Прочитайте онлайн КАРОЛИНЕЦ | Глава II. ЧИНИ

Читать книгу КАРОЛИНЕЦ
4216+1770
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Полякова
  • Язык: ru

Глава II. ЧИНИ

Командиром Второго Провинциального полка недавно был назначен Уильям Молтри из Нортхемптона. Об этом свидетельствовал сертификат, выданный Провинциальным конгрессом, который хотя и чувствовал себя уже достаточно уверенно, но пока не настолько, чтобы раздавать офицерские патенты.

Ранним июльским утром полковника разбудил полуодетый слуга. Полковник оторвал от подушки большую голову в ночном колпаке, повернул к нему широкое, заспанное лицо. Из-под нависших бровей блеснули маленькие доброжелательные глазки и тут же зажмурились от яркого света свечи, горящей в руках у негра.

– А-а-а… который час? – зевнув, пробормотал полковник.

– Около пяти часов, маса.

– Пя… пять часов! – Молтри окончательно проснулся и сел. – Какого черта, Том?..

Том протянул хозяину сложенный лист бумаги. Полковник протер глаза, озабоченно развернул его и начал читать. Затем откинул одеяло, спустил на пол волосатые ноги, нашаривая домашние туфли, и велел Тому подать халат, поднять шторы и ввести посетителя.

Несколько минут спустя в бледном утреннем свете перед полковником, забывшим скинуть ночной колпак, предстал Гарри Лэтимер.

– Что случилось, Гарри? – Старые друзья обменялись крепким рукопожатием. – Что заставило тебя вернуться? – Пытливые глаза Молтри скользнули по пыльным сапогам, забрызганном грязью верховом костюме и остановились на усталом лице молодого человека.

– Выслушав меня, вы решите, что я вернулся прямиком на виселицу. Но это было необходимо.

– Так что все-таки произошло? – голос полковника прозвучал резко.

Лэтимер сообщил главную новость:

– Губернатор знает о моей роли в нападении на арсенал.

– О-о! – поразился Молтри, – откуда тебе это известно?

– Прочтите эти письма – они все объяснят. Получены в Саванне три дня назад.

Полковник взял протянутые бумаги и, подойдя к окну, углубился в чтение.

Среднего роста, но крепкого сложения, полковник был на двадцать лет старше Гарри, которого знал с рождения. Молтри – один из близких друзей его отца, погибшего во время кампании Гранта против индейцев племени чероки, и потому Гарри и пришел в первую очередь к нему, а не к Чарлзу Пинкни, президенту не признанного королевским правительством Провинциального конгресса, или к Генри Лоренсу , президенту комитета безопасности, который королевское правительство признавало еще меньше. В соответствии с занимаемыми ими постами, тот или другой должны были первыми услышать столь важное конфиденциальное сообщение. Но как бы то ни было, Лэтимер предпочел обратиться к человеку, тесно связанному с ним лично.

Читая, Молтри раз-другой тихо выругался, затем в задумчивости почесал бровь и вернул письма Лэтимеру, тем временем присевшему к столу. Все так же молча полковник взял трубку и медленно набил ее табаком из оловянного ящичка.

– Клянусь честью, – проворчал он наконец, – твои подозрения небеспочвенны. Кому вне комитета могло прийти в голову, что ты приезжал сюда в апреле? Видит Бог, город кишит шпионами. Сначала этот парень, что служил в милиции, – Кекленд. Он, видимо, поддерживал связь между лордом Уильямом и тори из дальних районов. Мы остерегались его трогать, пока он не дезертировал и не приехал опрометчиво в Чарлстон вместе со вторым негодяем, по имени Чини. Но не успели мы до него добраться, как лорд Уильям отправил его на военный корабль, который вышел из порта и стоит теперь на рейде. Чини, правда, повезло меньше. Хотя он-то ведь не дезертир, черт возьми, и что с ним делать – ума не приложу. А в том, что он шпион, только дурак может сомневаться.

– Да-да, – нетерпеливо прервал его Лэтимер, – но те шпионы – мелкая сошка по сравнению с этим. – И он возбужденно постучал костяшками пальцев по письмам на столе.

Молтри раскуривал трубку от пламени свечи, оставленной негром. Он посмотрел на Гарри, и Лэтимер ответил ему гневным взглядом.

– Этот человек – в нашем совете; он один из нас! И один Бог знает, каких бед он натворит, если мы его не разоблачим и не расправимся с ним. Жизнь двадцати человек уже в опасности. Не думаете же вы, что он выдал губернатору меня и не назвал всех остальных?

Трубка раскурилась, Молтри затянулся и задумчиво выпустил дым из ноздрей. Он старался не поддаться возбуждению, охватившему Гарри, и успокаивающе положил руку ему на плечо:

– Угроза твоей жизни, мой мальчик, не очень серьезна – во всяком случае, пока. Ни губернатор, ни его верный лоцман капитан Мендвилл не захотят здесь второго Лексингтона. А его не избежать, если они попытаются кого-нибудь повесить. Что же касается остального – тут ты прав. Мы обязаны найти этого мерзавца. И это кто-то из девяноста членов генерального комитета. Однако, клянусь, это все равно, что искать иголку в стоге сена. – Полковник остановился, покачал головой, потом спросил: – Полагаю, ты еще не думал, с какой стороны подступиться к этому делу?

– Весь путь от Саванны я не мог думать ни о чем другом, кроме как об этом, но не нашел ответа.

– Попросим помощи, – решил Молтри. – В конце концов, твой долг поставить в известность Пинкни и Лоренса.

– Чем меньшему количеству людей мы расскажем, тем лучше.

– Конечно, конечно. Самое большее – полдюжине, и только тем, кто вне подозрений.

В тот же день шестеро джентльменов, занимавших крупные посты в колониальной партии, прибыли по срочному вызову полковника в его дом на Боард-стрит. Помимо Лоренса и Пинкни, пришел Кристофер Гедсден, длинный жилистый человек в синей форме недавно сформированного Первого Провинциального полка, командиром которого его только что назначили. Смутьян со стажем, президент «Южно-Каролинских Сыновей Свободы», он уже сейчас выступал за независимость Америки и готов был идти в борьбе за нее до конца. С ним приехал изысканный и элегантный Уильям Генри Драйтон из Драйтон-Холла – новый, как и Лэтимер, человек в партии Свободы, постоянно проявлявший свойственные новичкам восторженность и нетерпение. Присутствие Драйтона было обусловлено его обязанностями председателя Тайного комитета. Остальные двое были членами Континентального конгресса – тридцатипятилетний адвокат Джон Ратледж, снискавший известность десять лет назад своими выступлениями против закона о гербовом сборе  и с тех пор знаменитый, и его младший брат Эдвард .

Собравшись в библиотеке за столом, с полковником Молтри во главе, эти шестеро внимательно выслушали речь Лэтимера, утверждавшего, что в рядах оппозиции есть предатель.

– В результате двадцать человек, – заключил Лэтимер, – зависят от милости королевского правительства. Лорд Уильям обладает доказательствами, на основании которых может при удобном случае нас повесить. Это уже достаточно мрачно, но станет еще хуже, если мы не примем меры, не обнаружим предателя в нашей среде и не устраним его любым приемлемым для вас способом.

После этого разговор ушел в сторону. Джентльмены потребовали от Лэтимера сообщить, откуда он получил нужные сведения, и жаждали услышать подробности, которые тот предпочел бы утаить. Они не сдерживали гнева и неистово проклинали неизвестного предателя, предлагая различные способы возмездия, когда его обнаружат. Возбужденные и встревоженные, они кричали все разом, и собрание на время превратилось в базар.

Драйтон воспользовался случаем и вновь выдвинул когда-то уже отвергнутое Генеральным комитетом требование арестовать губернатора. Молтри отвечал, что это нецелесообразно. Гедсден поддержал Драйтона и яростно требовал, чтобы ему ответили, какого дьявола это нецелесообразно. Наконец Джон Ратледж, до сих пор молчаливый и загадочный, словно каменный сфинкс, холодно заметил:

– Сейчас не время дебатировать, целесообразно это или нет. Разве мы обсуждаем вопрос о губернаторе? – И добавил, отчасти высокомерно: – Или мы не в состоянии держаться одного предмета обсуждения?

Что-то, заключавшееся скорее в его манере и интонации, нежели в словах, мгновенно охладило их пыл. Корректность и подчеркнутая требовательность к самому себе словно давали ему право командовать другими. Кроме того, было в его внешности нечто, что привлекало и располагало. Его лицо с мягкими чертами и широко поставленными, спокойными глазами было своеобразно красиво. В фигуре ощущался намек, что с годами придет полнота. Одет он был тщательно и неброско, и хотя свой парик Ратледж завивал сверх всякой меры, его строгая симметричность снимала с владельца подозрение в фатовстве.

После его слов ненадолго воцарилась полная тишина. Затем Драйтон, справедливо полагая, что упрек частично относится и к нему, ответил насмешкой на насмешку:

– Разумеется, давайте придерживаться темы. После долгого обсуждения мы придем к выводу, что измену обнаружить проще, чем изменника. Это будет невероятно полезно – так же, как полезен был решительный арест Чини нашим комитетом, не способным принять какое-либо решение.

Чрезвычайный совет вновь увело в сторону от нужного русла.

– И в этом все дело, между прочим, – пробасил своей луженой глоткой Гедсден, который уже десять лет, со времен беспорядков из-за гербового сбора, подбивал мастеровых Чарлстона к мятежу. – Вот почему мы не продвинулись ни на шаг. Комитет – всего лишь бесполезное сборище болтунов; он так и будет разводить дебаты, пока красные мундиры не схватят нас за горло. Мы даже не смеем повесить негодяя вроде Чини. Черт подери! Если бы этот подлец знал нас получше, он перестал бы дрожать от ужаса.

– Он дрожит от ужаса? – вырвалось у Лэтимера. Его вопрос утихомирил начавший было снова разрастаться всеобщий гвалт. При упоминании Чини Лэтимер вспомнил слова Молтри об этом парне. Смутная пока идея забрезжила в его мозгу. – Значит, вы говорите, Чини озабочен своим будущим?

Гедсден издал презрительный смешок.

– Озабочен? Да он перепуган до смерти. Чини невдомек, что единственное, на что мы способны – это болтовня, вот и чудится ему запах дегтя и щекотание перьев.

Ратледж подчеркнуто вежливо обратился к председателю:

– Осмелюсь спросить, сэр, какое все это имеет отношение к нашему делу?

Лэтимер, возбужденно жестикулируя, нетерпеливо наклонился вперед:

– С вашего позволения, мистер Ратледж, это может иметь гораздо большее отношение к нашему делу, чем вы думаете. – Он повернулся к Молтри: – Умоляю, скажите мне, каковы истинные намерения комитета? Как вы собираетесь поступить с Чини?

Молтри переадресовал вопрос президенту комитета безопасности, почтенному и мягкосердечному Лоренсу. Тот беспомощно пожал плечами:

– Мы решили отпустить его, потому что не можем предъявить никакого обвинения.

– Никакого обвинения?! – возмутился Гедсден. – Да он отъявленный мошенник и шпион!

– Минуту, полковник, – остановил его Лэтимер и снова обратился к Лоренсу, – Но Чини? Чини вы известили о своих намерениях?

– Нет еще.

Лэтимер откинулся в кресле и задумался.

– И ему, вы говорите, страшно…

– Он в панике, – заверил Лоренс, – думаю, он готов продать кого угодно и что угодно, лишь бы спасти свою грязную шкуру.

Лэтимер вскочил.

– Это как раз то, что мне хотелось выяснить. Сэр, если ваш комитет отдаст мне этого человека и позволит поступить с ним, как я сочту нужным, возможно, через него я смогу до чего-нибудь докопаться.

Все посмотрели на него удивленно и с некоторым сомнением. Лоренс высказал его вслух:

– А если он ничего не знает? – спросил он. – Почему вы полагаете, что ему что-то известно?

– Сэр, я сказал: через него, а не от него. Позвольте мне поступить по-своему. Дайте мне двадцать четыре часа, и не позднее завтрашнего вечера я, быть может, смогу объяснить вам все более подробно.

Последовала долгая пауза. Наконец Ратледж холодным, лишенным выражения и казавшимся оттого надменным тоном спросил:

– А что будет, если вы потерпите неудачу?

Лэтимер посмотрел на него; губы его чуть заметно дрогнули в улыбке.

– В таком случае, сэр, вы попробуете сами.

Гедсден криво усмехнулся, что раздосадовало бы кого угодно, только не Ратледжа.

На этом, разумеется, ничего не кончилось. Стараясь выяснить намерения Лэтимера, на него пытались всячески надавить, но он не поддался на уговоры. Он потребовал, чтобы ему доверяли и дали возможность соблюсти тайну. В конце концов Лоренс взял ответственность на себя, и они позволили Лэтимеру действовать от имени комитета.

Два или три часа спустя Лэтимера ввели в камеру городской тюрьмы, где содержался Чини. Но этот Лэтимер не был похож на прежнего, одетого всегда модно и элегантно Лэтимера. Он облачился в поношенную коричневую куртку и бриджи, толстые шерстяные носки и грубые башмаки; его густые волосы свободно ниспадали на плечи.

– Я прислан комитетом безопасности, – объявил он жалкому пленнику, который забился в угол на скамью и смотрел оттуда затравленно и злобно. Лэтимер подождал немного, но, видя, что Чини не собирается отвечать, продолжил: – Едва ли вы так глупы, чтобы не понимать, какая участь вас ожидает. Вы знали, что делали, и знаете, как обычно поступают с вашим братом, когда ловят.

И без того отталкивающая физиономия Чини болезненно посерела. Он облизал губы и дрожащим голосом закричал:

– У них нет никаких доказательств, никаких!

– Когда есть уверенность, доказательства не имеют значения.

– Имеют! Имеют значение! – Чини вскочил, хрипя, как загнанный зверь, – они не посмеют расправиться со мной без суда – законного суда – и знают это! Что вы имеете против меня? Какие обвинения? Я дважды представал перед комитетом, но они не предъявили мне ничего такого, что посмели бы передать в суд.

– Мне это известно, – спокойно ответил Лэтимер, – и именно поэтому меня прислали сообщить, что завтра утром комитет отпускает вас на свободу.

Заросший многодневной щетиной рот Чини раскрылся от изумления. Тяжело дыша, он уставился на Лэтимера и дрожащими руками ухватился за край грубого стола.

– Они… выпускают меня?! – хрипло выговорил он. Его поведение стало постепенно меняться. Теперь, когда забрезжила гарантия освобождения, в его тоне засквозило даже некоторое злорадство. Он засмеялся, как пьяный, брызжа слюной, – Я знал это! Я знал – они не посмеют учинить расправу. Если бы они это сделали, им бы не поздоровилось. Они ответили бы перед губернатором. Нельзя расправиться с человеком просто так.

– Комитет понимает это, – вежливо согласился Лэтимер, – поэтому мне и разрешили прийти сюда. Однако вы чересчур обольщаетесь, мой друг. Не будьте столь опрометчивы, думая, что все безнаказанно сойдет вам с рук.

– Что?! Что? – Злорадство Чини опять сменилось ужасом.

– Я отвечу вам. Завтра утром, когда вас освободят, вы увидите меня – я буду ждать за воротами тюрьмы. А со мною – не меньше сотни городских парней; все они Сыновья Свободы, все извещены о намерении комитета и не позволят вам продолжать свой грязный шпионаж. Их ни в коей мере не смутит то, что комитет не решился вас осудить, ведь не сможет губернатор привлечь к ответу толпу. Догадываетесь, что тогда произойдет?

Бегающие глаза Чини остекленели, лицо застыло, а рот был разинут в безмолвном крике.

– Деготь и перья! – рассеял Лэтимер последние сомнения в его охваченном паникой мозгу.

– Господи! – заскулил Чини. Колени у него подогнулись, и он плюхнулся на скамью, – Боже!

– С другой стороны, – невозмутимо продолжал Лэтимер, – может статься, там и не будет никакой толпы, и я один встречу вас и пригляжу, чтобы вы покинули Чарлстон без ущерба для здоровья. Но это зависит от вас, от желания по мере сил исправить причиненное вами зло.

– Что вам нужно? Ради Бога, чего вы хотите? Не мучьте меня!

– Вы меня не знаете, – ответил Лэтимер, – я скажу вам свое имя: меня зовут Дик Уильямс. Я был сержантом у Кекленда.

– Вы никогда им не были! – воскликнул Чини.

Лэтимер многозначительно улыбнулся.

– Для того, чтобы избежать дегтя и перьев, необходимо поверить в это. Убедите себя, что я – Дик Уильямс и был сержантом Кекленда. Мы вместе нанесем завтра визит губернатору, и там вы сделаете то, что я прикажу. Если же поступите по-другому, то за воротами поместья губернатора встретитесь с моими парнями. – И он перешел к подробностям, которым Чини внимал, как зачарованный. – А теперь решайте, как вы поступите, – дружелюбно закончил мистер Лэтимер. – Я не собираюсь ни принуждать вас, ни переубеждать. Я предлагаю альтернативу и оставляю за вами свободу выбора.