Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 7, слегка военно-теоретическая, а потом – засадная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+499
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7, слегка военно-теоретическая, а потом – засадная…

«Бывает время спать и – время делать дела, Бывает время заходить на круг, Бывает время вставать и выливать из ствола

Росу, скопившуюся к утру…»

22.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, посёлок Дайкири, вернее то, что от него осталось после нескольких часов артиллерийского обстрела… (вечер)

Генерал Лоутон уже несколько часов матерился как портовый грузчик и офицер, попавшийся ему на глаза, рисковал «получить по полной программе» – и за себя и «за того парня». Повод злиться у генерала был. На самом деле – этих самых поводов у него было множество, но основными были – «Какого чёрта мы всё ещё здесь?!» и «Когда же, наконец, прекратится этот бардак?!». То, что прекратить этот бардак, навести порядок и дать приказ о начале марша, в принципе, должен был ОН САМ – всё-таки командиром высадившейся дивизии был он, генералу в голову не приходило…

Впрочем, два офицера, спокойно беседующих в данный момент недалеко от него, на разбушевавшегося американского генерала – не обращали ровным счётом никакого внимания. В общем-то, правильно – какое им до этого дело? Истинные англичане, они ни в грош не ставили ни Армию САСШ, ни – её (ха-ха!) генералов. А хаос, творящийся на месте высадки – только укреплял их во мнении – «Янки способны только с дикарями сражаться, и то – плохо! Чего же ещё можно от них ожидать?»…

— Что вы скажете об этих позициях, капитан Олдридж? — Джеймс Боттон-Джонс, то есть – лорд Джеймс Боттон-Джонс, барон Боттон – полковник Армии Её Величества, королевы Виктории, задал этот вопрос, небрежно похлопывая по ноге стеком. Лорд, с конца апреля назначенный военным наблюдателем в армию САСШ, теперь, с 10 июня, был в этой армии «Представителем Союзника», или… как бы это поточнее выразить… «Командующий Союзными Войсками» – вот так, наверное…

— Испанцы – хорошо поработали, сэр, — ответил непосредственный командир этих самых «союзных войск»… одной роты Эссекского полка, до недавних пор – стоявшей гарнизоном в Кингстоне. Капитану Уильяму Олдриджу было уже за сорок, повышение ему не светило… и поэтому он – спокойно достал из кармана сигару, закурил, а только потом продолжил. — Я думаю, сэр, что они ушли отсюда – совсем не из-за кубинцев… и не из-за десанта. Будь я на их месте то, два дня наблюдая за флотом – я тоже, посчитав количество кораблей, решил бы, что где-нибудь… подальше от берега – у меня будет больше шансов, сэр. Слишком уж там… много орудий.

— Это понятно, Олдридж… я – поступил бы так же… — Боттон-Джонс привычно потерев шрам, рассекший его левую бровь, криво улыбнулся, перехватив удивлённый взгляд капитана. — Когда-то мне очень… наглядно пояснили, что солдат нужно беречь. Я знаю, какие именно слухи обо мне ходят, капитан…

— Не понимаю, о чём вы, сэр… — Уильям попытался изобразить непонимание, но у него… не очень-то и получилось убедительно сделать это.

— Всё вы понимаете, капитан… я читал ваш послужной список – ведь до перевода в Вест-Индию вы служили в Капской Колонии, не так ли? Значит, должны знать… ТУ историю… так вот, не вдаваясь в подробности… и не называя имён – с тех пор кое-что изменилось. В конце концов, вы можете в это не верить, но… лорды правят Британской Империей так долго – ещё и потому, что умеют учиться на ошибках. В том числе – и на своих собственных. Особенно если им на них… вовремя указать. Я не… оправдываюсь, Олдридж. Просто… имейте это в виду – вот и всё. Кстати, а вопрос я задавал – именно про сами укрепления, а не про то, почему их оставили…

— Укрепления… они, как бы это точнее сказать, — капитан, слегка ошеломлённый речью полковника (о котором он действительно – слышал кое-что… не очень приятное для Боттон-Джонса), не сразу собрался с мыслями, — они… немного странные, сэр. При всём том, что сделаны эти люнеты или… не совсем люнеты, я, честно говоря, не могу подобрать точного названия этим укреплениям, сэр, очень тщательно – создаётся такое впечатление, что их строили… как бы НАПОКАЗ…

— Погодите-ка, Олдридж… Что значит – «не совсем люнеты»? Я присутствовал на встрече генерала Шафтера с командиром местных… патриотов, а он описывал – как раз систему люнетов и заграждений… Он ошибся?

— Если вы не возражаете, сэр, — капитан указал рукой в сторону леса, — я хотел бы предложить вам пройти со мной. Там есть участок, почти не тронутый артиллерией… и мне было бы проще – показать вам на месте…

— Ну что ж, вы меня… заинтриговали. Идёмте, Олдридж – посмотрим на эти ваши «странные укрепления». Всё равно, в ближайшее время, — бросив небрежный взгляд на Лоутона, который орал на очередного подчинённого, полковник брезгливо передёрнул плечами, — здесь нам с вами делать нечего… Наши «доблестные союзники» провозятся ещё не меньше двух… а то и трёх часов!

22.06.1898…там же… (чуть позже)

Боттон-Джонс внимательно осматривал позицию, к которой его привёл Олдридж (ротный опорный пункт… и почти не тронутый артиллерией – несколько воронок не в счёт) и слушал пояснения капитана, а тот – кое в чём уже разобрался…

— Я тоже, когда в первый раз увидел это, то рассмеялся, сэр… Ни одного прямого люнета… и вообще нет ни одной длинной прямой линии! Ну, просто… как будто здесь змея проползла или пьяный прошел… но вот потом – рассмотрел повнимательней… и у меня почему-то пропало желание смеяться, сэр. Видите, как всё это аккуратно сделано? Стенки этих… траншей, наверное – укреплены фашинами, на дне – решетки… чтобы и в дождь под ногами сухо было и, вот – видите? Даже специальные подставки сделаны, чтобы удобнее выбираться. Нет, тут совсем не неумехи работали, сэр, а, значит – знали, что делали! Подумал немного и, кажется – понял, почему так… Разрешите, я лучше вам это покажу, сэр… — Олдридж, дождавшись кивка полковника, махнул рукой стоящей в отдалении группе солдат из своей роты. — Стивенс, вместе со своими – ко мне! Дай-ка сюда свою винтовку, капрал, ну а все остальные пусть спустятся вниз и займут позиции для стрельбы… Противник будет атаковать из леса… Выполнять!

Пока солдаты готовились «отражать атаку» он, вместе с Боттон-Джонсом, отошел на фланг позиции и, немного подождав – продолжил пояснения:

— Сэр, главная опасность для пехоты в обычном полевом укреплении – противник зашел с фланга, и теперь – простреливает его вдоль… Мы сейчас как раз на фланге, сэр, прошу вас, — капитан протянул полковнику «ли-метфорд», — попробуйте… подстрелить любого из солдат Стивенса! Представьте, что они противник…

Боттон-Джонс, взявший в руки винтовку, тут же машинально вскинул её к плечу, но сразу опустил и – в изумлении посмотрел на Олдриджа. Тот кивнул, улыбнулся и… приглашающе повёл рукой в сторону занятого укрепления…

— Да вы что, капитан Олдридж, совсем с ума сошли?!

— Нет, сэр, просто… у вас это не получится. Как только вы прицелитесь в кого-то из них – он… просто сделает шаг в сторону и – скроется за поворотом траншеи. Прошу вас, пожалуйста – хотя бы прицельтесь. Вы видите, сэр?

— Дьявольщина! Вы правы, капитан, — полковник, опять вскинув винтовку, теперь переводил прицел с одного солдата на другого, но тем – действительно, хватало одного шага, чтобы в них… уже невозможно было попасть! Он опустил оружие и повернулся к собеседнику. — Скажите мне, Олдридж, ведь солдаты капрала Стивенса тренировались в этом… упражнении – пока вы мне… докладывали?

— Да, сэр, но… начали они свои тренировки – только здесь… примерно час назад. В сущности – именно Стивенс и навёл меня на эту мысль – «сделать шаг в сторону» и всё. Странно, что никто раньше до такого не додумался… впрочем, это неважно. Важно то, что эти вот укрепления – построил человек умный и… хитрый. Очень хитрый, сэр! Я прошелся по всем испанским позициям… Кроме того, что обходить эти укрепления с фланга бессмысленно… кстати, и с тыла – тоже, они все годятся для круговой обороны а любое из них прикрывают два других, перед всей линией обороны сделано множество различных ловушек – от простых веревок, о которые очень просто споткнуться, потому что они натянуты невысоко над землёй – до волчьих ям с кольями, сэр! Я уже приказал всем солдатам быть чрезвычайно осторожными…

— Интересно… это – очень интересно, капитан… — Боттон-Джонс, вернув винтовку капралу, неторопливо прошелся вдоль окопа, задумчиво его разглядывая. — Значит, вы считаете, что у испанцев есть… «кто-то очень умный и очень хитрый». Как вы думаете, Олдридж, а что этот человек – делает сейчас?

— Не знаю, сэр, но… ничего хорошего нам от него ждать не приходится! Кстати, я бы на его месте – готовил для высадившихся войск какую-нибудь ловушку. Учитывая, сэр, что генерал Лоутон хочет идти ночью…

— Я согласен с вами, капитан… ловушки, судя по всему – его… любимый стиль. К тому же, действительно – ночной марш… и знаете, я думаю – одной ловушкой здесь не обойдётся! Я попытаюсь объяснить это нашим… союзникам, но – вряд ли генерал меня послушает, хотя я всё равно попробую его… переубедить. Прикажите разбивать лагерь, Олдридж, мы – в любом случае остаёмся сегодня здесь и никуда не пойдём… Да, и ещё одно, капитан – обязательно выставьте двойные караулы!

22.06.1898…там же… (ещё немного позже)

Предсказание Боттон-Джонса, кстати, исполнилось в точности – дивизия генерала Лоутона двинулась в путь только через два часа… когда уже окончательно стемнело. А точнее – двинулись её передовые подразделения, а основная масса войск «провозилась» ещё не меньше часа. Британцы наблюдали за всем этим – с невысокого пригорка чуть в стороне от дороги, а солдаты Олдриджа, заняв тот самый «почти нетронутый» участок испанских укреплений и выставив караулы, готовились ко сну. Глядя на удаляющуюся нестройную колонну, которая – освещала себе дорогу множеством факелов, полковник криво улыбался, вспоминая те слова, что небрежно бросил в его сторону командующий американским авангардом – «Если вы, милорд, ваши офицеры и солдаты так… боитесь ночных переходов, то… можете оставаться здесь – сколько захотите. Надо же кому-то охранять выгруженные запасы – пока остальные будут сражаться… и ваша рота вполне для этого подходит… она позволит поучаствовать в бою большему количеству храбрых американских парней!». Для той же цели в посёлке Дайкири, вернее – в его развалинах и вокруг них был оставлен ещё и батальон волонтёров, но в отличие от англичан – эти расположились, где попало и как попало – о дисциплине все они имели весьма смутное представление, а уж о караульной службе – вообще практически никакого…

— Как вы думаете, Олдридж… — Боттон-Джонс всё ещё улыбался, — найдётся хоть кто-нибудь, кто скажет генералу Лоутону… какой он, в сущности, дурак?

— Я считаю, что испанцы вполне с этим справятся, сэр, — капитан тоже улыбнулся и, небрежно махнув рукой в сторону уходящей колонны, добавил. — Вот только поймёт ли господин генерал то, что они ему скажут… или – просто разозлится?

— Не знаю, но… мне почему-то жалко его подчинённых, Уильям…

— Мне тоже, сэр… надеюсь, хоть они сумеют понять разницу между испанцами и индейцами… если, конечно, успеют, сэр. С таким-то командующим…

22.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, возле селения Демайябо… (ночь)

— Как здесь всё запущено, — протянула Валькирия. — Ты знаешь, Крис – по-моему, ваши драгоценные ночные прицелы сегодня – не так уж и нужны… с такой подсветкой-то. Такое впечатление, что они уже в Сантьяго – настоящий карнавал устроили…

— Скорее уж – факельное шествие, но… ты не совсем права, — австралиец покачал головой. — Я привык к тому, что противник – не дурак и когда в них полетят пули, они обязательно погасят… эту красивую иллюминацию. И с «подсветкой» – всё…

— Это-то понятно… но вот ДО того – «ночники» будут только мешать. Да и к тому же… я не уверена, что они – успеют вовремя погасить ВСЕ свои факелы! А что, если… ха! Крис, пусть половина твоих – стреляет не по офицерам, а по факельщикам… чтобы они поняли… «факел – это смерть»! Нет, не половина – пусть по ним стреляют все! Всё равно в том хаосе, который там будет, офицеров вы сможете засечь только случайно! В том случае, если заметите кого-то из них, конечно – очередная пуля ему… Но факелы – в первую очередь! Пусть пугаются, бросают и… идут дальше без них!

— Я понял, Лейт… нам действительно нужно не «выбить офицеров», а просто всех их задержать… и отсутствие света – задержит колонну лучше, чем несколько убитых в авангарде командиров… Принято. Ты сейчас куда, то есть – с кем?

— С «джексонами» – в Демайябо… среди твоих «профи» мне делать нечего – разве что зарабатывать себе… стойкий комплекс неполноценности… — Валькирия взлетела в седло и махнула рукой. — Всё, до встречи – место сбора знаешь!

— Вот сумасшедшая… тьфу ты – баба с дедовской винтовкой, а туда же… — Клаас, бур, постоянный напарник Криса – смачно плюнул на землю…

— Эта «баба» перережет тебе глотку, чёртов расист – а ты этого даже не заметишь! Пошли, они уже близко… а нам ещё надо успеть на лёжку.

— Ну-ка, постой, сын кенгуру! Как это – не замечу?!

— Клаас, заруби на своём бурском носу, что эту, как ты сказал – «сумасшедшую бабу», раньше звали – Лейтенант Табити… сообразил?

— Ты серьёзно, Крис? Да нет, с ТАКИМ бы ты не шутил… — Клаас споткнувшись, тихо выругался… правда, почему-то совсем не по поводу того, что чуть было не упал. — А la Mиre de Diable sous la queue une telle nouvelles!

«Если ругается по-французски, значит – поверил и… обалдел. А уж как я обалдел, когда узнал, кто она на самом деле…», — подумал австралиец, укладываясь на заранее и тщательно подготовленную позицию. — «Я-то сначала не поверил, пока не подтвердила Катрин… Стоп! Отбой! Скоро начнётся работа…».

22.06.1898…там же… (чуть позже)

Огненная змея вызывала в памяти… нечто знакомое, но не лично, а как будто – с полотна киноэкрана. Старая черно-белая пленка и – бравурные марши «победителей»… «высшей расы»… ублюдков в коричневой и чёрной форме… — «Как в тире – стрелять… чуть ниже огня… в фитиль… Прямо в голову несущего факел!!!», — но тогда это было невозможно, хотя просто зашкаливало от этих огней и так же фанатично горящих глаз. — «Жаль, что вы – не немцы… не ТЕ САМЫЕ немцы. Хотя… у вас пока тоже неплохо получается. Пока. А конец вашей истории – пропишем мы! Как… делали это всегда. Не обижайтесь…». — Первый залп. Всегда внезапный, хоть и ждешь его и сама стреляешь, но… адреналин бьет в виски, а ты передергиваешь затвор, — «Может… стоило всё-таки взять СВД? Нет, уже привыкла к этой…», — и стреляешь… стреляешь…

У каждой змеи – есть голова. А на ней – есть нос. Что будет, если змею – стукнуть по самому кончику носа? Неприятно, ведь, правда? Змея тут же остановится, откинется назад, поднимется повыше и попытается укусить обидчика. А если вот так же ударить… колонну солдат? Армия – не змея, и она не сможет быстро остановиться… подняться и раздуть капюшон! Голове колонны не отвернуть от прямого залпа, и… начинается хаос! Те, кто идёт сзади, напирают… Они – пока не поняли, что же там, впереди, случилось. Передние пытаются бежать… или атаковать, но… Те, кто бежит – мешают храбрецам… а атакующие – трусам! Этот хаос ненадолго – рано или поздно кто-нибудь из командиров наведёт порядок, но со стороны… очень интересное зрелище! Если ты – не идёшь в этой самой в колонне… Особенно – в тех самых передних рядах!

«Выстрел. Выстрел. Сменить обойму… Чёрт!»… — Откуда-то сзади вырываются всадники. — «Вашу мать! Куда вас несёт?!». — Сектор обстрела перекрыт. — «Да чем они думают, идиоты! Сейчас же всех постреляют нахрен!». — Стрельба стихла, но внезапно по ушам ударили взрывы. — «Чертовы «смертники»! Да какого ж лешего!!!». — Остается только ругаться, потому что стрелять уже нельзя – впереди мелькают, будто вытканные из мрака силуэты… на фоне уже редких факелов это даже красиво…

— Сеньора, быстрее! — Всадник наклоняется с седла и протягивает руку.

На раздумья – времени нет. Рывок… Быстрее! Во весь опор! За спиной удаляются крики и выстрелы… — «Это задержит их… минимум на час. А может, и дольше – если они вздумают… ещё и эту деревушку штурмовать. Давно уже пустую. Надеюсь, Крис и его ребята – успели самых «умных» поотстреливать!»…

23.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, на берегу реки Хурагуа, примерно на полпути между Дайкири и Сибонеем, участок дороги от гасиенды «Хурагуа» до брода через реку и заросли на другом берегу… (ночь, незадолго до рассвета)

— Жаль, что они так рано… могли бы и ещё часок где-нибудь проторчать, — Билли с широкой улыбкой повернулся к капитану Стэнфорду. — Было бы виднее…

— Да ладно вам, сэр… и так неплохо, — тоже улыбнулся тот. — Да к тому же… они поснимали свои мундиры – интересно, зачем? Я вам скажу, что… целиться в полутьме по белым рубахам – одно удовольствие, сэр! А вот то, что сегодня концерт начинают не мои ребята… действительно, жаль. Они так долго ждали этого момента…

— «Пострелять по янки…», вы – это имеете в виду? — Ковбой тихо рассмеялся. — Я думаю, что теперь – случаев проделать это у них будет предостаточно…

— Я тоже на это надеюсь, сэр… что-то они – еле тащатся… странно, ведь дождя-то сегодня – не было, дорога высохла… Да они – вообще остановились!

— Кажется, наши стрелки – научили их осторожности… или напугали до паралича в ногах… Нет, опять двинулись… значит – недостаточно напугали…

— Что ж, теперь – наша очередь… учить их, сэр. Мои ребята и их «машинки» дают неплохие уроки, правда, плодами… обучения могут потом воспользоваться – далеко не все ученики. Чёрт побери… снова остановились… кстати, вы заметили, сэр… в отличие от того, что сообщила миссис Лейт, у них нет ни одного факела…

— Ну, значит, кое-какие уроки янки всё-таки усвоили… один – так точно. Правда, боюсь, такая… старательность им – ну нисколько не поможет…

— Это точно, сэр… особенно, учитывая, что нам-то – особо стараться не надо, ещё вчера вечером… пристрелялись… ага… пошли наконец-то…

— Судя по всему, это – была их последняя остановка…

Билли был прав – передовой дозор американцев уже подходил к реке… Брод был отмечен вешками, а на берегу вообще – высокими столбами, так что – не перепутаешь, но как только первый солдат осторожно подошел к воде… почти, что у него из-под ног в небо – взлетела сигнальная ракета! Та самая – «три зелёных свистка»…

И густые заросли – на берегу, противоположном от дороги, по которой двигалась колонна – буквально взорвались пулемётным огнём. В грохоте восьми MG34х, такого же количества их «местных братьев» – SIG UMG, менее частом – шестнадцати ПКМов и гораздо более громком – четырёх «Утёсов», потерялись хлопки РГ40х, но… результат их «работы» уж никак нельзя было не заметить – на дороге и, частично – НАД дорогой, расцвели яркие цветы взрывов. (Двадцать четыре гранатомётчика роты Стэнфорда тоже не забыли вчера пристреляться… как по дальности, так и по длине шнура!) И не важно, что в огневую ловушку попал только авангард дивизии Лоутона – никто и не стремился уничтожить её ВСЮ… зато вот солдатам авангарда, судя по тому, с какой скоростью и, главное, СКОЛЬКО их, сломя голову и совсем не глядя под ноги, вломилось в заросли на «своей» обочине – хватило по уши! Но, вообще-то… под ноги желательно смотреть всегда. Особенно, если среди ваших противников есть не только дисциплинированный капитан Стэнфорд… или даже «пулемётный фанат» Янош, но и – Гердан… у которого весьма специфические (сапёрные) навыки, не менее специфическое чувство юмора… и большой опыт изготовления «сюрпризов» из чего угодно – включая снаряды различных калибров. («Ну, я же говорил, что они – не отличат этого от артобстрела!») И – взрывы загремели снова… а под их аккомпанемент – отстрелявшие по ленте пулемётчики и все остальные участники «Fiery Show» покидали окопы и по опять-таки – заранее, ещё с вечера, отмеченным тропинкам выходили на дорогу… Когда там собрались все бойцы Стэнфорда и Яноша (Гердана и его сапёров ждать не стали – у них было своё задание), то, получившаяся в результате небольшая колонна – примерно двести человек, тяжело, но не слишком, нагруженных оружием и боеприпасами – не очень-то быстро (а, судя по всему, спешить им пока было особо некуда) двинулась к железной дороге… и к другим отрядам, которые пока ещё активно не участвовали в «тёплой встрече»…

Ковбой, вместе с Хансеном (как выяснилось – этот норвежец напоминал викингов не только силой – подраться он тоже любил…), отходил последним и, обернувшись на ходу, заметил (правда, зная – КУДА ИМЕННО смотреть!), что-то вроде… светлячков, двигающихся невысоко над дорогой. Билли коротко и зло рассмеялся – это были вовсе не «светлячки», а «наголовники» людей из команды Гердана… за спиной отступающих они – вставляли взрыватели в заранее заложенные на дороге мины…

23.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, железнодорожный переезд… (утро)

— У меня есть две новости… — Анджею, судя по всему, хотелось то ли засмеяться, то ли заматериться, — и, как всегда, одна – хорошая, а вот другая… Короче – Мангуст и его группа… перестарались. Они так хорошо имитировали испанцев из Дайкири… и их «паническое отступление», что «патриоты»… тоже перестарались… увлеклись… и – со всего размаху влетели прямо в укрепления Ла Касимы! Лбом об стенку – хрясь! Только вот разбитого лба «генералу» Диметрио Кастильо почему-то показалось мало…

— И теперь его отряд штурмует Ла Касиму… что там у него – «бригада», кажется? Два «полка»? — Билли невозмутимо пожал плечами и добавил – Вообще-то и «у нас» Ла Касиму тоже сначала атаковали «патриоты», так что – какая же это новость?

— «У нас» там был один «полк» из его «бригады»… а не все три! Кстати – именно три, а не два, как «у нас». Примерно – две с половиной тысячи бойцов. Под Ла Касимой сейчас – ОЧЕНЬ жарко, а у нас там все запасы. И мы до них не доберёмся…

— Чёрт! Про это я не подумал… — Ковбой оглядел временный бивак отдыхающих после перехода бойцов Стэнфорда и Яноша и опять повернулся к поляку. — В принципе у нас пока хватает и патронов и «стаканов»… ребята не слишком потратились. Кстати, об испанцах – они вроде тоже не должны были много стрелять – значит, и у них хватит патронов… Или тут у вас был бой? Да, и какая новость – «хорошая»?

— Нет, особого боя не было… полусотня «патриотов» в Хурагуасито… Баррахес и его солдаты «сняли их с доски» даже не вспотев, — Анджей улыбнулся. — Знаешь, а ведь общение с вами и… вашими методами для него, как я понял – даром не прошло! Когда два десятка повстанцев в этом бою подняли руки – Диего Мануэль их потом построил, осмотрел, пару раз дал по морде и… поставил в строй. Оружия капитан им, конечно, не дал, — покачал он головой, заметив удивлённый взгляд Билли, — а приставил к каждому по своему бойцу и назначил носильщиками, но, всё равно – симптомы налицо! А насчёт хорошей новости… мы тут, на этом переезде – поезд нашли.

— Погоди-ка, это как – «поезд нашли»? Какой поезд?!

— На узкоколейке. Паровоз, пять платформ и девять… вагонеток, наверное – такие себе здоровенные «ванны» с рудой… даже машиниста обнаружили! Правда, пьяный он был – в сосиску! Но уже, вроде бы, очухался, кажется… Вот только, чем это может нам помочь – не знаю. Была идея проехаться на нём до Васкеса, или хотя бы – до Фирмезы, но вряд ли мы все в этот поезд влезем… да и толку?

— Ничего, на потом пригодится – хрен его знает, что там Брюс с Куртом в Васкесе найдут, а так – паровоз у нас уже есть и даже с платформами. Да, кстати, какой участок дороги пристрелял Стефан? И где сейчас поезд?

— Чёрт, а ведь – точно! Билли, когда ваши немного отдохнут – сразу двигайтесь на Хурагуасито, потому что сейчас вы – как раз на пристрелянном участке! А поезд мы в сторону Фирмезы отогнали… вон и дымок…

— Ага, понял… и уже увидел… — Ковбой задумчиво посмотрел на переезд и вдруг щёлкнул пальцами. — Слушай, есть мысль! Пока штатовцы возятся с минами Гердана, а мы ещё здесь – пригнать сюда эти самые «ванны», которые с рудой и – перевернуть их! Высыпать из них всё прямо на дорогу!

— Это в смысле – пускай повозятся?

— А пока они будут завалы разгребать – тут-то их Стефан и накроет! Блин, а жаль, что Гердана здесь сейчас нет! Тогда бы мы ещё и вагоны на дорогу уронили… и рельсы подорвали. Чтобы им работы побольше было…

— Если есть взрывчатка – и без него обойдёмся! — Анджей явно увлёкся идеей. Как поговаривали – он любил делать… «пакости». Особенно – противнику. — Я и мои парни тоже сможем это проделать – вагоны уронить и рельсы подорвать… Хотя, конечно – не так красиво, как подрывники Гердана, но сделаем…

— Улаф, пригласи-ка сюда капитана Стэнфорда и командира Яноша, — «озадачив» слугу (или телохранителя… или уже – напарника… он и сам не знал, кем же сейчас для него является Хансен), Билли хлопнул поляка по плечу. — Да у нас этой взрывчатки – до той самой матери! Гранатомётчики взяли двойной боекомплект, а в каждом «стакане» – динамитная шашка… сразу со шнуром! Так что – быстро вызывай поезд, времени у нас не так уж и много… — Анджей кивнул и, достав рацию, что-то сказал в неё по-польски, а Ковбой повернулся к подходившим офицерам. — Джеймс, Янош – отдых окончен, так что – поднимайте людей, но пока – прикажите им просто перейти на ту сторону путей. Сейчас сюда подойдёт грузовой состав… и мы начнём усложнять американцам жизнь! Капитан Стэнфорд, нам – понадобятся «стаканы». Сколько – скажет командир Анджей, но надеюсь – не все, что есть… Да, кстати, Анджей – вагоны можно и не опрокидывать, а взорвать рельсы прямо под ними, по-моему – будет не хуже…

— Посмотрим, когда поезд придёт… может, так и сделаем, — ответил тот. — А всё-таки, что будем делать с «генералом» Кастильо и его «бригадой»?

— Погоди немного. Мухи – отдельно, котлеты – отдельно. «Бьём морды в порядке живой очереди!» Сейчас – очередь янки. Ну а «патриоты» под Ла Касимой… когда все соберёмся в Хурагуасито, вместе и решим – что нам с ними сделать…

23.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, посёлок Хурагуасито… (день)

«Ну, Капитан, спасибо, когда я вернусь на базу – обязательно тебя отблагодарю… рукояткой между глаз! Хотя, с другой стороны – сам виноват, когда Эрк назначал тебя «Старшим в этой банде из «наших», «почти наших» и «не совсем наших»… должность скорее посредника… или игротехника!» – нечего было соглашаться! Поверил, блин, на свою голову, что – «В принципе, командовать ты будешь чисто формально…». Правда, до недавнего времени это так и было, но… стоило планам пойти наперекосяк – как это с ними обычно и бывает – сразу же выяснилось, что… почему-то «чисто формальным» моё командование считаю – исключительно я сам! Но вот все остальные – причём, они-то, в отличие от меня – действительно опытные боевые командиры – относятся к этому совершенно серьёзно! Ладно, в конце концов – «А кому легко?!»… и к тому же «кто-то вроде посредника» здесь – точно нужен! Чёрт, пора вмешаться! Баррахес, Анджей, да и Стефан – тоже, уже за пистолеты схватились!»… — Билли решил, что, — «План – «Как именно я отомщу Капитану – за такую, блин, должность!» – можно обдумать потом – в более подходящей для этого обстановке…», — и спокойно произнёс:

— Джентльмены, пожалуйста, держите руки подальше от оружия… ведь всё равно, первым – выстрелю я… Кто-то из вас – сомневается, что я попаду?

Испанец и поляк в этом явно не сомневались, потому что сразу же вытянули руки перед собой и дружно сделали шаг назад, а чех Стефан… засмеялся и выложил на стол большой пистолет. Ковбой хмыкнул. Он сразу же опознал это «оружие» – «ударный маркер», причём – очень хороший, «профессиональный». Такими часто пользуются охранники… и не убьёшь кого-то «не того» и выведешь нападающего из строя, а если тот всё-таки сбежит, то помеченный ОЧЕНЬ плохо смывающейся краской. — «Зачем, интересно, он взял его с собой, может – как память о чём-то?»…

— Вот и отлично. А теперь, пожалуйста, объясните мне, господа офицеры, — таким же спокойным тоном продолжил Билли, а потом – внезапно заорал. — Какого чёрта, вам что – пострелять захотелось?!! Ну, так прогуляйтесь к переезду – там мишеней на всех хватит!!! Совсем как дети малые, честное слово, — последние слова он снова произнёс спокойно, даже задумчиво… и мысленно поблагодарил Миледи – оба спорщика стояли ошеломленные такими резкими перепадами. Теперь стоило «дожать». — Самое смешное в том, джентльмены, что вы оба правы… Прав капитан Баррахес, который говорит, что мы должны атаковать Кастильо… прав и командир Анджей, когда предлагает не делать этого – прямо сейчас… и вы оба – отлично это знаете!

— Да ладно, командир, всё нормально, — сказал чех. — Они просто… погорячились. Завелись – бывает. На самом деле, это случилось потому, что каждый из них считает… заняться самим «генералом» Кастильо должен именно его отряд… — Стефан откинулся спиной на стену и улыбнулся. — Вот только… вам не повезло, парни! Обоим не повезло. Его прикончит кое-кто другой… Сеньор Баррахес просто не в курсе, но… Анджей! Ты же слушал Карлоса! Что там было… про штабы?

— Чёрт! Точно… — Анджей хлопнул себя ладонью по лбу и рассмеялся. — Прошу у вас прощения, капитан… я погорячился. К тому же, действительно… ни одному из нас он не достанется! Как только начнётся атака – с ним покончат!

— Вы меня тоже извините, сеньор… Значит, этот… сеньор Карлос обещал, — сразу сообразил, что к чему Диего Мануэль, — что если мы атакуем – к Диметрио Кастильо, как это говорится… «неожиданно придёт в гости толстый полярный лис»?

Ковбой улыбнулся. Услышать это выражение от капитана Баррахеса он – никак не ожидал! Хотя… ну чему же тут удивляться-то? С кем поведёшься…

— Именно так это и говорится, — кивнул он и понял, что совещание придётся вести всё-таки ему. — С «генералом» Кастильо понятно, но для остальных «патриотов» – этим «толстым полярным лисом» будем мы с вами! Господа офицеры, я вижу это примерно так… и очень прошу вас, если увидите ошибку в моих рассуждениях, то – поправляйте сразу! Атакуем незадолго до заката. Участвуют все, кроме Стефана… использовать его артиллеристов как пехоту – глупость, а все мины он высыпал на американцев. И очень хорошо высыпал! Они не решились идти дальше по дороге, а потащились в Сибоней по трассе узкоколейки. Далее… — Билли обвёл взглядом офицеров. — «Чёрт! А ведь они же действительно считают меня командиром! Вот влип… Эрк, ты – сволочь!!!», — подумал он и продолжил. — Анджей займётся штабом, чтобы никто не заменил нашего дорогого сеньора Деметрио. Мангуст с частью своих бойцов пойдёт с ним, остальные его ребята будут проводниками… для ударных групп. Таких групп будет… восемь. В каждой – по взводу испанских стрелков, по четыре пулемёта и по три гранатомёта. «Утёсы» в атаку не берём – оставим для охраны паровоза и платформ, вместе с бойцами Стефана. У нас есть раненые… к счастью – немного. Их, вместе с тем, что не нужно в бою – грузим на те же платформы… в Хурагуасито – не должно остаться никого и ничего! Нам пока что везёт, но как только янки… немного придут в себя, то они – обязательно вышлют сюда разведку. Зная их… привычки, а также – учитывая вчерашние и сегодняшние события, я думаю, что численность её будет – не меньше полка! Вопросы или замечания по этой схеме будут? Если нет – за работу, джентльмены! Времени у нас мало…

23.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, в зарослях между посёлками Сибоней и Севилья, недалеко от фермы Ла Касима… (поздний вечер)

Вообще-то у «патриотов», атаковавших Ла Касиму, и так было немного шансов – укрепления там хорошие, а особого перевеса в силах нет… теперь – не осталось совсем. Кто-то так и оставшийся неизвестным (ничего странного – профессия такая) всадил две пули в голову их командиру – «генералу» Диметрио Кастильо… причём сделал это как раз в тот момент, когда в охрану штаба повстанческой «бригады» тоже полетели пули и гранаты. Нападающие – не жалели ни того ни другого и, хотя было их – всего-то чуть больше сотни, но… что могли «патриоты», в основном – бывшие пеоны (да даже – и бывшие гасиендейро!) противопоставить профессиональным солдатам? Наёмники XXI века, прошедшие не одну «тамошнюю» войну – быстро покончили как с охраной, так и с самим штабом, а потом – в небо взлетела сигнальная ракета и в спину штурмующим укрепления повстанцам ударили винтовки, пулемёты и гранатомёты…

Да, всё правильно – «ударили в спину»… а вы как хотели? В конце-то концов, это война, а не дуэль! А там «удар в спину» называется немного по-другому… «прозевали противника в собственном тылу». Разницу видите? Не «мы ударили», а «вы прозевали». Вот так-то! А тем, кто… «прозевал» – на войне приготовлено очень уютное место. Ага, то самое, которое немного ниже уровня земли. Это если их вообще похоронят. Не всем так повезёт. На войне не всегда и не у всех есть время на похороны…