Прочитайте онлайн Обратный отсчет | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Читать книгу Обратный отсчет
416+1090
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. С. Евтушенков

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Во дворе, за Альберт-холлом визжала и кричала во весь голос Лючия Барбьери. Глаза ее сверкали, а руки со свистом разрубали воздух.

Алекс стоял в стороне, ожидая, когда стихнет этот приступ гнева. Из всех слов он разобрал только одно: «Прима». Певица вновь и вновь повторяла его. Алекс не оставлял попыток дозвониться до Мэдди. он надеялся, что она ответит на звонок.

Наконец, взгляд Лючии остановился на Алексе, и она вихрем подлетела к нему.

— Он предатель и ничтожество! — прокричала она по-английски прямо в лицо юноше. — Он думает, что меня можно выкинуть, как тряпку, когда от меня не будет проку! Я не допущу с собой подобного обращения!

Алекс не понимал, что вызвало этот взрыв негодования. Вероятно, Прима сказал ей нечто такое, что пришлось ей не по нраву.

— Мне кое-что известно, — загадочно проговорила Лючия, и ее губы исказила жестокая усмешка. — Я расскажу все, что знаю.

— Что же вы знаете, Лючия? — спросил Алекс.

— Помните, я ударила его? — начала певица. — В гостинице. Он назвал это любовной ссорой. Так вот, то была не любовная ссора, а часть его плана.

Ее слова заинтересовали юношу.

— Расскажите мне об этом плане, — попросил он.

— Жожо решил организовать нападение на самого себя, чтобы все думали, что у него есть враги. А врагов-то нет. Он хотел, чтобы все выглядело убедительно. Он подучил меня, как подобраться к видеокамере со слепой стороны и обесточить ее так, чтобы тебя не заметили. Якобы, это сделал нападавший. Он попросил, чтобы я ударила его кулаком по лицу, а синяк — доказательство нападения. Я не хотела, но он настоял. — Лючия подняла левый кулак. На ее пальцах сверкнули перстни с бриллиантами. — Он забыл о них, — и я поранила его сильнее, чем он рассчитывал.

— Он желал предстать в виде жертвы и убедить окружающих, что на него идет охота, — заключил Алекс. — Таким образом он мог бы дискредитировать итальянское правительство.

— Si! — воскликнула Лючия. — После «покушения» он собирался заявить, будто итальянское правительство хотело покончить с ним, и надеялся, что станет премьер-министром. Но я разоблачу его!

Лючия прикрыла рукой висящее на шее колье:

— Ему не удастся забрать свой подарок — колье мое.

— Неужели он не сказал вам? — взглянув на нее, спросил Алекс. — Оно взято напрокат. Вы не сможете оставить его у себя.

— Неправда!

Подошедший к ним Дэнни слышал конец беседы.

— Боюсь, что это правда, Лючия, — сказал он. — Колье Каллас вернется к «Де Бирс».

Это известие повергло певицу в такую ярость, которая не шла ни в какое сравнение с доселе обуревавшим ее гневом.

— Я прикончу его! — кричала она. — Мне известно многое! Я выложу все, что знаю! Я поведаю о его делишках всему миру! Я собственным каблуком раздавлю этого мерзкого жука! Я уничтожу его!

Мэдди решительно смотрела в глаза Сесилии Росси. Если она выдержит ее безумный взгляд, то положит этому кошмару конец. Девушка, протянув руку вперед, медленно приближалась к женщине.

Сесилия открыла рот, но не издала ни звука.

В ее глазах зарождалось сомнение. Мэдди сделала шаг, и ее пальцы коснулись холодного металла. Сесилия ослабила хватку, и девушка выхватила пистолет из ее руки.

Страшное напряжение спало. Мэдди облегченно вздохнула. До последнего момента она боялась, что Сесилия всадит в нее пулю.

Плечи Сесилии поникли. Вздохнув, она молча опустилась на землю и закрыла лицо ладонями.

— У нее, должно быть, был своего рода припадок безумия, — произнес наконец Прима. — Бедняжка!

Он посмотрел на Мэдди хитрым взглядом:

— Вы спасли мне жизнь. Я вознесу вас на вершину славы — девушку, спасшую будущего премьер-министра Италии!

Мэдди изумленно рассматривала стоящего перед ней мужчину.

Тот продолжал:

— Джиорджио Прима наградит так, как вам и не снилось. Он сделает вас богатой. Что бы вы ни попросили, он даст это вам.

— Все, что угодно? — спросила потухшим голосом девушка. Ее силы были истощены.

— Si! Да — все, что угодно. Говорите!

— В таком случае я желаю, чтобы вы заткнулись и сели в машину, — ответила Мэдди. — Мне надо позвонить.

Прима удивленно посмотрел на нее.

— Я говорил не всерьез, когда предлагал Сесилии пристрелить вас, — начал оправдываться он. — Я лишь занимал ее разговором, чтобы вы могли отобрать у нее пистолет.

Мэдди недоуменно уставилась на мужчину:

— Вы никогда не растеряетесь, верно?

Наконец, на звонок ответили.

— Джеки, это Мэдди. Соедини меня со Сьюзан. Мне нужна подмога.

Прима уселся на заднее сиденье черного «Мерседеса», что-то бормоча про себя и жестикулируя. Придумав, как выпутаться из затруднительного положения, он строил планы касательно своего триумфального возвращения на родину. Что скажет прессе, что скажет итальянскому народу, как наградит друзей и покарает недругов, когда станет премьер-министром.

Сесилия, сгорбившись и опустив голову, сидела на дороге.

Отойдя в сторону, Мэдди разговаривала по телефону с Дэнни. В кармане у нее лежали разряженный пистолет и обойма.

Девушка сообщила, где находится. Помощь была уже в пути: две машины УПР неслись в лондонское хранилище в Бэттерси. Мэдди не терпелось сбыть Приму с рук.

Два автомобиля мчались во весь опор по узкой, ведущей к лондонскому хранилищу дороге. Скрежеща тормозами, они остановились у барьера. Алекс первым выскочил из головной машины и вбежал в здание. Дэнни отставал от него лишь на пару шагов. За ними бежали еще четыре агента.

Мэдди присела на корточки рядом с Сесилией.

— Все кончено, — произнесла та. — Пропала жизнь.

— Вы дадите показания против синьора Примы? — спросила девушка.

— Конечно, — подняв голову, ответила женщина. — Я скажу всю правду о нем.

— Прекрасная работа, Мэдди, — сказал подошедший к ним Дэнни.

— Ты тоже неплохо потрудился, — подняв голову, ответила она. Ей уже рассказали про бомбу.

— Да, там была липа, — пожав плечами, ухмыльнулся Дэнни.

— Но ты ведь этого не знал, — возразила девушка. Мэдди помогла Сесилии подняться на ноги. — Пойдемте отсюда.

Алекс заглянул в открытую дверцу лимузина. Прима по-прежнему говорил сам с собой.

— Синьор Прима, прошу вас, выйдите из машины.

Прима посмотрел на него и вылез из «Мерседеса».

— Я хочу, чтобы вы устроили мне встречу с вашим премьер-министром, — сказал он. — У меня к нему не терпящее отлагательств дело.

— Премьер-министр сейчас занят, — ответил Алекс. — Повернитесь, пожалуйста.

Алекс завел ему руки за спину и защелкнул на запястьях наручники.

— Разве вам не известно, кто я? — возмутился итальянец. — Что вы делаете?

— Арестовываю вас, — объяснил юноша. — Вы можете ничего не говорить, но все сказанное вами будет записано и может быть использовано против вас.

— Я хочу позвонить своему адвокату, — с угрозой в голосе проговорил Прима. — Мне нечего сообщить вашим людям.

Сесилия Росси пристально посмотрела на него и холодно промолвила:

— Возможно, тебе и нечего сказать, Джиорджио. Но мне есть что. Когда я все выложу, ты будешь конченым человеком, обещаю тебе.

Прима открыл рот, но впервые в жизни не нашелся, что сказать.

Новый Скотленд-Ярд.

Полночь.

Конференц-зал был полон репортеров и телевизионщиков. Как только стало известно об аресте Примы, все представители европейских средств массовой информации, корпункты которых были расположены в Лондоне, собрались в штаб-квартире столичной полиции и с нетерпением ждали разъяснений.

За длинным столом сидели Мэдди, Дэнни и Алекс. Сьюзан Баксендейл устроилась в центре. Рядом с ней находились должностные лица из министерства иностранных дел и представитель итальянского посольства. Тут же была и Сесилия Росси, она сидела между двумя полицейскими.

Это был звездный час УПР. Сьюзан Баксендейл подробно рассказала о событиях, приведших к аресту Джиорджио Примы.

— Я с особым удовольствием хочу отметить ту роль, какую в данном деле сыграли сотрудники нашего управления Мадлен Купер и Даниэль Белл, — продолжала она. — Агент Белл подвергал свою жизнь опасности, когда решил обезвредить бомбу в Альберт-холле, заложенную туда по приказу синьора Примы. Сотрудница Купер проявила огромную выдержку и мужество в минуты, предшествующие задержанию синьора Примы. А теперь мисс Росси хочет сделать заявление.

Сесилия несколько мгновений молча смотрела на исписанные мелким почерком страницы, лежащие перед ней на столе. Потом подняла голову и твердым взором обвела аудиторию.

— Я долгие годы работала на синьора Приму, — начала она. — На моих глазах он из удачливого предпринимателя превратился в одного из самых могущественных людей в Европе. — Голос ее зазвучал громче. — Сейчас я намерена в деталях рассказать о всей той лжи и незаконных махинациях, при помощи которых синьор Прима приобрел свои силу и власть. Я сама участвовала в том, о чем собираюсь поведать вам. Однако я сообщаю эти сведения по доброй воле и безо всякого принуждения в надежде на то, что при моем содействии всем станет ясна истинная сущность синьора Примы. Если мое признание будет способствовать его падению с олимпа власти, то я охотно понесу заслуженное наказание.

Мэдди взглянула на Сесилию: «А последствия-то будут, скорей всего, очень серьезными». Девушка не могла не восторгаться ею. Женщина решилась на мужественный поступок и прилюдно разоблачает Приму.

Откровения Сесилии Росси вызвали в зале взволнованный ропот. Ее заявление завтра утром облетит весь мир: оно будет напечатано на первых разворотах газет, и дикторы на телевидении и по радио сообщат о нем в числе главных событий дня. Когда же оно дойдет до Италии, то с политической карьерой Примы будет покончено навсегда.

Пресс-конференция подошла к концу. Дэнни, Алекс и Мэдди сидели в столовой Нового Скотленд-Ярда. Они решили, прежде чем разбежаться по домам, на скорую руку попить кофейку.

Было полпервого ночи.

— Я переговорил с синьором Маринетти из итальянского посольства, — сообщил им Алекс. — Он весьма доволен таким поворотом дел. Очевидно, налоговая служба Италии искала повод, чтобы начать гласное расследование навороченных за многие годы Примой делишек, — он улыбнулся. — Заявление Сесилии дало им возможность начать крупное дело.

— Выходит, даже если ему удастся выкрутиться и после слов Сесилии, — рассмеялся Дэнни, — то налоговики точно прихлопнут его.

— И не забудь про Лючию Барбьери, — добавил Алекс. — У нее к нему тоже имеется счетец. До меня дошли слухи, что она собирается дать пресс-конференцию. Такое зрелище грех пропустить.

— Это уж точно, — согласился Дэнни. — Особенно теперь, когда она знает, что ей придется вернуть колье Каллас.

— Воображаю, какой будет скандал, — сказала Мэдди. — «Моя жизнь с Джиорджио Примой» Лючии Барбьери — La Voce d’Italia. История, рассказанная очевидцем. Власть и коррупция. — Она улыбнулась. — Это здорово поможет ее карьере, особенно если она продаст свою информацию как эксклюзивный материал тому, кто больше предложит. — Итак, ему достанется по первое число, как от Сесилии Росси, так и от Лючии, — с насмешкой подытожил Алекс. — Нет более страшной женщины, чем та, которой пренебрегли. А когда презрели обеих сразу?

— И не только от них, — добавила Мэдди. — Помимо двух женщин, плохо обошлись и с УПР. Если бы он не стал вовлекать нас в свои козни, то мог бы избежать неприятностей.

— Тому, кто поднял руку на УПР, не уйти от расплаты, — серьезным тоном произнес Дэнни.

Подняв пластиковый стакан, Мэдди сказала:

— За УПР!

Ребята не отстали от нее:

— За УПР!