Прочитайте онлайн А ларчик просто открывался | Глава I Спектакля не будет

Читать книгу А ларчик просто открывался
386+803
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

Глава I

Спектакля не будет

— Что это? Кинжал? — вскрикнула Миранда и прижалась спиной к стене.

Холли рассмеялась и сняла с ладони деревянную заготовку.

— Какой кинжал? Просто старая коряга.

— Эх, Холли! Нет у тебя ни капли воображения! — сказала Миранда, откидывая назад длинные волосы цвета спелой пшеницы. — Вот увидишь, когда я стану знаменитой актрисой, ты еще пожалеешь, что смеялась надо мной.

Пит вскинул брови:

— Знаменитой актрисой? Я-то думал, ты собираешься стать частным детективом или даже главой Скотланд-Ярда.

Миранда посмотрела на него сверху вниз, что у нее не совсем получилось, так как Пит был выше на полголовы.

— Я пе-ре-думала. И теперь решила, что мой талант по-настоящему откроется только на сцене.

— Это точно! — послышался голос из другого угла мастерской.

— Пап, ты что-то сказал? — спросила Холли, укладывая аккуратными стопками именные карточки мистера Адамса, на которых, кроме адреса, было обозначено: «Мебель на заказ. Реставрация».

Мистер Адамс оторвался от работы и развернулся на табуретке лицом к Юным детективам.

— Я не сказал ни слова. Может быть, это попугай?

— Какой попугай? — вытаращила глаза Миранда и тут же завизжала от восторга, когда увидела на вытянутой руке мистера Адамса деревянного попугая, совсем как живого. — Ух ты! Совсем как настоящий. А для чего он?

— Вот и я все время ломаю над этим голову, — ответил отец Холли.

— Папа сейчас готовит реквизит для спектакля в театре на Пексниф-лейн. Там играет труппа, которая называет себя «Лицедеи».

— «Лицедеи»? — переспросила Миранда. — Те, что выступали у нас в школе в прошлом полугодии? Разыгрывали сценки из Шекспира? Да?

Холли кивнула головой. На том представлении они были все вместе. Все втроем они учились в одной школе, в Хайгейте — северном округе Лондона. Там же находился и театр.

— Классно играли! — искренне восхитилась Миранда. — Даже Шекспира было интересно смотреть. Тогда я и решила, что должна стать актрисой… Если не стану частным детективом.

— А я в прошлом году смотрел у них рождественскую пантомиму, — вспомнил Пит. — Тогда меня потрясло, что каждый актер в труппе играет так, как будто спектакль поставлен специально для него.

— Вот этим актерам и понадобился деревянный попугай, — объяснил мистер Адамс. — И не только он. Они попросили меня изготовить всю бутафорию для новой пьесы об убийстве.

— Об убийстве?! Па, ты мне не говорил, что это детектив!

— Надо будет нам сходить посмотреть, — вдохновился Пит. — Проверим себя, правильно ли мы определим убийцу до развязки.

Холли Адамс, Питер Хамильтон и Миранда Хант стали называться Юными детективами, после того как первый раз в жизни им удалось раскрыть настоящее преступление. Потом были и другие победы. Но когда им не подворачивалось настоящее расследование, они читали детективы и смотрели сериалы по телевидению, такие, например, как «Спайгласс». А Холли даже вела детективную рубрику в их школьном журнале под названием «Том-там».

— Ну-у, это совсем не то, что разгадывать тайные планы живых людей, — не поддержала его Миранда.

— Но если нам сейчас больше ничего не светит, — возразил Пит.

Холли была с ним согласна.

— Лучше детектив на сцене, чем вообще ничего, — сказала она.

Миранда слегка приуныла.

— Верно, — нехотя призналась она. Потом опять оживилась. — А может быть, убьют именно попугая?

— Старо, как мир… — сморщился Пит.

Холли тоже скривилась.

— Избитая шутка — хуже глотка выдохшейся газировки.

Миранда склонила голову набок и задумалась. Она вела страничку юмора в журнале «Том-там». Сама она часто называла ее страничкой дурацких шуток. Главным было для нее — рассмешить. А смешно или не смешно, она проверяла на своих друзьях, чем изрядно им надоедала.

— Ладно, так и быть, сегодня я не стану доставать вас своими придумками, — снизошла она.

Пит тем временем рассматривал то, что было в мастерской: сосновый шкафчик, пара столиков и почти уже законченное кресло-качалка.

— Вот это суперкласс, мистер Адамс! — с чувством произнес Пит и провел рукой по ручке кресла.

— Я рад, что ты оценил. Я сейчас просто завален заказами.

Холли наклонилась над крышкой одного столика.

— Неудивительно, — сказала она, проведя пальцами по тончайшей фанеровке. — Па, это настоящее произведение искусства.

— В сердце льстец всегда отыщет уголок, — усмехнулся мистер Адамс, но Холли видела, что похвала была ему приятна.

— А я считаю, что вам больше всего удался попугай, — заявила Миранда. — Может, вам специализироваться на попугаях? — Она посадила деревянную птицу себе на плечо и стала кружить по комнате, выкрикивая: «Пиастры! Пиастры!»

— Что такое «пиастры»? — спросила Холли.

Миранда пожала плечами, и попугай свалился на пол.

— Это какие-то монеты, — попыталась объяснить Миранда, поднимая попугая и стряхивая с него пыль. — Что-то вроде золотого дублона или испанского песо. Короче, это слово всегда повторяют в пьесах пираты.

Пит провел пальцем по поверхности деревянной птицы.

— Мистер Адамс, вам небось не один день нужен, чтобы выточить такого попугая? — спросил он.

— Да, но мне это доставляет удовольствие. Особенно делать реквизит для «Лицедеев». Между прочим, мой первый заказ был именно от них.

Мистер Адамс работал адвокатом, но всегдашней его мечтой было бросить все юридические дела и стать краснодеревщиком. Миссис Адамс была «за» и младший брат Холли — Джейми — тоже спал и видел, чтобы папа сидел дома и мастерил свою мебель. Но сам отец семейства боялся оставить надежную работу с постоянным заработком. Однако в свободное время он исподволь шаг за шагом выстраивал свой бизнес.

— Мама говорит, что ты назначаешь слишком низкую цену, — упрекнула его Холли.

— А больше они и не осилили бы. Труппа молодая, начинающая. У них не было средств на дорогой реквизит. Им едва хватает выручки от билетов, чтобы содержать себя.

— Хотя они работают не на какой-нибудь площадке, а в настоящем театральном здании, — заметил Пит.

Мистер Адамс кивнул, снимая тончайшую стружку с поверхности будущего шкафа.

— Но это благодаря мистеру Бэнбери, — повернувшись к Питу, сказал он.

— А кто это?

— Он был владельцем этого театра.

— Почему ты говоришь «был»? — спросила Холли.

— Потому что он умер месяц назад. Я видел его всего пару раз, когда приходил туда. Забавный был старичок.

— Забавный? — сразу оживилась Миранда. — Чем?

— Шутник, насмешник, одним словом, незаурядный человек.

— Вы думаете, сдвинутый?

— Нет, я бы сказал, эксцентричный, — постарался поточнее определить мистер Адамс. — Но он был бесконечно внимателен и добр к начинающим актерам. Вообще обожал театр и увлекался детективами.

— Им для детектива понадобился попугай? — спросила Холли.

— Не только попугай. Им нужны еще кое-какие вещи. — Мистер Адамс поскреб затылок. — Я вроде бы даже пообещал, что доставлю заказ в театр сегодня. Премьера в субботу, но реквизит им нужен завтра для генеральной репетиции.

— А-а-а! На нас сваливается приятное поручение, — усмехнулась Холли.

— Я бы и сам отнес, — смутился мистер Адамс. — Но дело в том, что я должен закончить этот книжный шкафчик. — Вас трое, и вы сможете разделить ношу между собой. Идти недалеко.

— Ну что ж, в порядке отдыха от школы, — пошутила Холли. — Ведь начались каникулы.

— Бедные замученные школой детки! — подмигнул мистер Адамс.

— Нет, мы с удовольствием все отнесем, — вызвалась Миранда. — Только, чур, я несу попугая!

Мистер Адамс показал на большой ящик у стены.

— Боюсь, что и его придется захватить. Но не пугайтесь, он из фанеры. Ты самый высокий, Пит, наверное, тебе его и нести.

Пит вгляделся в ящик.

— Так ведь это гроб! Вот спасибо! — Пит затряс головой, но увидел, как мистер Адамс вручил Холли топор, который выглядел еще натуральнее, чем гроб.

Холли тоже слегка съежилась, но потом обратилась к Питу:

— Знаешь, Пит, если ты позволишь мне положить этот топор внутрь, гроб мы понесем вместе.

Пит ухмылялся, примериваясь к ящику, прикидывая, как его удобнее захватить.

— Топор, попугай и гроб — интересно, — повторял он себе под нос. — Ни за что не пропущу премьеру!

Миранда усадила попугая себе на плечо.

— Пошли, нелетающая птица.

— Я чувствую себя идиотом, — бурчал Пит, когда они с Холли вышли из переулка и несли гроб уже по улице.

Миранда буквально скручивалась от смеха, и какая-то женщина с ребенком в сидячей коляске так и шарахнулась от нее.

— Мы пугаем людей, — закатывалась Миранда. — Смотрите, эта бедняжка едва устояла на ногах.

— Она испугалась твоего хохота, а не нас, — буркнул Пит.

— Ну конечно! А появление двух ребят, которые волокут гроб по улицам Хайгейта, это нормально, да?

— Миранда права, — вздохнула Холли. — Беда в том, что гроб совсем как настоящий. Что о нас люди подумают?

Юные детективы бывали в разных переделках, но чтобы тащиться по Хайгейту с гробом на плечах, — это уж ни в какие ворота…

— Если мы встретим кого-нибудь, кто нас знает, я умру со стыда, — простонала Холли.

— Ну, на этот случай — гроб у нас под рукой, — хмыкнул Пит.

— Удивительно, что никто не позвал полицию, — недоумевала Миранда. — Просто интересно, с чем нужно выйти на улицы Лондона, чтобы обратить внимание прохожих?

— Пока что только ты одна и удивляешься, — заметила Холли. — Не озвучивай вслух своих идей — я не вынесу позора.

Миранда улыбнулась.

— Но вообще-то меня больше интересует сюжет пьесы, — перешла она на другую тему. — Почему понадобился такой реквизит: гроб, попугай и топор?

— Скоро узнаем, — успокоил ее Пит. — Мы уже совсем рядом. Вот Пексниф-лейн, а вон театр.

С большой улицы они свернули на маленькую и сразу увидели рекламный щит, на котором было объявление о премьере.

— М-м-м! Афиша мне нравится, — сразу отреагировала Миранда.

Юные детективы остановились у щита. Название пьесы было выведено на черном фоне ярко-красными буквами, и брызги красной краски вокруг символизировали кровь.

— «Гроб для усопшего?» — прочитал Пит вслух. — Странный вопрос. А для кого же еще? — с удивлением добавил он.

Глаза Миранды заискрились.

— Может быть, в том-то все и дело, что похоронили кого-нибудь живого…

— Фу ты, Миранда, — отмахнулась от нее Холли. — Придет же такое в голову.

— Та-ак! — Пит с облегчением вздохнул, когда прислонил ящик к стене. — Теперь надо подумать, как попасть внутрь.

— Где-то должен быть служебный вход, — сказала Холли. — Постойте, я сбегаю посмотрю.

— Нужно обойти здесь, — показал рукой Пит на узкий проход вдоль одной стены театра.

Проход оказался таким узким, что в нем было темно даже днем. Холли слегка передернуло, но очень быстро она увидела табличку «Служебный вход», и дверь была открыта. Она просунула голову и всмотрелась в темноту вестибюля. У самой двери была огорожена и застеклена часть помещения, наподобие вахтерской будки или конторы администратора.

— Вам чего? — спросил кто-то грубым голосом, и Холли вздрогнула от неожиданности.

— О-о! — только и смогла она произнести, когда разглядела, что в застекленной конторе за столом сидел человек. Стол был завален афишами и программками, а человек сражался с застрявшим ящиком, который ему не удавалось вытащить.

— Извините, я не увидела вас сначала.

Ответа не последовало, и Холли нахмурилась. Человек был настроен недружелюбно.

— Кхм, — кашлянула Холли, — извините, что я вам мешаю, но мы принесли реквизит для постановки и хотели бы его передать.

— Какой реквизит? — Человек поднялся из-за стола. Он был невысокого роста, ненамного выше Холли, с клочковатыми волосами и близко посаженными глазами.

— Попугая, топор и гроб, — отчеканила Холли, инстинктивно шагнув назад.

Человек удостоил ее каким-то отталкивающим смешком.

— Вы можете унести все это обратно.

У Холли глаза вылезли на лоб.

— Как это? Почему? Мы ведь специально сюда пришли. Разве актерам все это не нужно?

Человек теперь смотрел прямо ей в лицо.

— Нет, не нужно, — как отрубил он. — И не мешай мне работать. — Он подошел и закрыл стеклянную дверь.

Холли постояла и увидела, что он снова вернулся к столу, чтобы одолеть злополучный ящик. До чего неприятный тип!

Она толкнула стеклянную дверь и стояла теперь не на пороге служебного входа, а на пороге застекленной комнатки, пока мужчина не поднял голову.

— Объясните, почему им не нужен реквизит. Мой папа проработал над ним много часов.

— Ты еще здесь? — только и сказал он в ответ.

Холли ничего не ответила, но и не сдвинулась с места.

— Никакого спектакля не будет. Он отменен. А теперь мотай отсюда! Пока я не вышвырнул тебя вон.

Холли была настолько ошеломлена, что она автоматически сделала то, чего от нее ждали. Она оказалась в переулке, до того как успела осознать, что произошло. «Спектакля не будет? — думала она, когда возвращалась к главному входу театра. — Что же тут стряслось?»