Прочитайте онлайн А ларчик просто открывался | Глава III Шкатулка с секретом

Читать книгу А ларчик просто открывался
386+806
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

Глава III

Шкатулка с секретом

— Но миссис Мэриветер мертва, — со стоном произнесла Джоан, глядя на лежащую у ее ног Пен. — И я должна знать, кто ее убил.

— Круто, — сказал Пит, когда репетиция окончилась. Актеры повернулись к Юным детективам, которые смотрели репетицию из-за кулис, и поклонились им.

Холли, Пит и Миранда без раздумий приняли приглашение Стива поприсутствовать на прогоне спектакля.

— Просто чудо, — задыхаясь, говорила Миранда, прислонившись к стене, на которой был пульт управления. Что-то зажужжало, и занавес начал опускаться.

— Миранда! — крикнул Пит, бросившись к пульту. Он поспешно поднял какой-то рычажок, который она задела спиной, и занавес опять пополз вверх. — Осторожно!

Но Миранда и не поняла, что случилось. Она уже бежала на сцену излить свой восторг, хлопала изо всех сил и кричала: «Браво! Бис!»

Актеры поклонились еще раз и еще ниже.

— Первый акт — просто блеск! — говорила Холли, выходя за Мирандой. — А что будет в последнем акте? Хозяйку дома в самом деле убили?

— Нет, — встряла в разговор Миранда. — Я считаю, что она притворяется и обязательно встанет из гроба, чтобы задушить эту мерзавку, леди Чамлей-Смит. Она настоящая ведьма! — Миранда прикусила язык, а потом сказала: — Извините, Тина.

— Не извиняйся, это большой комплимент, — засмеялась Тина и поклонилась ей.

— А по-моему, убил садовник, — выступил со своей версией Пит. — Рэй производит впечатление хладнокровного злодея, особенно с этим топором в руках.

— Так я же садовник и вырубаю яблони. Что может быть у меня в руках?

— Так не терпится досмотреть до конца, — сказала Холли. — Когда вы будете репетировать остальное? И когда появится Стив?

Стив улыбнулся:

— Я играю детектива и появлюсь только во втором акте. А третий акт нельзя репетировать при зрителях. Это испортит все впечатление.

— Конечно! Как можно! — заявила Миранда. — Ты, Холли, лишена ощущения драматизма.

— А ты лишена вообще всяких ощущений, — проворчал Пит, подхватывая какую-то вазу, которая уже летела со стола от неукротимых жестов Миранды.

— Это актерский темперамент, — объяснила Миранда, резко откидывая назад длинные волосы.

Рэй засмеялся.

— Ты должна стать актрисой, Миранда.

— Она уже актриса, — сказала Холли.

— Стив, может быть, тогда проблема со служанкой в третьем акте решена? — спросила Пен.

Стив с некоторым сомнением посмотрел на Миранду, когда она вышла на авансцену, поклонилась пустому залу со словами: «Мои дорогие зрители», — и прижала руки к груди.

Холли закатила глаза.

— Надеюсь, она не опрокинет рампу.

Стив засмеялся.

— Вам втроем хотелось бы прийти на премьеру? — неожиданно спросил он.

— Вы еще спрашиваете? — широко открыла глаза Холли.

— А сколько стоит билет? — спросил Пит.

— Какая может быть плата! — вмешалась Джоан.

— Конечно! Вы будете нашими гостями, — подхватила идею Тина.

— Вы сможете сидеть в одной из наших лож! — Пен показала в сторону тех красивых зашторенных балкончиков, которыми так залюбовалась Миранда.

— А я думала, что места в них проданы, — сказала Миранда.

— Нет. Мы всегда оставляем эти места для самых почетных гостей, — объяснила Джоан.

— Например, для крутых продюсеров, — пошутил Рэй.

— Блажен, кто верует, — засмеялся Стив.

— И для нового владельца театра, драгоценного Джайлза Бэнбери, — сказала Тина. — Он наверняка сядет в ложу своего дяди.

— А может, он вообще не придет, — предположила Джоан.

— А если наоборот — придет, и ему все так понравится, что он передумает разорять театр, — размечталась Пен.

— Держи карман шире, — сказал Рэй. — Но не потому, что мы недостаточно хороши…

— Мы поместим в нашем школьном журнале самый восторженный отзыв! — размахнулась Миранда.

— Не рано ли говорить об этом, — отрезвила ее Пен.

Миранда не собиралась слушать такие доводы.

— Вы сыграете с блеском, я знаю. — Миранда посмотрела на ложу и добавила: — Мне нужно надеть диадему, чтобы соответствовать.

— Я никогда не сидела в ложе, — сказала Холли.

Пен улыбнулась.

— Из каждой ложи есть своя дверь в коридор, и ты чувствуешь себя как в отдельной комнатке, в коробочке.

— Кстати о коробочке, — спохватился Стив. — Я вспомнил. — Он встал, подошел к столу, где был реквизит, и вернулся на место с какой-то шкатулкой в руках.

Ларец был настоящий, старинный, размером с коробку для обуви.

— По пьесе это шкатулка для драгоценностей, — сказал он. — Но в ней испортилась крышка — выскочили все шарниры. И получается странно, что у ларца, где прячут фамильные бриллианты, отваливается крышка. — Как ты думаешь, — обратился он к Холли, — твой папа смог бы ее починить? Мистер Дженкинз не смог — для него это слишком тонкая работа, — добавил Стив.

Холли взяла в руки шкатулку. Крышку украшала изящнейшая инкрустация. Судя по всему, когда-то это была красивая и совсем не дешевая вещь. Но сейчас она выглядела обшарпанной, поцарапанной и с отпадающей крышкой. Холли сразу увидела, что шарниры нельзя подвинтить — как будто шурупы были вырваны с мясом.

— Здесь нужна новая опора, — сказал Стив.

Холли была рада, что он понимает, что работа предстоит тонкая и трудоемкая.

— Я уверена, что папа сможет. Я возьму ее с собой.

Пит посмотрел на часы.

— Ничего себе! Нам давно пора…

Миранда расстроилась.

— Как раз когда я стала балдеть от сцены, мы должны уходить!

Пит протянул ей руку и потащил за кулисы.

— Пошли, пошли, — приговаривал он.

— Я принесу шкатулку обратно, как только папа ее починит, — на прощание сказала Холли.

— Заранее спасибо! — искренне благодарил Стив. — Ты понимаешь, что она нужна к премьере. Главное действие разворачивается вокруг нее.

— Вот, оказывается, где собака зарыта! — сказала Миранда, когда они направлялись к выходу. — А почему эта шкатулка так важна?

— Потому что леди Чамлей-Смит хранит в ней свои бриллианты, — ответила Холли. Потом приостановилась и спросила: — Вы уверены, что мы идем в ту сторону?

— Конечно, — успокоил ее Пит. — Так тоже можно пройти. Тот коридор ведет к гримерным. Из него мы обязательно выйдем к служебному входу.

Они стояли у чугунной лестницы и видели кусок этого коридора, в который выходило множество дверей. Юные детективы стали спускаться.

— Ш-ш-ш! — приложила палец к губам Холли.

— Что там? — тихо спросила Миранда.

— Голоса. Похоже на Джайлза. А я думала, что он ушел.

— А с кем он говорит? — так же тихо спросила Миранда.

Холли постаралась заглянуть за угол.

— По-моему, тот самый, кто сидел у дверей, когда я первый раз вошла, и объявил, что спектакля не будет.

— Дай посмотреть, — и Миранда втиснулась впереди Пита.

— Осторожно! — вскрикнул он, но шкатулка уже выпала у него из рук.

Раздался характерный грохот, когда она бухнулась на пол и, конечно, отскочила крышка.

— Прости, я не хотела, — залепетала Миранда.

— Слава богу, она без бриллиантов, — пошутила Холли.

Послышались шаги, и из-за угла появился человек.

— По-моему, я вам уже объяснил, что здесь вам делать нечего, и чтобы вы убирались отсюда, — не поменяв своего тона, высказался мистер Дженкинз.

Холли глотнула воздух.

— Мы как раз уходим, — успокоила она его.

— А что это у вас в руках? Это театральное имущество? Мне строго-настрого приказано не давать выносить из помещения ничего, что принадлежит театру.

— У нас есть разрешение, — сказала Миранда. — Мы несем эту шкатулку в починку к отцу этой девочки, Холли Адамс.

Холли полезла в карман джинсов и извлекла карточку своего отца, где черным по белому было написано: «Мебель на заказ. Реставрация».

Мистер Дженкинз почесал затылок.

— Я ничего об этом не знаю. Знаю только, что мистер Бэнбери не разрешил выносить из театра ни нитки.

— Мистер Джайлз Бэнбери? — спросил Пит.

Мистер Дженкинз уставился на него.

— Конечно, Джайлз Бэнбери. Он был здесь минуту назад. А вы про кого подумали?

— Он передумал вас увольнять? — участливо спросила Миранда. — Вы теперь опять у него на работе?

Мистер Дженкинз слегка оторопел.

— Какое вам дело, на кого я работаю, — повысил он тон. — Уходите отсюда, чтобы я больше не видел вас в театре!

— Вот это да! — пропела Миранда, когда они вышли на Пексниф-лейн. — Ну, Холли, расскажи мне о том, как тебе его жалко — бедненького, уволенного!

— Да уж, — согласилась Холли. — Но, в сущности, задавленный, бесправный человечек не личность.

— Но и оказаться без работы так, вдруг — тоже не фунт изюму, — сказал Пит. — Ну, да ладно, хватит о нем. Подумаем о завещании.

— Сначала выслушаем мнение специалиста, — предложила Миранда.

Холли сделала удивленное лицо.

— Каким образом?

— Поговорим с твоим отцом.

— Точно! — сказала Холли и добавила: — Возвращаемся ко мне. Молочный коктейль и бутерброды обеспечены.

— Тогда поторопимся! — Пит в предвкушении потер ладони.

— Ну как, пап, ты сможешь его починить?

— Конечно, папа сможет, — ответил за него Джейми, опершись на рабочую табуретку мистера Адамса. — Папа может починить все. Он только что починил мой плейер с наушниками.

— Ты хочешь сказать — мой плейер! — Холли протянула руку, чтобы взять свою вещь.

Джейми рванулся к двери и выкрикнул, обернувшись:

— Почему же ты не попросила папу починить?

— Вот что значит — иметь братика! — посмотрела Холли на друзей. — Но по крайней мере, после его слов я уверена, что принесла шкатулку не зря.

— «Лицедеям» эта шкатулка необходима на премьеру, — обратилась Миранда к мистеру Адамсу напыщенным тоном, тряхнув головой и приняв неестественно важный вид. — Нельзя допустить, чтобы ключевая деталь в пьесе не сработала.

Мистер Адамс посмотрел удивленно сначала на нее, потом на Пита.

Пит тоже слегка обалдел, но потом нашелся.

— Она собирается стать актрисой, когда вырастет.

— Если вырастет, — поправила его Холли.

Мистер Адамс осмотрел шкатулку.

— Ничего трудного здесь нет. — Он с восхищением стал рассматривать инкрустацию. — Хорошая вещь. Это ореховое дерево, и узор благородный. Просто удивительно, что они используют шкатулку такой тонкой работы как бутафорию.

Холли немного сморщила нос.

— Что ты! Посмотри, какая она покорябанная, вся в царапинах. — Холли подняла крышку. — А подкладка? Вся истертая! — Она подцепила уголок подкладки, чуть отошедшей от крышки.

— Ничего страшного, — сказал мистер Адамс. Ловкими движениями пальцев он распрямил подкладку и аккуратно подсунул ее внутрь. — Я прикреплю ее. А вообще работа не займет много времени.

— А у них и нет времени. Она нужна им очень скоро, — улыбнулся Пит.

Холли рассматривала внутренность шкатулки. Дно было очень близко, что означало, что под ним было еще отделение. Так и оказалось. Первое было не дном, а как бы второй крышкой. Холли ее подняла и увидела под ней достаточно глубокое отделение, которое было разделено на две секции.

— Стив говорил, что в таких шкатулках хранят драгоценности.

— Да, — согласился мистер Адамс, — это ларец викторианской эпохи, и он стоил бы очень дорого, если бы был в хорошем состоянии.

Холли засунула руку внутрь и обнаружила кнопку. Она нажала ее.

На глазах изумленных ребят секции разъехались, но не до конца, а открыли пространство сантиметров в тридцать.

— Потайное отделение! — ахнула Миранда.

— В шкатулке для бриллиантов… — выдохнул Пит.

Мистер Адамс улыбался.

— Сколько живу, никогда такого не видал. Только слышал. Посмотрите, настоящее двойное дно. Интересно, что там держали? — Он все осмотрел, ощупал и заключил: — Ящичек очень плоский — он для какого-нибудь сверхценного колье.

— А вдруг там что-нибудь еще лежит? — в нетерпении воскликнул Пит.

Открывшееся дно было пустым, но оно простиралось под разъехавшиеся секции, которые нависали над ним. Однако пространство было таким узким, что не всякая рука пролезла бы туда, чтоб исследовать каждый уголок.

Миранда просунула туда пальцы.

— Ничего там нет, — уныло произнесла она. Но вдруг просияла: — Я ошиблась, что-то есть в самом уголочке.

— Что? Кольцо? Брошь? — с замиранием сердца проговорила Холли.

— Ухватила! — Лицо Миранды даже сморщилось от усилий.

— Давай же скорей сюда! — аж подпрыгнула от нетерпения Холли.

Даже мистер Адамс вытянул шею, чтобы поскорее увидеть, что там нашлось.

— Просто какие-то бумажки, — разочарованно протянула Миранда. — Им, поди, сто лет.

— Это все?! — сникла Холли. — Какая жалость!

Миранда тем временем рассматривала вытащенные смятые листки.

— Ничего интересного, — ворчала она. — Старые квитанции, кулинарные рецепты… Нет, стойте, — что-то есть. Она распрямила одну бумажку на табуретке мистера Адамса. — Стишок! — объявила она.

— Стишок?! — удивилась Холли. — Дай взглянуть. — Она взяла листок и прочитала вслух:

Снаружи меня ты не обнаружишь, Да и внутри — как ни гляди. Лишь ключ к сердцевине Секрета невинного Откроет меня и тебя наградит.

— Надо же! К чему держать такую чушь в секретном отделении? — высказался Пит.

— А если это секретное послание! — сразу взыграло воображение у Миранды.

— Не похоже, — возразила Холли.

— Оно и не должно быть похоже, — прицепилась к слову Миранда. — Какое же получится тайное послание, если каждому будет понятно, что это шифровка.

— Просто шарада, при чем тут шифровка, — не соглашался Пит.

— И шарада, и шифровка, — настаивала Миранда. — Двойное прикрытие. Для узкого круга заговорщиков. Может быть, шпионская сеть.

— Скорее всего, если и шифровка, то она оказалась невостребованной, — сказал Пит. — Я читал про такие случаи.

Мистер Адамс засмеялся.

— Насчет шпионов ничего не могу сказать, но то, что люди проявляют интерес к тайникам, секретным знакам, — это я точно знаю.

— Ты считаешь, что мы тоже? — спросила Холли.

— О присутствующих не говорят.

— Если этот ларец викторианских времен, представляете, сколько лет могла проваляться здесь эта бумажка?

Пит стал рассматривать ее и сразу отверг предположение Миранды.

— Записка совсем не старая — видно по бумаге. И все остальные бумажки тоже современные.

— Но почерк какой-то допотопный, — заметила Холли, глядя в текст шарады через плечо Пита.

— Ну что, троица! Дадите мне сегодня поработать? Если труппа хочет получить шкатулку к премьере, не пора ли вам удалиться из мастерской.

Холли мечтательно положила руку на крышку ларца и подняла глаза к небу.

— Ну почему здесь не оказалась какая-нибудь диадема или колье вместо бессмысленных стишков! «Лицедеи» смогли бы выкупить театр.

Мистер Адамс посмотрел на нее с сочувствием.

— Они и вправду должны после премьеры убраться из театра?

— Да, пап. Племянник мистера Бэнбери продает помещение театра какому-то Симпсону, который занимается недвижимостью.

— Я спрошу у папы, кто этот Симпсон, — грустным голосом произнес Пит. Его отец работал архитектором.

— О, чуть не забыла, мистер Адамс, — обратилась Миранда к отцу Холли. — Мы хотели у вас кое-что узнать. Если кто-то обещает кому-то оставить что-то по завещанию, а тот кто-то не может найти это завещание, что тогда?

Мистер Адамс повернулся к своей дочери.

— Холли, ты можешь перевести?

Холли уже открыла рот, чтобы изложить суть дела, как мистер Адамс поднял руку, останавливая ее:

— Я шучу. Я все понял. Так вот: если кто-то хочет доказать, что ему оставлено что-то по завещанию, он должен предъявить это завещание. Все очень просто.

— А это завещание обязательно должно быть написано официальным лицом? — спросил Пит.

— Нет, необязательно. А могу я узнать, о чем это вы?

— О «Лицедеях», — ответила Холли. — Там такие дела…

Мистер Адамс выслушал подробный рассказ и покачал головой:

— Джайлз по-своему прав. Если он единственный родственник, и если нет завещания, то наследует своему дядюшке только он.

Видно было, что эти слова здорово огорчили Пита.

— Я уверен, — сказал он, — что Джайлз захватил это завещание и уничтожил его.

Мистер Адамс вдруг сделался очень серьезным.

— Послушайтесь меня, если вы будете говорить об этом во всеуслышание, вы сами можете попасть в беду. Всякие манипуляции с завещаниями — это преступление. А обвинение в преступлении без доказательства — это клевета. Поэтому, даже если вам очень не нравится этот Джайлз Бэнбери, вы должны быть очень осторожны в высказываниях. Иначе вас обвинят в клевете.

— Извини нас, па.

— Конечно, я вас извиню, но хочу еще раз предупредить, чтобы вы были осмотрительны, когда говорите о нем.

— И если что, — вставила Миранда, — этот Джайлз Бэнбери нас же и обвинит. — Она посмотрела на упавшего духом Пита. — О чем ты сейчас думаешь?

— Честно? О бутербродах…

— У тебя мысли всегда только в одном направлении, — тряхнула головой Миранда.

— Нет, сейчас — в двух. Я еще думаю о молочном коктейле.

Холли и Миранда переглянулись и сказали в один голос:

— Надо поесть.

Миранда готовила коктейль, а Холли с Питом — бутерброды. Потом Холли водрузила их на тарелку и поставила на стол рядом с Питом. Сама же снова уткнулась в загадочную записку, которую Пит положил рядом.

— Очень напоминает шараду под названием «Угадай, кто я?», — сказала Холли.

— Когда я была маленькая, я обожала эти шарады, — прощебетала Миранда. Она подошла к столу и взяла в руки записку.

Холли склонилась и смотрела в бумажку в Мирандиных руках.

Снаружи меня ты не обнаружишь, Да и внутри — как ни гляди. Лишь ключ к сердцевине Секрета невинного Откроет меня и тебя наградит.

— М-м-м! Трудновато, — промычала Миранда. — Пит, попробуй ты!

Они еще жевали бутерброды и ломали головы над загадкой, когда зазвонил телефон. Холли сняла трубку и очень быстро вернулась на кухню с сияющим лицом.

— Никогда не догадаетесь, кто это!

— Ну кто? — в один голос воскликнули Пит и Миранда.

— Стив. Он хотел узнать, согласится ли Миранда сыграть роль без слов в их спектакле.

Глаза Миранды округлились до размеров блюдца.

— Соглашусь ли я?! Что ты ответила?

Холли улыбалась.

— Я сказал, что, возможно, ты захочешь. Он ждет у телефона.

— Вау! — прокричала Миранда. — Пусть кто-нибудь попробует меня остановить!

Она бросилась к телефону, а Пит прикрыл уши ладонями.