Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 12, истерическая, фехтовальная и немного театральная

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+470
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12, истерическая, фехтовальная и немного театральная

03.07.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, к северо-востоку от развалин посёлка Дайкири, гасиенда «Cerca de Tres Robles Negros»… (день)

— Что за херня, Эрк!!! Мать твою, да… с какого из трёх дубов ты упал?!

— Док, а если – по-русски… и так, чтобы я тебя понял? Без матов и дубов…

— Ладно, вот только… — Ливси достал из кармана флягу и сделал длинный глоток. По комнате поплыл запах рома… кстати – весьма хорошего рома. — Извини, Капитан, у меня сегодня – и так была… ещё та ночка, потом утро… не менее «ещё то», а тут – твой приказ, блин! Так… стоп, — последовал ещё один глоток. — Поясни мне, пожалуйста…

— Всё, уже хватит. Достаточно. Сядь и успокойся… — Эрк махнул рукой, указывая на кресло, и стал неторопливо набивать трубку, — …я тебя уже, кажется, понял. Правда, не понял – что именно тебя… не устраивает в моём утреннем приказе? Мы же всё это с тобой, если ты помнишь, обговаривали… и тогда – никаких возражений не было.

— Кодовое слово – «тогда»! Капитан, ты ж, блин – воевал! — Док буквально рухнул в кресло, задумчиво посмотрел на флягу, так же неторопливо как Эрк набивал трубку, завинтил её и убрал обратно в карман. — Ну, а раз воевал, то значит – знаешь… или, по крайней мере, слышал, такое определение – «нетранспортабельные раненые»…

— Стоп. Я его знаю, но… Док, к приказу – какое это имеет отношение?

— То есть, как – «какое отношение»? Блин, Капитан да как же ты… прикажешь эвакуировать тех, кого – даже с места трогать нельзя?!

— Ещё раз – стоп! При чём здесь «нетранспортабельные»? — Эрк прикурил. — Если я правильно помню, то… речь у нас шла совсем не про эвакуацию госпиталя, а про организацию ещё одного – в Гуантанамо! То есть… ты и те раненые, кого, как ты считаешь – можно перевозить… завтра отправляются туда и…

— Чёрт! Точно! Извини… я дурак! — Ливси хлопнул себя ладонью по лбу и хрипло рассмеялся. — Действительно, совсем забыл… просто, когда я услышал – «Собирайся в Гуантанамо!», да ещё и в промежутке между двумя операциями…

— Теперь-то всё ясно – «испорченный телефон». Ты только что из операционной, а Дана, как всегда… изложила всё дословно и рванула дальше!

— Она тут ни при чём, блин – это был чисто мой косяк! Ладно, ещё раз – извини за мой… необоснованный наезд. Я, наверное, сейчас – пойду…

— …спать! Ты сейчас ответишь мне ещё на пару вопросов и – сразу же после этого пойдёшь спать! Это, кстати – тоже приказ! На хрена нам нужен невыспавшийся хирург, а? Это был риторический вопрос, можешь не отвечать. Короткий доклад по ситуации с ранеными офицерами, вообще по госпиталю и… всё!

— Ну, ты, прямо-таки – Эльфа номер два… вы не родственники, случайно? Ладно, шучу… — Док улыбнулся, достал сигару и закурил. — Хочешь доклад – лови файлы! По офицерам – Хартман и Шевалье, несмотря на всё их «Вот сейчас встану!», проваляются ещё не меньше недели, да и потом будут долго ходить в корсетах и Роджер, кроме того, с рукой в гипсе, но… они вполне транспортабельны – поедут в Гуантанамо. С Бишопом и Гарсия тоже всё в порядке… в том смысле, что раны – заживают нормально, никакой заразы они туда не подцепили, а вот то, что в госпиталь они ложиться отказываются… но, в конце концов – каждый сам… ну, и так далее. Легкораненых я тебе перечислять не буду – смысла нет. Хотя, если эти… грёбаные «мачо», не будут ходить на перевязки, то я – ничего не гарантирую! То есть, нет – я гарантирую! Их переход из легкораненых в тяжелые. Чёртова Куба и её… ну, ты понял. Ладно, это я – для профилактики. Теперь о грустном… ни Карлос Мардеро, ни Артуро Ортега – транспортировке не подлежат ни в коем случае! Вообще непонятно как их сюда живыми довезли, но… если уж довезли, то – хрена лысого они у меня теперь… уйдут – не дам, блин! Это, кстати – к вопросу о том, кто тебе будет в Гуантанамо новый госпиталь делать. Так вот… это буду делать не я! Извини, Эрк, но… для организации его там, кое-кого из «трофеев» – вполне хватит!

— Ты в них… так уверен? — Капитан отложил погасшую трубку. — Кстати, второй вопрос я собирался задать… как раз – именно о них. Имело ли это вообще смысл, и…

— Конечно! Ты ещё и спрашиваешь! Да Ковбоя, за такую идею – не знаю чем надо наградить! Впрочем, бутылку коньяка я ему и так выставил. Типа вместо ордена… Не стоит так улыбаться – это на западе у нас под рукой были… старина Шрайбер и другие испанские армейские врачи. Здесь – шиш вам! Разве что – в Сантьяго, да и то… ЭТИМ я своих пациентов не доверю – ибо не врачи, а полный отстой. Уж лучше «трофеям»… они, по крайней мере – знают с какой стороны браться за скальпель… и то, что перед операцией – тоже надо, блин, руки мыть… ладно, это я о том, что накипело.

— Я, вообще-то… имел в виду нечто другое. Ты не находишь, что… американские врачи и медсёстры в нашем госпитале, это – несколько сюрреалистично?

— Да ни разу! Особенно с учётом того, что Стэнфорд, в Дайкири – отбирал только и исключительно южан… ещё вопросы есть? Чёрт, да двое из восьми… начинали свою врачебную карьеру – ещё в осаждённом Ричмонде! И, плюс к этому… тебе, кстати, уже рассказали о том, как янки в Дайкири «поддерживали своих с моря»? В смысле… огнём из орудий – по собственному госпиталю? Вот-вот… можешь порасспрашивать тех, кто поедет с тобой в Гуантанамо – у них от этого остались… очень красочные впечатления. Так что – забей! Ну, конфедератов же ты… сюром не считаешь?

— Убедил. Почти. Просто, когда я узнал… о ТОМ случае…

— А-а-а… так ты – про того фельдшера… и, кстати, родом-то он был – из Бостона, просто работал последнее время в Новом Орлеане, так что это… не совсем корректный пример. Мужичок решил, что может… «поиграть в героя». Спёр по-тихому у кого-то из раненых – наверное, у «новичка» какого-то – «кольт», впёрся ко мне в операционную… ну, там он и остался – до конца операции. Потом его уволокли в морг. Кстати, по этому поводу я открыл для себя много новых английских и французских ругательств. И очень пожалел, что там – не было диктофона… то, что высказывали в адрес этого кретина оба наших «ричмондца» – стоило бы увековечить для потомков! Правда, на меня они тогда тоже обиделись. За то, что добрался до него раньше…

— Ясно… у меня вопросов больше нет, так что – дуй-ка ты спать! Назначь тех, кто поедет в Гуантанамо, пусть они готовят раненых к отправке и… — Эрк резко махнул рукой, — чтобы я тебя до утра… в упор не видел!

— Слушаюсь, хозяин, то есть… Яволь, майн фюрер! — Ливси со смехом перехватил брошенный в него Капитаном коробок спичек и направился к выходу. Уже возле двери его остановил ещё один – последний, вопрос…

— Док, а как ты тогда… успел раньше?

— Во-первых, Эрк, я… просто стоял к нему ближе всех! Ну а во-вторых, я же врач, хирург и… точно знаю – где надо резать!

03.07.1898…Куба, разговор по радио… (вечер)

— …мать, Пятый, ублюдок!!! Мы же договаривались!!! Приём.

— Сотник, прекрати меня… так называть. И истерику – тоже прекрати. Вспомни, а о чём именно мы с тобой договаривались – точно, пожалуйста. Приём.

— Хорошо… Капитан – так как насчёт того, что Баррахес и его испанцы собирают манатки, а?! Кто мне пехоту обещал оставить, москаль хренов?! Приём.

— А в чём проблема-то? В том, что вместо трёх сотен испанцев – охранять железку будут… пять сотен бойцов Марселя Картье? Плюс бывшие «патриоты», которых Курт и отец Франциско сейчас собирают в Фирмезе? Кажется, их там уже больше двухсот, не считая всадников другого Картье – Антуана. Тех ещё сотни три. Приём.

— Стоп, погоди-ка… так ты – просто меняешь подразделения, что ли? Да чтоб тебя черти взяли, Капитан, блин, а что, меня предупредить – нельзя было? Приём.

— Ну, вот я тебя и предупредил. Какие проблемы, Брюс… да ты что-то расклеился совсем, может – стоит нервы подлечить? (Дана, не смейся так громко.) Приём.

— Стоило тебя ещё тогда пристрелить, вот и нервы целее были бы! Приём.

— Второй раз я так не попадусь – можешь даже и не надеяться! Так, воспоминаний пока хватит, слушай дальше… чтобы потом не было – «Ты же меня не предупреждал!». Мы с утра начинаем уходить в Гуантанамо… («на том конце» – сдавленный мат)…но в «Трёх Дубах» – останется госпиталь и Гарсия со своими бойцами, так что за свой… тыл ты можешь не волноваться – он будет прикрыт. Дальше… вместе с испанской бригадой идёт мой человек. Связь… частоты те же, что и с «Дубами», позывной – «Варг», и имей в виду, если будешь… его доставать, он тебя – пристрелит не задумываясь! Приём.

— Тебе всегда нравились всякие психи, Капитан… как там – насчёт связи с «Тремя Дубами»… кто-то из твоих останется, или мне – прислать человека с рацией? Приём.

— Можешь не утруждаться – с «Дубами» всё останется по-прежнему. Командовать тут будет Аспера. Если хочешь – попробуй поухаживать… (Дана, да тише ты!) Приём.

— Эрк, я вообще-то сказал, что психи – нравятся ТЕБЕ! Блин, я, в конце-то концов, что, по-твоему – самоубийца, да? Ладно, хрен с тобой – разберёмся… Конец связи.

04.07.1898…Куба, город Гуантанамо, дом у резиденции губернатора… (вечер)

Валькирия, распахнув дверь, задержалась на пороге, рассматривая находящихся в комнате. — «Да уж… просто тебе – дамские посиделки в местных традициях. А что… со стороны ведь – именно так это и выглядит! Сидят две умудрённые жизнью сеньоры (то есть – мадам Дебре с Миледи), учат жизни молоденькую сеньориту (судя по всему – ту самую Элизу Дюваль… от которой Билли на пароходе шарахался) и… всё это истинная правда! Именно – «умудрённые жизнью сеньоры», действительно – «учат молоденькую сеньориту»… только вот – вряд ли они её учат тому, чему по местным обычаям следует учить молоденьких сеньорит! Совсем не те это сеньоры… и сеньорита, тоже – немного не та… Я, в своём камуфляже – не вписываюсь в эту идиллию… ну и чёрт с ним!»…

— Ну, здравствуй… «Ночная Птица»! — Лейт улыбнулась и, плотно закрыв дверь, неторопливо двинулась к поднимающейся с кресла Сове. — Как вижу, ты тут – неплохо устроилась… весьма уютное гнёздышко! — «Миледи… а шикарно выглядишь, подруга, и… если не знать, где же именно у тебя запрятан ТТ – ни за что не догадаешься. Может и мне… похожее платье прикупить, а? Когда я в последний раз платье одевала… ну да, точно – в Гаване, на приём у губернатора… ещё в марте. Блин, о чём я думаю!»…

— Привет… «Золотая Рыбка»! — Сова сделала шаг навстречу. — Извини, но вот… с аквариумом – как-то не сложилось! — «Две новые морщинки, общая напряженность и… точно – «Синдром Ответственности»… он же «Командирский». Чистый. Классика, чёрт её возьми! Валькирия, ну почему ты… никогда не соглашаешься на сеанс?! Как будто я могу тебе чем-то повредить! Тот мерзавец, что когда-то тебе «ставил защиту»… привил заодно и эту паранойю. Хочу с ним встретиться – лично придушу скотину!»…

— Ничего… тут же целый океан под боком! — Лейт ещё раз улыбнулась и перешла на французский. — Добрый вечер, Луиза… с мальчишками – всё в порядке.

Капитан при себе их держит… вроде ординарцев, так что они – будут здесь уже завтра, вместе с ним.

08.05.1898…Куба, Санта-Клара, блокпост к юго-востоку от Платеас… (день)

— Полковник, они сказали, что не собираются сдаваться и… предложили сдаться нам! А какой-то герильеро заявил, что… — лейтенант Ромеро замялся…

— Ну, и что же такого он сказал, если ты боишься это повторить? — Максимо Хосе Диас, командир полка «Хонорато», улыбнулся. — Неужели этот самый герильеро знал такие неприличные слова, которых не знаешь ты?

— Нет, сеньор, просто он вызвал офицеров полка на поединок. Всех. «По очереди или – все вместе!» – так он сказал. На саблях…

Полковник засмеялся. Хотя, в сущности, ему должно было быть не до смеха. С самого утра всё пошло не так. Хотя, ну что могло пойти не так в этой, казалось бы, простейшей, элементарной операции? Кавалерийский полк «Хонорато» должен был уничтожить один из недавно восстановленных испанцами опорных пунктов – в нём не должно было быть больше двухсот человек. А в полку – не меньше тысячи! Правда, с оружием было не очень, а с патронами ещё хуже, но – для мачете патроны не нужны! А уж мачете-то был у каждого. Да ещё и пушка! Новейшая динамитная «Симс-Дадли», выделенная командованием для этой операции! План был такой – эта пушка разрушит недавно построенные укрепления… ну а кавалерии – останется только рубить бегущих испанцев. Простейшая операция! Элементарная! По плану…

То, что «информация несколько устарела» обнаружили, когда атака уже началась. Оказалось, возле опорного пункта разбили лагерь какие-то герильеро, направлявшиеся на восток. Два отряда – больше шестисот человек. И это практически уравнивало силы. А пушку, на которую возлагались такие надежды, на третьем выстреле просто разнесло на куски – снаряд взорвался прямо в стволе! Часть её расчёта погибла на месте, а почти все остальные получили различные ранения. Тем не менее, Диас решил продолжать бой и – оказался прав. Больше половины герильеро, на ходу отстреливаясь из карабинов, ускакали, и повстанцы опять получили численное преимущество. Правда, — уже только двойное. Да и к тому же, оставшиеся в укреплении были вооружены большей частью не винтовками, а пистолетами и саблями! В таких условиях – можно было и повоевать! Но первый штурм – не удался. Второй и третий – тоже…

Две сотни солдат и почти триста герильеро отбили все атаки! Кроме того, что на средней дистанции пистолеты герильеро – самозарядные «маузеры» С96, давали им огромное преимущество в скорострельности по сравнению с «ремингтонами» бойцов полка «Хонорато», тех повстанцев, которые всё-таки сумели вплотную подобраться к форту, его защитники – закидали динамитными шашками! Пришлось начинать осаду и посылать за подкреплением – нужна была пехота… и артиллерия. Но у тех, кто засел в укреплении, имелся при себе ещё один козырь, как раз для такого вот случая. Снайпера. Испанцы не могут выйти, но и повстанцы не могут войти, а потери-то несут – именно они! Небольшие, но регулярные. Полковник Диас умел играть в шахматы и понимал суть ситуации – в шахматах это называется «пат»…

Оставалось только надеяться, что уже вышедшая подмога – батальон пехоты из полка «Серафим Санчес» и две горные пушки, успеет подойти до того, как удравшие герильеро приведут подкрепление – уже к осаждённым. Но вот если будет наоборот, то придётся отступить… а отступать – ну очень не хотелось. Тогда он послал к испанцам парламентёра. Лейтенанта Ромеро. С предложением сдаться. Вдруг получится? Ромеро вернулся. Не получилось. Осаждённые тоже, судя по всему, понимали суть ситуации и надеялись на лучшее. Как надеялся и сам «полковник»…

— Прямо вот так и сказал – «По очереди, или – все вместе…»? — Диас никак не мог перестать смеяться. — Ну, и наглец же он!

— Да, сеньор, именно так. А ещё, рядом с ним стояла женщина, так она добавила, что – «Если офицеры трусят, то они могут прихватить с собой сержантов – это уравняет силы! Немного…». И все остальные аплодировали…

— Интересно, он действительно такой хороший боец, — задумчиво сказал Антонио Луис Дуарте, молодой капитан, считавшийся лучшим фехтовальщиком в полку… если не во всём корпусе, — или просто самоубийца?

— Дуарте, а ты что – хочешь принять вызов?! — Джордж Стоунер, американский «советник», искренне удивился. Он считал, что все эти «поединки» – просто глупость, вообще не имеющая никакого отношения к войне!

— Ну, если полковник мне разрешит… — Антонио Луис не договорил – выстрелы и взрывы, внезапно раздавшиеся вокруг, его прервали…

04.07.1898…Куба, город Гуантанамо, дом у резиденции губернатора… (вечер)

— Короче, пока мы там держались и всё внимание «патриотов» было приковано к блокпосту, Бишоп и его драгуны, которые там просто бы не поместились, вместе с теми солдатами, что местный испанский капитан дал ему в проводники, отъехав подальше, потихоньку вернулись и обошли их с тыла. Когда «стюарты» первым залпом положили не меньше сотни повстанцев, остальные решили, что с них на сегодня хватит и начали отступать. Кони вообще-то, способствуют быстрому отступлению, но зато – заставляют выбирать путь поровнее, вот они и ломанулись, в основном, по дороге. А там – колонна их же пехоты… Ты себе результат представляешь?

— Толстый полярный лис на фоне красивого кубинского пейзажа… — отсутствием воображения Миледи отнюдь не страдала. Скорее даже наоборот…

— Ещё нет. Зверёк к ним пришел, когда весь этот бардак на дороге драгуны начали очень тщательно обрабатывать из пулемётов и гранатометов. Ну, а когда кто-то из них, особо меткий или особо везучий, засандалил свой «стакан» прямо в ящик со снарядами для горняшки… он – резко потолстел. Да ещё к этому времени «смертники» подоспели. И тоже – вставили свои любимые «пять копеек»… с подковными гвоздями!

— Это всё, конечно, красиво, но я пока не вижу связи между всем этим и японским кино. Кто он и как очутился на нашей стороне, я – тоже пока не поняла…

— А это – во второй серии. Ну, всех мы там, конечно, не положили – да и не особо-то к этому стремились. Так что большинство из них – благополучно смылись. У нас, ты сама понимаешь, дел хватало, так что отправились мы дальше – только на следующий день. И с гораздо меньшей скоростью, чем до этого боя…

— Раненые… — Сова закурила длинную сигарету.

— А ещё – две трофейные пушки. Ладно, вернёмся к нашему кино. Идём это мы по дороге, никого не трогаем, и вдруг – ракета над передовым дозором. Враг. С громкими матами на тему «Кто ещё?!» разворачиваемся для боя. И тут от передового дозора – три всадника. Двое «стюартов» и тот самый лейтенант, что от «патриотов» парламентёром приходил. И опять, блин, с белым флагом… ну просто дежа-вю какое-то! Подъезжает и сразу – обращается прямо к Эспаде…

08.05.1898…Куба, Санта-Клара, на дороге к юго-востоку от Платеас… (день)

— Сеньор герильеро, если Ваш вызов ещё в силе, — Ромеро спокойствие давалось нелегко, но лейтенант очень старался, — и не был просто способом протянуть время, то сеньор Антонио Луис Дуарте, капитан полка «Хонорато», послал меня передать, что он всецело к Вашим услугам!

— Где и когда я смогу увидеться с сеньором Дуарте? — Всадник в мексиканском сомбреро, украшенном серебряным значком с изображением курящего черепа, широко улыбался. — Не хотелось бы отвлекаться надолго…

— Эспада, это явная ловушка, — та самая женщина в мужской одежде из странной пятнистой ткани, которая в укреплении предлагала «прихватить с собой сержантов», подъехала и остановила свою лошадь рядом с герильеро. — Что-то я им не верю… и не смотри на меня так, не верю – и всё!

— Да ладно, танцем – больше, танцем – меньше, — отмахнулся от предупреждения тот.

— Передайте капитану, что Родриго де Кордова всецело к его услугам, но – только сейчас и здесь… или недалеко отсюда. Мы торопимся.

— Это – не ловушка, сеньора! — Ромеро взмахнул рукой. — Капитан Дуарте ждет ответа на дороге… там, где сейчас находится ваш дозор!

— Отлично, лейтенант, — опять улыбнулся мексиканец, — значит, много времени мы не потеряем – тут всё и закончим!

04.07.1898…Куба, город Гуантанамо, дом у резиденции губернатора… (вечер)

— Сама понимаешь, отговаривать Эспаду от поединка – абсолютно дохлый номер. Я послала ещё по сотне «стюартов» в лес по обе стороны и колонна двинулась дальше. Ну, подъезжаем мы – точно, блин, стоят. На дороге. Десятка три. И наш дозор рядом. Этот самый капитан, как нас увидел – сразу с коня слез и разминаться начал. Потом Родриго спешился, а тот… отцепляет от своего седла сразу два мачете! Ну, тут Эспада просто расцвёл – и за свою пару сабель хватается…

— Короче, на какой секунде этого Дуарте нашинковали? А то ты мне сейчас все их приёмы в подробностях описывать будешь…

— Ни на какой. Это и есть заместитель Родриго!

— Что, серьёзно?!

— Серьёзно. Описывать я ничего не буду… Это неописуемо! Это надо было видеть своими глазами! Теперь они регулярно рубятся, но это уже не то… просто тренировка. Как вспомню этот стальной смерч… Стоп, увлеклась. Короче, рубится эта парочка – и никакого результата, кроме отвисших челюстей у всех присутствующих. Что у наших, что у «патриотов»… да и у меня лично – тоже…

— А потом им надоело… и они подружились? Лейт, это вообще-то, не японское кино, это уже… да, точно, Киплинг – «Баллада о Востоке и Западе»…

— Похоже, но не совсем. Надоело кое-кому другому. Это все-таки была ловушка. Хотя Дуарте и те «патриоты», кто собрался «на представление» – к ней отношения не имели, их просто использовали «втёмную». Знаешь, если бы на нашем месте были те же испанцы, у этого янки всё получилось бы. Они, несмотря ни на что, всё ещё верят в «честную дуэль». Я, как ни странно – тоже в неё верю, но МОЙ дуэльный кодекс… не совсем европейский и при этом – очень параноидальный!

05.07.1898…Куба, город Гуантанамо, на центральной площади возле резиденции губернатора, в окружающих её домах и выходящих на неё улицах… (день)

Физики, вообще-то, ошибаются… скорость света отнюдь не максимальная в этой Вселенной. Скорость Распространения Слухов – безусловно, гораздо выше! Иногда они (слухи) могут даже нарушать закон причинности и распространяются ещё до того, как событие, к которому они относятся – вообще произойдёт. Хотя, возможно, это – просто пробой во времени… Правда, физики и его тоже – считают абсолютно невозможным!

С другой стороны – а чем же ещё, кроме «Скорости Распространения Слухов» или «Пробоя во Времени» можно объяснить то… сколько людей заполняли площадь перед губернаторской резиденцией в Гуантанамо? Причём, не только жителей самого города, но и тех, кто «прибыл на шоу» из окрестных посёлков и с гасиенд. Ну, а особенно, если учесть, что местные власти впервые услышали о том, что оно вообще произойдёт всего лишь пару часов назад… в том числе и – сам губернатор, дон Хосе Себастьян Карлос Педро Мария Хуан де Олмейра, хотя уж кому-кому, а ему (да просто по должности!), о подобных событиях положено узнавать заранее. Чтобы не быть… поставленным перед фактом того, что – «С данного момента, сеньор, вы – уже не губернатор…»… — «А кто же я тогда?!»… — «Это мы обсудим позже, дон Хосе – сразу после церемонии передачи власти… и, кстати, сеньор де Олмейра, вы будете участвовать в ней прямо в домашнем халате или всё же переоденетесь?»… — «Дьявольщина!!!»… — «Возможно, сеньор…».

Испанский флаг – соскользнул с флагштока быстро… и, как показалось зрителям, с видимым облегчением. Капитан Антонио Ферро, командир роты охраны губернатора, вообще-то – единственной испанской воинской части, имевшейся на данный момент в городе, аккуратно сложил его, передал ординарцу и замер… отдавая честь незнакомому большинству зрителей (пока!) знамени, поднимающемуся вверх по флагштоку…

— Знаешь, сестрёнка, а твоя… привычка к максимальной театральности – всё-таки когда-нибудь вылезет нам боком! — Эрк, наблюдавший за происходящим на площади с балкона губернаторской резиденции, повернулся к Миледи. — Неужели так обязательно было устраивать это «шоу»? Пропаганда, конечно – пропагандой, но всё же…

— Дело не в театральности вообще… просто, подобное «шоу» – как раз в местных традициях! В конце концов, братик, я же не учу тебя… — Сова невозмутимо закурила, — ну, допустим – что тебе делать на поле боя? Вот и ты не лезь не в своё дело! Это «шоу» снимает нам целую кучу проблем, и дело даже – не столько в пропаганде…

— Дело, скорее, в… законности, месье Гауптманн! — Луиза Дебре, резко раскрыв и закрыв веер, небрежно ткнула им в сторону наскоро сколоченной трибуны и стоящего на ней очень грустного губернатора. — Вот Хосе де Олмейра, например – прекрасно это понимает… дело в том, что он сейчас – высшая гражданская власть в Гуантанамо. Если власть – ОФИЦИАЛЬНО передаётся им нашему… Переходному Правительству, то это уже не переворот или захват власти, это – практически ПРИЗНАНИЕ…

— Стоп, погодите-ка… милые дамы, — медленно переводя взгляд с мадам Дебре на Миледи и дальше… на скромно стоящую в уголке Элизу Дюваль, Капитан неторопливо стал набивать трубку. — И какое тут может быть… «признание», а?

— Официальное признание, братик… ну, ладно – почти официальное, но… нам-то и такого – вполне хватит! — Сова переглянулась с двумя остальными «милыми дамами» и все трое дружно рассмеялись. — Конечно же, губернатор, теоретически… подчиняется Правительству Испании, но – покажите мне это Правительство…

— Это же обычная практика, месье… колониальная. Когда связь с Правительством Метрополии отсутствует, высшая власть в колонии принадлежит её губернатору… или, как в данном случае – местному губернатору… — Элиза Дюваль тоже указала веером на трибуну. — А если, в данный момент… отсутствует само Правительство Метрополии?

— Ну да, а оно – таки отсутствует… — Эрк закурил и задумчиво посмотрел на Хосе де Олмейра, который – как раз, в этот момент… изредка заглядывая в закреплённую на трибуне «шпаргалку» и, делая вид, что не обращает внимания на окружавших трибуну «смертников», произносил речь. — Становится ясным, почему среди губернаторов в колониях – днём с огнём не найти того, кто способен на какую-либо самостоятельность в принятии решений… и почему они все всегда ждут «Указаний из Метрополии»…

— Потому что только таких на должность и подбирают… во избежание различных «эксцессов»… — Миледи уже докурила и теперь перебирала чётки. — Так что, в данном случае, «абсолютная власть» исполнителей на местах… вполне уравновешивается. Их несамостоятельностью – и тоже абсолютной! На самом деле, это – не такое уж и плохое решение данной проблемы, но… только если – «всё идёт так, как положено»… ну а для «форс-мажора», при любом гражданском губернаторе – его «военный заместитель». Не имеющий власти в мирное время… но – теоретически! — перехватывающий её в случае каких-то «чрезвычайных обстоятельств». Вот только проблема – в том, что…

— Что всё это – «чисто теоретически». Потому что и военных – подбирают по тому же принципу… — Капитан, вспомнив «лекцию» Ангольца – о генерале Линаресе и его… проблемах с гражданскими властями в Сантьяго, улыбнулся, — принципу минимальной самостоятельности. Редкие исключения только подтверждают правило…

— Одно такое «исключение»… было как раз здесь, в Гуантанамо.

— Это точно… было. Вот только, сейчас ему… несколько не до того. Слишком уж этот человек занят в Фирмезе. Тем, что приводит в порядок свою бригаду, потрёпанную американцами под Сибонеем и… общением с Падре. Интересно, а до чего именно там, по ходу дела, договорятся отец Франциско с генералом Парехом… хотя в общих чертах это – и так понятно… — Эрк ещё раз посмотрел на трибуну… губернатор там – как раз закончил свою речь. Теперь на неё неторопливо поднимались… министры Переходного Правительства. — Кстати, Миледи, у меня для тебя есть несколько вопросов – по поводу сегодняшних событий… Для начала – почему «Переходное»?

— Это о… Правительстве? Братик, ты меня удивляешь… ну не «Временное» же!