов, там и покупатели сыщутся.

Мороженое раскупали нарасхват. Было жарко, парило. С безоблачного неба немилосердно палило солнце. Изнемогающие от жары экскурсанты, не говоря уже о служащих расположенных поблизости контор, не могли устоять перед искушением при виде дышащего прохладой мороженого.

Хоть Мэдди все время была настороже, работать бок о бок с Лайэмом ей было в радость. Она вручала стаканчик с мороженым и забирала деньги. Дело спорилось.

Девушка подняла глаза вверх. Крошечная видеокамера медленно двигалась вперед и назад. Ненавязчиво. Если не знать о ней, то и не заметишь.

В штаб-квартире УПР агент, сидя в небольшой комнате наблюдения, видел на экране выстроившуюся за мороженым очередь. Съемка записывалась на дисковой видеомагнитофон. В комнате стояла страшная духота. Агент бы тоже не отказался от стаканчика мороженого.

Четверо мужчин приближались к фургону.

Мэдди поняла, что «гости» явились к ним, когда в конце очереди вспыхнула драка. Люди стали поворачивать головы. На их лицах сначала появлялось удивление, а потом и беспокойство. Двое мужчин распихивали стоящих в очереди. Несколько человек полетело на тротуар. Из руки женщины выбили стаканчик с мороженым. На другой стаканчик опустилась увесистая рука, забрызгав мороженым одежду молодого человека.

— Эй! Прекратите! — сердито крикнула Мэдди.

Но было слишком поздно. Громилы добились своего: очередь рассыпалась — туристы в страхе бежали с поля боя.

Один из мужчин пристально смотрел на Мэдди и Лайэма.

— Не понимаешь намеков, да? — спросил он, направив на юношу похожий на обрубок палец. — Ты не у дел, сынок. Мы закрываем твою лавочку.

Девушка услышала за спиной какой-то шум и бросила мимолетный взгляд через плечо. Один из нападающих, открыв заднюю дверь фургона, собирался залезть в него. Второй карабкался в кабину.

Мэдди не стала мешкать и со всего маху ударила первого мужчину ногой по подбородку. Тот, словно подрубленное дерево, свалился на землю.

Лайэм также не ждал, пока его сцапают. Он отпрыгнул назад, когда к нему протянулись чьи-то мускулистые руки. Схватив первое попавшееся под руку — пятилитровую бутыль с шоколадной глазурью, — юноша размахнулся и ударил ею по тянущимся рукам. На сей раз он не даст себя в обиду.

В комнате наблюдения дежурный пристально следил за происходящим. Две машины УПР были поблизости. Стоило Мэдди нажать на кнопку тревоги, и ей бы пришли на помощь. Хоть план и состоял в том, чтобы никто не вмешивался, пока она сама не подаст сигнал, дежурному офицеру был дан приказ немедленно послать отряд на выручку, если Мэдди окажется в переделке.

Его ладонь висела над кнопкой тревоги. Он наблюдал и ждал.

Неожиданно фургон затрясся — это мужчина, залезший в водительскую кабину, включил двигатель. Мэдди поняла, что машину вот-вот угонят. Она потянулась к кнопке под прилавком: у них достаточно видеоматериала — пора вызывать подмогу.

Фургон дернуло вперед: мужчина в кабине пытался справиться с коробкой передач. Лайэм с Мэдди полетели на пол. Задняя дверца распахнулась, и в проеме возникла фигура еще одного громилы.

Но тут девушка услышала визг тормозов, и фургон, затрясшись, резко остановился. Лицо человека в проеме исказила гримаса гнева и разочарования. Он что-то бросил внутрь фургона, а потом спрыгнул.

Мэдди с трудом поднялась на ноги. На водительском месте никого не было. Перед фургоном мороженщика стояла полицейская машина. На полу, рядом с Лайэмом, шипела огромная шутиха. Девушка поддала по ней ногой, и та вылетела в отворенную дверь. Ударившись о дорогу, шутиха, полыхнув белым пламенем, громко бабахнула.

Лайэм поднялся на ноги.

Девушка посмотрела на него:

— Ты как, в порядке?

— Да, в полном.

В дверном проеме выросла фигура полицейского.

— Что здесь происходит? — спросил он.

— На нас только что напало четверо громил. Не упустите их! — ответил Лайэм.

— Пожалуйста, покажите вашу лицензию, — глядя на него, произнес полицейский. — Здесь запрещено торговать. Полагаю, вам известно, что вы нарушаете закон?

Мэдди, сунув руку в карман, достала удостоверение УПР.

— Это была засада, — сказала она. — А вы только все испортили!

Полицейский, взяв удостоверение, посмотрел на него, а затем перевел взгляд на девушку.

— Кому-то следовало предупредить нас, — возразил он.

Подошел его напарник.

— Они потерялись в толпе, — сказал он и посмотрел на коллегу.