Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 6, в основном пока – военно-подготовительная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+471
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6, в основном пока – военно-подготовительная…

«Для войны нужны только три вещи -

деньги, деньги и деньги!» ©

… а ещё – ЛЮДИ!!!

01.03.1898…Мексика, Веракрус, порт, у причала… (вечер)

— Ну… СКОЛЬКО?! — Князь чуть ли не приплясывал от нетерпения. — Валькирия, рассказывай, не трави душу!

— А кто-то там не хотел клад искать… — с издёвкой в голосе протянула та, крутя между пальцами узкий длинный кортик. — А теперь – «не трави душу»… Да ещё с таким надрывом… Просто драма какая-то!

— Лейт! Перестань заниматься садизмом! Должен же я, чёрт возьми, знать, за что же в этих чёртовых джунглях кровь проливал!

— Сколько той крови… из одной-то маленькой дырочки… и литра не вытекло, — невозмутимо проигнорировала она его «крик души». — А воплей-то, воплей…

— А москиты?! — Барт уселся, наконец, на палубу и находил всё новые аргументы. — Эти кровопийцы высосали из меня всё, что не успело, благодаря своевременной медицинской помощи, вытечь сквозь дыру от сорок пятого калибра! Она, кстати, не такая уж и маленькая. Я имею в виду, если сравнивать с калибром…

— Ну-ка… ну-ка… Князь, это ты… или Билли? Чегой-то о калибрах заговорил… К чему бы это… К дождю, не иначе… или к шизофрении…

— Нетушки… шизофрения у меня и так уже есть… У тебя, кстати, тоже, а то тебя бы здесь не было… А о дождях сегодня по радио не сообщали.

— Да ладно тебе, Лейт, — подошедшая Эльфа погладила по голове грустного Барта. Тот мурлыкнул. И получил лёгкий подзатыльник. — Не мучай котика, рассказывай.

— Нам тоже интересно… — добавил появившийся на палубе Ливси.

— Ну, раз все уже собрались, тогда слушайте, — улыбнулась Валькирия. — После всех выплат… у нас осталось где-то около ста тысяч. Фунтов.

— СКОЛЬКО?! — Князя аж подбросило. — ВСЕГО СТО ТЫСЯЧ?!

— СЯДЬ!!! — Лейт рявкнула так, что в ушах зазвенело. Барт плюхнулся обратно. — Повторяю – сто тысяч ФУНТОВ. Лови… — над палубой промелькнула золотая монета. — Это – соверен. Монета в ОДИН фунт стерлингов… А это… — ещё одна монета полетела в Князя, она была почти в два раза меньше первой, — то, что мы получили на руки в портальской конторе. ПЯТЬ рублей…

— Рублями, значит…

— Миллион. Даже чуть больше… — Валькирия явно наслаждалась видом вконец обалдевшего Князя. — Но мы получим не в рублях. В марках. Я сдала наше золото в местный филиал NordDeutscher Bank. В Гаване у них тоже есть контора. Да и Билли деньжат подбросить проще будет…

— А сколько марками? — Аспера отобрала у Барта монеты и теперь крутила их в руках, внимательно рассматривая.

— Два с хвостиком. Опять-таки «лимона». — Лейт бросила прямо в руки Доку ещё две монеты. — Для общего развития… Десять марок и десять франков. Кстати, франками выходит почти три. В местную валюту я переводить не стала. Слишком охренительная сумма получается… — тут она заметила поднимавшегося по трапу Гонсалеса. — Добрый вечер, капитан! Пора готовиться к отплытию…

— Я не капитан, сеньора… — начал было возражать тот.

— Уже капитан, — улыбнулась ему Валькирия. — А заодно и компаньон. Станете ли вы, меньше чем через год, полноправным владельцем этого милого кораблика, целиком и полностью зависит только от вас!

— А ваше выживание в процессе – целиком и полностью от совершенно дикого везения… — вполголоса добавил Док. Но счастливый Фридрих Вильгельм, чья заветная мечта только что благополучно почти осуществилась, его не услышал…

03.03.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (день)

Эрк сидел на своем любимом месте, закинув ноги на стол и неторопливо набивая трубку. События вчерашнего дня (а, особенно, вечера) следовало тщательно обдумать и классифицировать… в спокойной обстановке. Наконец-то он нашел для этого свободное время… Кстати, правое крыло веранды уже имело свое полуофициальное название – «Капитанский мостик» (за предыдущее – «Эркканцелярия», Тигра получил пучком бананов по голове и, опасаясь повторения, предложил это).

«Итак, в порядке поступления… Первое – вопрос с деньгами окончательно закрыт. Валькирия прислала телеграмму…», — Капитан не смог удержаться от смеха, вспомнив выражение лица Киборга, который принёс с почты это сообщение. Хотя… текст: «NDB. Профессор. 1й Кролик. Шахматы», даже его заставил надолго задуматься. Выручил заход в местный филиал NordDeutscher Bank (ни с чем другим аббревиатура NDB у него просто не ассоциировалась). А ещё эрудиция Миледи, которая всё-таки вспомнила год первого издания «Хоббита»! В конечном итоге код J1R9R3T7 открыл им доступ к счёту… Увидев сумму, Паладин задумчиво протянул: «Да-а… Все претензии на фиг снимаются… Хотя о том, что Лейт – толкиенистка, я и не подозревал…». «И правильно делал», — ответила Сова. — «Она из Толкиена – вообще ничего не читала! Наверное, с Бартом проконсультировалась… или с Доком…».

Отсмеявшись, Эрк, наконец, подкурил и продолжил подведение итогов. «Второе… Да уж, если бы я верил в Судьбу… А я в неё – не верю! Ладно, запишем как совпадение. Этот чёртов фриц появился точно к окончанию банковской эпопеи… Ну, немного позже… но – совсем немного…».

02.03.1898…Куба, Гавана, недалеко от порта, «Бrea de la Playa»… (день)

Кого-кого, а ЭТОГО человека Капитан никак не ожидал встретить в Гаване! Тем не менее, герр Вольфганг Штайнер, американский представитель «MauserWerke» (и ещё нескольких германских производителей оружия – по совместительству), вытирая пот с лица большим клетчатым платком, не торопясь шел ему навстречу…

— О! Герр Гауптманн! — Штайнер явно обрадовался встрече. — Вас-то я и искал…

— Именно меня? — Эрк не совсем понимал ситуацию… этого он ОЧЕНЬ не любил!

— Да, вас… или кого-нибудь из ваших друзей… — невысокий, толстенький немец, отдуваясь, обмахивался платком. — Teufelhitze!

— И что же привело вас сюда и заставило разыскивать меня… или моих друзей, невзирая на эту «чёртову жару»?

— Разумеется, приказ начальства! А что же ещё может сделать героя из истинного немца… Или заставить его забыть о комфорте…

Капитан, подчиняясь голосу собственной паранойи, уже собирался было задать милейшему Вольфгангу вопрос: «А какого именно начальства – из «MauserWerke» или Германского Генерального Штаба?», но опоздал.

— Когда из главной конторы мне прислали эту телеграмму… — Штайнер, наконец, отдышался и теперь вместо платка размахивал какой-то бумагой, — с приказом срочно найти вас и заключить с вами договор о постоянных поставках… У меня просто не было другого выхода! Судя по всему, ваш друг, герр Коуби, произвёл на герра Федерле, нашего директора, очень сильное впечатление…

— Вообще-то Коуби должен был договориться о ПРЯМЫХ поставках, — наконец-то сообразил, что к чему, Эрк. — В смысле, прямо из Германии – прямо на Кубу…

— А какая разница? — Искренне удивился немец. — Наоборот, если мы будем ваши грузы доставлять через мой филиал – выйдет и быстрее, и дешевле…

— То есть как это – быстрее и дешевле?

— Ха! Пока там грузовое судно дотащится наискосок через Атлантику… В то же время у нас – контракт с «NordDeutscher Lloyd»! Неделя после вашего заказа – и груз у меня на складе! А уж из САСШ до Кубы – рукой подать…

— Но… Ходят слухи о войне…

— Никакая война не может помешать хорошей торговле! — Штайнер не собирался сворачивать с выбранного курса. Допустить, чтобы такой контракт прошел мимо его филиала (и, естественно, хороший куш – мимо кармана)… Да ни за что!!! — А торговле НАШИМ товаром – она только способствует!

— Тогда ответьте мне, пожалуйста, дорогой мой герр Штайнер… — у Эрка возникло такое предчувствие, что тот вопрос, который он сейчас задаст… будет пустым сотрясением воздуха. Ясно было видно, что война и возможная блокада не является для немца не то чтобы какой-то проблемой… даже малейшим препятствием. В получении столь желанной прибыли. — Каким же образом вы собираетесь доставлять нам ваш товар… ИЗ ОДНОЙ ВОЮЮЩЕЙ СТРАНЫ – В ДРУГУЮ?!

— А вот это, дорогой герр Гауптманн, я вам сейчас в подробностях и объясню… Как только мы уйдём с этого солнцепека!

03.03.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (день)

«Да, что и говорить, предложенная фрицем схема явно отработана всерьёз, давно и на практике… Тем не менее… надо сделать максимально возможные запасы ещё ДО начала блокады. Так, на всякий случай», — продолжал размышлять Капитан. — «Благо, теперь патроны, в больших количествах, таскают к нам в норку несколько «хомячков» сразу… Дело только за стволами».

Трубка была докурена… «И, наконец, третье», — он глотнул сок прямо из кувшина. Для «Мачете» было ещё рановато… хотя очень хотелось! — «Оно же четвёртое… пятое… ну, и так далее… Наши дорогие найдёныши, с которыми сейчас возятся Миледи на пару с Айсбергом… А также вскрывшиеся в результате их появления дыры и ляпы…».

Да уж… дыр и ляпов вскрылось достаточно… Начиная с того, о чём упомянул Эрк ещё по дороге – отсутствии Службы Безопасности, как таковой… Кстати, от должности начальника этой самой Службы падре Франциско и не подумал отказаться. К тому же, с его появлением, оказалась решена автоматически ещё одна (ранее как-то незамеченная) небольшая проблемка… так сказать, ирландская. Бравые ребята О’Лири, прямо с утра, почти все поголовно выстроились к нему в очередь… на исповедь! Наблюдая эту выразительную картину, Капитан осознал-таки уровень религиозности в этом времени и решил, что ВПРЕДЬ будет обязательно учитывать данный фактор в своих схемах! Киборг и Сова, судя по выражению их лиц, решили примерно так же…

Но самая главная дыра… нет, ДЫРИЩА!!! Обнаружилась сразу по прибытии на гасиенду. Именно из-за неё Эрк с Киборгом и Патриком О’Лири почти полночи не спали, а сам Эрк всё это время мысленно обкладывал себя, — «Расслабился, кретин!!!», — самыми ядрёными, из известных ему, матюгами… Дело в том, что… ГАСИЕНДА НЕ БЫЛА ГОТОВА К ОБОРОНЕ!!! Почти совсем. Нет, конечно, патрулирование вдоль ограды и дежурство на воротах никто не отменял, но… Вот именно. К ОБОРОНЕ это не имело никакого отношения. Так… охрана… сторожа, блин…

Поэтому, пока Капитан нагло курил и пил сок (должны же быть у официального командира хоть какие-то привилегии, а?), почти всё население поместья буквально стояло на ушах. Ирландцы, например, как поднаторевшие за последнее время в этом деле, ударными темпами рыли окопы и сооружали укрепления из мешков с песком. Остальные тоже… не скучали. Как и жители четырёх ближайших посёлков. Пеоны, пеонки и пеонята из этих самых населенных пунктов, когда услышали о предлагаемой оплате, вдвое превышающей их обычный дневной заработок (для команды – мелочь, даже суммарно) — вышли на работы все. Поголовно. Разве что стариков и младенцев с собой не взяли. Теперь вся эта рабочая сила усиленно занималась ландшафтным землеустройством. Кустики они сажали. Ага, те самые, которые «не хуже, чем «колючка»… Десятиметровой ширины полосой вдоль всей ограды с внутренней стороны. Кусты для посадки старались отбирать повзрослее (и, соответственно, как можно поколючее), так что вдоль всей границы гасиенды висел в воздухе густой и громкий испанский мат (с кубинским акцентом). Схалтурить пеонам не удалось бы – их очень тщательно контролировали. Половина бойцов «туземной» роты. Остальные – помогали ирландцам и несли службу…

Своим появлением на гасиенде (и вообще в природе) это подразделение (та самая «туземная рота») было обязано двум важным обстоятельствам. Первое – ирландцев Эрк собирался, натренировав самостоятельно, использовать, как инструкторов для нового контингента (ожидаемого из Мексики) — в дальнейшем и как личную охрану – сейчас. Так что им явно стало не до патрулирования вдоль забора и дежурства на воротах. Второе – те же самые сыны Зеленого Острова с превеликой радостью, получив на вооружение, новенькие С96 (а уж когда они начали ещё и с пулеметами тренироваться, то…), избавились от своего предыдущего вооружения – двуствольных дробовиков. Образовался невостребованный арсенал почти в сорок стволов. Причём – весьма неплохих! Все они были практически одинаковы – курковые, десятого калибра.

Так что теперь больше сотни весёлых белозубых мулатов, вооруженные этими дробовиками и собственными мачете (куда ж, на Кубе, без них-то), посменно делали то, что раньше выполняли тридцать восемь ирландцев (включая Патрика). Ага, вот именно – патрулирование вдоль ограды и дежурство на воротах. Навербовали их – в рыбацких посёлках, разбросанных вдоль всего берега бухты. По поводу этих селений Капитан не имел никаких иллюзий. Рыбу там ловили – только старики и подростки. То есть те, кто ещё (или уже) не мог заниматься основной для их населения профессией – перевозкой контрабанды. В Штаты и обратно. Кстати, переведённые Паладином на испанский и, слегка, переделанные Совой стихи Багрицкого стали очень популярной в посёлках песней… Ну да, те самые… в новом варианте звучащие так: «По небу, по звёздам проносит шаланду… Мулаты в Гавану везут контрабанду». В зависимости от того, в каком направлении перевозилась эта самая контрабанда, в каждом втором случае вместо «в Гавану» – пели «в Майями». Да, и ещё один момент…

Стреляли мулаты, как оказалось, весьма и весьма неплохо. «Натренировались… на Береговой Охране», — пояснил О’Лири, лично отбиравший бойцов для «туземной роты» из, на удивление большой, толпы претендентов. «На испанской или американской?», — поинтересовался у него Эрк. Хотя ему, в сущности, было на это плевать… ТОГДА он не собирался использовать этих «грозных и свирепых воинов» в серьезных боях. Спросил просто так… исключительно для общего развития. «На всех. Этим – всё равно в кого стрелять», — ответил Патрик. — «Ни те, ни другие – никогда не стремятся перехватить лодки, которые что-то увозят, а вот привезённое… пытаются всегда! Что испанцы, что янки…». Именно эта особенность «туземцев» была сейчас как нельзя кстати. Если драпанувшие вчера «заварушники» (или, что более вероятно, их хозяева) сообразят, кто же так конкретно обломал им такую хорошую засаду… Лишние стволы в таком случае лишними отнюдь не будут! Даже наоборот…

К тому же количество самих «резервных стволов» больше чем удвоилось (правда, их разнообразие – тоже). За счёт вечерних трофеев, оставшихся от засады… а ещё – арсенала Дебре. «Найдёныши» с большим удовольствием обменяли сегодня утром свои, уже несколько изношенные, «винчестеры» и «смит-вессоны» (которых в карете, под сидениями, обнаружилось ещё не меньше десятка) на новенькие «маузеры». Падре, тот вообще взял сразу два! И показал шоу. Такую стрельбу с двух рук из пары С96х Капитан видел раньше… разве что в фильме «От заката до рассвета». То ли во втором, то ли в третьем… Там, где про мексиканских бандитов в вампирьем логове… Пацаны – тоже не особо мазали (хотя до священника им, конечно, было далеко) и… Эрк решил сделать щедрый жест – взял, да и подарил Полю с Анри… по снайперской винтовке. Привезённой «оттуда». Наблюдавшая это Миледи сначала – сделала большие глаза… а потом, присмотревшись к ребятам, незаметно для них показала ему сразу два больших пальца и беззвучно, одними губами, произнесла: «Они – твои!».

На самом деле, Капитан не ставил перед собой никаких психологических целей. Он просто хотел избавиться от винтовок. Как от вещественных доказательств. Того, что «Вампирчик Вик» его всё-таки надул!!! То ли мстил за откровенный шантаж и, ставшие его результатом, огромные скидки… то ли – просто из принципа. «Авторской работы» оказалась только одна винтовка. Из трёх. Та, что уехала с Валькирией в Мексику. Остальные две – обычные маузеровские «малосерийки», выпущенные… ещё до Второй Мировой Войны. Отличались они от стандартных К98 – магазином на десять патронов, немного другой формой приклада да «более тщательной обработкой напильником», в смысле – лучшей подгонкой деталей. Что, впрочем, уже не играло никакой роли, т. к. обе винтовки явно прошли с боями если и не всю войну, то – немалую её часть. А вся «авторская работа» состояла в… замене старой оптики на охотничьи десятикратки! Ах, да! Ещё всё дерево темным лаком покрыли… Использовать в таком оружии целевые патроны – не поднималась рука. Использовать в нем местные боеприпасы… вот пусть местные жители их и используют! А целевики мы – прибережем…

От воспоминаний Капитан отвлёкся, заметив О’Лири, который, в распахнутом кителе и обмахиваясь каким-то здоровенным листом, пересекал двор.

— Патрик, хотите сока? — Эрк приподнял кувшин и покачал им в воздухе.

— Не откажусь… я только что гонял «зуавов», совсем в горле пересохло, — то, что тот не вставил в разговор ни одного «сэра», доказывало – день на солнцепеке доконал даже этого, как называли его другие наёмники, «стального керна».

Пока О’Лири обошел вокруг веранды, поднялся по лестнице и подошел к столу, Капитан рассматривал этих самых «зуавов»…

«Ну да… точно – «зуавы» и есть… причём, из-за цвета кожи – вполне так себе классические», — подумал он и непроизвольно улыбнулся. — «Хотя… само по себе сочетание красных шаровар с широким поясом, синей французской куртки-безрукавки, относительно новых сомбреро и местных la sandalia – уже смотрится достаточно прикольно… А если еще и прибавить к этому дробовики – как адекватную замену мушкетонам… Ага, а мачете – вместо традиционных ятаганов… Полный сюр!!! Но, надо признать, что одета наша «туземная рота» вполне… В местной традиции. Вот и склады для чего-то пригодились…».

Когда вопрос обмундирования охраны встал в полный рост – надо же, блин, как-то отличать их от обычных пеонов, то Эрк, долго не раздумывая, приказал Патрику решить вопрос с помощью «наследства» – тех самых сараев, обнаруженных в зарослях. Явно украденная когда-то со складов французского экспедиционного корпуса форма не только пришлась по вкусу самим «туземцам», но и… позволила им не выделяться из прочих «охран» местных плантаторов.

Те – одевались ещё и похлеще! Однажды Капитан наблюдал одну такую картину. Долго он потом не мог от неё опомниться… Очередной гасиендейро проезжал по дороге мимо «Тихой Гавани». С охраной… В КИРАСАХ И МОРИОНАХ!!! С ПИКАМИ!!! Так что «зуавы» – это сущие пустяки… А ирландцы, по сравнению с местными, вообще не смотрятся… Подумаешь – форма Конфедерации… ну, ещё плюс к этому – белые кепи Иностранного Легиона… вместо стетсонов… хотя… вроде бы как бы южане и кепи тоже носили… хотя вот белые – вряд ли…

Тем временем, ирландец уже налил себе в стакан оранжевой жидкости и теперь – неторопливо его смаковал. Эрк покосился на это самое кепи, небрежно брошенное Патриком на стол. Взгляд задержался на кокарде. Вписанную в овал восьмиконечную звезду, с лучами неравной длины, называли по разному – то «Розой Ветров»… то «Кометой»… то «Карибской Звездой»…

Идея возникла у Фейри… Фейри – поделилась этой идеей с Тигрой… Тигра идеей проникся… Тихо, но по-быстренькому, сделал форму для литья, раскочегарил горн… Одного серебряного песо – вполне хватало на значок. Пока Капитан сообразил, что же тут происходит, символ прижился, уютно устроился на кепи ирландцев и на куртках мулатов (причём понравился он – и тем и другим)… Вопрос был закрыт. Не открываясь. А у команды – появился свой герб…

— Что, стало чуть полегче? — Эрк, сняв наконец ноги со стола, в упор посмотрел на О’Лири. — Или ещё налить? Тут много…

— Нет, пока достаточно…

— А раз достаточно – что там вдоль забора?

— Почти закончили, сэр. К вечеру всё сделают. Потом надо будет несколько дней погонять вдоль границы водовозную бочку с насосом, сэр, чтобы растения прижились. А вот тогда… не хотел бы я ночью перелезать через нашу ограду, сэр. Живого места не останется. А пока будешь выбираться – патруль подоспеет.

«Точно, очухался – «сэры» в ход пошли…», — подумал Капитан и тоже представил себе ничего не ожидающего типа, прыгающего в темноте с забора… прямо в эти самые кустики. Типа было не жалко… — «А не фиг лазить по заборам! Особенно если за ними живут личности с крайне специфическим чувством юмора… а вас (в смысле, того самого типа) никто в гости не приглашал. Приглашенные, они того… Через ворота ходят… Кстати, о воротах и входе… Да, а ещё о пристани… и о многом другом…».

— Патрик, а как дела за воротами и на пристани?

— За воротами – тоже почти закончили, сэр. Ещё полсотни мешков с песком… но это уже больше для гарантии. А вот на пристани… Пулемётные гнёзда выложили, сэр. И основные и резервные, всё как мы с вами ночью намечали, но… Одними пулями никакой корабль не остановить! Что у нас с пушкой, сэр?

— Хреново у нас с пушкой, Патрик… Нет у нас к ней самой главной детали… того человека, который сумеет нормально из неё стрелять. А у нас пока что единственный артиллерист, — Эрк печально вздохнул. — Я. А я первый раз в жизни увидел орудие такой системы… в этом самом сарае, блин! И чего толку что снарядов нам натащили – хоть торговлю ими открывай!

— Среди моих ребят пушкарей тоже нет, сэр, но… — О’Лири немного замялся. — Я прошу у вас прощения за нескромный вопрос, сэр… у вас хватает денег?

— Не столько нескромный… скорее неожиданный. Задам встречный вопрос… Ты боишься, что твоим ребятам не заплатят?

— Нет, сэр. Я знаю, что вы заплатили всем, кто на вас работает, до конца года. Я о другом, сэр… Сможете ли вы нанять ещё кого-либо?

— Патрик, у тебя что, есть на примете артиллеристы?! Где, сколько их и сколько они просят?! Когда они смогут быть здесь?!

— На самом деле, они будут здесь завтра, сэр. Я взял на себя смелость послать им весточку ещё ночью, сэр… Они сейчас – западнее Гаваны. Мои старые знакомые – лейтенант Дуглас и его люди, сэр. Их чуть меньше двадцати. Сам Джон Дуглас и почти половина его ребят – горные артиллеристы, сэр. Остальные – опытные бойцы… Они нам точно не помешают, сэр!

— Что, тоже ирландцы? — Капитан улыбнулся.

— Нет, сэр, они шотландцы. И те, кто не будет стрелять из орудия – вполне смогут командовать нашими «зуавами», сэр. Мои ребята… из них плохие командиры, сэр… Если и найдётся человек пять, то это всё. Остальные – просто солдаты…

— А ребята Дугласа, значит…

— Да, сэр! Там – сплошные сержанты и капралы из Королевской Армии… Когда Джона Дугласа уволили, сэр, много его сверхсрочников ушло вместе с ним…

— И за что же его уволили из армии?

— За то, что он сделал кровавый ростбиф… из майора Боттон-Джонса, сэр.

— Майор этого заслуживал?

— Да, сэр. От батальона, после его дурацкого приказа, осталось меньше роты…

— В таком случае этот твой лейтенант Дуглас поступил совершенно правильно – наш человек! Лишним не будет… Кстати, Патрик, а ТЫ – в каком был звании?

— Тоже лейтенант, сэр.

— Тогда… — Эрк нагнулся и достал из-под стола найденную им недавно в одном из сараев коробку. Со знаками различия. Поставил её перед слегка обалдевшим О’Лири. — Извольте соответствовать, лейтенант… И ещё… по поводу тех пятерых, которых ты недавно упомянул… с командным опытом… Один из них – Шон Каллахан, так? Я – правильно угадал? Кто ещё?

— Каллахан – лучший, сэр, — ирландец уже опять был абсолютно невозмутим. — А ещё – Тим Бреннан, Джек Фланаган, Освальд Райан и Кевин О’Коннор, сэр.

— Тогда, я думаю… ты не будешь возражать… если мы сделаем этих четверых сержантами… а Каллахана – взводным сержантом… и твоим заместителем… Капралов, если это понадобится – назначишь сам…

03.03.1898…Мексиканский залив, возле устья Рио Браво дель Норте (она же – Рио Гранде), на палубе пакетбота… (вечер)

— Завтра причалим в Матаморосе, сеньора… — Гонсалес, подойдя к стоящей у борта Валькирии, махнул рукой в сторону реки. — А сейчас – пройдём немного вверх по течению и станем на якорь. Река – не море, ночью по ней…

Объяснения Фридриха, чем же ночная река отличается от моря, были прерваны самым неожиданным образом. Примерно метрах в четырехстах по правому борту встал огромный столб воды. Затем, практически одновременно, все, находившиеся на палубе, услышали звук пушечного выстрела и вопль вахтенного матроса:

— Капитан!!! Справа по борту!!!

Из-за оконечности заросшего лесом островка, находившегося примерно на милю ближе к штатовскому берегу медленно и величаво выползала какая-то не очень крупная посудина под флагом Береговой Охраны САСШ. Валькирия вырвала бинокль из рук выскочившего наверх Князя. Тот только рукой махнул – с начальством не поспоришь… Гонсалес тоже прилип глазом к подзорной трубе.

Американский сторожевик выглядел, при более внимательном рассмотрении, ещё более старым и потрёпанным, чем даже памятная Лейт «Весёлая Мулатка». И не намного длиннее. Правда, шире – раза в два! Сравнение с корытом Гомеса возникло ещё и потому, что этот кораблик тоже был колесным. Причем, прямо над этими самыми здоровенными колесами возвышались, вместо кожухов, какие-то уродливые, бревенчатые, явно самодельные, платформы. Присмотревшись, она увидела установленные на этих насестах «гатлинги». По одному на каждом…

— Что-то старый Симпсон сегодня развоевался… — задумчиво протянул Фридрих. — Какая блоха его укусила? И, главное, за какое место…

— Как у него со скоростью? — Валькирия (наконец-то разглядевшая – из чего же в них пальнули), оценила предков «Вулкана», как главную потенциальную опасность. Кто-то «особо умный» (то ли – конструктор, то ли – начальство), в качестве главного калибра втиснул на канонерку этакого монстра… осадную мортиру крупного калибра. Пытаться без пристрелки и долгих расчётов попасть из неё в цель размером меньшую, чем какой-нибудь осаждаемый город – занятие, предназначенное исключительно для особо хронических оптимистов. А уж с качающейся палубы…

— Никак. Еле-еле ползает, — хмыкнул Гонсалес. — Хотя Гомер Симпсон и считает свой кораблик чем-то вроде крейсера…

— Как-как, вы сказали, зовут капитана этого корыта?!

— Капитан Береговой Охраны Гомер Симпсон, а зачем…

Его прервал громкий хохот. Барт, ухватившись рукой за фальшборт, сгибался почти пополам от неудержимого смеха…

— Скажите… капитан… а вы, случайно… не знаете… — Князь с трудом выдавливал из себя слова. — Как зовут… жену и детей… этого… Гомера?!

— Нет, никогда не интересовался, — удивленно ответил тот.

— Жаль… Действительно, жаль… — Лейт была более сдержана, хотя тоже во весь рот улыбалась. — Просто… знавали мы одного… Гомера Симпсона…

03.03.1898…Мексика, южный берег Рио Браво дель Норте, ранчо «Тринадцать Звезд»… (чуть позже)

— На твоем месте, Фредди, я не совался бы в Матаморос… — хозяин ранчо, возле которого пакетбот остановился на ночёвку, крепкий старик со шрамом на левой щеке, глотнул виски и, немного помолчав, добавил. — И вообще не советую вам подниматься выше по реке. За последний год, пока тебя здесь не было, очень многое изменилось. Не в лучшую сторону. Старина МакДугал правильно сделал, что остался в Веракрусе. Чёртов Гомес, что б его койот покусал… бешеный!!!

— ЧТО?! ОПЯТЬ?! — вскинулся Барт. — Лейт, ты слышала?! Опять Гомес! Нам что, от них – никуда не деться?! Гомесы… Гомесы… Вокруг – сплошные Гомесы…

— Скажите мне, пожалуйста, капитан Гонсалес… — Валькирия, в отличие от Князя, была совершенно спокойна. — ЭТОТ Гомес ТЕМ, случайно, не родственник?

— Нет, ЭТОТ – ТЕМ не родственник… просто однофамилец. Хотя, если судить по его действиям – вполне мог бы быть… Капитан мексиканской армии Артуро Гомес…

— Капитан?! Ты, Фредди, отстал от жизни… Бери выше – полковник!!! — Перебил его старик. — А ещё он командует всеми войсками, расквартированными в Матаморосе! И, ходят слухи, что в следующем году – получит генеральские погоны… и должность командующего всем приграничным округом… тьфу! — Он злобно сплюнул на землю и залпом допил всё, что ещё оставалось в стакане.

— Как же этот ублюдок Артуро так поднялся-то? — Фридрих (которого местный землевладелец, на правах старого друга семьи, называл Фредди) удовольствия от полученных новостей явно не получил. — Я помню, как его под конвоем отправляли в Мехико… после рапорта капитана Хартмана.

— А Роджер Хартман – больше не капитан. Сидит у себя на ранчо и иногда, для развлечения, гоняет бандитов. После того, как этот гремучкин сын вернулся из столицы без конвоя и с новыми погонами – его уволили. Вообще, из армии поувольняли всех наших…Тех, кто «с того берега»…«Дикси», «тексов», даже «реверсадо» – всех. На их места прислали с юга каких-то метисов… а половина новых офицеров – чёртовы янки! Ходят тут, как у себя дома…

Док Ливси, с удивлением глядя на типично американскую внешность и одежду хозяина, уже открыл было рот… но Эльфа, образование которой было гораздо более гуманитарно, ткнула его локтем в бок и прошептала на ухо: «Дед – явный южанин. Для него «янки» – только те, кто родился в северных штатах».

— Именно поэтому старый дурак Симпсон палит со своей «Сюзанны» во все, что движется к устью реки… — решил немного прояснить ситуацию Гонсалес.

— А, если бы только он… Он-то, действительно – всего лишь старый дурак! Янки, настоящие янки с Севера, творят теперь здесь всё, что придёт им в голову. Вот, разве что только к нам пока не суются… Наверное, бояться получить в морду. Но и к ним теперь тоже не очень-то подступишься…

— Скажите, я правильно поняла, — внезапно вмешалась в их диалог Валькирия, до этого о чём-то напряженно размышлявшая и, как было видно по выражению её лица, пришедшая, наконец, к какому-то выводу. — Из мексиканской армии сейчас уволили много опытных солдат, единственная вина которых состоит в их, если можно так сказать, «неправильном» происхождении…

— Да, миссис, вы поняли правильно, — ответил ей старик-хозяин. — А ещё все они виновны в том, что при виде янки не тянутся в струнку, не прячутся по кустам и даже не клянчат денег… Сразу хватаются за револьвер!

— Значит, янки эти уволенные не очень-то и любят…

— Ха! Скажите прямо, миссис – они их ненавидят! У большинства это – семейная традиция. У остальных – благоприобретенная привычка… Но янки здесь – под охраной президента Диаса и всей мексиканской армии.

— А вот ещё вопрос… НЕ ЗДЕСЬ, эти ребята не отказались бы потренироваться в стрельбе… по живым мишеням под полосатым флагом? А то вот мы с друзьями хотим, понимаете ли, затеять недалеко отсюда… небольшую такую… совсем маленькую… совершенно частную войну. А в противниках у нас – как раз янки…

— Конечно же, не откажутся! Кха… кха… Постойте-ка… так вы именно за этим и плыли в Матаморос?! Ну, — он звонко хлопнул себя ладонями по бедрам, — теперь вам, миссис, и вашим друзьям никуда плыть не надо! Поживите немного у меня на ранчо и клянусь вам, миссис – уже через день… В крайнем случае – через пару дней… У вас от добровольцев, причём умелых, опытных и злых на янки бойцов – отбоя не будет! Я сам для вас об этом позабочусь… Не будь я Джеймс Хорджес, когда-то – майор кавалерии Конфедерации Южных Штатов!!!