Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 4, трагическая и, в результате – эвакуационная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+523
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4, трагическая и, в результате – эвакуационная…

«…Война без особых причин…

Война – дело молодых,

Лекарство против морщин…

Красная, красная кровь,

Через час уже – просто земля…»

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

Когда в ворота въехала коляска Миледи то Эрк, спокойно куривший за столом в углу веранды, удивился разве что только её раннему появлению. Но вот когда, вслед за первым экипажем, к входу в дом подкатили ещё два – он слегка завис. Ещё большее зависание вызвали у него находившиеся там люди… и то, в каком они были состоянии. Капитан, конечно, знал о привычке Совы пристраивать «в хорошие руки» бездомных котят и молодых ролевиков, но всё же…

«Так… Интересное кино… Хотя — думал он, наблюдая высадку новоприбывших. — Упс… Знакомые лица… Где же их так потрепало-то… Айсберг. За спиной – рюкзак, на левом плече висит какая-то сумка, на правом – Эйли… Викинг. Два «калаша» на шее, два рюкзака в руках и третий – за спиной… Гот. Нагружен – точно так же… Двое девчушек-близняшек, как же их там… А! Сэнди и Лэнди. Тоже висят… друг на друге… Ого! Ну ни фига ж себе!»

Из последней коляски вылезали здоровяки Тролль и Дхар. Они несли на руках бессильно обвисавшего Волка. Его правая нога, перемотанная каким-то грязным тряпьём с торчащими из него кончиками импровизированных шин, была явно сломана. Ниже колена. Эрк, вполголоса выругавшись, швырнул на стол ещё дымящую трубку и бегом бросился им на помощь…

25.02.1898…там же… (ночь)

Пока Капитан (не имевший медицинского образования, но получивший, в своё время, солидные практические навыки по оказанию первой помощи) и Сова (с её достаточно фундаментальными, хотя и несколько специфическими, знаниями в области фармакологии) на пару возились с потерявшим сознание Волком, обрабатывая ему рану… Кстати, кость на ноге оказалась не просто сломана, а перебита. Пулей. Ещё одна пуля прошла навылет сквозь мякоть. Пока Паладин, в чисто медицинских целях сунув каждому из приехавших земляков по большому стакану фирменного «Мачете» (смесь апельсинового сока с ромом, заменившая группе в употреблении более привычную «Отвёртку»… воздействие на организм соответствует названию), организовывал хоть какой-то ужин… Боцман, хоть и часто путаясь с непривычки – командовал прислугой, спешно готовившей гостевые…

Короче, пока длился весь этот бардак – было не до разговоров. Потом напряжение ситуации немного спало. Но, к этому времени, уже все новоприбывшие отрубились прямо на креслах в гостиной. Слугам пришлось разносить их по комнатам на руках. Эрк, приглядевшись к слегка эйфоричным лицам транспортируемых тел, в неизвестно какой раз мысленно обматерил того чёртова идиота, к сожалению, оставшегося ему неизвестным, который в своё время обратил внимание Совы на такую область знаний, как практическая токсикология.

— Миледи, блин, чего ты им намешала?! — намешать она могла много чего и, зная её любовь к натурным экспериментам…

— Расслабься… Всё будет в порядке. Они просто поспят. Спокойно. Без снов. До завтрашнего вечера. Волк – пару дней… Ну а потом ещё пару дней надо будет за ними присмотреть… чтобы опять в истерику не впали…

— Ты что, не могла хоть парочку в сознании оставить? Надо же узнать, что там с ними случилось…

— А чем я, по-твоему, всю дорогу занималась? Давайте-ка присядем – расскажу вам эту… сказку, блин…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, дорога… (вечер)

— Серый встретил нас возле отеля… — Айсберг рассказывал спокойно, хотя в его глазах ещё изредка мелькали тени, — проводил в снятый им дом. Мы думали, несколько дней освоимся, а потом уже…

— Дэйн говорил, что надо ещё кого-то дождаться, — перебила Эйли. Одной рукой она вцепилась в его плечо, второй – постоянно, нервными движениями, поглаживала рукоять висевшего на поясе «Марголина» – Он не хотел чтобы мы с самого начала действовали самостоятельно и…

— Чего там хотел, а чего не хотел Нуменорец – уже не важно. — Сова остановила её взмахом руки, затянулась сигаретой, поморщилась и кивнула Айсбергу. — Алекс, ты – продолжай, но – только факты. И по делу. Сколько вас всего прошло через Портал?

— Двадцать четыре человека. Серый – двадцать пятый, — он пожал плечами. — Но Назгул с Кэйти смотались уже на следующий день…

— Кэйти мне тогда сказала, что у них двадцать тысяч золотом, что у них медовый месяц, что она всегда мечтала посмотреть Старую Японию и что ей не интересно бегать по Кубе с автоматом… — Фейри с опаской посмотрела на опять скривившуюся Сову. — Миледи, я ведь по делу!

— Эйли, не обращай внимания, просто к местным сигаретам я пока не привыкла, а все домашние запасы у нас ещё вчера закончились. Может, всё-таки, тебе пока лучше… хоть пару часов поспать? Алекс и сам всё расскажет…

— Нет! Я его не оставлю! — Эйли ещё крепче вцепилась в Алекса. И в пистолет, судорожно стискивая рукоять. — Я…

— Хорошо-хорошо, только ты успокойся, пожалуйста… — Сова оглянулась на два экипажа, ехавшие позади. Внешне там было всё в порядке, а останавливаться, чтобы проверить, смысла не было. Надо было побыстрей добраться до гасиенды…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (ночь)

— Двадцать пять?! — Эрк нервно затянулся. Он был просто в шоке. — И пришла тут в гости толстая полярная лисичка… То есть – полный песец! Нуменорец, этот кретин долбанутый, что, ухитрился за две недели положить, кроме самого себя, а его, мудака, не жалко, ещё тринадцать человек?!

Паладин и Боцман угрюмо, не глядя на постепенно звереющего Капитана, пили «Мачете» и молчали. Слов у них не было.

— Меньше, — ответила Сова. — Кое-кто оказался достаточно умным, чтобы вовремя смыться. Назгул и Кэйти были только первыми ласточками…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, дорога… (вечер)

— Ведьма… — вздохнул Алекс, — ещё по дороге, на корабле, она начала ругаться с Дэйном. Когда мы высадились в Матансасе – сразу ушла. И не одна…

— Они забрали с собой пулемёт и снайперки! Все до единой! — с обидой в голосе возмутилась Фейри. — У нас остались только автоматы и пистолеты!

— Эйли, — он погладил её по руке, — пожалуйста, успокойся. Они забрали с собой только своё. Это было ИХ оружие. Пулемёт. И эсвэдэшки тоже. Они оставили нам всё оборудование для лагеря. То снаряжение, которое было общим.

— Сколько же человек ушло с Ведьмой? — Сова опять оглянулась. Они, конечно, договорились «если что – кричать», но… её очень беспокоил раненый Волк. А ещё, хотя и гораздо меньше – близнецы. Их показное спокойствие не могло обмануть психолога – в любой момент сёстры могли сорваться в истерику.

— Вся её старая команда. Кроме того – Грифон и Ласточка. Всего – семь человек. С собой взяли ПКМ, четыре СВД и все винтовочные патроны.

— Двое – без оружия? — удивилась Миледи. — На Ведьму это не похоже… Она бы, скорее, без трусиков отправилась, чем с безоружной командой.

— Нет, конечно. Они ещё все «Кольты» забрали, и патроны к ним – тоже, — опять вмешалась Эйли. — А ещё у Ласточки и самой Ведьмы – дробовики были. Двустволки. Она ещё и наши катаны забрать хотела, но Дэйн не отдал!

— Катаны?! — только и смогла выдавить из себя Сова. Причём с трудом. — «Это – полный сюр! Они бы ещё кольчуги с собой взяли… проволочные!».

— Ага. Четыре штуки. Те, что наши Женька с Лёшкой из рессор наделали. Такие классные получились! — воодушевилась Фейри. — Мы ими электроды рубили – с одного удара! Жаль, кольчуги взять не получилось… тяжелые… нас бы с таким грузом ни за что в Портал не пропустили…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (ночь)

— Катаны… кольчуги… блондинки… — Киборг повернулся к Тигре. — Как именно ты там говорил насчёт того, что «Страшнее блондинки…»

— Страшнее блондинки – только та же блондинка, но – с катаной… — Боцману, всё ещё находившемуся под впечатлением от мельком увиденной раны Волка, было не до его обычных шуточек. Хотя он пытался изо всех сил. — Уме Турман посвящается… Я всегда подозревал, что Нуменорец – скрытая блондинка…

— Хватит! — Эрк, глотнув «Мачете», успокоился. Слегка. — О Дэйне, блондинках и катанах поговорим потом! Как там дальше…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, дорога… (вечер)

— …а дальше мы пошли на запад, вдоль берега, потому что Дэйн и Линда сказали, что нам надо адаптироваться и это нельзя сделать в городе, а только на природе. — Эйли говорила азартно, глаза её лихорадочно блестели, но, по крайней мере, она перестала постоянно хвататься за пистолет. Алекса, правда, так и не отпустила – держала мёртвой хваткой. — Потом мы вышли к той красивой бухточке и решили, что это – лучшее место для лагеря! Ой, Миледи, там даже какие-то развалины были, а возле них пристань была, тоже очень красиво всё. Мы тогда прямо в этих развалинах устроились, палатки и навесы камнями укрепили, а в одном доме – он почти целый был, с крышей даже, склад продуктов устроили…

— Погоди, милая, давай я сам расскажу, что случилось потом, мне это легче будет. — Айсберг прекрасно понимал, что Фейри надо выговорится, но… — Именно там, в этом лагере, на нас и напали…

— Когда? Кто именно? Сколько их было? — для Миледи сейчас главное было – получить информацию… а реабилитация подростковой психики вполне могла немного подождать. — «Молодец, Алекс… Чему-то тебя всё-таки научить успели…»

— Утром. Рано. Мы только-только проснулись. Даже не начинали готовиться к завтраку… — он попытался копировать телеграфный стиль Викинга. Получалось пока не очень. — Все как раз собирались возле этого самого склада, когда они начали стрелять. Кто – не знаю… вблизи мы их так и не разглядели, а издалека – непонятно… Вроде бы некоторые были в форме… а другие – нет. — Айсберг судорожно сглотнул. — Первым же залпом… убили Элис… Я видел, как ей… в голову… умерла сразу… Женьку и Удава ранили… Удава в руку, легко… Женьке – попали в грудь… Все тогда застыли… Как каменные… Просто стояли… и смотрели… все…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (ночь)

— Кроме Серого. — Сова глотнула из стакана и глубоко затянулась сигаретой. — В сущности, именно он и вытащил всех, кто уцелел, из этого чёртова посёлка, — её губы чуть изогнулись. Одним уголком. — У Тролля с Дхаром до сих пор полностью следы от его приклада с физиономий не сошли – так их из ступора выводил…

— Да, Кобчик выводить умеет. Что из ступора, что из себя… — начал было Тигра, но, глянув на Капитана, осёкся. Тот неподвижно смотрел прямо перед собой. Потом глухо, размеренно сказал:

— Не надо… Серый – вывел, но не вышел… Ребят вытащил, а сам… Остался… Не шути так о нём больше…

 Никогда…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, дорога… (вечер)

— …а потом, когда Линда попробовала помочь Женьке, он только сказал: «Не выживет!» и оттащил её за плечи. Я его никогда таким не видела. Кобчик всегда был весёлый, добрый, никому в совете не отказывал, а тут… — Эйли, зябко поёжившись, подняла залитые слезами глаза на Сову. — Он тогда ещё кричал: «Хватайте оружие – и в скалы». Но… Дэйн нам приказал укрыться за камнями и отстреливаться. Все начали стрелять. Я тоже стреляла… только я никого не видела. Куда все стреляли – туда и я.

— А нас били на выбор. Непонятно откуда. — Айсберг, наконец-то, справился с голосом и продолжил рассказ. — Удава ранили ещё раз. Опять в ту же руку. Потом Тим попытался сменить укрытие… и его убили. Просто расстреляли… Он уже упал, а они всё ещё стреляли… Уже, наверное, в труп… Я видел, как Серый подполз к Нуменорцу… и стал что-то ему говорить… Я не знаю, не слышал, что он сказал… Но после этого Дэйн приказал отползать к восточной окраине… Он и Серый отходили последними… И Серый всё время кричал: «Забирайте с собой всё, что видите!»… — он прикрыл глаза, помутневшие от воспоминаний. Фейри прижалась к его плечу и погладила по руке свободной ладонью. — Когда мы добрались до скал… каждый парень уже тащил с собой что-нибудь из вещей… Рюкзаки… спальники… оружие… Дэйн опять приказал залечь… в камнях… Мы стреляли из-за камней… Но тут нам начали стрелять в спину… с тропы… тогда Серый… взял рюкзак с гранатами… и полез наверх…

— Но, пока он лез… — опять подключилась к рассказу Эйли, — в Удава попали ещё несколько раз… всё время в спину… Его тоже расстреливали… как Тимку… даже, когда он уже не шевелился… Потом наверху загрохотало… и посыпались камни… Кобчик начал кричать сверху… чтобы все поднимались к нему… Мы полезли по тропинке… Пока лезли… в нас стреляли… убили Гоблина… Гот подхватил его рюкзак и автомат… Мы карабкались наверх… а в нас стреляли… — она всхлипнула и замолчала.

— Нуменорец погиб на самом верху… — продолжил вместо неё Алекс. — Крутнулся на месте… и свалился вниз со скалы… Когда уже почти добрался до укрытия… Там, за камнями, лежал Серый… и стрелял вниз… потом вскочил… подошел к Линде… Она стояла неподвижно и смотрела… на то место, откуда упал Дэйн… а потом он ударил её по лицу… и что-то сказал… я не слышал – что…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (ночь)

— Викинг слышал… если не врёт… — Миледи достала новую сигарету. Эрк поднес ей горящую зажигалку. — Его вариант: «Запомни, тварь, мы и мёртвыми возвращаемся! Чтоб довела их до железки, слышишь, сука!». Она их довела… Дотащила… За трое суток… А Серый… ему оставили все гранаты… и автоматные патроны… кроме одного полного магазина на каждый ствол…

— Кстати, а где же Линда? — поинтересовался Киборг. Он сжал кулаки и раздался громкий хруст. — Я не прочь кое о чём с ней побеседовать…

— Займись спиритизмом… — покачала головой Сова. — Когда они вышли к железке то ещё раз нарвались… то ли на патруль герильеро… то ли просто на бандитов… Короче, там она и лежит. И там же Волк поймал две пули в ногу… Вы же не думаете, что они дотащили бы его до железки… в таком-то состоянии…

— Я так понимаю – патруль они таки положили… — задумчиво протянул Капитан, прикуривая очередную трубку.

— Ага… Пять человек – всеми патронами из четырех наличных магазинов… — она откинулась на спинку кресла. — Так что их «калашами» можно теперь только гвозди забивать… Es gibt keine Patronen. Vūllig nein.

— А какое-то рабочее оружие у них есть? Хоть деньги-то остались? — спросил Боцман. — Или до Гаваны ребята добирались «на честном слове»?

— Есть… есть… — Миледи устало зевнула. — Два раздолбанных «Вальтера»… ещё обрез двустволки двенадцатого калибра… и – звезда арсенала – «Марголин» Фейри! От денег тоже что-то осталось, но сколько – я не спрашивала…

— Ну, насчёт «Марголина» – тут ты не совсем права… — Эрк встал и потянулся. Прекрасный целевик. И патроны достать можно. Ладно, давайте спать… и так впечатлений за сегодня – хучь греблю гати…

27.02.1898…Мексика, п-ов Юкатан, Черепашья Лагуна… (вечер)

— Ну что – всё? — устало спросила Валькирия. Переправлять груз на борт судна с помощью всего двух небольших шлюпок оказалось делом долгим, нудным и весьма малопродуктивным. Но другого способа – не было. Мели. Рифы. Подвести пакетбот вплотную к берегу было негде.

— Ага… — Ливси тоже устал. Не выспался. И теперь своими красными глазами и бледной рожей напоминал исключительно о киношных вампирах.

— Не «Ага…», а «Так точно!», — Князь, нагло и беззастенчиво воспользовавшийся своим положением недавно подстреленного, а потому назначенный в караул (так, на всякий случай) и соответственно – мешки не таскавший, страдал от острых приступов откровенно солдафонского юмора. — Или – «Докладываю об исполнении…».

— Кстати, дорогой ты наш «Я инвалид, у меня лапка болит…» – Доктор Ливси не был бы Доктором Ливси, если бы не сумел быстро среагировать. — Где доклад часового старшему караульному начальнику?!

— А кто у нас старший начальник? — Барт, в свою очередь, не был бы Бартом, если бы его можно было так просто заткнуть.

— Валькирия, — сообщила ему поднявшаяся по трапу Эльфа.

— И кто же это сказал? — не унимался тот.

— Капитан. Ещё в Штатах.

— Тады «Ой!», — Князь почесал в затылке. — Я знаю, что Эрк – это карма, а против неё не попрёшь…

— Ладно, ты, жертва кармы, — обычно Лейт не возражала против подобного трёпа, но сейчас ей было не до того, — проводи-ка лучше ребят в их каюту.

— Есть, мэм! — Князь, всё-таки, был неисправим. — Попрошу вышеперечисленных проследовать за мной…

Валькирия, проводив взглядом удаляющуюся троицу, повернулась к стоявшему у борта Мак-Дугалу. Тот пребывал в некотором оцепенении. От него не скрывали, что было в мешках. ТАКОГО груза его кораблик ещё не перевозил никогда!

— Что ж, капитан, командуйте отплытие. Пора нам двигаться дальше. В Кампече заходить не будем – идём сразу в Веракрус. Там-то мы с вами уже окончательно решим все наши финансовые вопросы… если только вы не передумали.

— Хорошо, сеньора Лейт, — он неожиданно, даже для себя, коротко хохотнул. — Не передумал и не передумаю! Уж теперь-то я точно уверен, что денег у вас – хватит!

28.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (утро)

Сидя на веранде, Капитан с Паладином наблюдали, как слуги грузят в специально заказанную медицинскую карету на мягких рессорах носилки с Волком. Остальные отъезжающие толпились возле неё, делая вид, что помогают.

— Эрк, с приказами командира, конечно, не спорят… их выполняют, но… ты точно уверен в своём решении?

— Конечно. Другого выбора у нас нет. Здесь он может не выжить… или потерять ногу. Так что… единственный выход – отправить его через Портал в нормальный госпиталь. А остальных – к хорошему психологу!

— Я не об отправке Волка. И не об отъезде этой четвёрки. Тут ты, с моей точки зрения, абсолютно и безоговорочно прав…

— А в чём же тогда, с твоей точки зрения, я не прав? — Эрк, неторопливо набивая трубку, с улыбкой посмотрел на Киборга. — Хотя стоп! Давай-ка я сам догадаюсь. Кодовое слово… Точно! Кодовое слово – «этой». Ты считаешь, что я «абсолютно и безоговорочно прав», отправляя ЭТУ четвёрку… и не уверен, что я был прав, когда оставил здесь ТУ. Так?

— Так. Я считаю, что нам надо эвакуировать ВСЕХ. И этих и тех. К тому самому «хорошему психологу», о котором ты сам совсем недавно говорил… — он посмотрел на сосредоточенно прикуривающего Эрка. — Или я в чём-то ошибся?

— Да. Ошибся. В мотивации. Ты решил, что ЭТИ уезжают потому, что им срочно нужен психолог… На самом деле они уезжают не потому, что ЭТО НУЖНО ИМ, а потому, что ОНИ НЕ НУЖНЫ НАМ. — Капитан глубоко затянулся. — Паладин, у нас в команде ЕСТЬ хороший психолог. Ты думаешь, Миледи не смогла бы справиться с их реабилитацией? Смогла бы, но… тратить её время и нервы на ЭТИХ я считаю бессмысленным. Потому что ей и так хватит работы. Потому что нам не нужны ни мажорные девочки, ни туповатые качки.

— Ты считаешь, что ТЕ нам нужны?

— Как минимум – не помешают… Викинг и Гот – неплохие ребята. Отслужили в армии. Оружие в руках держали, — он усмехнулся, — свои пустые «калаши» не бросили. И за Волком с Линдой подобрали. Я считаю, если человек не бросил оружие – он чего-то стоит, правда ведь, а?

— Тут не поспоришь…

— Айсберг… по большому счёту именно он дотащил их всех от могилы Линды до Гаваны. Правда, сам при этом чуть не сломался… но не сломался же! К тому же – лишний психолог в команде… пусть даже и недоучка…

— Опять-таки согласен… психологи лишними не бывают… А научится быстро… под Совиным чутким крылышком… Но вот Фейри… — Киборг покачал головой. — Нам только восторженных тинэйджеров для полного счастья и не хватало! Это же во всех смыслах натуральная блондинка!

— А Фейри – при Айсберге. Комплектом. Любовь, однако, панимаешшь… причём взаимная и страстная, — усмехнулся Эрк. — Да! И не забудь о финансовой стороне дела…

— В смысле? — не сразу понял Паладин.

— В том самом смысле. У Алекса – номер их счёта… и код. Если он в команде – и деньги тогда будут в команде… А там ещё в остатке – не меньше ста. Тысяч. Золотом. Мелочь, но приятно…

— Фига се… МЕЛОЧЬ?!

— А, да… ты же вчера спал, когда я из города вернулся. — Эрк достал из кармана листок бумаги и протянул Киборгу. — Лейт телеграмму прислала.

— «Да! Восемь плюс», — прочитал тот. — Блин! Опять ваши долбанные шифровки! Переводи, давай, немедленно!

— Ну… «Это же элементарно, Ватсон!» – Капитан прижмурился… как сытый, довольный жизнью котяра. — «Клад – нашли! Больше восьмисот килограмм золота».

— Упс… — только и удалось произнести Паладину…

28.02.1898…Куба, Гавана, резиденция губернатора… (вечер)

«Милый, уютный девятнадцатый век. Наивные люди, дети своего времени», — размышляла Миледи, перемещаясь по залу и попутно раскланиваясь со знакомыми. Знакомых (внесённых в каталог и классифицированных) здесь у неё уже набиралось изрядное количество. — «Как же приятно тут работать!». — Сегодня, разобравшись с отправкой пятерых неудачников – по меткому выражению Боцмана – «Домой! К мамочкам!» – она решила, что пора, наконец, заняться делом. И занялась – сбором информации. Кроме этого, в высшей степени полезного, занятия, Сова достаточно регулярно бросала внимательные взгляды на парочку своих новых подопечных. Пока что они вели себя вполне адекватно ситуации…

Айсберга она быстро привела в норму – за несколько часов… ну, почти… меньше, чем за день. Так что реабилитацией Эйли они занимались уже вдвоём. «Ага… Днём и ночью…» – ехидно усмехнулась своим циничным мыслям Миледи. — «Хотя… хороший секс, особенно с любимым человеком, ещё ни на одной девичьей психике во вселенной отрицательно не сказался! Только положительно».

С Викингом и Готом такого быстрого успеха не получилось. Хотя определённый прогресс был. С этой парочкой клиентов она тоже пустила в ход основные инстинкты. Не менее (но и не более) цинично, чем с предыдущей. Горничные в поместье имели весьма свежий вид, очень даже неплохие фигурки… и не имели ни малейшего представления о таких странных (с их точки зрения) вещах, как комплексы и слово «нет». Что такое скромность и, тем более, девственность они, если когда-либо и знали, то уже давным-давно забыли. «Ещё через пару суток ребят можно будет вывести на люди и использовать по полной программе…» – Сова вежливо поздоровалась с очередным плантатором (класс – мудак, вид – классический, подвид – полный) и продолжила свою мысль, — «…а не держать просто в роли охраны – возле экипажей, с кракозябрами наперевес. Что творит эта девчонка! Мне бы её годы…».

Последнее относилось к Фейри. Алекс находился рядом с ней – для подстраховки, а она… Эйли сбивала молодых офицеров и плантаторских сынков влёт, навскидку и наповал! Когда её голубые глаза открывали огонь на поражение, жертвы этой, по определению Киборга, «во всех смыслах натуральной блондинки» можно было бы складывать штабелями… по всему залу.

«Не переигрывай, малышка. Меньше огня – больше наивности! Одной набитой морды на сегодня – вполне достаточно…», — шепнула Миледи, скользнув мимо Фейри. Сегодняшней «набитой мордой» был юный флотский лейтенант, которого не остановил (как всех остальных) ледяной взгляд Айсберга. Пришлось тому отодвигать пылкого поклонника за портьеру и там объяснять более, так сказать, простыми и доходчивыми методами – «Занято, блин! Глазами смотреть, руками – не трогать!». Лейтенант внял. Для остальных «подстреленных» это событие послужило ещё одним дополнительным стимулом к джентльменскому поведению.

«А вот и высшее командование пожаловало…» – заметила Сова резкое увеличение объёмов золотого мундирного шитья на квадратный метр зала. — «Надо бы мне к этим фазанам присмотреться… исключительно с точки зрения науки». И она двинулась в соответствующем направлении. Приём продолжался. Игра – тоже. Окончание того и другого было ещё очень и очень не скоро…

28.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

— Эрк!!! Что я нашел!!! — Боцман ураганом влетел на веранду. Глаза его сияли от просто неземного восторга. — Ты не поверишь!!!

— Пушку ты нашел… — Капитан невозмутимо продолжал курить. Восторгов Тигры он не разделял. — В сарае у пристани…

— Откуда ты… — обалдело застыл тот.

— А я её тоже нашел… только раньше. Тогда, когда ещё в первый день, вместе с Патриком, всю гасиенду облазил. Пятидесятисемимиллиметровая скорострелка, вроде бы как, флотского образца. Основание вбетонировано в пол.

— И ты молчал?! — возмущению Боцмана не было предела.

— Да. — Эрк был абсолютно спокоен.

— Почему?!

— Потому что. Во-первых, у нас тогда ещё не было к ней снарядов…

— А теперь есть? — Тигра плюхнулся на стул и приготовился к долгому разговору. Судя по всему у Капитана было вполне подходящее настроение…

— Ага… «Хомячки» принесли…

— ХОМЯЧКИ?!

— А… ты же пока не в курсе… — Эрк весело засмеялся. — Понимаете ли, дорогой Боцман, всё началось с того, что… наш Киборг очень любит хомячков.

— Кто?! Киборг – ЧТО?! Хомячков… — уже окончательно завис Тигра. Почти что двухметровый здоровяк Паладин с хомячками у него как-то не ассоциировался…

— А чего тут такого странного?… — удивился вышедший на веранду Киборг. — Ну, нравятся они мне… Копошатся прикольно… Что-то в норку таскают… Запасы делают…

— Вот-вот… — опять рассмеялся Капитан. — Именно что копошатся и именно что в норку! И именно поэтому, когда он обзавёлся в Гаване агентурой…

— Наш глубокоуважаемый фюрер… — не удержался и подколол его Паладин, — …своим волевым решением обозвал их «хомячками». И кого! Доблестных офицеров испанской армии и флота! Ну, и чиновников, в том числе и из канцелярии губернатора, конечно, куда ж без них…

— А что не так? Чем они тебе не «хомячки»?… — откликнулся Эрк. И процитировал недавние слова Киборга. — Копошатся прикольно… Что-то в норку таскают… Запасы делают… Особенно – в норку… С некоторых пор – в нашу!

— Так… Хорошо, — слегка пришел в себя Боцман, — про хомячков я понял. Так что там со снарядами-то?!

— Будут завтра… — ответил ему Паладин. — Или послезавтра… Как получится… Всё равно это не так уж срочно…

— …и если ты, дорогой наш Тигра, — подключился Капитан, — прибежал сюда с идеей втиснуть данное приспособление на катер, который, между прочим, отнюдь не яхта, так что я не совсем понимаю, почему именно «Беда»…

— А ЭТО ты, откуда знаешь?! — Боцман обалдел. В очередной раз за этот вечер. — Я же хотел сюрприз сделать!!!

— А если тебе захотелось сделать сюрприз, то не надо было выставлять сушиться на солнышке табличку с новым названием. На всеобщее-то обозрение… — отпарировал Эрк. — Так почему же всё-таки – «Беда»?

— А вот потому что… — Тигра тоже рассмеялся. — Ты, вообще-то, в курсе, какая фамилия у старшего механика? Фукс! И даже с бородкой…

— Что, серьёзно?!

— Ага. А старшего матроса, длинного такого, зовут Лемюэль… то есть – Лэм! И фамилия у него… Айронпост!!!

— Жаль, что не Скрап… - оценил ситуацию Киборг, знавший английский ещё до прохода через портал. — Было бы ещё прикольнее!

— Ничё, и так сойдёт… — отозвался Эрк. — Слушай приказ по гарнизону! Название, в первом чтении – принять! Старшего матроса Лемюэля Айронпоста – назначить старшим помощником капитана! Обращаться к нему отныне только и исключительно так – «Старший помощник Лэм»! Тигра, твоя задача – найти нам капитана Врунгеля! Но это уже не так срочно…

— А если вернуться к нашей пушечке…

— То она стоит как раз там, где надо!

— То есть как? Там где надо, это – в сарае, со стволом, упёртым в стенку?!

— Да-а, Боцман… Ты точно не артиллерист, — заметил Паладин, — Эрк эту хитрую фишку просёк сразу…

— Дело не в моём артиллерийском прошлом, — возразил Капитан. — Просто я не стал устраивать вокруг орудия индейский танец, а внимательно осмотрел сарай. И вот что там обнаружил: та самая задняя стенка, куда смотрит ствол, держится, на самом-то деле, всего на двух штырях. Стоит эти самые штыри выдернуть и…

— Опаньки! — подключился к объяснению Киборг. — Стенка – падает… Пушечка – открывается… А смотрит она при этом – точно на проход в волноломе! Через который ничего крупнее канонерки – не пройдёт… Ну, а канонерку-то, особенно если местную колониальную испанскую, таким девайсом утопить – плёвое дело! Только булькнет. А пока стенка на месте – ничего не видно…

— Однако… — изумился Тигра. — Ни фига ж себе бывшие хозяева развлекались-то… Шуточки у них… Сюрпризики…

— Это – не развлечение… — прикуривая, сказал Эрк. — Это – страховка. Нормальная такая страховка – на всякий случай… Развлекались они исключительно контрабандой… причём военной. А в свободное время – играли в борьбу за независимость. Последний из них – заигрался… Нарвался на конфискацию. А ещё они были Плюшкиными…

— Вроде бы Кастильо…

— Нет! Именно Плюшкиными! Вон там вот… — Капитан небрежно махнул трубкой куда-то в сторону гавани, — к западу от пристани, помнишь, заросли таких себе… ну ооччень колючих кустиков… С такими кустиками никакой «колючки» не надо… Ну, это я так, к слову… Так вот, мы с Патриком в этих самых зарослях нашли… тропинку, узенькую такую… и почти что заросшую… Только, понимаете ли, господа, тропинка эта раньше – дорогой была, причём мощёной… Камнем. Нанял тогда Патрик в соседней деревеньке сотню пеонов… Расчистили они нам эту дорогу… — он замолчал, задумчиво глядя в сгустившуюся темноту.

— Ну и?… — не выдержал Тигра.

— И прошли мы по ней до этакой весьма симпатичной полянки… И понял я тогда, что никакие они не Кастильо… — продолжил, после небольшой паузы, Эрк, — а только и исключительно Плюшкины! Про военную контрабанду я понял тоже – именно там… Стояли на этой полянке где-то с десяток здоровенных таких сараев… Хороших сараев… Прочных сараев… Полных сараев…

— Чем же были полны эти самые сараи? — поинтересовался Киборг. Этой истории он тоже ещё не слышал.

— Той самой военной контрабандой, о которой я только что упомянул, — ответил Капитан. — Шесть… или семь? Не помню точно… Были забиты только и исключительно военной формой… Конфедеративных Штатов. Ага… той самой, серой. Французского пошива. И лежала она там, судя по всему, ещё со времен Гражданской… Той, которая Север – Юг. Ещё парочка складов была посвящена мексиканскому противостоянию Максимилиан – Хуарес… И то ли в одном, то ли в двух – всякий хлам…

— Да-а… — протянул Тигра. — Действительно – Плюшкины… Наверное, выбросить или распродать по дешевке – жаба давила!

— Это точно… Причём знаешь, что – самое прикольное? Большая часть из этого тряпья – вполне ещё годится в дело. Ребята О’Лири прибарахлились там форменными конфедератскими штанами и сапогами – жалоб не поступало. Можно было бы заняться реализацией, но… возиться с этим товаром лично у меня нет никакого желания. Может, у кого-то из вас такое желание есть?

— Нет!!! — На удивление слаженным хором ответили Эрку оба его собеседника. Голос в голос. Прямо как сговорились…