Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 2, адаптационная и – немного аналитическая…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+522
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2, адаптационная и – немного аналитическая…

«…в жизни всё не так, как на самом деле» ©

А на самом деле в жизни ВСЁ не так…

16.02.1898…Куба, Гавана, акватория порта… (утро)

«Пенсильвания», старый трансатлантик, проданный, в своё время, из-за общей обветшалости и полной непригодности к дальнейшим межконтинентальным рейсам, до сих пор вполне исправно коптил небо на линии Нью-Йорк – Веракрус (с заходом в Майами и Гавану). Нынешние пассажиры бывшего охотника за «Голубой Лентой» (так ни разу и не полученной), не чувствуя никакого почтения к ветерану самых длинных гонок мира, толпились на палубе, готовясь сойти на берег и попутно любуясь на военные суда, стоящие в гавани…

— Капитан, ты не подскажешь, какое у нас сегодня число? — спросил Киборг, не отрывая странно застывший взгляд от одного из них. — А то я что-то запутался…

— Шестнадцатое, а что?

— Тогда… — он резко ткнул рукой в сторону рассматриваемого им до того корабля – ЧТО ЭТО СТОИТ НА РЕЙДЕ???

— Ну, знаешь ли… Корабль… Военный… Большой… С пушками…

— Какой именно корабль?!

— Учти, пожалуйста, что из всего многообразия типов военных кораблей я могу с гарантией опознать только подводную лодку и авианосец… их-то я точно ни с чем не спутаю! Все остальные являются для меня большими водоплавающими хреновинами. С пушками.

— Так вот, слушай меня внимательно… Это «Мэйн».

— Ага! Значит, на фейерверк мы успели…

— Если он состоится…

— То есть?

— Эрк! Проснись! «Мэйн» должен был рвануть пятнадцатого!

— Блин… И что из этого следует?

— Две вещи – во-первых, это НЕ НАШ мир…

— Всё правильно – это копия…

— … и не его точная копия! А из этого следует, во-вторых – все наши данные и расчёты мы можем с абсолютно чистой совестью пойти и выбросить в сортир!!!

Эрк задумался. Через несколько минут он, махнув рукой в сторону «Мэйна», рассмеялся и хлопнул Киборга по плечу.

— Если ты сделал данный глубокомысленный и печальный для нас вывод только из наличия в гавани этой старой бронированной галоши, то пора снимать тебя с должности начальника аналитического отдела…

— Да пойми ты…

— Стоп! Ты уже высказался, теперь моя очередь. Ты провёл анализ, основываясь на неверных исходных данных. Точнее сказать – на неполных. Поправка номер раз – в этом мире существует Портал. Следствие номер раз – это точная копия нашего мира ДО ОПРЕДЕЛЁННОГО МОМЕНТА. До момента появления в Портале первого из Игроков. Поправка номер два – ни количества, ни целей, ни возможностей других Игроков МЫ НЕ ЗНАЕМ. Следствие номер два – Игроки вносят в эту реальность изменения, о сущности которых мы с тобой можем только догадываться. Возможное следствие, применительно к «Мэйну» – кто-то захотел помешать взрыву. И помешал!

— Понял… Я – дурак!

— Нет ты не дурак… дурак бы – не понял! А насчёт данных и расчетов… «Ни один план не выдерживает соприкосновения с реальностью». Точка. Конец цитаты. — Эрк улыбнулся и закурил. — Именно поэтому я предпочитаю схемы…

16.02.1898…Куба, Гавана, недалеко от порта, «Area de la Playa»… (день)

— И как долго нам ещё сидеть на чемоданах? — Тигра злился. Ему было жарко… и скучно. — Прошел уже почти час. В конце-то концов, сколько можно искать одну-единственную контору по недвижимости в одном-единственном районе?

— Столько, сколько понадобится! — Сове, конечно, тоже было жарко и скучно, но терпения у неё было гораздо больше. — Ты забыл сказать – «…абсолютно незнакомого города в абсолютно незнакомой стране…».

— Ну, вроде же Паладин бывал и на Кубе, и в Гаване…

— Нет. Не на Кубе. В Колумбии. Но лучше его об этом не спрашивать. Так же как Капитана – о Югославии.

— Ты имеешь в виду…

— Ага. Могут послать. Далеко и надолго. А даже если и не пошлют, то правды всё равно не расскажут…

— А тебя о чём нельзя спрашивать? Ну… чтобы не спросить… ненароком…

— Меня… — она криво улыбнулась, — о родственниках, пользуясь их отсутствием…

— Упс…

— А теперь посторожи-ка сам. Пойду, прогуляюсь…

16.02.1898…Куба, Гавана, телеграфная станция… (примерно в то же время)

— Есть?

— Да. Лаконисты, блин… «Кампече» – это Валькирия. И «Купил. Цюрих» – Билли. Просто море информации! Купил – что?

— Очень просто. Ковбой смог купить патроны в Бремене, потому-то и едет прямо в Швейцарию. В Цюрих.

— А Лейт?

— Контролька. Даю перевод – «Добрались благополучно. Пошли за золотом».

— Если так, то пока всё идёт нормально… Ну что, пошли к этому самому мистеру Роберту С. Парсонсу? А то боюсь, что Миледи с Тигрой совсем уже, наверное, там озверели… На таком-то солнце.

16.02.1898…Куба, Гавана, портовый район… (чуть позже)

Сова, и сама не заметив как, уже далеко углубилась в узкие прибрежные улочки. Заблудиться она не боялась. Как, спрашивается, можно заблудиться в сотне метров от моря? Сейчас Миледи просто очень хотелось побыть одной…

Одинокую, прилично, если не сказать богато, одетую сеньору-гринго, непонятно что забывшую в этом квартале, первым заметил Одноглазый Хуан. Он пихнул локтем своего компаньона, Лысого Пико, и что-то быстро зашептал ему на ухо. Потом добычу, пришедшую прямо в руки, заметили и остальные, но… Лысый уже стоял на ногах и, с высоты своих без малого семи футов роста, обводил всех внимательным взглядом. Всё стало ясно. Хуан и Пико, как всегда, ни с кем делиться не собирались. Сволочи…

Глубоко задумавшаяся Сова заметила эту парочку, вставшую у неё на пути, когда до них оставалось уже не больше пяти шагов. «Местная фауна…» – подумала она, разглядывая здоровенного полуголого мулата, в руке которого поблескивала на солнце, явно отполированная от долгого употребления, железная цепь, — «…побольше Киборга будет». Второй был пониже ростом, гораздо худее, с желтой от малярии кожей и жутковатыми шрамами на левой стороне лица. Этот подбрасывал на ладони открытую наваху.

Зрители приготовились к представлению… и оно не заставило себя долго ждать. Хотя и несколько не то, на которое они рассчитывали… Потенциальная жертва парочки ladroñes неожиданно улыбнулась. Затем над улицей быстро и раскатисто прозвучали два резких сухих хлопка. Лысый и Одноглазый почти одновременно рухнули на спину, прижимая руки к низу живота и громко крича. Только тогда наблюдатели заметили в руках у сеньоры тупоносый, ещё слабо дымящий, пистолет…

Несколько минут она, не обращая внимания на дикий, захлёбывающийся вой, внимательно рассматривала корчащиеся тела, а затем сделала ещё два выстрела, всадив каждому по пуле в голову. Неторопливо обвела взглядом окрестные дома. Тихий, мелодичный, хотя и немного хрипловатый голос задумчиво произнёс:

— Запомните. В следующий раз – добивать не буду. Пожалею… патроны.

«Капитан всё-таки абсолютно прав…» – размышляла Миледи, неторопливо шагая в сторону набережной, — «…в том, что это – мир непуганых идиотов!». Настроение после всего случившегося немного улучшилось, и она решила вернуться обратно – к «несчастному, одинокому, всеми брошенному» Боцману…

16.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

Земельные маклеры ничуть не обманули. Скорее – не договорили… Гасиенда, действительно, находилась в прекрасном состоянии. Даже с положенным по штату персоналом. Повара, садовники, конюхи, прачки, уборщики… всего человек сорок. И с охраной. Больше трёх десятков бравых ирландцев с дробовиками в руках по очереди патрулировали округу верхом и дежурили в воротах…

Насчёт выхода к морю – тоже… Даже более того! «Причал и лодочный сарай…». Ну… если длинную каменную набережную с двумя каменными же пирсами, высоким волноломом, прикрывающим достаточно большую акваторию, и невысокой башней маяка на конце волнолома можно назвать «причалом»… а что-то вроде мокрого дока, в котором стоял паровой катер размером с хорошую яхту – «лодочным сараем»… К катеру прилагалось два механика, четыре кочегара, пять матросов и юнга! В качестве капитана, очевидно, планировался сам владелец катера… Также в распоряжении новых владельцев оказались и другие плавсредства – у одного из пирсов покачивалось больше десятка парусных лодок разного размера и вида…

«Прислуге, наёмникам и команде катера нами заплачено только до конца этого месяца, — объявил Парсонс. — Потом вы должны либо платить им сами, либо нанять других служащих».

Кроме лодок был и наземный транспорт… Несколько вполне современных для этого времени экипажей и две старинные кареты в неплохом состоянии. В конюшнях стояли и жевали сено больше полусотни верховых и упряжных лошадей.

Само здание… Это было нечто! Для съёмок «Унесённых Ветром» или любой голливудской ленты о «старом добром Юге» другую натуру можно было и не искать. Причём вся мебель, посуда и даже постельное бельё были в полной сохранности…

Получить ТАКОЕ за ту, не очень большую сумму, заплаченную в Нью-Йорке… В результате ознакомительного осмотра все ходили просто в восторге. Кроме Эрка. С каждым новым восторженным вскриком Паладина, Совы или Тигры он всё больше и больше мрачнел. Его бережно выращиваемая и тщательно культивируемая паранойя во весь голос орала и вопила – «ЧТО-ТО НЕ ТАК!!!». Наконец он не выдержал…

— Мистер Парсонс! Вы бы не могли ответить мне ещё на один вопрос… — Капитан, спокойно подойдя к уже было попрощавшемуся и выходящему из дома представителю фирмы, вдруг схватил его за лацканы шикарного белого пиджака и, со всего размаху, стукнул им о стену. — ВО ЧТО МЫ ВЛЯПАЛИСЬ?!

— Эрк… Капитан… Братишка… Ты чего?… — попыталась было остановить его Сова, слегка обалдевшая от такой резкой перемены. Гораздо больше обалдевший Парсонс только беззвучно, как рыба, открывал рот.

— Не спеши с выводами, милая… — остановил её Паладин, тоже уже начавший что-то подозревать. — Давай-ка, лучше, послушаем мистера Парсонса…

— Знаете, дорогой Роберт… — Эрк сопровождал каждое слово очередным ударом о стену. — Я ведь буду выбивать из вас пыль до тех пор, пока вы не расскажете мне всё… Причём расскажете правдиво и без утайки… А если вы, мой милейший Бобби, подохнете в процессе… — Парсонс глядел на него выпученными от ужаса глазами. — Я поеду в Гавану и отловлю там ещё кого-нибудь из ваших коллег… И продолжу это приятное занятие уже с ним… Но вам к тому времени уже будет всё равно…

— Спасите меня… — с трудом выдавил из себя несчастный клерк, заметив Патрика О’Лири, командира охраны, стоявшего за приоткрытой наружной дверью с дымящейся сигарой в зубах. Но наёмник только выпустил изо рта очередную струю дыма. — Он же меня убьёт…

— Вывод правильный… — Эрк, не прекращая своего занятия, повернул голову и кивнул охраннику. Тот слегка поклонился в ответ. — Ответ неверный…

— Я… Я… всё… скажу… — никогда ещё Роберту С. Парсонсу не было так страшно. Внезапному превращению флегматичного бородатого толстяка в берсерка с железной хваткой и ледяным взглядом просто не было места в его предыдущей жизни. — Только… не… бейте… меня…

— Не вздумай мне тут врать… — Капитан отпустил допрашиваемого и, брезгливо поморщившись, отряхнул руки. — Давай, слизняк, выкладывай!

Представитель фирмы медленно сполз по стене на пол. Его голова безвольно моталась из стороны в сторону. На белых штанах расплывалось мокрое пятно.

— Эта гасиенда… — дрожащим голосом заговорил он. — Она из конфискованных… Её бывший владелец сейчас… один из генералов у повстанцев… — нервно сглотнул. — Он поклялся… что заберёт дом обратно… Мы знали… когда взялись продавать… Поэтому выставили лот… в главной конторе… В Нью-Йорке… — посмотрел на Эрка и ещё сильнее вжался в стену. — Но там тоже быстро узнали… Потому и продали… так дёшево… Я не виноват!!

— Ну, вот и всё… — Капитан, крепко ухватив Бобби за воротник, поволок его по полу в сторону двери. — А ты боялся… Мистер О’Лири! — обратился он к охраннику. — Проследите, пожалуйста, чтобы этот господин покинул наши владения. — Капитан в последний раз взглянул на безвольно обвисающее тело. — Вали теперь на фиг отсюда… Дристун хренов… Быстро!!!

Резкий окрик будто стегнул Парсонса электрическим током. Он вскочил и со всех ног помчался к своей коляске. Наёмник хмыкнул и неторопливой походкой двинулся за ним вслед. Эрк всем телом развернулся к остальным:

— Вот так-то… — достал сигарету и закурил…

16.02.1898…там же… (чуть позже)

— Господин Гауптманн, — О’Лири был спокоен и невозмутим. — К сожалению, я обязан доложить крайне вам неприятную новость…

— Какую именно, Патрик? — кто здесь был спокойнее и невозмутимее, охранник или Эрк, понять было совершенно невозможно.

— В ближайшей округе появились бандиты. Сегодня, совсем недавно, они убили и ограбили господина Парсонса, когда он возвращался в Гавану… Прикажете усилить посты?

— Оставляю это на ваше усмотрение, мистер О’Лири. Вы же у нас начальник охраны, не так ли? — Капитан закурил. — Зайдите ко мне завтра с утра, нам с вами нужно будет кое-что обсудить, а пока что можете быть свободны. Спокойной ночи. Выспитесь хорошенько…

— До завтра, господа. Спокойной вам ночи…

— Так. На завтра. — Эрк наклонился вперёд, постукивая ребром ладони по подлокотнику кресла. — Боцман… оцениваешь местные производственные возможности и начинаешь делать пулемётные станки. Они нам очень скоро понадобятся. Образец у тебя есть. Паладин, Миледи… Вы – прямо с утра в Гавану. Собирайте там всю доступную информацию. Нам нужен комплексный анализ ситуации. Я, ещё разок, внимательно пройдусь по всему поместью. На этот раз – вместе с Патриком. Заодно познакомлюсь и с остальными.

— Я это так понимаю, — задумчиво протянул Киборг, — что инструкторский взвод мы себе уже нашли…

— Эрк, — не менее задумчиво добавила Сова, — а когда ты успел поговорить с этим Патриком О’Лири? Я имею в виду – о мальчике Бобби…

— Я с ним об этом не говорил…

— А почему же тогда…

— Потому что… — Капитан расслабленно откинулся в кресле. Его глаза искрились весельем. — Миледи, неужели вы могли подумать, что два наёмника не поймут друг друга без лишних слов?

21.02.1898… Куба, побережье к западу от Матансаса, где-то в скалах… (утро)

Пули с пронзительным визгом рикошетировали от камня, за которым он лежал. Кусок скалы был толстым, надёжным… Покидать такое лежбище не хотелось. Но надо. Серый прикурил длинную сигару и несколько раз с наслаждением затянулся. Потом, хитро улыбнувшись, аккуратно положил дымящий цилиндр на небольшой выступ над головой, а затем, плотно вжимаясь в землю и волоча за собой рюкзак, сдвинулся на несколько метров назад и быстро переполз ещё на пару десятков вправо. Здесь немного ниже был импровизированный бруствер… Зато перед ним рос шикарный куст!

Теперь Серый, пристроив ствол АКМа в развилку его довольно толстого ствола и на ощупь набивая патронами опустевшие рожки, внимательно смотрел вниз. На тропу, по которой, пользуясь тем, что их непонятный одинокий противник сейчас замолчал, укрываясь от стучащих по камням пуль их товарищей, медленно приближалось несколько человек. Изредка они останавливались и тоже стреляли в приметный белый валун, за которым… уже никого не было! Он ещё раз улыбнулся. Над его предыдущей позицией поднималась в небо струйка дыма…

«Если бы я был с той стороны, — весело подумал Серый, — точно решил бы, что «чёртов гринго» устроил себе небольшой перекур… Так и эти… Испанцы… Повстанцы… Просто местные оборванцы… Хрен его знает, кто они такие… А карабкаться-то им ещё до фига… Ну да мне-то от этого не легче… Особенно в том случае, если они не полные идиоты… И кто-то из них, прямо сейчас, идёт в обход…». Он вставил последний патрон, положил на землю наполненный магазин и достал из рюкзака две «лимонки»…

24.02.1898…Швейцария, Цюрих, завод SIG… (утро)

Билли подошел к зданию, которое, за последние несколько дней, уже успело ему изрядно надоесть. Вернее, дело-то было не в самом доме… а в одном из его обитателей. Причём самом главном. Герр Альберт Френкель, управляющий одного из филиалов SIGa, был мастером игры в «…да и нет – не говорить, чёрное и белое – не называть…». Также он очень хорошо умел тянуть резину… кота за лапку… вола за хвост… слона за хобот и был большим специалистом по ответам вопросом на вопрос (хотя, возможно, это уже была чисто национальная черта).

А как хорошо всё начиналось! Благополучно прибыв в Цюрих, Билли обнаружил, что совершенно зря тащил с собой патроны… от самого Бремена. Представительство «MauserWerke» было и здесь. Причём ассортимент предлагаемого оружия был тут значительно лучше, чем в Бремене – уже появились карабины Kar.98! Правда, после визита Билли они со склада исчезли. Все сто штук, которые до того имелись в наличии. Уехали на Кубу – в Гавану, «до востребования»…

С тем, что требовалось для выполнения основной задачи, поначалу он тоже не встретил никаких особых проблем… После демонстрации пулемётов на полигоне все присутствовавшие там SIGовцы, особенно инженеры, были просто в экстазе. И даже с пониманием отнеслись к тому, что Ковбой отказался давать им чертежи до подписания договора. А потом появился (вернее, на полигоне он тоже был, но как-то в тени) герр Френкель и… начал волокиту! Продолжавшуюся до сих пор…

— Доброе утро, герр Либих. Герр Френкель у себя в кабинете? — сегодня Билли уже не рычал вполголоса, как последние несколько дней. Он улыбался. Была причина…

— Нет, герр Коуби. Он совсем недавно прошел в курительную комнату, — ответил секретарь, с которым Ковбой уже успел за эти дни если не подружиться, то, как минимум, вместе выпить пива, ругая при этом на два голоса «чёртова Френкеля». Карл Либих тоже не любил своё непосредственное начальство.

— Что ж… Значит, там я его и найду…

В курилке, кроме Френкеля, который, по меткому определению Карла, напоминал своей внешностью «сушеного кузнечика в деловом костюме», находился ещё один не менее колоритный персонаж. Увидев его, Ковбой едва не выронил на пол только что свёрнутую самокрутку, а следом чуть не уронил челюсть. Сдержался он с большим трудом, вспомнив при этом последний, перед отплытием из Америки, разговор с Капитаном… Иначе чем «гном» стоявшего возле окна господина назвать было нельзя. А как ещё прикажете называть личность ростом метр пятьдесят в шляпе… да к тому же с длинной окладистой бородой, а шириной плеч не уступающую здоровяку Хансену? Вот именно – только «гном» и никак иначе… теперь самое главное – не произносить это определение вслух!

— Доброго вам утра, герр Френкель! — с улыбкой поприветствовал сидевшего в углу управляющего Билли.

— И вам доброго утра, герр Коуби. К моему глубочайшему сожалению, ничем не могу вас обрадовать… — затянул было обычную свою волынку герр Альберт, но тут Ковбой, усевшись в кресло рядом, перебил его…

— Ах, герр Френкель, вы всё о делах, да о делах… — он прикурил, чиркнув спичкой по ногтю большого пальца, и светским тоном продолжил. — Знаете, герр управляющий, я раньше считал, что больше всего воров и бандитов живёт на Западных Территориях, но теперь я уверен – это не так! Когда я приехал в Европу, то убедился – по сравнению с ней, так называемый Дикий Запад – просто мирный и тихий пансион! Только успел я сойти с корабля в Бремене, как меня тут же попытались ограбить! Захотел пройтись по городу – увидел, как грабят моего нынешнего слугу Хансена! А здесь, в Цюрихе?

Билли не давал собеседнику даже малейшего шанса вклиниться в собственный словесный поток. Он был у Миледи не худшим учеником…

— В дом, который я снял для себя и Хансена, вот уже трижды пытались забраться! Первый раз воров спугнул Улаф. Вы же видели Улафа, дорогой герр Френкель – такой может спугнуть кого угодно! Во второй… понимаете ли, герр управляющий, в Америке есть одно правило, к которому я там привык – «Если на вас направляют пистолет – стреляйте! Потом разберётесь…». Полиция опознала убитых и не выдвинула никаких обвинений. И вот, вчера вечером, произошел третий случай. На этот раз мы с Хансеном схватили троих грабителей живыми!

«Гном», явно заинтересовавшись красочным монологом Ковбоя, подошел чуть ближе. Билли это устраивало. Ему были нужны свидетели.

— К сожалению – только троих… из четверки. Их главаря Улаф так неосторожно стукнул кулаком… Ну вы же видели, герр Френкель, какой у него кулак! Таким кулаком можно стену прошибить, а не то, что какому-то вору шею свернуть. Остальные после этого так перепугались, что даже не пытались сопротивляться, когда мы их связывали! И знаете, герр управляющий, что они нам рассказали? Оказывается, их наняли! Для того, чтобы украсть мои чертежи, а если получится, то и сами пулемёты! Нет, вы можете себе такое представить, герр Френкель?!

Френкель мог. Судя по проступившей на его лице мертвенной бледности – ещё и как мог. Управляющий смотрел на Билли, как кролик на удава, но тот не собирался останавливаться на достигнутом.

— К сожалению, они не смогли назвать нам заказчика, — на физиономию Френкеля вернулась жизнь. Ненадолго. После следующих слов он начал напоминать недавно всплывшего утопленника. — Зато сказали, что видели его лицо и смогут опознать! Не знаю, кто этот мерзавец… — тут Ковбой нагло соврал, хотя это уже не имело абсолютно никакого значения, — … но, когда я до него доберусь… Что с вами, герр Френкель? Вам плохо? Вы так побледнели…

— Герру Френкелю ещё пока не плохо, — голос у «гнома» был низкий, гулкий, как из бочки… короче, полностью соответствовал внешности, — но сейчас будет… Альберт Френкель! Вы уволены! Сдайте ключи, печати и документы своему заместителю! И чтобы через неделю вас не было не только в Цюрихе, но и вообще в Кантонах!

Уволенный управляющий напоминал зомби. Недельной давности. Деревянными движениями он поднялся на ноги и, глядя в пустоту остановившимися глазами, вышел за дверь. Билли с нескрываемым интересом смотрел на «гнома», ожидая продолжения. Оно не замедлило. Ему протянули широкую, лопатообразную ладонь.

— Рад с вами познакомиться, герр Коуби. Разрешите представиться – меня зовут Петер Краусберг и, получилось так, что я являюсь одним из директоров Sweizerische Industrie-Gesellschaft. Мы с вами, если вы не имеете возражений, можем сейчас же обсудить ваши условия и, если договоримся, сегодня же подписать все необходимые бумаги…

25.02.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

— Где все?

— Тигра – с механиками. Разбирается с катером. Ну, там – движок перебирает, ещё что-то… Сова – опять умотала в Гавану… Бойцы на стрельбище – жгут патроны…

— Так… понятно… ну и чем же тогда нас может порадовать аналитический отдел? — Эрк, сидевший на веранде гасиенды, окутался клубами ароматного дыма. К сигарам он так и не привык, поэтому теперь курил трубку.

— Ничем… — Киборг присел в кресло у балюстрады, с мрачно-страдальческим выражением лица покосившись по дороге на Эрка, усиленно прикидывающегося паровозом. — По поводу ситуации я могу сказать многое, но это надо именно сказать, потому что напечатать это – нельзя!

— А можно поконкретнее?

— Можно… Когда придёт день «Д» и настанет час «Ч», то наступит полный «П» и мы окажемся глубоко-глубоко в «Ж»!

— Однако ты загнул… — Эрк очень редко наблюдал Киборга в состоянии, которое тот называл «чувство полного офонарения от Вселенной вообще и от данного её участка в частности»… Теперь он откровенно наслаждался зрелищем.

— Это уже не загиб, все загибы у меня закончились ещё пару часов назад… Герр Гауптманн, вот скажите мне, как бывший комсомолец бывшему комсомольцу, что из себя должны представлять местные плантаторы в политико-зоологическом смысле, а?

— То есть?

— Ну, как там… «хищники», «травоядные», «грызуны» и так далее…

— Согласно основам марксизма-ленинизма – хищники, естественно. Капиталисты, эксплуататоры… нехорошие люди, в общем, редиски. А к чему это ты?

— Ответ неправильный! Садитесь, герр Гауптманн… придёте потом на пересдачу! — продолжал ёрничать Киборг. — Хищник в этих сахарных джунглях один – Картель!

— А остальные…

— Ну… англичане ещё сойдут за, допустим, крупных копытных. То есть, когда их кушают, пытаются брыкаться. Остальные – просто овцы… мясо… Жуют себе тростник и жуют… пока не придёт их очередь быть обедом для злого волка!

— Ты не преувеличиваешь?

— Ничуть! Слушай меня внимательно, два раза повторять не буду… ОНИ ДАЖЕ НЕ ПОНИМАЮТ, ЧТО ИХ ЕДЯТ!!! Ты хотел конкретики? Вот тебе конкретика! Уже несколько лет у Картеля, при каждой плантации или заводе, существует так называемая «охрана». Численность в каждом конкретном случае – до бригады. С кавалерией и артиллерией. В то же время кубинские «патриоты-освободители», все эти «генералы» и «полковники» – давно уже прикормлены. Никаких поползновений с этой стороны на собственность Картеля нет и быть не может. Вопрос: «Как используются Картелем данные вооруженные силы?».

— И как же?

— Элементарно, Ватсон! Именно они, эти частные солдатики, и есть ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ!!! В горах и джунглях ошиваются никому не нужные неудачники. Так сказать «создают массовку» и предоставляют тем испанским войсковым частям, которые ещё не вымерли от голода (потому что продукты украли) и болезней (медикаменты тоже украли), возможность изредка потренироваться в пулевой стрельбе. А «охранники», тем временем, занимаются делом – жгут и захватывают плантации и заводы конкурентов Картеля! Причем, в последнее время, жечь стали меньше, а захватывать больше… Выводы сам сделаешь?

Эрк, вертя в пальцах погасшую трубку, смотрел в пространство отсутствующим взглядом… Покосившись на него, Киборг продолжил:

— Таким образом, перед нами – классическая «корпоративная» война. Война за чью-либо независимость здесь и рядом не пробегала… И даже в сторонке не курила… Единственным, более-менее для нас приемлемым, вариантом действий я считаю следующий…

— Стоп! О вариантах – потом… Неужели никто из «неприрученных» плантаторов так и не завел себе такую же «охрану»?

— Я же говорил – англичане… но эти выжидают. Наверное, считают, что Royal Navy, в случае возникновения таковой необходимости, решит все проблемы… А тем временем хотят посмотреть, чем же всё закончится. По границе каждого из английских владений – целая система полевой обороны. Их наемники при этом – сидят по блокгаузам, носа не высовывая за периметр.

— Испанцы?

— Максимум – у каждого есть ЛИЧНАЯ охрана в несколько десятков бойцов… до сотни максимум. У французов, голландцев, немцев, да и у кубинцев тоже, если не считать «патриотов» – ситуация аналогичная… Кстати, о «патриотах», в том числе и о бывшем хозяине «Гавани»… Среди них – только плантаторы. Если и были владельцы сахарных заводов, то… уже давно проданы эти заводы Картелю и бывшие владельцы на вырученные за них деньги пошили себе красивые мундиры «освободительной армии».

— Мда-а-а… Вот и верь после этого в революционную романтику и национально-освободительные движения…

— Вах! Такой большой, а в сказки верит! — рассмеялся Киборг.

— Значит так! — Эрк, заново набивая трубку, был, казалось, полностью поглощен этим занятием. — Мы посовещались, и я решил! Продолжаем разработку ситуации… Особое внимание надо будет обратить на тех самых «неудачников», о которых ты говорил… Как знать, может именно среди «капитанов» и «команданте» найдутся так нужные нам Феди… Ну и на всё, что может показаться тебе СТРАННЫМ… «Мэйн», по крайней мере, не взорвался… Что уже давно наводит меня на некоторые весьма даже интересные мысли…

— Не поделишься?…

— Нечем… пока… сам их точно сформулирую, тогда – пожалуйста. И ещё – до тех пор, пока Валькирия с ребятами не приедет из Мексики, ничего мы окончательно решать не будем…

25.02.1898…Куба, Гавана, «Avenida en el Terraplen»… (вечер)

Осмотревшись вокруг повнимательнее и немного привыкнув к местному климату, Миледи решила, что остров Куба вообще и Гавана в частности её вполне устраивают. Природа – красивая… Ночи – тёмные… Море – тёплое… Люди… ну, люди – они везде, к сожалению, люди. Хотя тут тоже имелись у Гаваны некоторые преимущества… Дураки здесь не выживали. А с человеком, если он, конечно, не полный дурак, всегда можно договориться. Особенно, если договариваться – твоя профессия…

То, что здесь именовалось «высшим обществом» ещё не достигло пока даже современного ему американского уровня циничной подлости (ой, простите, пожалуйста – «здорового прагматизма»). С уровнем, имевшим место быть в начале XXI века (даже в обычном, а не «высшем» обществе) вообще нельзя было сравнивать. К тому же тут, в колониальной столице, любой владелец хоть какой-либо недвижимости автоматически становился «достойным человеком».

Если учитывать данные обстоятельства, становится сразу ясно, что Сова вошла в высший свет города Гаваны так же естественно и легко, как входит хорошо наточенный стилет в неосторожно подставленную почку… Сейчас она, в ожидании очередного приёма (на которых, кроме сбора информации, развлекалась тем, что прикидывала, кого из присутствующих стоило бы прикончить в первую очередь, а кто… пусть живёт), прогуливалась вдоль моря, наслаждаясь тёрпким и солёным ветерком. Все остальные сегодня были заняты на гасиенде и потому, когда сзади кто-то вскрикнул по-русски, это было несколько неожиданно.

— Миледи… Точно… Что б я сдох!!! — Сове голос показался знакомым, но никаких явных положительных воспоминаний не вызвал.

Она обернулась, успев подумать о том, что, если ЭТОТ её знакомый ТАК хочет сдохнуть, может… стоило бы ему в этом помочь? К ней быстро приближались двое в изодранном и грязном тропическом камуфляже. Лиц, на фоне пылающего заката, пока что не различить… Ещё несколько шагов… Айсберг и Викинг.

«Вот только именно этого мне сейчас как раз и не хватало – для полного счастья» – подумала она. — «Точно, где-нибудь поблизости ещё и Нуменорец ошивается. Кранты теперь моему хорошему настроению».

На самом-то деле ничего против подходящих ребят Миледи не имела. Дело было в Нуменорце. Когда-то они дружили… Теперь же она считала эту дружбу одной из самых главных ошибок в своей жизни. Он так не считал. Хотя стоило бы…

— Добрый вечер, Миледи, — по лицу Айсберга было заметно, что его обычная ледяная невозмутимость (за которую он, в сущности, и получил своё прозвище) начала ему изменять. Викинг просто кивнул.

— Добрый вечер… — чем дольше Сова рассматривала ребят, тем больше хотелось ей, при встрече, пришибить Нуменорца. Довести эту вечно спокойную парочку почти что до состояния панической истерики…

— Миледи, вы… вы одна? — Айсберг немного успокоился, но всё ещё мог сорваться в любой момент. — Кобчик говорил, что…

— Кобчика – в тундру… С писецами трепаться… Когда они к нему придут… — она ещё пыталась растормошить их, но всё яснее понимала, что словами – не получится.

— Уже пришли. И к Дэйну – тоже. И к Линде. И к… — Викинг, наконец, заговорил. Его обычный телеграфный стиль в сочетании с остановившимся, почти мёртвым, взглядом отдавался у Совы дрожью во всем теле.

— Стоп!!! — её пронзительный вопль спугнул трёх нищих с перекрёстка, парочку влюблённых из беседки и несколько десятков попугаев с окрестных пальм. — Сейчас! Здесь! Вы! Спокойно! Сядете! На! Скамейку! И! Спокойно! Расскажете! Мне! Всё! ЧТО!!! СЛУЧИЛОСЬ!!!